Производители дверей мдф - ламинированные двери от производителя input-doors.ru.


 ГАРМОНИЯ МЫСЛИ И СЛОВА

По заведенному порядку тексты всех выступлений Нурсултана Абишевича, включая черновика, оригиналы и копии, хранятся в Канцелярии Президента. На каждый из них заведена отдельная папка. Изучая их, можно оживить в памяти все важные события в жизни Страны и проследить нашу недавнюю историю.

 

Да что там говорить: даже по внешнему виду документов и бумаг Главы государства можно наглядно увидеть, как менялась наша жизнь. Например, абсолютное большинство текстов, датируемых началом 1990-х, набрано на печатной, теперь уже архаичной, машинке на обыкновенной и довольно скромной писчей бумаге советских ГОСТов. В дальнейшем прослеживается плавный переход на компьютерный набор с совершенствованием программного обеспечения! - от простого к сложному. Улучшается постепенно и качество бумаги. Наконец, формируется современный стандарт, когда речи Главы государства стали печататься на специальных Президентских бланках из высококачественной бумаги. По технике обработки волокна и писчей поверхности бумага эта сродни банкнотам: есть на ней и Президентский штандарт, и заметные на просвет «водяные знаки», и степени защиты от подделок.
 
На каждой из этих бумаг — печать быстротечного времени. И каждая из них словно одномоментный срез молодого древа нашей новейшей истории. Сложить их воедино — и получится что-то вроде «кардиограммы» нашего общественно-политического организма, на которой, начиная с нулевой точки смутного начала, линия жизни постепенно раскачивает свой ритм, дыхание, динамику и, наконец, обретает полнокровную здоровую амплитуду.
 
Так, если в самых ранних текстах докладов и выступлений центральное место занимают проблемы неплатежей и вынужденной практики взаимозачетов, то в текстах последующего периода уже намечается обнадеживающая статистика. Начинает отмечаться выплата задолженностей по зарплатам и пенсиям, констатируются факты нормализации работы предприятий, повышается активность людей, уходящих от государственного патернализма...
 
Но присутствует во всех этих текстах одна сквозная, неизменная и основополагающая характеристика. Это — постоянная, неослабная и высочайшая ответственность, с которой Президент относится к каждому своему устному и письменному выступлению. Каждый, кто соприкасался с текстами Нурсултана Абишевича, подтвердит вам: Глава государства имеет обыкновение работать с текстом (даже самым «готовым» и «отшлифованным») до самого последнего момента, вплоть до выхода с ним к микрофону, делая в нем исправления, дополнения, уточнения. И содержимое архивных папок нисколько не опровергает, а наоборот, многократно подтверждает это.
 
Многие из нас помнят, что 14 декабря 1994 года в алматинском Дворце Республики проходил вечер исторической памяти, на котором выступил Нурсултан Абишевич. Изначально на подготовленном для Главы государства тексте был обозначен заголовок «Речь на вечере исторической памяти». Но, как можно судить по сохранившемуся оригиналу, Нурсултан Абишевич без сожаления отверг этот бездушно-конторский, ничего не дающий ни уму, ни сердцу штамп. И исправил, надписав чернильной ручкой: «Национальная интеллигенция — наш негасимый светоч, наш суровый и справедливый судья, наша недремлющая совесть». Чем не материал для ученых, которые поставят своей целью исследовать феномен Н.А. Назарбаева как редактора, стилиста и пропагандиста?..
 
В том же докладе на 8-й странице имеется предложение «К величайшему сожалению, то чувство соревновательности, что издревле присуще интеллектуалам, тоталитарный режим использовал против них же с чудовищным вероломством». Президент счел нужным развить и конкретизировать эту мысль, добавив: «Не по вине ли наших собственных указующих перстов было растерзано и сгинуло без вины большинство достойнейших граждан?» Это, по природе своей собственно казахское выражение, было, тем не менее, адекватно понято аудиторией: речь шла об эпидемии доносительства, когда, спасая себя, люди готовы были клеветать на кого угодно, лишь бы отвести от себя опасность.
 
