ДЕТИЩЕ ПРЕЗИДЕНТА

День Конституции Республики Казахстан... В иерархии государственных праздников это одна из наиболее значимых исторических дат наряду с днем независимости. Действительно, если в принятом 16 декабря 1991 года Конституционном законе «О государственной независимости Республики Казахстан» мы возвестили миру о возникновении нового государства, объявили себя единым народом и изъявили свою коллективную волю на самостоятельное развитие, то в принятом по результатам всенародного референдума 30 августа 1995 года Основном законе мы системно сформулировали конкретные организационно-правовые формы и способы реализации своих намерений. Оба этих документа в обобщенном виде дают ответ на важнейший вопрос о том, кто мы, откуда, кем себя осознаем, к чему стремимся и ради чего существуем в этом мире?

 

Процесс разработки и принятия Основного закона нашей страны, 15 лет назад развернувшийся в условиях упорной политической борьбы, потребовал колоссальной мобилизации интеллектуальных и духовных сил. И он по праву увенчался трудной, но заслуженной победой сторонников демократических преобразований, сплотившихся вокруг Первого Президента Республики Казахстан Нурсултана Назарбаева.
 
Сейчас характеристики того периода истории укладываются в общепонятные и не требующие пространных разъяснений книжные истины вроде «краха СССР и социалистического лагеря», «демонтажа тоталитарной системы», «дебольшевизации страны», «национального возрождения», «демократического выбора», «поиска собственного пути политического развития»...Но в ту смутную пору весь груз этих драматических перипетий лег тяжелым бременем на плечи нашего народа.
 
На фоне экономического кризиса, стагнации производства, разгула преступности, безработицы, митинговой демократии, межэтнической напряженности и политического радикализма одной из наиболее острых проблем стала слабость и разбалансированность государственной власти. Во многом это было обусловлена, с одной стороны, явным несовершенством Конституции 1993 года, принятой как промежуточный «документ уступок» ретроградскому большинству во властных структурах, а с другой — деструктивным поведением консервативных сил во главе с «красным» Верховным Советом, что в совокупности создало заслон на пути объявленных в стране демократических преобразований и рыночных реформ.
 
Здесь нелишне будет вспомнить ситуацию, предшествовавшую конституционной реформе 1995 года.
 
Принятая 28 января 1993 года первая Конституция суверенного Казахстана сыграла определенную роль в укреплении независимости, создании новых органов государственного управления, развитии демократии и гуманизации общественноправовых отношений. Вместе с тем, Основной закон, во многом воспроизводивший Конституцию Казахской ССР 1978 года, носил компромиссный характер. Сохранив ключевой механизм прежней системы в лице вертикали Советов, новая Конституция фактически заложила мину замедленного действия под всю вновь обретенную государственность Казахстана. В стране, по сути, Сложилось двоевластие, которое практически парализовало ее развитие и требовало своего скорейшего разрешения.
 
На фоне дальнейшего ухудшения социально-экономического положения в стране сложившаяся система двоевластия закономерно вылилась в парламентский кризис, завершившийся распадом системы Советов и самороспуском Верховного Совета XII созыва.
 
Судьба избранного 7 марта 1994 года Верховного Совета
 
XIII созыва — первого профессионального Парламента Казахстана - также оказалась весьма противоречивой. Он вступил в свои права в наиболее сложный период государственного строительства, когда не был доведен до логического завершения принцип разделения властей, не наполнена реальным содержанием система сдержек и противовесов, до конца не определен статус Парламента, Президента и Правительства. Проработав немногим меньше года, он был признан решением Конституционного суда нелегитимным ввиду серьезных нарушений закона, допущенных в ходе выборов. В этой связи Верховный Совет XIII созыва сложил свои ПОЛНОМОЧИЯ.
 
В данных обстоятельствах Глава государства вынужден был взять на себя всю полноту власти и самое главное — инициировал подготовку проекта новой Конституции на основе всенародного обсуждения. В ходе дискуссий наиболее существенные замечания и предложения были учтены. По итогам всенародного референдума 30 августа 1995 года принята новая Конституция Республики Казахстан, которая провозгласила страну с президентской формой правления.
 
