Главная   »   О моем времени. Динмухамед Кунаев   »   ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. КАЗАХСТАНСКИЕ ЛИДЕРЫ — КТО ЕСТЬ КТО


 ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

КАЗАХСТАНСКИЕ ЛИДЕРЫ — КТО ЕСТЬ КТО
З а 25 лет секретарской работы вместе с членами бюро ЦК мы решили немало сложных проблем, связанных с социально-экономическим развитием республики и ростом кадров. Много было выдвинуто молодых способных организаторов, прошедших хорошую школу политической закалки. На партийную, советскую, научную и хозяйственную работу направлялись тысячи коммунистов. Многие из них плодотворно трудятся до сих пор. Сейчас в республике имеются десятки, а то и сотни таких крупных руководителей, которые способны выполнять любую самую ответственную работу.
 
В моей деятельности неоценимую помощь и поддержку оказывали многие члены ЦК и бюро ЦК.
 
Особенно хотелось отметить В. Титова, который работал вторым секретарем ЦК КПК. Титов был замечательным человеком и отличным организатором. Он прошел хорошую школу на Украине, был секретарем Харьковского обкома, секретарем ЦК КПСС. Коммунисты и трудящиеся республики долго будут помнить этого обаятельного и принципиального человека. Он выехал из республики в связи с назначением первым заместителем представителя в СЭВ. Работал в Москве, постоянно поддерживал связь с республикой.
 
Заметный след нa казахстанской земле оставил В. Месяц, работавший вторым секретарем ЦК КПК после Титова. Месяц, воспитанник московской партийной организации, немало потрудился для укрепления партийных рядов Казахстана. Он уехал из республики в связи с назначением министром сельского хозяйства СССР. С Месяцем мы трудились сплоченно и дружно.
 
После отъезда Месяца вторым секретарем был выдвинут Коркин. Он работал в Казахстане с 1949 года. Со дня основания до выплавки чугуна и производства проката белой жести он работал на строительстве Карагандинского металлургического комбината. Затем вырос до министра строительства, позже его избрали вторым секретарем ЦК КПК. Работали мы с ним слаженно. Коркин был оперативным работником и толковым организатором. Сложившаяся обстановка потребовала направить его в Караганду, где он был избран секретарем обкома КПК.
 
Он вложил много сил в строительство крупных объектов тяжелой, легкой и пищевой промышленности, а также энергетики и коммунального хозяйства. Коркин выехал из Казахстана в связи с назначением первым заместителем министра угольной промышленности СССР.
 
Довольно продолжительное время на посту председателя Совета Министров КазССР работал Б. Ашимов. В свое время он был вторым секретарем Кокчетавского обкома, председателем Карагандинского облисполкома, первым секретарем Талды-Курганского обкома. С 1970 по 1984 год работал председателем СМ КазССР. На своем посту, исходя из своих возможностей, он честно выполнял свои обязанности. Ушел на пенсию с поста председателя Президиума Верховного Совета КазССР.
 
В идеологии созидательную работу проводил С. Имашев. Он прошел хорошую школу от инструктора обкома и до секретаря крайкома и секретаря ЦК КПК по идеологии. По заданию бюро ЦК в проводимой им работе он вносил немало дельных предложений по дальнейшему росту культуры казахского и других народов, проживающих в республике. Имашев был выдвинут Председателем Президиума Верховного Совета КазССР. В этой должности он, к сожалению, работал очень мало времени и в расцвете сил ушел из жизни.
 
Как уже отмечалось, на большую руководящую партийную и советскую работу были выдвинуты сотни людей. Одним из выдвиженцев был Н. Назарбаев.
 
