ДА БУДЕТ ТАК

В наши Дни славное имя и исключительные исторические заслуги великого казахского правителя, объединителя нации и государя-воителя Абылай хана (17136-1781 гг.) хорошо известны практически каждому казахстанцу. Интерес к этой выдающейся личности и драматической судьбе этого гениального человека, в катастрофический период национальной истории возглавившего борьбу казахского народа за этническое самосохранение, за отчую землю, за свободу, честь и независимость Родины, никогда не ослабевал. Подобно ростку, пробивающему камень, всенародное уважение к Абылай хану стойко сохранялось даже в советские времена, когда большевистская идеология и наука намеренно недооценивали и принижали его роль в истории. Но коммунистическим вождям, некогда диктовавшим свою волю половине мира, оказалось не под силу отменить действие такого естественного закона, по которому память о славных сынах и дочерях народа неистребима до тех пор, пока на земле живет и здравствует этот народ.

И как только над нами забрезжил рассвет независимости, и мы взяли свою судьбу в собственные руки, народ наш с любовью и усердием рачительного хозяина начал доставать на свет божий свои национальные сокровища и неспешно очищать их от грязных наносов эпохи воинствующего невежества и ослепляющей злобы. Один из ярких примеров и добрых результатов этой работы —эволюция возвращения из исторического забытья образа великого хана Абылая.
 
Сегодня его имя увековечено в названиях проспектов и улиц столицы и городов страны, его облик воспроизведен в величественных скульптурных монументах, его жизнь и деяния вошли темами в школьные учебники и множество научных трудов и художественных книг. Он послужил прототипом художественных образов, создаваемых в театре, телевидении, кино, живописи.
 
Следовало бы отметить, что Абылай — лишь один из многих в галерее несправедливо забытых выдающихся деятелей национальной истории, реконструировать портреты которых нам еще только предстоит. Сейчас мы находимся лишь в начале этого пути по возрождению нашего многовекового культурно-исторического наследия.
 
Воссоздание на киноэкране романтического и легендарного образа Абылай хана - давно уже было заветной мечтой и делом чести для отечественного Кинематографа.
 
Первые попытки осуществить этот замысел были предприняты еще в перестроечное время. Так, в художественном фильме режиссера Сламбека Таукела «Батыр Баян», Снятом на основе героической поэмы классика казахской литературы Магжана Жумабаева, роль хана Абылая впервые исполнил народный артист республики Тунгышбай Жаманкулов. Впоследствии эту же роль он исполнил еще раз, но уже в исторической драме «Хан Абылай» по пьесе народного писателя Казахстана Абиша Кекилбаева. Премьера этого спектакля была приурочена к торжественной церемонии инаугурации Президента республики Казахстан и, состоявшись в 1999 году в Астане на сцене Дворца молодежи «Жастар», была восторженно встречена общественностью при полном аншлаге.
 
Идея о широком эпическом кинополотне об Абылае, достойном его масштаба, как говорится, витала в воздухе, активно обсуждалась в формальных и неформальных кругах и все 1990-е годы не давала покоя ни кинематографистам, ни тем более истосковавшимся по такому кино зрителям. В обществе то и дело возникали слухи о том, что картину планируется снять при финансовой помощи США и в соответствии со стандартами мирового кинопроката, а на главную роль будут приглашены Киану Ривз и Майкл Дуглас, считающиеся «самыми дорогими» актерами американского кино. Поговаривали, что в основу сценария будут положены произведения известного прозаика Сакена Жунусова, а снимать фильм будет кто-то из не менее известных казахстанских режиссеров: не то Ардак Амиркулов, не то Рашид Нугманов. В числе вероятных драматургов и постановщиков фильма мелькали и имена Лейлы Ахинжановой и Асанали Ашимова.
 
Я был в курсе, что все эти разговоры не оставили равнодушным и Нурсултана Абишевича. После снятого в конце 1960-х годов киношедевра «Кыз Жибек», принесшего признание киностудии «Казахфильм», снискавшего любовь многих поколений и ставшего бесценным сокровищем национального кино, у нас так и не появилось ни одной кинокартины, которая бы тянула на роль бесспорной и всеобщей культурной сенсации. Недаром в ходе регулярных и многочисленных встреч Нурсултана Абишевича с представителями творческой интеллигенции я замечал по его общему настрою, что от отечественных мастеров искусств он ожидает именно такой творческой победы и именно такого идейно-эстетического прорыва.
 
Нет нужды умалчивать о том, что в первые годы независимости экономика страны была еще не в том состоянии, чтобы позволить себе отвлекать средства на производство высокобюджетных картин. Как говорится, нам было не до жиру, ведь в то время у нас все еще остро стояла проблема своевременной выплаты зарплат и пенсий. Но как только положение выправилось, и страна достигла макроэкономической стабилизации, очень скоро за хлебом настала и очередь зрелищ.
 
Но планка требований была высока: новый национальный кинохит должен был стать либо всем, либо ничем, и в случае хоть малейших сомнений намного разумней и рентабельней было бы даже не браться за дело. Президент предпочел бы отказаться от идеи амбициозного суперпроекта, нежели согласиться на то, чтобы сделанный наспех фильм оказался халтурой и пополнил скучный список серых, средней руки поделок. И было ясно как день, что выполнение этой благородной, ответственной и чрезвычайно сложной задачи он мечтал поручить истинным профессионалам своего дела.
 