Впоследствии, выступая на I сессии Парламента 30 января 1996 года, Н.А. Назарбаев так охарактеризовал прошедший период: «По сути, мы переживали кризис всей государственной системы, не сумевшей последовательно и полностью отрешиться от советской идеологии и практики. Кризис этот достиг своего пика к 1995 году и требовал безотлагательного конституционного разрешения, ибо государственные структуры уже не могли действовать эффективно и без сбоев. В результате принято политическое решение о конституционной реформации всей системы государственной власти, в том числе и законодательной ее ветви.
 
Когда возник вакуум законодательной власти, Президенту пришлось взять на себя всю полноту ответственности за состояние дел в государстве. И время показало, что не произошло свертывания демократии, и тем более не наступила диктатура, как некоторые говорили. Наоборот, в то непростое для страны время именно народ как источник и носитель государственной власти в Казахстане сказал свое решающее слово, приняв на референдуме новую Конституцию страны, чтобы продвигались реформы, сохранялась общественно-политическая стабильность. Наше неизменное стремление к демократии засвидетельствовали выборы в новый Парламент, которым, вопреки некоторым прогнозам, сопутствовала высокая гражданская активность казахстанцев.
 
В этот период указами, имеющими силу законов, удалось закрыть брешь в правовом регулировании, создать внушительную законодательную базу, которая заложила хорошие предпосылки для бесконфликтного развития государства, проведения необходимых экономических, социальных и политических преобразований. Кроме того, чтобы как можно быстрее запустить в действие конституционные нормы, президентскими указами принята основная масса конституционных законов. Всего за это время мною издано 134 указа, имеющих силу закона, и более 60 указов о ратификации наших международных договоров».
 
Вот в такой обстановке Президентом страны принято и реализовано его политическое решение о конституционном реформировании системы государственной власти в Казахстане.
 
* * *
 
О том, что у нас будет новая Конституция, узкий круг руководящих работников узнал в конце 1994 года из уст самого Нурсултана Абишевича: «Я намерен сформировать рабочую группу из ученых-правоведов. Требуется создать все необходимые и достаточные условия для ее плодотворной деятельности. Нам нужна новая Конституция, и если мы не получим ее сейчас, то можем попросту потерять страну. Испугаться трудностей, пойти на чужом поводу означает свернуть с пути, чего история и потомки нам не простят. В ближайшие месяцы нам надо будет поднапрячься, опереться на профессионалов и привлечь к этому делу самых толковых, добросовестных и преданных людей...»
 
По содержанию и тональности слов Президента все сразу почувствовали сверхважность и неотложность предстоявшей работы. Это значило только одно: режим работы станет еще более напряженным, хотя в последние 2 года, когда страну лихорадило парламентскими кризисами, Президент и так уже работал, что называется, на износ, по 18-20 часов в сутки. Замечу, подобный же плотный рабочий график имел место и позднее, например, в первые месяцы передислокации столицы в Акмолу, когда, проработав весь день, он созывал совещания ближе к полуночи.
 
Следует отметить, что весь цикл работ проходил в режиме строжайшей секретности. Привлеченные к проекту юристы дали своеобразный обет добровольного затворничества и неразглашения, а чтобы их ничто не отвлекало, Президент временно освободил их от исполнения текущих обязанностей и поселил в загородной резиденции. Здесь, в живописном и тихом уголке Алматы, весной 1995 года и заработала на всю мощь самая настоящая «фабрика мысли», представленная группой высококлассных специалистов, подключенных Президентом к разработке новой Конституции страны.
 
Возглавить комиссию по подготовке документа было поручено Н.А. Шайкенову. Затем Президент сформировал экспертноконсультативный совет, в который вошли Ю.Г. Басин, В. А. Ким, К.А. Колпаков, А.К. Котов, Б.А. Мухамеджанов, Е.К. Нурпеи-сов, Г.С. Сапаргалиев, М.К. Сулейменов, а из числа иностранных экспертов — С.С. Алексеев, Ж. Аттали, Р. Дюма.
 