На 17-й странице говорилось: «Но наши Конституция и законы запрещают, чтобы эту предоставленную свободу каждый гражданин использовал в нарушение единства, целостности и стабильности государства, против прав и свобод других таких же граждан». Это тяжеловесное для восприятия и грамматически неправильное предложение Нурсултан Абишевич исправил так: «Обязанность каждого гражданина — заботиться о том, чтобы его свобода не ограничивала свободу другого гражданина, и чтобы он не наносил вред единству, целостности, стабильности в государстве. Наша Конституция и законы запрещают своеволие и призваны защищать права не только отдельного гражданина, но и всего общества». Далее в тексте следует предложение: «Без этого нам не стать цивилизованной страной».
 
 
Нетрудно заметить, что после правки Президента мысль стала более структурированной, компактной и доступной. Вместе с тем, она стала более упругой и экспрессивной.
 
Или возьмем другой доклад. В тексте выступления Президента на заседании правления Всемирной ассоциации казахов 22 апреля 1995 года есть такие слова: «Новое правительство начало свою работу с отпуска цен на хлеб». Президент переправил их: «Новому правительству я велел начать работу с отпуска цен на хлеб».
 
На первый взгляд, совершенно незначительное изменение. Но в грамматике это тот знаменательный случай, когда вместо повествования в третьем лице появляется речь от лица первого, то есть в высказывании начинает фигурировать активный субъект. Во все времена «хлебный» вопрос был вопросом жизни и смерти верховной власти. Ибо его универсальность такова, что он затрагивает не отдельные группы общества, а в буквальном смысле каждую семью. В Казахстане начала 1990-х этот вопрос также решался не с кондачка, а ценой многочисленных приступов и отходов, глубоких переживаний и моментов выжидания «часа пик». Разумеется, что ни для одного руководителя такое решение не дается легко. Приняв заведомо непопулярное решение, Нурсултан Назарбаев имел все шансы переложить ответственность за это на чужие плечи — на правительство, на министерства. Но не сделал этого, а, как и прежде, максимально обезопасил своих сподвижников и вызвал весь огонь на себя.
 
В одном месте того же выступления, после предложения «Начали укореняться рыночные отношения» Нурсултан Абишевич дописал от руки: «Казахстан утвердился как независимое государство и стал широко известен в мире, мы вернулись в лоно родной религии». И это было очень важное и нужное сообщение, которое, как пароль доверия и безопасности, ждали от нас представители казахской диаспоры.
 
Далее по тексту, после предложения «В целом я уверен, что народ поддерживает проводимую нами политику» Нурсултан Абишевич вписал твердой рукой верящего в свое дело и свои силы лидера: «Потому что это политика стабильности и дружбы, направленная на улучшение благосостояния страны». Что придало докладу еще больше веса и содержательности.
 
Любопытно, что повсюду в этом тексте во всех случаях упоминания своей фамилии Президент переправил написание с «Назарбаев» на «Назарбай». Случайно ли это? Конечно же, нет! Как утонченный оратор-дипломат, он и здесь максимально учел специфику своей аудитории: ведая о том, что в антропонимических формулах собственных имен зарубежных соотечественников практически нет присвоенных нам в советское время фамильных окончаний на «-ов», «-ев», и что зарубежным казахам это, говоря по правде, режет слух, он своевременно обратил внимание и на такую, казалось бы, несущественную малость.
 
«Вопрос — в будущности нации. С будущим народа играть нельзя», — говорится далее в тексте. Во взгляде на этот фрагмент Президент уподобился художнику, который на минуту отодвинулся от холста, чтобы оценить общее восприятие от картины, а потом взял кисть и, обмакнув ее в краску, быстро нанес еще два смелых штриха: «Для нас это время — пора испытания на прочность. И это совсем не то время, когда нужно затевать альтернативные выборы, разбивать общество на партии и в конечном итоге разобщать наш народ». В этих двух предложениях сконцентрирована не только сила убеждения пламенного политика-трибуна, но и прямой ответ на один из самых злободневных вопросов тех дней. И вряд ли даже самый отважный функционер осмелился бы говорить и действовать так.
 