Секретарь Карагандинского обкома Банников был переведен на работу в Иркутск. Вместо него по рекомендации ЦК КПК был избран Акулинцев. Несколько лет спустя отраслевым секретарем обкома предполагалось избрать местного товарища. Я дал соответствующее задание отделу партийных органов ЦК и вскоре на этот пост была предложена кандидатура Н. Назарбаева, работавшего в Темиртауском горкоме партии, а затем секретарем парткома Карметкомбината. В его анкете было указано, что имеет Темиртауское втузовское образование, учебу в Высшей партийной школе. На самостоятельной партийной и хозяйственной работе не был. Горком партии характеризовал его положительно.
 
Я решил позаботиться о дальнейшей судьбе молодого коммуниста и на бюро ЦК поддержал его кандидатуру. Через некоторое время он стал вторым секретарем обкома. В один из своих приездов в Караганду вместе с Акулинцевым, Досмухамедовым и Назарбаевым мы совершили поездку в Кар-каралинск. Тогда я с ним познакомился поближе. Н.Назарбаев, признаюсь, мне понравился и, когда пришло время, я
рекомендовал его на должность секретаря ЦК КПК по промышленности.
 
Конечно, работать секретарем ЦК ему было трудно, и он очень смутно представлял задачи, стоящие перед ним в этой должности. А с сельским хозяйством был и вовсе незнаком. Он нуждался в повседневной помощи, и я оказывал ему ее. Постепенно он прошел «университеты» планирования, финансирования народного хозяйства, составления бюджета и задач, стоящих перед республикой в области промышленности и сельскохозяйственного производства. Самым главным плюсом Назарбаева была его молодость и энергия. И кто, как не мы, должны были заботиться о своей смене. Поэтому, когда председатель СМ КазССР Б. Ашимов стал председателем Президиума Верховного Совета КазССР, я рекомендовал Назарбаева главой правительства. Не все члены бюро ЦК поддержали кандидатуру Назарбаева, но я настоял на своем.
 
Работа в СМ республики у него не всегда шла гладко. Пришлось и здесь его поправлять и указывать на его упущения. Ради него самого, ради улучшения работы СМ.
 
Говоря об этом, совсем не хочу разжигать страсти и копаться в прошлом. При сегодняшнем бедственном положении народа, резко ухудшающемся из месяца в месяц, положения в экономике и угрозе распада страны, мне искренне хочется пожелать Назарбаеву успехов в его деятельности. И хочу верить, что на посту Президента Казахстана он преодолеет трудности и найдет пути быстрейшего выхода из глубокого кризиса.
 
У меня есть возможность назвать имена людей, которые плодотворно трудились на благо нашей республики. Это первые секретари областных комитетов партии: Морозов, Кручина, Демиденко, Ауельбеков, Кусаинов, Неклюдов, Милкин, Рамазанов, Аухадиев, Жакупов, Сагдиев и другие товарищи. О некоторых из них позволю себе сказать чуть подробнее.
 
Бектурганов был секретарем райкома, обкома в Кокчетаве, возглавлял партийную организацию в Актюбинской и Кзыл-Ординской областях. С поста секретаря Джамбулско-го обкома ушел на пенсию. Он был одним из активных организаторов подъема целины.
 
Протозанов около 14 лет был секретарем Восточно-Казахстанского обкома КПК. Очень много сделал для развития производительных сил области. Ушел на пенсию и переехал на жительство в Москву.
 
Одним из самых опытных руководителей был А. Аскаров. Он работал секретарем Джамбулского обкома, первым секретарем Алма-Атинского обкома, а затем первым секретарем Чимкентского обкома партии, откуда ушел на пенсию.
 
Герой Социалистического Труда, А. Аскаров внес немалый вклад в социально-экономическое развитие указанных областей.
 
Также я хотел бы отметить плодотворную деятельность В. Ливенцова. Являясь по специальности агрономом, он на протяжении долгих лет работал в партийных и советских органах Талды-Курганской, а также западных и южных областей Казахстана.
 
В. Ливенцов был удостоен звания Героя Социалистического Труда. Будучи первым секретарем Актюбинского обкома партии, ушел на пенсию.
 
