загрузка...


 «С верой в завтрашний день»

Учреждение института президентства происходило в условиях ожесточенной борьбы, порой на грани не только идеологического, но даже межэтнического раскола.
 
Действительно, опасения и тревоги представителей некоренных национальностей, нагнетаемые кликушескими слухами и домыслами о готовности казахов приступить к основательным «этническим чисткам» на пути к «этнократическому государству», охватили не только парламентские площадки, но и всю территорию страны. А отдельные секретари обкомов партии И; директора крупных производственных объединений, особенно в северных широтах республики, воцарившиеся там этакими «удельными князьями», перешли в политическом диалоге с Алма-Атой на язык откровенного шантажа, за которым для нас замаячила реальная угроза потерять нашу республику наше Отечество, которое разношерстные местные вождьки могли попросту разорвать на лоскутья.
 
4 августа 2009 года в воронежской газете «Коммуна» вышел материал JI. Сурковой, посвященный земляку-воронежцу, бывшему первому секретарю Кустанайского обкома партии, ныне живущему в Москве (его фамилию я не называю намеренно, думаю, что Читатель воспримет это с пониманием!» «Он мог сказать в глаза нелицеприятные вещи М.С. Горбачеву, поспорить с Н.А. Назарбаевым — и при этом оставаться самим собой», — говорится в статье. По-видимому, в разговоре с репортером его собеседник поскромничал, а журналистка из соображений политкорректности сгладила острые углы, поскольку в описываемый период герой статьи и солидарные с ним не просто спорили, а открыто выступали и действовали против Н.А. Назарбаева. Что и говорить, плохо сдерживаемое недовольство потревоженных в своих берлогах медведей показывали тогда очень многие.

 

К тому же в условиях центробежных тенденций, охвативших весь Советский Союз, не было недостатка и в провокаторах-суфлерах, подталкивавших людей на сепаратистскую и ирредентистскую партизанщину. Недаром Нурсултан Абишевич на вышеупомянутом республиканском совещании с участием Президента СССР М.С. Горбачева во всеуслышание сделал раскольникам суровое предостережение: «Кому-то очень выгодно поддерживать сверхвысокое напряжение в целом ряде регионов. Кто-то или сознательно, или по причине, мягко говоря, своей недальновидности подогревает эти процессы. Фактов можно привести много: от гражданской войны в Закавказье до усиления шовинистических, даже монархических, настроений в некоторых областях России.
 
Нас беспокоят, Михаил Сергеевич, ростки великодержавного шовинизма, заботливо лелеемые некоторыми представителями интеллигенции, с восторгом воспринимающими беспардонные советы «пророков» из-за рубежа. Как можно, например, сейчас считать себя интеллигентом в полном, высоком смысле этого слова, если заботы об устройстве своей Родины застят тебе глаза на заботы и проблемы других народов! А ведь автор нашумевшего трактата, широко растиражированного в стране, не постеснялся объявить на весь мир, что, дескать, белорусы и украинцы просто забыли, что они русские, земли казахов, вроде бы, и не их земли. Но что может знать о жизни и подлинной истории Казахстана человек, видевший эту жизнь лишь из-за колючей проволоки сталинских лагерей? Думаю, подыгрывать не самым лучшим чувствам, науськивать один народ на другой — по меньшей мере, безнравственно».
 
Что касается моих личных наблюдений, то остроты и драматизма и без того сложной ситуации добавляли и некоторые представители коренного населения. Один из типичных таких эпизодов относится к начальному периоду нашей борьбы за признание прав родных языков. Вооружившись принятым в 1989 году Законом «О языках в Казахской ССР», мы с большим патриотическим воодушевлением принялись внедрять реальное двуязычие и государственный язык в делопроизводство и документооборот в органах государственного управления. Начинали, разумеется, с себя — с Аппарата Президента и Кабинета министров. Работа эта еще тогда была безбрежной, и я пока не уверен, что и сегодня, на 19-м году независимости, мы достигли поставленных в ней целей — то есть тех стандартов и кондиций, что предписывают нам Конституция и законодательство.
 
...Однажды осенью 1990 года мой коллега, авторитетный и опытный работник, выехал в один из районов с разъяснительной миссией — рассказать местному партийно-хозяйственному активу и представителям общественности о текущих задачах, которые ставил перед собой и решал Аппарат Президента. И только он завел речь о необходимости расширения сферы применения казахского языка, как его начали захлопывать, освистывать и поднимать на смех. Наверное, больше половины сидевших в зале были казахами. Но они смотрели на оратора как на выскочку-авантюриста, и в их глазах прочитывалось однозначное удивление: «Что нам толкует этот уважаемый?» Что ж, и такие дни пришлось всем нам пережить.
 