В финальной части доклада встречаем еще одно дополнение: «Сейчас человек волен трудиться в любой сфере, где только душа пожелает. Только стремись, старайся, начинай хотя бы с малого, осваивай торговлю и земледелие. Считай, что твое будущее, твое счастье в твоих руках. И тогда ты добьешься многого. Вот что я хочу Сказать нашей молодежи». Эти простые и доступные слова Президента доходят до сердца каждого. Хотя ведь можно предположить, что как ученый-экономист он мог говорить на эту тему совсем другим языком — сложными и «многоэтажными» синтаксическими конструкциями с обилием экономических терминов и статистических данных. Но поступил иначе. Потому что главным для него здесь было не изящество выражений, а теплота отношений, и до аудитории важно было довести не набор слов, а живую мысль.
 
Примером уместной конкретизации стал и такой фрагмент, когда после предложения «Референдум нам нужен, чтобы укрепить нашу государственность» докладчик подчеркнул: «Противникам нашей независимости, предателям, ворам и бандитам референдум не нужен. Так что референдум необходим хотя бы для того, чтобы выяснить, кто же есть кто». В этой, казалось бы, неожиданной и несколько непривычной для Главы государства экспрессии также прочитывается его близость к народу, симпатии которого всегда были на стороне тех, кто говорит с ним на понятном ему языке и не боится называть вещи своими именами.
 
Вполне естественно, что его талант оратора, стилиста и редактора распространяется на все его тексты, адресуемые аудиториям как внутри страны, так и вне ее пределов. И поскольку Президент представляет Республику Казахстан и во всех смыслах является лицом и символом нашей страны, то нетрудно догадаться, что подготовка его международных выступлений требует еще большей тщательности и воистину ювелирной обработки.
 
20 мая 1995 года в Алматы торжественно открылись Дни Республики Узбекистан в Казахстане. Текст выступления на церемонии открытия был уже подготовлен, когда Нурсултан Абишевич уже от руки дописал в него целых 3 страницы, в которых были и такие слова: «Наш общий долг - укреплять подлинную дружбу и единство двух наших стран, совместно отстаивать их независимость и суверенитет. Мы, узбекский и казахский народы, испокон веков придерживаясь высокого философского принципа о том, что «счастье человека — в счастье его народа, а счастье народа — в счастье его людей», всегда ценили своих самых достойных представителей и, благодаря согласию, единению и взаимовыручке между ними, всегда добивались побед и успехов... Поэтому я призываю своих современников и назидаю всем будущим поколениям: пусть высокомерие, самонадеянность и 
 
 
зависть навсегда останутся в ушедшей тоталитарной эпохе, и пусть идеалом и смыслом вашей жизни станет укрепление нашего многовекового братства».
 
Такой синтез содержательности и выразительности мог бы составить честь даже специалисту-филологу, поскольку актуальность и афористичность этих мыслей является воистину непреходящей.
 
Высокой культурой общения, большим радушием, неподдельной искренностью и глубочайшим уважением к собеседнику отличаются и сами этикетные формулы, с которыми Нурсултан Назарбаев обращается к своему узбекскому коллеге Исламу Каримову. Если в одном месте он на узбекский манер говорит ему «Әзиз досым» («Мой драгоценный друг»), то в другом «Қурметті Исламжон» («Уважаемый Исламжон», где узб. жон. (каз. жан) «душа моя» — форма ласкового обращения), что, конечно же, не могло не растрогать всех участников торжества.
 
