БЕЛОКРЫЛЫЕ ПТИЦЫ ПРИЗНАНИЯ

По уверениям отдельных специалистов, в век компьютерных технологий эпистолярный жанр как культура и техника отсроченной коммуникации с использованием традиционных бумажных носителей безвозвратно уходит в прошлое и скоро окончательно канет в Лету.
 
Трудно с этим согласиться, когда видишь тысячи писем, поступающих в адрес Главы государства. Рассказать о них не хватило бы ни времени, ни газетных площадей. Но, с другой стороны, для содержательных и интересных писем всегда желаешь достойной судьбы — чтобы до того, как лечь на архивную полку, они стали достоянием общественности. Потому что поднимаемые в них проблемы и выражаемые мнения выходят за границы личных взаимоотношений авторов и словно просятся, чтобы о них узнало общество.

 

Одним из таких ярких эпистолярных посланий, подкупающих искренностью и заботой автора об общем деле, представляется мне письмо известного писателя Ивана Павловича Щеголихина, присланное Президенту осенью 2004 года.
 
Ивана Павловича нет нужды подробно представлять казах-станцам: он автор более десятка книг, принимаемых читателями с неизменной теплотой. Полагаю, что любителям литературы хорошо знакомо его творчество и в особенности его романы «Снега метельные» и «Дефицит». Наряду с этим Щеголихин известен и переводами произведений классиков казахской литературы на русский язык, что явилось его весомым вкладом в пропаганду нашей национальной культуры на просторах бывшего Союза. Многогранное творчество принесло ему широкую известность, народное признание и авторитет.
 
Неоднократно избиравшийся депутатом Парламента страны, своей активной гражданской позицией и взвешенностью суждений Иван Павлович снискал глубокое уважение сограждан и поднялся до уровня деятелей государственного масштаба. Осталось в памяти многих и то, что в острых, жизненно важных дискуссиях о судьбе казахского народа и казахского языка он неизменно защищал его законные интересы и в своих выступлениях, статьях и интервью призывал коллег к выдержке и пониманию.
 
Обо всем этом я говорю для того, чтобы отметить следующее: всем известны те колоссальные психологические испытания, которые выпали на долю многих, когда в одночасье подкосилась и рухнула самая крупная мировая сверхдержава. Представители десятков народов, до поры проживавшие под одной крышей, весьма неоднозначно восприняли то, что отныне каждая из республик является отдельным, самостоятельным государством. Для миллионов простых людей, волею судеб раскиданных по разным уголкам необъятной страны, возникли трудности в общении — по разные стороны границ оказались члены семей, родственники, друзья. В некоторых странах печальные последствия этого разобщения сохраняются и поныне. И хотя в основе такого дистанцирования лежали трудности сугубо социального и экономического характера, некоторые новоявленные политики постарались использовать их в своих целях. При этом не гнушались разжиганием межнациональной розни, провоцированием недоверия и раздора между государствами.
 
Одним словом, невиданный «девятый вал» тех исторических потрясений разметал всех в разные стороны, и, сообразно своему мировоззрению, гражданской позиции, жизненному опыту и интуитивному чутью, каждый сам выбирал, куда ему плыть и к какому берегу пристать. Однако не все выдержали достойно те испытания: некоторые, казалось бы, умные и образованные люди попросту растерялись в тех условиях, не сумели сохранить объединявшие людей и народы тончайшие нити человеческих взаимоотношений.
 
Были и такие политики из числа наших бывших сограждан, которые, оказавшись на московском властном олимпе, в те самые кризисные 1990-е годы вдруг в одночасье забыв, что именно Казахстан их вскормил и вырастил, поставил на ноги, стали допускать провокационные заявления касательно нашей страны и народа, пытались посеять в них зерна розни. К сожалению, среди них оказались и почитаемые в народе известные писатели. Их имена на слуху, к ним прислушиваются. И чем авторитетней фигура таких людей, тем губительнее наносимый ими вред. Все это лишний раз подтверждает, что только истинные интеллигенты и интеллектуалы, уважающие прошлое и желающие достойного будущего не только своему, но и другим народам, способны с честью пройти через все испытания.
 
