Главная   »   Образование Букеевской орды и ее ликвидация. Билял Аспандияров   »   Билял Аспандияров (1886—1958): Страницы жизни


 Билял Аспандияров (1886—1958):

Страницы жизни

 

 

Начало XX века в Казахстане было щедрым на талантливых людей. Отчасти это объяснимо исторически обусловленной преемственностью духовно-нравственных традиций, заложенных Абаем, Чока-ном, Ибраем, продолжением и развитием их просветительских идей. Но, видимо, и само время, ознаменованное мощными социальными потрясениями, вызвало к жизни плеяду выдающихся имен: Алихан Букейханов, Ахмет Байтурсынов, Миржакып Дулатов, Шакарим Ку-дайбердиев, Мухамеджан Тынышпаев, Магжан Жумабаев, Санжар Ас-фендияров, Смагул Садвакасов...
 
Этот блистательный ряд можно и должно продолжить. Наша задача сейчас заключается в том, чтобы попытаться высветить имя малоизвестное, по ряду объективных и субъективных причин замалчиваемое, но от этого не менее интересное, значимое. В определенной мере знаковое, потому как принадлежит человеку, воспринявшему и развившему в себе то, что определяло зарождение в Казахстане в первой трети XX века целого класса интеллигенции, представители которого ощущали великий интерес к знанию, к прошлому и будущему своей страны, своего народа, ко всему тому, что определяется словами нравственность, образование, наука, культура в самом высоком их смысле.
 
Жизнь Биляла Аспандиярова, человека широкого диапазона научных интересов, наверное, очень точно отражает знаковость его неординарной судьбы, отсвет удивительного и в то же время полного драматизма времени.
 
Он родился в 1886 году в Карабалыкском районе Костанайской области в семье шаруа. Рано лишился родителей (матери — в полтора года, отца — в четыре). Детство провел в невзгодах.
 
Ему было двенадцать (в 1898 году), когда при помощи старшего брата Билял Аспандияров, “сын казаха из кипчакских родов”, как говорил он о себе, поступил в двухклассную русско-казахскую школу, созданную Ибраем Алтынсариным, его дальним родственником.
 
В “Школе Алтынсарина” детей брали на “казенный счет”, на полное обеспечение — питанием, одеждою, учебниками. Но главное, школа эта давала детям такой запас знаний, пробуждала к ним столь активный интерес, который во многом влиял на формирование характера ребенка, определял его будущее развитие. Достаточно вспомнить “Хрестоматию” Алтынсарина, “Азбуку” Толстого, книги для детей Ушин-ского и другие. В них — обширный круг знаний о мире, об истории, географии, литературе… Это определяло уровень базы, тягу к самообразованию, самовоспитанию, которые могли бы дать в дальнейшем зрелые, полновесные всходы.
 
Не случайно поэтому в 1904 году, после успешного завершения учебы, выпускник двухклассной школы Билял Аспандияров подает прошение на имя генерал-губернаторства Тургайского округа о назначении ему государственной стипендии, которая позволила бы ему учиться дальше в Казанской учительской семинарии. Просьба осталась неудовлетворенной. Наконец, после многих мытарств, Аспандияров поступает в Оренбургскую учительскую семинарию.
 
Это было время, когда волны первой русской революции докатились до казахской Степи. Аспандияров тоже вступает в борьбу казахской молодежи за гражданские права. В 1906 году его “за действия, известные ему самому”, исключают из учительской семинарии. Позже он с трудом восстанавливается и в 1909 году успешно завершает учебу.
 
Билял Аспандияров возвращается в родной аул и учительствует в ряде школ (начальных, средних и пр.) Кустанайского уезда по 1922 год. Сначала при помощи сельчан он открывает начальную школу. Первые шаги молодого учителя, обучавшего детей не религиозным канонам, а по “Хрестоматии” Алтынсарина и учебникам виднейших русских педагогов, старавшегося дать детям светские знания, встречают резкое сопротивление мулл и невежественной знати.
 
В письме, направленном в те годы одному из своих друзей, он пишет: “Из-за гонений, устроенных мне, очутился в местности Бес-тюбе. И здесь не дают покоя. Все можно пережить, лишь бы дали возможность учить детей...”
 
Служа учителем, Билял Аспандияров одновременно основательно готовится для поступления в университет. Однако осуществить это свое желание в то время ему не удается.
 