Одно перечисление этих фамилий указывает на такую замечательную сторону организаторского таланта Нурсултана Абишевича, как обязательный учет мнения экспертов при принятии решений по жизненно важным для государства вопросам. Хотя о контингенте участников проекта следует заметить, что он не ограничивался этим официальным списком, и по мере приближения к финишу в него вовлекались специалисты других профилей: историки, политологи, этнологи, филологи, журналисты и др.
 
Следует сказать и о том, что масштабность поставленных задач и напряженные будни тех дней выявили немало одаренных, прекрасно образованных, целеустремленных и патриотически настроенных молодых людей, для которых работа над важнейшим документом послужила мощным моральным стимулом и хорошей жизненной школой. По прошествии лет большинство из них добилось завидного карьерного роста и успешно влилось в ряды политической, научной, культурной, деловой элиты страны.
 
Еще одной важной предпосылкой успешности того начинания следует назвать фактор здорового морально-психологического климата в коллективе разработчиков. За плечами каждого из них свой, наработанный годами стиль и почерк, свои взгляды и принципы, наконец, свое отношение к авторитетам и инстанциям. Добавьте сюда присущую творческим людям сверхчувствительность, нередко граничащую с ранимостью, и тогда вы получите почти полный набор морально-этических качеств, задействованных Нурсултаном Абишевичем ради того, чтобы внушить им чувство дружной и слаженной команды.
 
Было бы странным, если бы сотрудничество ученых мужей в коллективном решении столь новой и амбициозной научной задачи протекало «без сучка и задоринки», без борьбы идейных платформ и противоречий во мнениях. Но к чести всех этих людей они работали на общий результат, по особо проблемным вопросам неизменно апеллируя к знаниям и опыту Президента. Ведь по его замыслу Конституция Казахстана в интегрированной и адаптированной форме должна была вобрать все передовое, эффективное и перспективное, что имеется в конституционном праве зарубежных стран, но в то же время иметь свой почерк.
 
Разработке законодательной программы Казахстана предшествовали изучение и анализ конституций десятков стран, а лично Нурсултан Абишевич, насколько мне известно, тщательно проанализировал и законспектировал наиболее выигрышные положения конституций более 20 государств и творчески использовал их в своей работе над проектом Основного закона. Но и на этом вопрос закрывать было рано: всенародное обсуждение проекта Конституции и плебисцит по ней были еще впереди, а они могли потребовать внесения существенных корректив как в содержание, так и в структуру документа, как оно и произошло впоследствии.
 
Выкраивая время в своем и без того плотном рабочем графике, Президент старался как можно чаще встречаться с разработчиками проекта. Он энергично поторапливал и приободрял их, хотя, может быть, и не посвящал в известные ему одному первопричины, мотивы, обстоятельства, планы и программы тех или иных политических действий и решений...
 
Всестороннему критическому анализу подвергались буквально каждая статья, параграф, словосочетание, слово. В ходе этих дискуссий Нурсултан Абишевич брал на вооружение чуть ли не систему Станиславского, в самый апофеоз спора то и дело бросая страстные реплики: «Не верю! Докажите мне, что это так!» А потом с характерной для него тезисной скорописью фиксировал в блокноте доводы своих оппонентов.
 
Иногда казалось, что полемика заходит в тупик. И тогда, произнеся сакраментальное в таких случаях «что ж, совершенству нет предела» и пожелав всем «доброй ночи», Нурсултан Абишевич отправлялся домой, не забыв прихватить стенограмму последнего обсуждения, чтобы, проведя за письменным столом бессонную ночь, наутро привезти отработанную редакцию спорной статьи.
 
Отмечу, что в Музее Первого Президента на архивном хранении находятся более десятка блокнотов и отдельных разноформатных листов, испещренных рабочими записями Нурсултана Абишевича, которые, несомненно, являются уникальными 
свидетельствами его кропотливой и напряженной работы над созданием Основного закона страны. Некоторые фрагменты этих материалов представлены вниманию читателей.
 
* * *
 
О строгом, стандартном и предельно формализованном, а потому «сухом, бездушном и обезличенном» языке законов принято думать, что жанр юридических норм, предписаний и санкций — не самое просторное поле для эстетических красот и открытия каких-то особых речевых новшеств. Но оказалось, что и деловая проза при условии рачительного с ней обращения становится весьма отзывчивой и благодатной нивой.
 