М. Б. Иксанов — инженер-гидротехник, внес определенный вклад в развитие сельского хозяйства республики. В начале своей деятельности занимался комсомольской работой, затем был переведен на хозяйственную. Заметный след оставил по освоению Голодной степи и по водохозяйственному строительству юга республики.
 
Работал 1-ым секретарем Кзыл-Ординского, Джамбулс-кого обкомов партии. Был заместителем председателя Совета Министров республики, небольшое время работал секретарем ЦК КПК. Работая секретарем Уральского обкома, по состоянию здоровья ушел на пенсию. Спокойный и скромный по характеру коммунист, проявлял большую принципиальность в работе.
 
Интересна биография у первого секретаря Кустанайского обкома партии Бородина. Продолжительное время он работал в сельскохозяйственных, плановых и заготовительных органах, был зав. отделом Кустанайского обкома и ЦК КПК, министром сельского хозяйства республики, первым секретарем Акмолинского обкома КП, затем первым секретарем Кустанайского обкома. Под его началом развернулось строительство и сдача в эксплуатацию Соколовско-Сарбайского и Лисаковского горно-обогатительных фабрик, комбината костюмных тканей и других предприятий. Ветеринарный врач по специальности, Бородин внес заметный вклад в сельское хозяйство Казахстана. При его активном участии Кустанайская область превратилась в одного из крупнейших в стране производителей товарного зерна и продуктов животноводства. Я всегда уважительно относился к кадрам, которые продолжительное время трудились на одном месте. Так вот, Бородин проработал секретарем Кустанайского обкома партии свыше двадцати лет.
 
Коспанов был одним из организаторов освоения целины и свыше десяти лет возглавлял Уральскую областную партийную организацию. Бюро ЦК считало, что он уверенно и квалифицированно руководил областью.
 
В соответствии с неизменными принципами сочетания опытных и молодых работников, было выдвинуто много молодых людей секретарями обкомов, горкомов, райкомов, председателями Советов народных депутатов, направлено на крупную хозяйственную работу, способных обеспечить выполнение поставленных задач. Многих я вспоминаю сейчас. Среди нихпредседатели облисполкомов: Укубаев, Никулин, Каирбаев, Болтабаев, Досмагамбетов, Кашаганов, Таукенов, Жумабеков и другие, а также секретари райкомов: Акимжанов, Синельников, Парий, Асанов, Минасов, Федякин, Брагин, Пивоваров, Шевченко, Гноевой, Арзиев, Бижанов, Шабатов, Назарбеков, Тюлебеков, Искаков, Сергазин и многие другие.
 
Названные товарищи работали без шума и суеты, добивались хороших результатов, создавали творческую обстановку. При полном взаимопонимании мы работали вместе, как одна команда. Причем, никогда не возникало проблем, связанных с межнациональными отношениями, потому что всегда уделялось первостепенное внимание духу интернационализма, и никакая национальность не имела дополнительных преимуществ перед другими.
 
В своей деятельности я получал необходимую помощь, информацию, справочные оперативные материалы от руководителей отделов ЦК, от своих помощников, которые, конечно, не знали, что такое нормированный рабочий день.
 
X. Абдрашитов — бывший комсомольский работник, долгое время работал помощником, а затем возглавил общий отдел ЦК и с этой должности ушел на пенсию. Абдрашитов был честным, дисциплинированным работником.
 
22 года проработал помощником Д. Бекежанов. Он тоже был исполнительным работником. Он хорошо знал свое дело и — до тонкостей — сельскохозяйственное производство и оказывал мне большую помощь. За длительный период его работы со мной никаких грязных дел, в которых его потом обвиняли, за ним замечено не было.
 
Вспоминая тех, кто работал со мной в аппарате ЦК, особенно хочется отметить руководителя организационнопартийного отдела Султанова, сельскохозяйственного — Бурлакова, отдела административных органов Шалова, а также Рыбникова, Ануфриева, Климова, которые впоследствии были выдвинуты на более ответственную работу.
 