Но меняются времена. В начале 20-х годов Билял Аспандияров назначается членом Кустанайского уездного комитета просвещения и принимает активное участие в создании школ на Кустанайщине, в привлечении детей к обучению. Одной из заметных вех в его жизни стала организация в 1923 году педагогического техникума в Кустанае, в котором он директорствовал до 1925 года.
 
В июле 1925 года Б. Аспандияров по решению Народного комиссариата просвещения направляется в Алма-Ату заведующим Жетысуй-ским губернским отделом народного образования. В этой сфере деятельности он тесно сотрудничает с Ахметом Байтурсыновым, Миржа-кыпом Дулатовым, Смагулом Садвакасовым, Санжаром Асфендияро-вым и др. Б. Аспандияров открывает в Семиречье (Жетысу) десятки школ. Благодаря его усилиям сотни детей начинают учиться. Он принимает активное участие в организации работы Института просвещения и педагогического техникума в Алма-Ате, в подготовке учительских кадров.
 
Он является делегатом пятого Всероссийского съезда заведующих отделами народного образования, проходившего в Москве в 1926 году. По роду своей деятельности Б. Аспандияров тесно взаимодействует с российскими деятелями просвещения А.В. Луначарским и Н.К. Крупской.
 
Отличительной чертой Аспандиярова была неуемная тяга к знаниям, самообразованию. В 1928 году, уже в зрелые годы, продолжая работать в Губоно, Билял Аспандияров поступает в Казахский государственный университет (позже Казахский педагогический институт, ныне — АТУ имени Абая), в организации которого он, как руководитель Губернского отдела народного образования, оказывал помощь Санжару Асфендиярову — первому ректору этого первого в республике вуза.
 
В декабре 1931 года Б. Аспандияров заканчивает историко-экономическое отделение КазПИ. Тогда в этом институте преподавали, в частности, высланные в Казахстан ученые — академик Е.В. Тарле, профессор Н.А. Кун. По окончании института Билял Аспандияров продолжает интенсивно работать над собой — штудирует труды В.В.Бар-тольда и других классиков гуманитарной науки, углубляет свои знания ряда восточных языков, самостоятельно овладевает основами европейских (иностранных) языков.
 
Тридцатые годы стали трагическими в нашей истории. Начались расправы над любым инакомыслием. Но это же время было ознаменовано огромной по масштабу работой в области образования и культуры. Именно тогда закладывались прочный фундамент будущего всеобуча и традиции новой образовательной системы.
 
В числе тех, кто с энтузиазмом включился в эту работу, был и Билял Аспандияров. Он организует первые в республике годичные курсы по подготовке преподавателей для системы кооперации, преподает в Институте просвещения и педтехникуме. Занимается педагогической деятельностью в Алма-Атинском комвузе, институте журналистики, в КазПИ (ныне АТУ им. Абая), зооветеринарном, горно-металлургическом (ныне КазНТУ им. К.Сатпаева), а в послевоенные годы — также и в женском педагогическом и юридическом институтах. В разные годы он проводит занятия, читает лекции по курсам всеобщей истории, истории СССР, логики и психологии и др.
 
Сохранился документ — отзыв ректора Алма-Атинского комвуза Давлетгалиева от 01.01.1933 года о том, что “по отзывам студентов, а также заведующих отделениями тов. Аспандияров был одним из самых лучших педагогов Комвуза — теперь ВКСХШ. На основании этого, а также принимая во внимание его многолетний педагогический опыт и наличие ряда его печатных трудов, Ректорат ВКСХШ считает, что тов. Аспандияров достоин присвоения ему звания доцента по экономической географии”.
 
Преподавательскую работу Билял Аспандияров сочетает с научно-методической и организационной работой, выполняя отдельные задания Наркомпроса республики. Так, по поручению Института школ Б. Аспандияров работает над вопросами методики преподавания в средней (казахской) школе, занимается обследованием состояния школ и оказанием им помощи.
 
В 30-е годы Наркомпрос и Секретариат Крайкома ВКП(б) придавали исключительное значение делу обеспечения массовых школ новыми учебниками, необходимости досрочного завершения работ по их составлению (документ от 01.02.1932 года за подписью зав. учебнометодическим сектором Наркомпроса Турманжанова). Одним из авторов учебников был Б. Аспандияров.
 