Еще в самом начале работы над проектом Конституции Президент четко сформулировал перед разработчиками свое видение сути Основного закона: «Нам не нужно копировать чью-то конституцию. Наш Основной закон должен иметь казахский почерк, включать древние казахские традиции и казахское видение будущего, к которому мы стремимся».
 
Таким образом, рабочей группе предстояло нащупать золотую середину, при которой будущий текст не должен был походить ни на поспешно скроенный зарубежный аналог, ни на самодовлеющее нагромождение историко-этнографической архаики. Предостерегал Президент и от слепого догматизма, чтобы схоластическое следование процедурным канонам и традициям не стало путами на ногах творческого процесса.
 
В связи с этим разработчиками было уделено самое пристальное внимание не только формально-юридической стороне вопроса, но и лексико-грамматическим аспектам работы над текстом Конституции, в том числе строгой аутентичности вариантов на казахском и русском языках.
 
Так, в Преамбуле Конституции, начинающейся словами « Мы, народ Казахстана, объединенный общей исторической судьбой, созидая государственность на исконной казахской земле...», человек, не бравший в руки книг по истории казахов, не придаст значения тому, что во фразе «на исконной казахской земле» «байыргы казак жерінде» Нурсултан Абишевич реанимировал и наделил статусом правового понятия древнейший культурный термин «байырғы», что значит «исконный, коренной, прирожденный, первородный, изначальный».
 
В предварительных набросках текста Конституции данная позиция базировалась на ключевых словах «ежелгі» — «древний, давний, старый; существующий испокон веков; доисторический» и «коне» — «древний, старинный, ветхий; устаревший, поношенный, подержанный (о вещах)». Однако, остро ощущая неточность, недостаточность и неполноту этих определений, Президент настоял на «байыргы» как единственно правильном варианте. Сакральная для казахов семантика этого слова поддерживается и его ближайшим этимологическим родством и окружением; «байыр» — «прочный, устойчивый, надежный, добротный», «байраң» — «знамя, флаг, штандарт» и т.д.
 
Что касается вопроса о глубинно-историческом фоне и философско-идеологическом наполнении слова «байыргы», то ответ на него дают памятники орхоно-енисейской письменности древних тюрков, в эпоху которых это слово регулярно встречается в составе выражения «йер байыркы» «родное место от начала времен; исконная земля; священная Отчизна; обетованная, завещанная, заповедная обитель; ойкумена; место, где впервые был поднят собственный флаг».
 
Много споров вызвало и понятие «унитарный» в пункте 1 статьи 2, где утверждается, что «Республика Казахстан является унитарным государством с президентской формой правления». Одни призывали не создавать головоломок и методом простого заимствования принять определение «унитарны», другие предлагали варианты, исполненные с опорой на родные лексикограмматические формы: «бөлінбейтін», «біркелкі», «бірлікті», «дара», «дербес» и т.п.
 
Выслушав обе стороны, Президент сказал: «Если унитарный от латинского «unitas» (единство) означает «объединенный, единый, составляющий одно целое и стремящийся к единству», то по-казахски это называется «біртүтас» — «единый, целостный, неделимый». По-моему, предельно ясно, емко и удобно».
 
Одним из примеров удачной лексической находки стал подбор эквивалента дефиниции «светское (государство)» в пункте 1 статьи 1 Конституции. Коллизия вопроса заключается в том, что вплоть до 1994 года наши лексикографические источники рекомендовали переводить русское слово «светский» как «зиялы». И, например, один из словарей толковал это так: «1. зиялы; светское общество — зиялы ңауым; (ауыс. аңсүйектер); светская среда — аңсүйектер ортасы (қауымы)».
 
В контексте Конституции получалось неточно и даже абсурдно. Это явное смысловое противоречие нужно было устранить, и тогда новый термин «зайырлы» образовали от древнего слова «зайыр». Пришедшее в наш язык в средние века из арабского слово «зайыр» (вариант: «заһир») означает «1. ясный, открытый, отчетливый; 2. человечный, гуманный, цивилизованный; 3. гражданственный, гражданский», а «зайырлы» сообщает также дополнительные значения «добропорядочный, благодетельный, милосердный, сочувствующий, сознательный, дальновидный». В этих значениях оно хорошо известно в казахской фольклорной и книжно-литературной традиции.
 