Вот вам и причина, по которой к Ивану Павловичу Щего-лихину я питаю глубочайшее уважение. В трудные те годы он проявил себя подлинным гражданином и истинным патриотом нашей страны. Не упиваясь, как некоторые, зельем шовинизма, он постарался внести свой вклад в дело обновления Казахстана и утверждения его как светского демократического государства. На поворотных этапах становления молодого государства, когда намечались и вырабатывались стратегии его будущего развития, депутат Щеголихин высказывался пусть за болезненные, но решительные и столь необходимые реформы. Учитывая мнения и предложения Президента, при необходимости оказывал ему поддержку. В сложные моменты, требовавшие, как никогда, принципиальности, он твердо стоял на своих позициях, не шел на поводу у популистов.
 
Я знал, что Нурсултан Абишевич уважает его за все эти качества. Такие же чувства, как оказалось, питает к Главе государства и Иван Павлович. Полагаю, это можно заметить из содержания его письма Президенту, написанного 27 октября 2004 года.
 
Насколько мне известно, поводом для этого письма послужила встреча с представителями интеллигенции страны, которую Нурсултан Абишевич провел незадолго до этого письма — 21 октября в Алматы. На нее был приглашен и Иван Павлович, у которого к тому времени истек срок депутатского мандата в Парламенте, и он целиком ушел в творческую.работу. Судя по содержанию письма, Президент и писатель успели тогда побеседовать и с глазу на глаз, и этот диалог впоследствии был продолжен обменом письмами.
 
Привожу это письмо дословно, лишь с некоторыми сокращениями.
 
Дорогой Нурсултан Абишевич!
 
После встречи с интеллигенцией, прощаясь, Вы сказали мне два слова, и я был просто ошеломлен тем, что Вы помните наш разговор в Астане после моей отставки. Меня это глубоко взволновало.
 
Я писал Вам неоднократно, но не отправлял, все казалось мелким и суетным... Жена мне говорит: «Ты, пожалуйста, его не раздражай, он самый достойный в мире Президент. Никогда не говорит глупостей. А ты себе позволяешь». А у меня после возвращения в Алматы состояние спада, смена образа жизни, не узнаю город, хаос застройки, машины прут на красный свет, везде хожу пешком, все вижу, невольно сравниваю с Астаной.
 
Вы хорошо напомнили, что нет улиц Шекспира в Лондоне и Хемингуэя в Нью-Йорке, это просветляет мозги и дает наказ подумать о топонимике. Раньше улицы назывались по дорогам и городам — Ташкентская, Капальский тракт, Талгарская, Кастекская, Каскеленская и др. Название «Алматы» утверждать через суд — не предмет судебного разбирательства. Русские без претензий за «Ресей» и «Мәскеу». Франция не судится за «Париж», и Китай не сердится за «Пекин, Китай, китайцы», хотя у них все это произносится и пишется совсем иначе. Так сложилось исторически. Надо привлекать к суду тех, кто постоянно и вызывающе именует преступника уголовного (по фактам, цифрам и приговору) политическим. Привлекать за клевету на судебную власть и на народ вообще, якобы признающий грубое нарушение Конституции: «Не допускается ни в какой форме ограничение прав и свобод граждан по политическим мотивам» (ст. 39, п. 3). Нельзя превращать лицо страны в некую держиморду.
 
Без правых и левых жить можно. Без правых и виноватых жить нельзя.
 
...Вы хорошо сказали, что Глава многонационального государства не может общаться с народом только на одном языке. Почему бы не давать по ТВ все выступления Президента с бегущей строкой перевода — с казахского на русский и наоборот? Это назревшая необходимость, «язычники» должны понять. В бегущей строке не только получение информации для моноязычных, но и попутное обучение двуязычных — вот как, оказывается, можно или даже нужно переводить такое-то слово, такое-то понятие. Появится культура бегущей строки — вкус, отбор, профессионализм. «Рахат-ТВ», как сказала Светлана Татенко, проводя предвыборную кампанию за «Отан» в Западном Казахстане, с успехом использовал бегущую строку и с казахского, и с русского. Перевод во время монтажа для ТВ гораздо грамотнее, интереснее, образнее, чем наспех при синхроне.
 