Кино — искусство коллективное. Успех любого фильма зависит от того, насколько профессионально, талантливо и слаженно поработает над ним режиссерско-постановочная команда. Половина успеха — хороший сценарий, без наличия которого даже самый самоотверженный труд самых маститых режиссеров и самых звездных актеров может элементарно пойти насмарку. Быть может, исходя из этого, симпатии, расчеты и предпочтения Президента в подборе литературно-драматургической основы будущего фильма оказались на стороне популярнейшего и широко известного как в России и в странах СНГ, так и на Западе, знаменитого прозаика и кинодраматурга Рустама Ибрагимбекова. Ставка была сделана, приглашение было послано и по первому же зову сценарист Рустам Ибрагимбеков прилетел на прием к Президенту Нурсултану Назарбаеву, в ходе которого между ними состоялась откровенная и обстоятельная беседа.
 
Судя по всему, прославленный киносценарист согласился сотрудничать и взял на себя определенные обязательства, потому как несколько месяцев спустя снова попросился на прием к Нурсултану Абишевичу. После того приема в руки мне попал киносценарий под названием «Кочевник», на титуле которого имелась собственноручная рукописная резолюция самого Президента. Как было указано под заглавием, «в основу сценария положены народные предания, произведения Ильяса Есенберлина, Сакена Жунусова, Ануара Алимжанова и других». Что же касается резолюции Президента, то в ней содержалось поручение тогдашнему заместителю Премьер-министра Республики Казахстан Имангали Нургалиевичу Тасмагамбетову, где дословно говорилось:
 
Имангали!
 
1. Небольшие исправления на страницах 10,108,121.
 
2. В целом понравилось, а если все время советоваться, дело не кончится никогда.
 
Берись за него.
 
Я помогу.
 
Рискнем!

Н. Назарбаев
9 октября 2001 года
 
* * *
 
Работа над фильмом — процесс не только творческий, поисковый и увлекательный, но и затратный во всех отношениях. Не миновала сия чаша и создателей картины «Кочевник»: то и дело возникали проблемы и с внесением изменений в сценарий, и с адаптацией его под конкретных исполнителей, и с необходимостью соответствия высоким технико-технологическим требованиям, и с организационными неувязками в силу неизбежного «человеческого фактора», и, наконец, с неблагоприятными погодными условиями. По совокупности причин съемочный процесс растянулся аж на 2 долгих года... Пришлось поработать и над прокравшимися в сценарную папку лексико-грамматическими ошибками, когда после своевременного и весьма оправданного вмешательства ученых-языковедов казахское название картины исправили с неверного «Кошпендiлер» («Переселенцы») на правильное «Кoшпелiлер» («Кочевники»).
 
В Казахстане не скоро забудут, как еще на предстартовом этапе съемочных работ в печатных и электронных СМИ раз-
вернулась нешуточная дискуссия вокруг сценария фильма. Но, несмотря на шквал перекрестных мнений, большая подготовительная работа была в разгаре, что означало: кинопроекту дан «зеленый свет».
 
Первоначально в качестве постановщика фильма после долгих переговоров был утвержден голливудский режиссер Иван Пассер. С казахстанской стороны ассистировать ему был приставлен режиссер Талгат Теменов. Однако после вынужденного перерыва местный климат перестал благоприятствовать господину Пассеру, и по этой причине он не смог завершить начатое дело. Но даже при этом казахскому режиссеру, авторское кино которого было по достоинству отмечено на многих фестивалях как достижение казахской «новой волны», так и не была доверена роль главного режиссера.
 
Нам это может нравиться или не нравиться, но существует в глобальной киноиндустрии еще одно неписаное «золотое правило»: в мировом прокате котируются лишь те фильмы, которые представлены уже именитыми и модными режиссерами, и в которых заняты звездные ансамбли уже достаточно «раскрученных» актеров. В самом деле, прежде чем выкроить время для посещения киносеанса, каждый из нас призадумается: идти на картину известного и «предсказуемого» режиссера, чтобы получить гарантированное наслаждение, или рискнуть посмотреть неизвестного дебютанта? К тому же новички без брэнда крайне редко празднуют триумф с первого захода. Поэтому предстоит выбирать: либо медленно, но верно, пробираться на мировой экран тропой прилежного неофита, либо проигнорировать все правила игры, и тогда твоя популярность не шагнет дальше пределов родного околотка.
 
Так или иначе, но на этот раз продолжить работу над фильмом было доверено известному российскому режиссеру Сергею Бодрову.
 
Исходя из тех же соображений на главные роли были приглашены восходящие звезды Голливуда. Роль Абылай хана, к примеру, сыграл латиноамериканец Марк Дакаскос, в свое время мастерски сыгравший в кино роль Чингисхана. В целом, если на старте съемок к работе над фильмом было привлечено около 150 мастеров искусств и специалистов кино, то впоследствии их количество было уменьшено до 60.
 