Целенаправленную и содержательную работу проводили министры: Ким, Байсеитов, Ибрагимов, Джиенбаев, Царев, Иванов, Бутин, Курганов, Елюбаев, Мухамед-Рахимов, Ка-рынбаев, Едигенов, а также руководители гражданской авиации и железнодорожного транспорта.
 
Особо хотелось бы отметить И. Омарова, Т. Тажибаева, А.Гончарова.
 
Ильяса Омарова, я знал еще с 1942 года, когда он работал заместителем министра торговли республики. Благодаря своим организаторским способностям, он быстро продвигался по службе: работал заместителем председателя СМ КазССР, первым секретарем Восточно-Казахстанского обкома, секретарем ЦК КПК, министром культуры. Являясь высокоэрудированным представителем нашей интеллигенции, И. Омаров оставил заметный след в развитии казахской литературы и искусства.
 
С Тажибаевым мы познакомились, когда он работал наркомом просвещения республики. Позже нас свела судьба в Совнаркоме: мы работали заместителями председателя. Это было во время Великой Отечественной войны. Тажибаев был первым министром иностранных дел республики, продолжительное время работал ректором Казахского государственного университета. В 1954 году, когда я работал в АН, он был избран действительным членом Академии наук республики. В развитие науки, культуры и подготовку квалифицированных кадров он внес значительный вклад.
 
Л. Б. Гончаров был очень энергичный и деловой человек. Он много сил вложил в строительство дорог и уникальных объектов в республике. До последних дней своей жизни Гончаров работал министром строительства автомобильных дорог. В деле подъема народного хозяйства республики большую помощь оказывали командующие Среднеазиатским военным округом (CABO) Лушев и Лобов, а также генерал Максимов.
 
После завершения службы в округе этим генералам были присвоены еще более высокие воинские звания и они были назначены на весьма ответственную работу в системе Министерства обороны страны.
 
Также надо отметить деятельность генерала-лейтенанта
 
С. Нурмагамбетова, Героя Советского Союза, заместителя командующего САВО. Кроме своей основной работы, он оказывал исключительно большую помощь во время уборки урожая. Он является активным участником продажи государству миллиардов пудов казахстанского хлеба.
 
Значительной силой в общественно-политической, хозяйственной и культурной жизни республики стал комсомол Казахстана.
 
Казахстан — это республика молодых. Больше половины ее населения — люди в возрасте до 35 лет. Вся история становления экономики, науки и культуры Советского Казахстана и автор этих строк может потвердить фактами из собственного опыта — связана со славными свершениями комсомола и молодежи. Продолжая эти традиции, большую работу проводил ЦК ЛKCM Казахстана. Хотелось бы отметить умелое руководство ЦК ЛKCM Султанова, а затем Абдрахманова, которые вносили немало предложений по многим важным вопросам, касающимся молодежи республики, а также кадровым вопросам.
 
Нельзя не отметить плодотворную работу, проведенную замечательными работниками, представляющими женщин Казахстана.
 
Особенно хотелось бы высказать добрые слова в адрес Героя Социалистического Труда Сидоровой, которая работала секретарем крупного райкома, затем была выдвинута 2-ым секретарем Уральского обкома и ушла на пенсию с должности заместителя Председателя Президиума Верховного Совета Казахской ССР, а также инженера Омаровой 3.
 
С., уверенно и плодотворно работавшей зам. председателя СМ КазССР, председателем Алма-Атинского облисполкома промышленного и продолжительное время министром социального обеспечения республики.
 