В результате сознательного наращивания смысла и целевого уточнения значения слова лексема «зайырлы» стала точным эквивалентом латинского «saecularis» (светский), подчеркивая компоненты «мирской, гражданский» в противоположность «религиозному, клерикальному и теократическому». У слова оказалась счастливая судьба, оно было принято обществом и быстро прижилось в языке, а обретя статус полноценного термина, регулярно воспроизводится в официальной, научной, учебной литературе.
 
В этих эпизодах, словно в каплях воды, проявились любовь и бережное отношение Нурсултана Абишевича к родному языку, а также вера в его неисчерпаемый коммуникативный, гносеологический и культурный потенциал. Кроме отдельных слов и словосочетаний, подвергшихся благодаря Конституции обновлению, переосмыслению и терминологической кодификации, Основной закон демонстрирует немало образцов такого гармоничного «смешения стилей», когда «протокольные» формулы неожиданно раскрываются своей красочной и выразительной афористичностью.
 
Согласитесь, такое словосочетание, как «Мы, народ Казахстана...», давно разобрано на политические слоганы, публицистические заголовки и броские символические цитаты, а отдельные предложения и фразы звучат как готовые пословицы, словно отшлифованные за столетия непререкаемых духовнонравственных проповедей: «Все равны перед законом и судом», «Каждый имеет право на жизнь», «Достоинство человека неприкосновенно», «Собственность обязывает, пользование ею должно одновременно служить общественному благу» и т.п.
 
Такую вот информацию к размышлению дает только одна — лингвистическая — сторона истории создания Конституции.
 
* * *
 
Всем нам памятен день 28 июля 1995 года, когда Нурсултан Абишевич передал в свою Администрацию подготовленный им от руки набросок и поручил подготовить на его основе Указ «О проведении 30 августа 1995 года республиканского референдума», в котором постановлялось:
 
1. Провести 30 августа 1995 года республиканский референдум.
 
2. Вынести на республиканский референдум проект новой Конституции Республики Казахстан со следующей формулировкой вопроса: «Принимаете ли Вы новую Конституцию Республики Казахстан, проект которой опубликован 1 августа 1995 года?»
 
3. 1 августа 1995 года официально опубликовать в средствах массовой информации проект Конституции, дополненный и измененный с учетом его всенародного обсуждения. Одновременно направить проект Конституции в Центральную избирательную комиссию Республики Казахстан.
 
В этот день под председательством Президента Н.А. Назарбаева прошло заключительное заседание экспертно-консультативного совета. А после опубликования проекта Нурсултан Абишевич собрал пресс-конференцию для отечественных и зарубежных журналистов, на которой сообщил о том, что подавляющее большинство казахстанцев одобрило идеи и принципы, внесенные в проект Основного закона страны. Идеология и основное содержание проекта поддержаны, однако все его разделы подверглись определенным изменениям. В частности, в 55 из 98 статей проекта были внесены изменения и дополнения.
 
Стоит заметить, что с момента опубликования в СМИ проекта новой Конституции в общественной дискуссии за период с 4 по 28 июля приняло участие около 3,5 млн. наших сограждан, внесших около 32 тыс. предложений и замечаний. По всей вновь поступавшей корреспонденции составлялась ежедневная сводка, и по ней оперативно готовилась соответствующая экспертиза.
 
Для нас, сотрудников президентской Администрации, это были горячие денечки, ведь вся эта работа легла непосредственно на наши плечи, не считая исполнения повседневных обязанностей, которые, естественно, никто с нас не снимал.
 
Чтобы понять трудности, с которыми мы столкнулись в тот период, приведу лишь один небольшой пример, скажем так, организационно-технического характера. Сейчас персональным компьютером с принтером никого не удивишь. Они имеются, наверное, в каждой третьей семье, но тогда эпоха печатных машинок еще не успела завершиться, а компьютеры начинали лишь входить в нашу жизнь, и одно только налаживание оперативной и качественной работы специализированного машбюро требовало серьезного внимания и контроля.
 