Следует признать: поначалу само известие о том, что главные роли великих деятелей национальной истории будут играть иностранцы, вызвало в обществе целую бурю негодования и неприятия. За исключением малой горстки специалистов, большинство из нас искренне недоумевало: «Как же эти люди, не похожие на нас даже внешне, собираются играть казахов?!» Хотя справедливость требует отметить и то, что для таких наших кинозвезд, как Тунгышбай Жаманкулов, Сабит Оразбаев, Досхан Жолжаксынов, в картине нашлись вполне достойные их и, думаю, интересные для них роли.
 
Фильм «Кочевник» стал для кинематографии Казахстана большой школой профессионального опыта. Действительно, нам было чему учиться у Голливуда в плане технологизма съемок и железной дисциплины на съемочной площадке, а также по всему циклу производственных работ и процедур. Благодаря «Кочевнику» обновился технический парк кинофабрики «Казахфильм», закупившей разнообразного нового оборудования на сумму 5,5 млн. долларов. Нужно надеяться, что оно послужит не один год, даст жизнь новым фильмам и таким образом сполна оправдает понесенные расходы.
 
Хочется верить, что не пройдет даром для отечественного кино и другой практический опыт. В качестве декораций к фильму были изготовлены и построены макеты ханских ставок и древнего Туркестана. По некоторым экспертным оценкам, по стоимости своих декораций фильм «Кочевник» вполне сопоставим со знаменитым «Титаником». А хорошие и дорогие декорации — это всегда залог высокой художественности и достоверности изображаемого.
 
Кроме этого, при киностудии было запущено несколько цехов, которыми для фильма было изготовлено 150 казахских и джунгарских юрт со всем внутренним убранством, нашито множество костюмов, накованы горы бутафорского оружия и произведена большая масса прочих реквизитов и аксессуаров. Все это вдохнуло новую жизнь в годами пустовавшие павильоны киностудии «Казахфильм».
 
В ходе работы над фильмом Нурсултан Абишевич постоянно интересовался положением дел, посещал съемочную площадку, встречался и беседовал с творческим коллективом картины. Как он и обещал в своем поручении Имангали Тасмагамбетову, в трудные моменты Президент оказывал постановочной группе максимальное содействие.
 
...Картина находилась на стадии монтажа, когда в адрес Главы государства как инициатора, организатора и попечителя этого проекта поступила просьба написать эпиграф к готовому фильму. Пресс-служба Президента внесла проект эпиграфа, приведя в нем слова самого Нурсултана Абишевича, сказанные им на эту тему несколько ранее: «В сердце Евразийского континента, на перекрестке цивилизаций есть земля казахов. Тысячелетиями мы боролись за свою независимость. Отстаивая ее, мы отстаивали свою землю и свою свободу».
 
Но, судя по тому, что произошло дальше, для Президента это не было рутинной темой. И взяв чернильную ручку, он основательно вывел в дополнение к тексту:
 
Поэтому независимость для нас — самая священная ценность, которую мы должны беречь. Это завещали нам наши мужественные предки — номады Великой Степи.
 
Н. Назарбаев
1 июня 2005 года
 
А потом подытожил, надписав крупно наискось снизу вверх: Да будет так!
 
О художественных качествах картины мнений, по-видимому, будет столько, сколько зрителей. И так как это первый проект, осуществленный в партнерстве с иностранными специалистами, вполне допускаю, что он не свободен от отдельных 
 
В сердце Евразийского континента, на перекрестке цивилизаций есть земля казахов. Тысячелетиями мы боролись за свою независимость. Отстаивая ее, мы отстаивали свою землю и свою свободу. Поэтому
противоречий и погрешностей. Насколько нам известно, отечественные профессионалы не жалели аргументов и сил, чтобы в работе над обликом будущего фильма провести и утвердить свои собственные диспозиции, точки зрения и соображения. Известно и то, что иностранцы подходили к этим мнениям избирательно, прислушиваясь к одним и отметая другие, повторяя при этом, что за превосходное качество фильма они отвечают головой. Один из эксцессов подобного рода связан с тем, что готовый сценарий, утвержденный после рекомендаций, уточнений и исправлений, внесенных казахскими учеными и специалистами, впоследствии видоизменялся 4 раза...
 
Вызывало недоумение и то, что в процессе монтажа отснятого материала под основательное сокращение подпали сюжетные линии и сцены с актером Тунгышбаем Жаманкуловым, сыгранные им в ходе воплощения образа хана Абулхаира...
 
Если это не досужие домыслы, то, оказывается, около трети от запланированного объема фильма так и не было снято — по причине недостаточного финансирования...
 
Но ведь, как говорится, и Москва не сразу строилась, так что, наверное, нам с вами полезней быть оптимистами: опыт первого совместного казахстанско-американского кинопроизводства — это все-таки тоже результат. Критиковать чей-то труд всегда легче, чем проделать его. Поэтому прав в своей трезвой и спокойной констатации известный казахский ученый-этнолог Акселеу Сейдимбек, отметивший, что «создание этого фильма ознаменовало новый этап в истории отечественного кинематографа».

 

 

загрузка...