Дело началось с парламентского голосования — bibliotekar.kz - Казахская электронная библиотека



 Дело началось с парламентского голосования

Судя по распространенным материалам пресс-службы Парламента и по сообщениям средств массовой информации при обсуждении проекта Закона «О выборах» на совместном заседании палат Парламента, состоявшемся 15 марта с.г. депутат Амангельды Айтали внес предложение: «Қазак депутаттар ана тілін білуі шарт деген талапты заңға еңгзейік» — «включить в Закон положение о том, что депутаты-казахи должны знать свой родной язык». В этом инициативном предложении не было ничего необычного. Оно было основано на предписаниях Конституции о том, что «В Республике Казахстан государственным является казахский язык» (п.1, ст.7) и Закона «О языках в Республике Казахстан» от 11.07.1997 г. о том, что «Государственный язык — язык государственного управления, законодательства, судопроизводства и делопроизводства, действующий во всех сферах общественных отношений на всей территории государства» (ч. 2, ст. 4). Да и по закону нашей Республики казахский язык имеет статус официального языка наравне с русским и для работы в высших должностях государственного аппарата требуется не только знание вообще государственного языка, а «свободное владение» им. Общепринято: языковой подготовке, в особенности к изучению государственного языка уделяется серьезное внимание. Это записано и в нашей Конституции: «Государство заботится о создании условий для изучения и развития языков народов Казахстана». В общем-то внесенное депутатом Айталы предложение ничего по сути не меняло: знание государственного языка, независимо от того записано ли оно в избирательном законе или нет, было и остается долженствующей нормой. В практике многих стран знание государственного языка является непременным условием не только для занятия государственных должностей, но и для публичной и образовательной деятельности. Предложение было рамочным, относилось только к депутатам-казахам, да еще вносилось после истечения почти 15 лет со дня приобретения Республикой государственной независимости — ее освобождения от оков Имперской и руссификаторской политики большевизма. Между тем обсуждение внесенного предложения было неровным и нервозным, происходило с заметными оттенками противостояния двух различных позиций. Дело было доведено до голосования. Депутаты, оказавшись в поле активной полемики, не заметили, что такие уязвимые вопросы, относящиеся к сути и свойствам национального вопроса, не решаются голосованием. Предложение с перевесом несколько голосов было отвергнуто. Даже два спикера Парламента — Мажилиса и Сената оказались на разных сторонах голосующих: первый за предложение, а второй против. Следует заметить, что среди голосовавших против — казахи составляли большинство. Одно было несомненно, что казахский язык как государственный язык не находит поддержки в Парламенте. Тут нельзя не вспомнить и не сказать, что история, видимо, повторяется на новом витке. Я был депутатом первых двух созывов Верховного Совета Республики (Парламента) в 1990-1995 годах, — в период когда принимались Декларация о государственном суверенитете (1990г.) Конституционный Закон «О государственной независимости» (1991г.), первая Конституция Республики Казахстан (1993 г.). Это были первые годы Распада Союза ССР, когда еще было сильно его имперское наследие в области национальных отношений. Я был нерядовым членом комиссий по разработке проектов этих важнейших конституционных актов. И было неслучайно то, что в первых двух указанных актах не было вовсе упоминания о государственном казахском языке, исключительно по причине непринятия его значительной частью депутатов просоветской ориентации. Тогда было среди депутатов немало сторонников концепций «О затухании национальной государственности с ее языковой привилегией», «Объявление одного языка государственным противоречит объединению национальностей» и др. Такое положение наблюдалось почти во всех бывших союзных республиках. Тогдашний председатель Верховного Совета Украины Плюш Л. охарактеризовал такие высказывания делом тех групп, которые привыкли «тянуть имперскую волынку» (газ. «Комсомольская правда», 1991, 14 ноября).
 
Парламент Республики за годы своей деятельности немало сделал в создании системы нового законодательства и его заслуги в этой области значительны. Голосование, о котором вдет речь, сделало Парламент прозрачным в его отношении к государственному языку и в части понимания и трактовки депутатами одного из фундаментальных конституционных принципов о том, что Парламент сознает свою «ответственность за судьбу казахской нации» (из Декларации о государственном суверенитете, преамбула), осуществляет свою деятельность «созидая, государственность на исконной казахской земле» (из действующей Конституции, преамбула).