Он внес большой вклад в разработку и создание учебников и учебных пособий по русскому языку для казахских школ и казахских учителей (“Русская книга для казахских школ” (1931), “Уроки русского языка для казахских учителей-заочников” (1931), “Русский букварь” (1932), “Самоучитель русского языка для взрослых казахов” (1932), “Учебник русского языка для начальной школы” (1934) и др.).
 
Во второй половине 30-х годов Билял Аспандияров, работая в секторе языка Казахского филиала АН, участвует в составлении разных словарей. В характеристике, данной ему С.Аманжоловым — заведующим сектором языка КазФАН, отмечается:
 
“Тов. Аспандияров, Билял Аспандиярович, является активным работником в области казахского языковедения, имеет хорошую теоретическую подготовку, прекрасно владеет русским языком, имеет многолетний педагогический опыт и ряд печатных трудов… В данное время т. Аспандияров Б.А. активно участвует в составлении всех словарей (русско-казахского, казахско-русского и академического словаря казахского языка), которые будут выпушены КФАН в скором будущем”.
 
Билял Аспандияров является одним из составителей двухтомного русско-казахского словаря, вышедшего в 1946 г., двухтомного Толкового словаря казахского языка (1959, 1961).
 
С 1942 года по 1945 год Билял Аспандияров работает старшим научным сотрудником в Институте партии (филиале ИМЭЛ) в Алма-Ате. Он занимается переводом на казахский язык произведений классиков марксизма-ленинизма, связанных с вопросами обороны страны. В первые военные годы издает тридцатитысячным тиражом свой “Учебник русского языка для военнообязанных казахов” (1942 г.).
 
С апреля 1945 года Билял Аспандияров работает в Институте истории, археологии и этнографии АН Каз.ССР старшим научным сотрудником в отделе истории XIX века и дореволюционного Казахстана (отделом заведовал Б.С. Сулейменов) и направляет свои усилия на завершение начатых им ранее поисковых работ по Букеевской (Внутренней) орде.
 
Билял Аспандияров стал одним из первых историографов, кто осуществил комплексное (системное) изучение истории Букеевской орды (ханства). История Букеевской орды была разработана и написана им на основе огромного массива архивных документов, а также базовых литературных источников. Большая часть документов была впервые введена в научный оборот.
 
По результатам своих изысканий по теме “Образование Букеевской орды и ее ликвидация” Б. Аспандияров в 1947 году защитил кандидатскую диссертацию.
 
Официальными оппонентами этой его работы были член-корреспондент АН Каз.ССР А.Х. Маргулан, кандидат исторических наук А.Б. Турсунбаев. Имеется также рецензия канд. ист. наук В.Ф. Шахматова. Все они дали высокую научную оценку представленной на защиту работе Б. Аспандиярова.
 
Б. Аспандиярову удалось в своей работе преодолеть основной недостаток опубликованных до революции 1917 г. исследований по истории Букеевской орды, в которых, по его мнению, изучение проблемы тогда “велось главным образом с точки зрения колониальных интересов Российской империи”, вследствие чего “казахи этой орды рассматривались… не как субъект исторического процесса, а как объект колониальной политики царизма”.
 
Монографическое исследование Б. Аспандиярова было одним из первых, пионерских.
 
Диссертация Б. Аспандиярова “Образование Букеевской орды и ее ликвидация” изначально (с декабря 1947 года) хранилась в архиве Института истории, археологии и этнографии (инв. N 387), а с 1962 года — в Центральной научной библиотеке АН Каз.ССР в диссертационном фонде под N 649 (справка ЦНБ от 1.06.2000 г.). Другой ее экземпляр — в семейном архиве ученого.
 
В июле 1948 года Б. Аспандияров принял участие в дискуссии по книге Е.Б. Бекмаханова “Казахстан в 20—40 годы XIX века” и выступил против основных оппонентов Е.Б. Бекмаханова, открыто встал на его защиту, аргументированно поддержал научную позицию автора.
 
Позже, во время одной из дискуссий он защищает молодого сотруд-ника-юриста С. Зиманова — от нападок В.Ф. Шахматова, а Б. Су-лейменова — от нападок архивиста Чумака.
 
В конце 40-х — начале 50-х годов Билял Аспандияров приступает к разработке сложнейшей проблемной темы “Образование трех казахских жузов”, которая была утверждена и включена в план 1950 года по ИИАЭ АН Каз.ССР.
 