Не могу не сказать и о своих коллегах-ннженерах, у которых помимо профессиональных знаний, опыта накапливался талант командиров производства. Среди руководителей крупных предприятий хотелось бы отменить директоров: Мауленкулова, Куленова, Хобдабергенова, Избасханова, Акбиева, Жаксыбаева, Садыкова, Такежанова, Урумова, Ешпанова, Немешаева, Симакова, Вартаняна, Гребенюка и ряда других руководителей угольных шахт, нефтепромыслов, крупных предприятий легкой и пищевой промышленности, строительных организаций.
 
Много сделал для развития нефтяной промышленности республики инженер Утебаев С. Большой вклад в развитие Карагандинского бассейна внесли: инженер Сергазин, очень рано ушедший из жизни, а также академик АН КазССР А. Сагинов, работавший продолжительное время ректором Карагандинского политехническонго института.
 
Вспоминая своих товарищей по работе, я, быть может, упустил чьи-то имена, а то и забыл. Возможно. Но, как говорится, памяти не прикажешь...
 
При назначении отдельных лиц на ответственные посты были и ошибки. Среди республиканских и областных руководителей партийно-советских органов оказались и нечестные, безответственные и безинициативные люди. В решении довольно рискованных, смелых предложений, сложных и ответственных поручений, часто встречающихся в нашей жизни, они обычно отмалчивались, а в лучшем случае только поддакивали и со всем соглашались. В последствии я убеждался, что эти люди не умели творчески и масштабно мыслить. Они являлись обыкновенными приспособленцами, скрывающими свое мнение. И им удавалось продолжительное время занимать ответственнные посты, получать награды и поощрения. Яркими представителями таких людей были О. С. Мирошхин й С. М. Мукашев.
 
В выдвижении кадров на руководящую работу порой мало уделялось внимания изучению их деловых и человеческих качеств. Некоторые из них, работая со мной продолжительное время в одном бюро ЦК, после моего ухода на пенсию посчитали себя совершенно свободными от прошлого и занялись его очернением. Они забыли, что из прошлого будут пить воду еще много поколений людей.
 
Ради достиженния своих целей, в оценках сделанного в прошлом не обходилось без тенденциозности и приувеличений небольших, непринципиальных ошибок и недостатков. Критикуя мою прошлую деятельность, эти люди заняли позицию совершенно постороних. Создавая «общественное мнение», они мечут громы и молнии в адрес прошлого, забывая при этом себя и свою роль. О таких типах писал Л. Толстой: «Ужасен тип людей хотящих быть всегда правыми. Они готовы осудить невинных, святых, самого бога, только быть правыми».
 
Одним из них был Камалиденов. Говорил одно, а делал другое. Люди такого типа быстро распознаются, хотя временно могут прославиться как принципиальные, бескомпромиссные.
 
Будучи секретарем ЦК он практически не внес ни одного предложения, направленного на улучшение идеологической и воспитательной работы в республике. А только постоянно предлагал освободить от работы многих ярких представителей нашей интеллигенции. Камалиденов почти все свои желания осуществил на деле, о чем пойдет речь ниже.
 
Об интригах Камалиденова быстро узнала общественность, и он был освобожден от работы «по состоянию здоровья» и отправлен на пенсию в 52 года.
 
Серьезной ошибкой—и я это признаю — было решение бюро ЦК о выдвижении на ответственную работу Мендыбаева. Работая первым секретарем Алма-Атинского обкома продолжительное время, он ничего практически не сделал для развития экономики области и столицы. Наоборот, область снизила многие показатели развития экономики от достигнутого. Руководя областью, он, в основном, занимался избиением кадров и снял с работы большую группу честных коммунистов. Впоследствии незаслуженно наказанные люди были восстановлены в своих правах. Период руководства Мендыбаева в области в народе назвали «малым 37-м годом».
 
Еще более серьезной ошибкой было избрание Мендыбаева вторым секретарем ЦК КПК. Напомню, что это случилось после моего ухода на пенсию. В бюро ЦК быстро поняли, что он не способен нести ответственную партийную нагрузку и не прошло восьми месяцев, как его освободили от этой работы.
 