В самом конце текста речи, обведя последний, заключительный абзац, Глава государства сделал пометку: «Будет правильно, если этот абзац я произнесу по-узбекски». И, как помнится, то свое выступление он и в самом деле завершил на узбекском. Не зря говорят: уважение к народу начинается с уважения к его языку. И в этом отношении многим политикам тоже есть чему поучиться у Нурсултана Абишевича.
 
Чем выше интеллектуальный уровень и духовная значимость того или иного мероприятия, тем тщательней подход Нурсултана Абишевича к подготовке текста выступления. Я вспоминаю, как он редактировал текст своего выступления на торжественном собрании по случаю 100-летнего юбилея М.О. Ауэзова, состоявшемся 27 сентября 1997 года. Тогда на полстраничной вставке в основной текст он, по сути, изложил программу изучения, преподавания и пропаганды наследия классика в современных условиях:
 
«И поныне жизнь и творчество Мухтара Омархановича несут нам свои бесценные, не подлежащие забвению уроки.
 
Во-первых, мы должны дорожить независимостью, за которую боролись, о которой мечтали, но до которой не дожили граждане Алаша и Мухтар Ауэзов, и быть в постоянной готовности ее отстоять.
 
Во-вторых, не забывать, что Мухтара Омархановича обрекли на гонения не внешние враги, а внутренние недруги. Мы должны беречь народное единство, останавливать подстрекателей и пресекать междоусобицы. Это нужно, чтобы, мы сохранились как народ и как государство.
 
В-третьих, мастера пера должны воспитываться на творчестве Мухтара Омархановича и по его примеру помнить о своей ответственности перед народом и Отчизной».
 
К вопросу о технической манере редакторской практики Нурсултана Абишевича читателям, по-видимому, небезынтересно будет узнать, что, внося в текст исправления, вставки и дополнения, он делает это также экономично и прагматично. Он не тратит времени на возню с записыванием новых мыслей на отдельных листках, а с ходу вписывает новую информацию, умещая ее на поля текста либо в межстрочные интервалы.
Если правы лингвисты, утверждающие, что «до мысли и после мысли есть язык», то нельзя оставить без внимания и присущую Нурсултану Абишевичу высокую культуру одинаково превосходного владения казахским и русским языками. Поскольку сама по себе это большая и интересная тема, заслуживающая отдельного обсуждения, здесь я ограничусь лишь мнением о билингвизме Первого Президента, высказанном другим блестящим полиглотом, известным писателем Герольдом Карловичем Бельгером, который на вопрос «Кто, по вашему мнению, из современных политиков лучше всех говорит на чистейшем казахском языке? », так ответил в одном из своих интервью:
 
«Конечно, Нурсултан Абишевич Назарбаев! Он прекрасно не только говорит, но и пишет на родном языке. И причем абсолютно грамотно. Во время перевода его речей с казахского на русский язык я с удивлением отметил, что у него нет ни единой орфографической и стилистической ошибки, в то время как даже наши современные писатели сами пишут не так грамотно: то синтаксис у них хромает, то знаки препинания не там, где нужно, стоят и т.д. и т.п. У Президента богатый казахский язык! Не каждому суждено дойти до его уровня» (еженедельник «Страна и мир» от 06.08.2004 г.).
 
Завершая рассказ об отдельных сторонах и особенностях работы Президента с текстами докладов и выступлений, я должен отметить, что здесь приведен только самый ничтожный процент его огромного и воистину безбрежного рукописного и ораторского наследия. Полагаю, что самое веское, авторитетное и обстоятельное слово об этом — за профессионалами, которые когда-нибудь сделают язык и стиль бумаг Первого Президента предметом своих научных исследований. Хотя уже сейчас могу смело заявить, что в лице Нурсултана Абишевича Назарбаева они откроют для себя человека большой эрудиций, тонкого ценителя поэзии и прозы, замечательного оратора-стилиста, прекрасного знатока речевых жанров и стилей, опытного редактора, непревзойденного политика-публициста.
 
Учиться на таких примерах и стремиться к таким высотам — не привилегия избранных, а почетный долг каждого гражданина.