Главная   »   Парламент Казахстана в трудные годы провозглашения независимости. С. З. Зиманов   »   1.7. Имперская политика в национальных отношениях — одна из главных причин Декабрьских событий в Алма-Ате. Авторские записки


 1.7. Имперская политика в национальных отношениях — одна из главных причин Декабрьских событий в Алма-Ате. Авторские записки

То, что Советский Союз, вышедший победителем во второй мировой войне, считавшийся одним из могущественных держав мира, обладавши многомиллионной хорошо вооруженной армией и корпусом преданных идеалам социализма-коммунизма чиновников плавно организованной экономикой, через три года после Декабрьских событий в г. Алма-Ате в «одночасье» развалился на части и перестал существовать, говорило о многом важном. Он — СССР к этому периоду уже был «беременен» революцией, хотя никто этого со стороны тогда не предполагал. Проимперская политика в национальных республиках, входивших в состав Союза пресловутый лозунг строительства «безнационального» государства в многонациональной стране, за которой просматривалась новая, изощренная имперская политика «русификации» в национальных регионах, особенно остро бескомпромиссно и болезненно проводились особенно в Казахстане. Про-тестное декабрьское выступление в г. Алма-Ате, костяком которого была казахская студенческая молодежь, произошло в самое и без того «болезненное» время для союзной державы. В этом состояло общее и особенное в содержании и причинах Декабрьских событий.

 
Декабрьские события 1986 года в г. Алма-Ате зрели и подготавливались подсознательно намного раньше и формирующие их корни были связаны с явной деформацией национального вопроса в стране, расцениваемой в массах союзной и автономных национальных республик как отход от принципов ленинской национальной политики, которым учили молодежь и о которых говорили в своих лекциях профессора по гуманитарным наукам. Пропагандируемая большевистская установка была построена так, что Ленинские мысли о самоопределении советских народов включало три определения в единстве: во-первых, они объединяются в Союз добровольно в общефедеральных и национальных интересах; во-вторых, объединяются они как равноправные республики и на равных условиях; в-тре-тьих, при таком объединении не уничтожаются, а сохраняются позитивные национальные традиции и создаются условия для их саморазвития, самоопределения и самоутверждения в рамках автономии. Согласно идеологической установки тех лет, больше реализуемой в теории, нежели на деле, в реальной действительности, в Советском Федеративном государстве, каждая союзная республика относительно суверенна (в Конституции именовалась как «национальная государственность») и все вместе суверенны. Каждая такая Республика передает часть своих прав Союзу, наделяет его общенациональными полномочиями, чтобы это был сильный центр — источник благополучия всех составляющих его частей и каждой в отдельности, и чтобы была сильной каждая Республика, поддерживаемая федерацией и всеми другими его членами. Во внутренних федеральных отношениях нет диктата или насилия над волей объединившихся народов или они допускаются в такой мере, какой необходимы для устранения отклонений, выходящих за рамки общих интересов и для обеспечения безопасности федерации и входящих в нее народов, образовавшихся в автономные земли и Республики. Такова была модель национальных, национально-политических отношений в устах идеалов большевизма на начальном этапе строительства социализма в стране Советов.
 
Коммунистическая партия Советского Союза, стоявшая во главе страны, воля и политика которой были определяющими во внутренних и внешних отношениях, начиная с 50-х годов XX века взяла курс на идеологическую подготовку и на теоретическое обоснование нового курса по «модернизации» политической организации общества с явным уклоном принудительного введения нового общенационального этнополитического понятия «Советский народ» в место понятий «нация» и «национальность». Все это началось с громогласного и официального заявления о том, что в Советском Союзе «национальный вопрос решен окончательно». По сути это означало, что в социально-политической жизни общества и государства более не существует специального, относительно самостоятельного национального вопроса, как это было принято прежде. Из этого вытекал и другой вывод о том, что советское национально-государственное строительство выполнило свою основную миссию и его дальнейшая деятельность будет сведена к поддержанию того, что сделано и к их дальнейшей интернационализации, понимаемой как постепенное его упразднение.
 
Появились значительная политическая литература и заказных трудов о постепенном отмирании советских автономии и о преимуществах сильного централизованного государства без его деления на союзные и автономные республики. С большим упорством в сознание масс стала внедрятся идея слияния наций, каждая из которых якобы уже потеряла право на относительно самостоятельное существование как этническая общность. В директивных документах официальной власти и в трудах ряда ученых, находящихся на ее идеологической службе, эта идея определилась как непосредственная задача, которую надо решать в ближайшем будущем. Бывший член Политбюро ЦК КПСС П.Е.Шелест откровенничал о том, что М.А.Суслов, возглавлявший всю идеологическую работу в партии в течение ряда десятилетий почти до начала 80-го года XX века «очень настаивал на быстрейшим слиянии наций их языков и культуры». Писали «о постепенном затухании» национального и о том, что советская национальная государственность — союзные и автономные республики — в процессе своего развития якобы утратили свои основные национальные признаки, по существу и по форме «превратилась в многонациональные административные структуры».
 
Именно в этой идеологической среде формировалась национальное про-тестное сознание в Союзных Республиках и оно явилось одной из мощных сил и факторов, приведенных к распаду Союза ССР. В основе Декабрьских событий 1986 года в г. Алма-Ате, лежали эти же мотивы. Была большая доля правды в словах Г. В. Колбина, сказанных им на ночном партийном активе 17 декабря 1986 года о том, что Декабрьские события произошли «не из-за меня». Это большей части был лишь поводом — его назначение первым секретарем ЦК Компартии Казахстана вместо Д.А. Кунаева.
 
После Декабрьских событий 1986 года, происшедших в столице Казахской Советской Республики, в г.Алма-Ате проблемы национальных отношений и о путях их усовершенствования и модернизации, разумеется, на советской основе, стали превалирующей тематикой в идеологической работе высших партийных органов Союзного государства и союзных республик, особенно в Казахской ССР. Центральный комитет Коммунистической партии Казахстана, в ведении которого была сосредоточена вся полнота власти в регионе, в том числе и идеологическая, активно проводил и планировал проведение серий республиканских и областных мероприятий, в том числе специальные заседания политбюро и пленумы ЦК КПК, посвященные национальным вопросам. Мне приходилось в эти периоды представлять записки и материалы как по обращению ко мне партийных работников и по своей инициативе, в которых я излагал свое видение состояния и проблем развития национальных отношений. Тогда в ум не приходило, что советская имперская власть рухнет так скоро со своей национальной политикой.