В конце 1950 года в газете “Правда” была опубликована статья “За марксистско-ленинское освещение вопросов истории Казахстана”, призывающая к очередной “чистке” истории от проявлений “буржуазного национализма”.
 
В том же 1950 г., спустя три месяца после утверждения, тема “Образование казахских жузов” была исключена из плана ИИАЭ АН Каз.ССР.
 
На долгие годы на эту тему был наложен официальный запрет.
 
Тем не менее, невзирая на создавшуюся обстановку, Б. Аспандияров целеустремленно продолжал работу над этой темой (“Образование казахских жузов”), “но только за вычетом той ее части, которая связана с научной командировкой в Центральные архивы”.
 
Б. Аспандияров подготовил к публикации ряд научных статей. В личном архиве ученого сохранилось значительное количество материалов, собранных им по различным аспектам истории казахов.
 
Б. Аспандияров собрал, обработал и проанализировал большой массив архивных, летописных, фольклорных материалов и устных исторических преданий по этой проблеме, разработал структуру и подробный проспект будущей монографии.
 
Вот что было проделано им, например, за 1950 год:
 
1. “Предварительно составив перечень литературных источников, я просматривал труды по истории дореволюционных авторов. В процессе работы выявилось, что в местных библиотеках не оказалось многого из того, что мне необходимо было просмотреть, и я ограничивался лишь тем, что было здесь в наличии, хотя оно было далеко недостаточно для моей работы.
 
2. Просмотрено мною всего 170 книг — разных авторов, из них собственноручно выписаны мною нужные для моей темы данные в объеме 150 рукописных страниц.
 
3. Просмотрено мною родословие Малого жуза.
 
4. Делал я разыскание и в области фольклора; мною собраны данные, отражающие характерные периоды истории казахов.
 
5. На основании имеющихся у меня материалов написаны мной, в черновом виде, две статьи, которые я намерен перевести на казахский язык.
 
Кроме того:
 
1. По распоряжению Президиума АН проводил летом (с 1.7 по 8.8 1950 года) курсы преподавателей логики и психологии средней школы, читал им теоретический курс логики.
 
2. По поручению Министерства просвещения Каз.ССР я участвовал в качестве консультанта и переводчика на казахский язык учебника “Логика” для средней школы (он уже вышел из печати)”.
 
В характеристике, выданной директором института истории, археологии и этнографии АН Каз.ССР С.Н. Покровским и секретарем партийной организации А. Нусупбековым, отмечается, что в 1948— 1949 гг. Б. Аспандияров работал над составлением документального сборника по истории Букеевской орды, а в 1951 г. он собирал материалы по теме “Образование казахских жузов”.
 
В конце 1952 года, в период очередного вала репрессий, были арестованы и осуждены на длительные сроки (на 25 лет) как “буржуазные националисты” видные казахстанские историки — Е.Б. Бекма-ханов, Б.С. Сулейменов.
 
В сложившейся ситуации Билял Аспандияров подвергся мощному моральному давлению, административному третированию. Он был лишен командировок в Центральные архивы, возможности работать над актуальной проблемной темой “Образование трех казахских жузов”, не аттестован в должности.
 
В конце 1952 года Б. Аспандияров направил в Президиум Академии наук Каз.ССР рукопись двух своих статей, подготовленных к печати, — “Критические заметки по вопросу о происхождении наименования казахов” и “Некоторые сведения о местах обитания казахов в древности”, на которую поставил резолюцию Д.А. Кунаев, избранный в том же 1952 г. Президентом АН Каз.ССР, — “т.Сауран-баеву, 22/XII — 1952 г.”. Неизвестно, как сложилась бы судьба Биляла Аспандиярова, попади эта рукопись в тот непростой 1952 год в другие руки.
 
Билял Аспандияров был лишь уволен из Института истории, археологии и этнографии, в 1953 году был переведен на “переквалификацию” в Институт языка и литературы младшим научным сотрудником. Он не был подвергнут более жестоким репрессивным мерам благодаря оказанной поддержке, а также известной многим его последовательной гражданской позиции и профессионализму, которые ценились как в научной среде, так и в высших эшелонах власти.
 