Но, несмотря на все трудности, именно в период 1990-1991 годов Президент Нурсултан Назарбаев фактически заложил фундамент будущего суверенитета, сформировав его институциональные основы.
 
25 октября 1990 года была принята Декларация о государственном суверенитете Казахской ССР.
 
Декларация стала первым основополагающим законодательным актом молодого государства, обеспечившим дальнейшее развитие государственно-правовой системы страны по пути оформления полной государственной независимости. Более того, она закрепила принцип разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную. При этом Верховный Совет получил прерогативу законодательной власти, Президент, будучи главой республики, - распорядительно-исполнительной власти, Верховный суд — судебной власти.
 
Закономерным стал и следующий шаг Президента Казахстана, направленный на реформу действовавшей тогда структуры государственного управления. В этой связи 20 ноября 1990 года им был подписан Закон «О совершенствовании структуры государственной власти и управления в Казахской ССР и внесении изменений и дополнений в Конституцию (Основной закон) Казахской СОР». Согласно новому закону были учреждены посты вице-президента, Премьер-министра и государственных советников, упразднен Совет Министров и образован Кабинет министров, при Президенте образован консультативносовещательный орган — Совет республики.
 
Также были реорганизованы местные органы государственной власти в лице Советов народных депутатов. Их полномочия были значительно расширены, в том числе за счет передачи в их компетенцию вопросов формирования рыночных отношений и управления коммунальной собственностью.
 
Своеобразными вехами на пути к независимости также стали закрытие Семипалатинского ядерного полигона 29 августа 1991 года, полет 2 октября 1991 года в космос первого казахского космонавта Токтара Аубакирова и первые всенародные выборы Президента Казахстана 1 декабря 1991 года, по результатам которых абсолютным большинством голосов был избран Нурсултан Назарбаев. А 16 декабря Республика Казахстан обрела свою независимость.
 
В своей инаугурационной речи 10 декабря 1991 года Нурсултан Абишевич четко очертил круг первоочередных задач, стоявших перед молодым государством. По сути, это была стратегическая программа, определившая ключевые контуры, в которых в последующие годы и развивалась наша странами благодаря которым независимый Казахстан нынче признают и уважают во всем мире.
 
«Сегодня, в кризисной для общества ситуации — на рубеже двух эпох, фактор времени имеет огромное значение. Нарастающая напряженность в республиках бывшей федерации, острота тех проблем, с которыми мы столкнемся в ближайшие месяцы, не оставляют времени для раскачки, заставляют действовать быстро, решительно и четко.
 
Ныне почти каждому ясно, что история не оставила нам другого выбора, кроме кардинальных изменений производственных отношений. Но и колоссальная сложность поворота к рыночной экономике тоже очевидна почти всем. Однако осуществляемых мер сегодня явно недостаточно. Одни из них ограничены, другие половинчаты, третьи наталкиваются на скрытое и явное торможение консервативных сил, саботаж остатков старо командно-административной системы. Нам необходимо экстренное проведение радикальных взаимосвязанных мер для стабилизации социально-экономической ситуации, поскольку в настоящее время кризис подходит к своей критической отметке.
 
Какие меры нам необходимо предпринять в первую очередь? В политике это шаги, связанные с четким разделением властей, формирование вертикальных президентских структур, что позволит создать стройную систему управления исполнительных органов. Это объективная трансформация Верховного Совета республики в профессиональный Парламент, что связано с необходимостью значительного сокращения депутатского корпуса и разбухших аппаратов местных Советов. Это поддержка политического плюрализма, наряду с безусловным запретом деятельности партий и движений, проповедующих экстремизм и национальную рознь, сепаратизм, направленный против территориальной целостности республики, Это решительные действия по укреплению правопорядка и соблюдению законности. Это сохранение межнационального согласия на основе равенства прав всех казахстанцев, приоритет политической стабильности как основополагающего принципа государственной политики.
 
Каждый из нас на себе испытывает трудности переходного периода — рост цен, инфляцию, дефициты, снижение жизненного уровня. Не совсем уютная жизнь царит вокруг нас. Не могу и не хочу обещать, как я говорил и в ходе предвыборных встреч, что она очень быстро изменится к лучшему. И я был бы неискренен перед вами, если бы не сказал об этом. Через все это надо пройти, стиснув зубы, с верой в завтрашний день».
 
* * *
 
Впереди были трудная борьба за выживание, борьба с кризисом, сопровождавшимся обвалом производства, чудовищной безработицей, тотальным дефицитом, гиперинфляцией, горькие разочарования и яркие победы. Все это было впереди.
 
А пока Нурсултану Назарбаеву было недосуг почивать на лаврах, ибо народу Казахстана и его лидеру еще лишь предстояло сделать свои первые, а потому самые трудные, но столь желанные шаги в качестве свободной суверенной нации...