Наконец, спустя месяц, в среду 30 августа в Казахстане прошел референдум по новой Конституции. На следующие сутки стали известны предварительные итоги, согласно которым в референдуме приняли участие 90,51% избирателей, из которых 89,1% проголосовали за Основной закон. На большой пресс-конференции, которую созвал Президент, он первым делом поздравил всех казахстанцев с этим историческим событием: «Проголосовав за проект новой Конституции, мы сделали важный для страны и для каждого гражданина выбор. В Основном законе выражены не только принципы государства, но и приняты решения, непосредственно связанные с жизнью наших граждан, каждого человека. Это вопросы их свобод, прав, обязанностей перед обществом, которые в конечном итоге определяют перспективы человека, каждой семьи и всей страны. Пожалуй, впервые в истории Казахстана в руках народа оказалось его будущее, за что он и голосовал. Это — народная Конституция».
 
Напомнил Президент и о мероприятиях, не терпевших отлагательства: о необходимости в связи со вступлением Конституции в силу в самое ближайшее время принять новые законодательные акты о выборах, о Парламенте и статусе его депутатов.
 
На той пресс-конференции журналисты задали Президенту много вопросов, отдельные из которых были довольно колкими. В силу стереотипов, наблюдаемых в любой избирательной кампании независимо от времени и страны, скептикам мерещились манипуляции и фальсификации со стороны органов власти. Но, испытывая чувство всенародной победы, Нурсултан Абишевич был в отличном настроении и на подобные нападки отвечал бодро, уверенно и остроумно. Впрочем, это были голоса, раздававшиеся уже вдогонку ушедшему каравану...
 
Для Администрации Главы государства в эти дни начались приятные хлопоты. По поручению Президента готовился Указ «О Конституции Республики Казахстан» и распечатывались подлежащие подписанию Главой государства оригиналы ее текста. Церемония передачи на хранение в Центральный государственный архив первого оригинала Конституции, принятой 28 января 1993 года, была назначена на 6 сентября...
 
5 сентября Центральная комиссия по проведению референдума опубликовала в СМИ официальное сообщение с результатами итогового подсчета. Согласно им, «голосование прошло на всех 10 253 участках. Общее количество граждан республики, внесенных в списки для участия в референдуме, составило 8 933 516 человек. Количество граждан, принявших участие в голосовании, — 8 091 715 или 90,58%. Число проголосовавших «за» — 7 212 773 или 89,14%. Число проголосовавших «против» — 800 839 или 9,91%. Недействительными признано 78 103 бюллетеня. По результатам состоявшегося голосования Конституция Республики Казахстан считается принятой».
 
6 сентября состоялась торжественная церемония официального представления новой Конституции Казахстана, открывая которую, Нурсултан Назарбаев заявил: «По примеру конституций многих демократических государств наша Конституция не декларативно, а всей структурой и технико-юридической основой, системой строгих государствоведческих, политических и правовых категорий создает надежные предпосылки для построения и развития современного государства и социально ориентированной рыночной экономики».
 
8 сентября новая Конституция была опубликована в СМИ.
 
Действующий Основной закон по праву является детищем Нурсултана Назарбаева. Как часто сама жизнь подсказывает весьма точные метафоры и сравнения! Ровно 9 месяцев и 9 дней длилась активная фаза разработки проекта Конституции, начиная от первых набросков до официального обнародования на страницах газет принятой на референдуме окончательной редакции текста.
 
Конституция 1995 года открыла новую страницу в развитии нашего государства, по сути, обозначив завершение начального этапа становления независимости Казахстана и задав старт системным реформам во всех сферах жизни. В первую очередь, кардинальным изменениям подверглась конфигурация государственной власти. Конституция закрепила идею, что государственная власть в республике едина и осуществляется в соответствии с принципом ее четкого разделения на законодательную, исполнительную и судебную ветви, взаимодействующие на основе системы сдержек и противовесов. Конституция четко очертила конституционное поле деятельности каждой ветви власти. Принципиально новый статус обрел институт президентства, взяв на себя функции своеобразного арбитра в структуре ветвей власти. Подобное положение обеспечено за счет эффективных рычагов воздействия на все три ветви власти, к которым прежде всего относятся право роспуска Парламента и ответственность Правительства перед Президентом. Была проведена реформа судебной системы, создан Конституционный совет. Начал функционировать двухпалатный Парламент, пришедший на смену былой советской системе представительных органов.
 