В своем Отчете от 17.05.1957 года он уже в качестве младшего научного сотрудника Института языка и литературы АН Каз.ССР отмечает следующие работы, выполненные им помимо плановых работ по ИЯЛ, за период 1952-1957 гг.:
 
1. “Работал по подготовке к печати (сверка, техническое оформление и пр.) макета первого тома “Истории Каз.ССР”, 3-е изд.
 
2. Участвовал в археографической обработке и составлении “Документального сборника по истории Букеевской орды” — объемом в 950 маш. стр. Этот сборник по Букеевской орде окончательно был отредактирован, подготовлен к печати, отпечатан в 3-х экз. Исполнителем этого труда были Аспандияров, Санджиев и архивист Киреев. Значительная часть этого труда выполнена лично мною, Аспандияро-вым. Издание этого сборника задерживалось по не зависящим от нас обстоятельствам, т.е. из-за выхода зав. отделом досоветского периода истории Б.С. Сулейменова из ИИАЭ. В настоящее время “Документальный сборник истории Букеевской орды” (1950 г.) хранится в архиве Института ИАЭ.
 
3. Мною написан ряд научных статей:
 
а. “Некоторые данные о местах обитания казахов в древности”, рукопись, объем 24 маш. страницы;
 
б. “К вопросу об образовании казахских жузов” в объеме 30 маш. страниц.
 
Эти работы также хранятся в архиве Института ИАЭ.
 
По индивидуальной работе:
 
1.Написана вводная часть моей тематической работы — “Образование казахских жузов” (по материалам исследования) — рукопись.
 
2. Написан “Обзор литературы, отдельных высказываний и взглядов по вопросам о “Казахских жузах” (материалы исследования) — рукопись.
 
3. “Некоторые вопросы топонимики Казахстана” (написана в разрезе историко-лингвистическом).
 
4. “К истории реки Сырдарьи” (написана в аспекте истории и лингвистики).
 
5. Мною написана и опубликована в ж. “Советский Казахстан” за 1955 г., N 4, критическая статья под заголовком “Издание, требующее переработки” (о “Казахско-русском словаре”, авторы Г.Мусабаев и X.Махмудов, Изд. АН Каз.ССР, 1954)”.
 
К глубокому сожалению, все работы Биляла Аспандиярова, посвященные принципиальным проблемам истории казахов (включая его диссертацию), ранее не публиковались, да и не могли быть опубликованы в период идеологического давления, репрессий второй половины 1940-х — начала 50-х годов, направленных против цвета национальной интеллигенции.
 
Билял Аспандияров размышлял над причинами происходящего, делал заметки, наброски для себя. Он рассматривал эти события в широком контексте, как явления, ведущие к деградации исторической науки.
 
Вот пример из его записей тех лет: “Надо со всей прямотой признать, что в последние годы наши ученые не проявляют должного интереса к вопросам истории: теоретические вопросы обходятся молчанием. Из-за боязни впасть в формализм, из-за перестраховки. Возложив на кого-нибудь часть какой-либо ответственности, заручившись чьей-либо поддержкой или каким-либо иным способом, они стремятся уменьшить или снять с себя ответственность, застраховать себя от каких-либо нежелательных последствий. А это, в свою очередь, свидетельствует об их научной несостоятельности”.
 
В заключение отметим, что Билял Аспандияров был последовательным сторонником нравственной педагогики Ибрая Алтынсарина и Льва Толстого. Суть его нравственной и гражданской позиции заключалась в том, что каждый человек должен обладать, по меньшей мере, следующими качествами: стыд, совесть, честь, долг, профессионализм, не быть “флюгером”.
 
В своем выступлении в июле 1948 года он, обращаясь к молодым историкам, говорил:
 
“У меня единственное желание, чтобы была наша великая Родина, чтобы мы едиными общими усилиями очистили историю казахов от того мусора, которым она загромождена. Призываю Вас всех объективно, без вкладывания героического темперамента, серьезно, хладнокровно обсудить эту проблему. Давайте общими усилиями разрешим этот запутанный вопрос”. Слова эти особенно актуальны в наши дни.
 
Скончался Билял Аспандияров в 1958 году в Алма-Ате в возрасте 72 лет.
 
Он оставил после себя богатое научное наследие в различных областях знаний. Оно еще ждет своих читателей и исследователей.
 
Олжас СУЛЕЙМЕНОВ Постоянный представитель
Республики Казахстан в UNESCO,
писатель, ученый-лингвист, общественный деятель
 
<< К содержанию                                                                                Следующая страница >>