Встреча с Вами — поверьте! — вдохновляет надолго. Харизма — понятие не политическое, а духовное, особая божественная сила (с греческого — благодать), воздействующая на окружение. Ваша харизма очень высока, призывна и убедительна. Вот почему я предлагаю такие встречи почаще. Не ради жалоб и критики, а именно ради вдохновения и энтузиазма. 
 
Вы слишком заняты, чтобы отвечать, достаточно двух слов от службы, что мое письмо Вами получено.
 
С глубоким уважением и благодарностью
 
И. Щеголихин
 
Вполне допускаю, что каждый читатель по-своему воспримет и оценит уместность или неуместность изложенных в нем наблюдений и доводов. Хотя уверен, что ни у кого не возникнет сомнений в том, что за каждым его словом, идущим из глубины сердца, стоит неравнодушие гражданина и его искренняя заинтересованность в благополучии страны.
 
Что касается его пожеланий относительно сопровождения выступлений Президента по телевидению визуальной бегущей строкой, то они не лишены резона. Во всяком случае, это конкретное предложение по улучшению нашей общественно-языковой практики и социально-коммуникативного быта, рассмотрев которое, специалисты-речевики могли бы поддержать или опровергнуть его. И уж совсем нет нужды доказывать, что судьбу любой рационализации решают не крики «Караул!» И «Тревога!», а именно такие, несуетные и конкретные предложения.
 
Предложение Ивана Павловича не прошло мимо внимания Главы государства, чему свидетельством стало его поручение руководителям соответствующих органов рассмотреть данный вопрос и высказать по нему свое мнение. И если со временем казахско-русская «бегущая строка» станет неотъемлемым атрибутом наших голубых экранов, то это будет еще одним добрым делом. И осуществится оно с полезного совета и легкой руки уважаемого писателя.
 
Даже по этому небольшому письму нетрудно заметить, что И. П. Щеголихин — человек с открытой и щедрой душой, хорошо знающий не только отечественную историю, но и мировое Культурное наследие, и это свое знание подчиняющий делу добра и идеалам созидательности. Поэтому естественны и столь органично воспринимаются его философские наблюдения, за которыми — огромный жизненный опыт. А его крылатая фраза «Без правых и левых жить можно. Без правых и виноватых жить нельзя», предельно простая по форме, но глубокомысленная по содержанию, яркое тому подтверждение. Разумеется, здесь не может не бросаться в глаза парадоксальное совпадение в слове «правый» различных его значений. Но здесь нет никакой двусмысленности, потому что нравственный императив о том, что из-за отдельных авантюристов не должны страдать добропорядочные люди, хорошо читается и понимается на любом языке.
 
Не могу не обратить внимания и на большое уважение и доверительность, с которыми Иван Павлович обращается к Первому Президенту страны, о чем и сам открыто признается в письме. Высокая оценка, данная Главе государства, тем значимее, что исходит от человека, немало повидавшего, на профессиональной и общественной нивах давно состоявшегося и признанного, а посему, — бесспорно, самодостаточного и независимого. А кого оставят равнодушными преисполненные чисто женской заботы слова супруги писателя: «Ты, пожалуйста, его не раздражай, он самый достойный в мире Президент...» Что может быть большей наградой для Главы государства, чем такая оценка одного из простых граждан страны?
 
Ответ на это письмо Нурсултан Абишевич написал самолично, от руки, сразу по получении 10 ноября 2004 года. Написанное кратко, простым языком, оно также содержит откровения, о сути которых нельзя не задуматься. Поэтому его я привожу полностью.
 
Уважаемый Иван Павлович!
 
Благодарю Вас за письмо, которое направили мне 27 октября с.г.
 
Мы с Вами много лет знаем друг друга. Нас сблизили эти бурные, полные борьбы и невзгод годы обретения независимости. Я всегда поражался Вашей активной позиции и пользовался поддержкой с Вашей стороны. Оставайтесь таким.
 
Опять же Вы не остались безразличным к моему разговору с интеллигенцией.
Для меня всегда было тяжело воспринимаемо то, что не понимают меня свои (казахстанцы), которые в первую очередь заинтересованы в политике, проводимой в стране. Также переживаю из-за предательства тех, кого воспитал, растил и поддерживал. Да бог с ними. Не я первый и не я последний.
 