Позднее, подытоживая первые 5 лет независимости, Нурсултан Абишевич скажет, что они спрессовали в себе столько событий, которых хватило бы на многие годы прежней размеренной жизни:
 
«Во-первых, мы создали основы новой государственности. Тот эволюционный процесс, что был прерван столетия назад, вернулся в нормальное русло. А то, что закладывается сегодня, по масштабу нельзя сравнить ни с одним периодом национального прошлого.
 
Во-вторых, нам удалось сделать решающий рывок к созданию рыночной экономики. Давайте отрешимся от провинциальных оценок и посмотрим правде в глаза. В тех регионах мира, где рыночные реформации шли быстро и последовательно, сегодня резко поднялся уровень жизни; где была проявлена нерешительность и половинчатость, там забрели в тупик. Мы за 5 лет создали институты, необходимые для прорыва.
 
В-третьих, произошел слабо понимаемый сегодня, но очень долговременный по последствиям поворот в правовой системе. Мы ушли далеко и, надеюсь, навсегда от репрессивного права позднего тоталитаризма, мы разрушили диктат одной партии, которая и не была партией в нормальном смысле слова, а, скорее, господствующим государственным аппаратом. Если говорить коротко, то создана правовая база свободного общества.
 
В-четвертых, мы прошли этот наиболее сложный участок становления нашей молодой государственности без крови. Чего это стоило многонациональной и поликонфессиональной стране на фоне моментального распада прежнего государства и общественного строя, скажут только историки будущего столетия. Но это наше бесспорное достижение, в котором отразились и мудрость народа, и политическая воля руководства.
 
В-пятых, хотя казахские государственные объединения упоминаются уже в древних китайских, арабских и европейских источниках, никогда Казахстан как государство не получал такого мирового признания. Это достижение последних 5 лет, и давайте помнить о колоссальном по своим масштабам пути, по которому Казахстан прошел дистанцию от провинциального уголка разваливавшейся империи до независимого государства, уважаемого мировым сообществом и сыгравшего огромную роль в таком глобальном процессе, как ядерное разоружение. Важно понять, что мировое сообщество будет продолжать рассматривать Казахстан в таком качестве, если мир будет видеть нас сплоченным, демократическим, экономически сильным обществом единомышленников.
 
...Дыхание истории за плечами нашего поколения — это не поэтическая метафора. Это высокая ответственность перед миллионами наших предков, перед великими правителями Степи и батырами, перед блестящей плеядой уникально одаренных государственников первой трети нынешнего столетия и прежде всего перед народом, который после долгих лет вновь обрел свое место в строю независимых государств.
 
Не каждому народу на планете выпадает такой жребий, не каждому народу приходилось решать столь сложные задачи за столь короткий отрезок времени. Строительство собственной сильной государственности и эффективной экономики при сохранении межнационального согласия и политической стабильности — вот тот язык, на котором формулируется задача на пороге XXI века. В разных столетиях и эпохах история формулировала перед нашим народом свои задачи языком предельно жестким, а порой и жестоким, но даже потеря государственности не сломила нас как народ. И сегодня на стыке веков мы не будем идеализировать ситуацию.
 
Однако, как никогда раньше, ни на одной странице национальной истории мы не были столь близки к тому, чтобы создать собственную государственность на столетия. И задача нашего поколения — использовать этот редкий исторический шанс».
 
* * *
 
Современникам зачастую сложно в полной мере оценить масштаб и значение происходящих вокруг них исторических событий. Это прерогатива будущих поколений. При этом природа человеческой памяти такова, что она сохраняет в себе лишь самое яркое и значимое, нередко сводя целые исторические эпохи к одному краткому и емкому названию. И кто знает, может быть, и наше время — период возрождения независимой государственности на рубеже веков и тысячелетий — наш народ когда-нибудь подведет под такой единый знаменатель, как «Нурсултаннын нурлы жолы» («Лучезарный путь Нурсултана»). А пока пусть крепнет наша независимость и пусть долгой, счастливой и содержательной будет эта дорога.

 

 

загрузка...