Я учту Ваши предложения. Буду рад читать Ваши письма и советы..
 
Благо нашего многонационального народа и спокойствие в стране — главная моя забота.
 
Здоровья Вам, благополучия.

Ваш Н. Назарбаев
 
Нельзя не признать, что письмо это — не просто дань элемен-тарной вежливости. Ибо в нем пусть кратко, но достаточно остро поднимаются важные проблемы.
 
Всех нас заставляют призадуматься слова сожаления и огорчения Президента по поводу того, что некоторые попросту не понимают его. Но и здесь Нурсултан Абишевич, как многоопытный политик, не дает волю эмоциям, ограничиваясь в определениях лишь обобщенным наименованием «казахстанцы». Хотя подтекст данного фрагмента для меня более чем прозрачен: здесь подразумеваются отдельные наши бывшие высокопоставленные чиновники, которые, подобно хамелеонам, в одночасье изменили свой окрас, превратившись в противников власти, которую до недавнего времени сами представляли.
 
Поразительные метаморфозы. Не углубляясь в историю, вспомним события 20-летней давности: ведь всеобщей мечтой было всего лишь жить достойно, используя богатства страны на процветание собственного народа. Так с какой же такой стати происходит подобное, именно сейчас, когда мы состоялись как нация, когда судьба нашей независимости зависит только от нас и всем нам самое время рука об руку и сердце к сердцу работать на общее дело? «Факелом, растопившим лед декабря» назвал народный поэт-трибун Мухтар Шаханов демократическое выступление молодежи 1986 года, одним из лозунгов которой стало «Каждой республике — своего руководителя».
 
С обретением суверенитета это законное требование народа сбылось.
 
И разве сейчас Казахстан отстает по темпам социально-экономического развития от других постсоветских республик, стартовавших вместе с ним в одно и то же время? Если некоторые все же полагают, что экономику можно развивать более высокими темпами, то кто же им препятствует в этом?
 
И как быть с экспертными оценками ведущих мировых политиков и ученых-экономистов, которые отмечают, что история Казахстана с момента обретения независимости — это график динамичного и поступательного развития по восходящей?
 
И если, задавшись этими вопросами, очистить слова и действия этих квазиоппозиционеров от демагогической шелухи, то каждый без труда обнаружит, что за всеми этими нападками кроются всего лишь эгоистические интересы, властные амбиции и неудовлетворенные популистские влечения. Убедиться в этом несложно — нужно только смотреть на вещи с позиции правды.
 
...Согласитесь, поверяя в письме к писателю свои мысли и чувства относительно тех, кого он воспитывал и поднимал, и кто ответил на это добро черной неблагодарностью, Нурсултан Абишевич как бы «выдал» то, что причиняет ему душевную боль. Раньше я не слышал, чтобы Президент говорил об этом публично. В переписке же с Иваном Павловичем он волей-неволей разоткровенничался. И это достойно понимания. Ведь Президент — такой же, как и все мы, смертные, человек, состоящий из плоти и крови, и ничто человеческое ему не чуждо. Трудно осуждать его за эту «слабость». Но его слова «Да бог с ними. Не я первый и не я последний» характеризуют в первую очередь переживания и обиду простого человека.
 
Письмо это адресовано одному и вполне конкретному человеку. Но эти строки заслуживают того, чтобы о них призадумались все. И кто знает, быть может, именно эти слова самые важные в письме. Эти слова Президента мы должны, нет, мы просто обязаны воспринять как еще одно его предупреждение всем нам. Потому что в них, как в кодированном сигнале, читается: «Народ мой, когда же мы образумимся?! Веками мы терзаемся раздорами, но какую пользу из них вынесли? Стоит нам лишь сойтись воедино, как нас вновь раздирают лоскутьями. И неужто неведомо нам, кто в победе от этих разбродов? И разве не знаем мы: тот, кто предал однажды, способен предать многократно...»
 
Не скрою, в этих словах я почувствовал ноты ярких прозрений и всевременных духовных завещаний столпов истории — от Кюльтегина, Бухар-жырау и Абая до Ахмета Байтурсынова, Миржакыпа Дулатова, Алихана Букейханова, Мустафы Шокая и еще многих, многих, многих... Только бы извлечь из этого урок.

 

 

загрузка...