Занимая высокое и ответственнное положений в партии, никогда не думал и не полагал быть единственным руководителем гигантского, богатого и славного Казахстана и его народа.
 
Посты, награды, степени не вскружили мою голову и не могли изменить качества, которые я ставил выше других в своей жизни и работе — простота, честность, принципиальносгь. Всегда пытался сохранить спокойствие, быть отзывчивым и терпеливым. Но признаюсь: из-за некоторой мягкости и излишней доброты я имел и немало неприятностей в своей работе.
 
Всегда понимал, что партия и народ возложили на меня большую ответственность и ждали соответствующей организаторской и исполнительской отдачи в подъеме производительных сил Казахстана, улучшение благосостояния народа. Для решения этих задач партия дала мне все необходимое, власть, права, обязанности. Это обязывало меня действовать решительно, с честью и достоинством исполнять - свой долг. Партия и народ оказали мне высокое доверие, и я был обязан - каких бы трудов не стоило — оправдать его.
 
За все эти годы моим главным принципом было помочь Каждому посетителю, обращавшемуся ко мне с просьбой, старался помочь.
 
Хотя, надо сказать, что вникнуть в каждое персональное дело — а их были сотни! — по понятным причинам я не мог. Доверял, а иногда передоверял подчиненным, аппарату, представляющим убедительную информацию и документы. Это, во-первых. Далее. По очень многим заявлениям бюро ЦК, секретариат, партийная комиссия принимали, безусловно, правильные и объективные решения. Эти люди, судя по моей почте, и поныне помнят об этом.
 
Был безжалостен к клеветникам и кляузникам, поступал с ним довольно резко. Все вопросы старался решать объективно, не кричал и ни кому не грубил, относился к людям с уважением.
 
Крупные и сложные вопросы решать не торопился и говорил своим помощникам: «Пусть бумага полежит, завтра будет умнее». После дополнительного рассмотрения и изучения, принималось решение.
 
Вообще, надо сказать, у меня был тесный контакт с рабочими, научными работниками, деятелями искусства и литературы, а также партийными и советскими работниками разных уровней, и я никогда не пренебрегал их дельными советами и предложениями.
 
Как уже говорилось, каждый год почти во всех областях Казахстана встречался с большими коллективами промышленных предприятий, строительных организаций, совхозов, колхозов, научных учреждений. Не упускал возможности посетить медицинские учреждения, научно исследовательские институты, учебные заведения. Особенно частыми были посещения магазинов, рынков, чтобы ознакомиться с состоянием торговли. Эти встречи с людьми давали мне очень много в моей практической деятельности: в беседах назывались наши упущения, недостатки, мои ошибки. Мои собеседники подсказывали много хорошего и ценного для плодотворной работы. От этих встреч я получал большой положительный заряд и уверенность в правильности принимаемых мер.
 
В любом деле старался проявлять аккуратность и все важные мероприятия проводить в назначенный день и час, ничего не откладывая на более поздний срок.
 
Имея за плечами немалый опыт хозяйственной, научной, государственной и партийной работы, мне пришлось | вместе трудиться, встречаться с видными деятелями нашей партии и государства.
 
Прошедшие годы оставил и большой след в моей жизни.
 
Это были годы, когда решались многообразные и сложные вопросы развития экономики, науки и культуры республики.
 
Казахстан развивался по единому общему плану, в интересах всей страны. Развитие хозяйственных связей со всеми республиками способствовали сближению и дальнейшему укреплению дружбы между народами. Правильное осуществление национальной политики создало все условия для динамичного развития экономики Казахстана, его науки и культуры.
 
Моя деятельность, как говорилось, проходила, когда партийную организацию возглавляли: Скворцов, Борков, Шаяхметов, Пономаренко, Брежнев, Яковлев, Беляев, Юсупов. Каждый из этих руководителей оставил определенный след. Были в их деятельности и положительные и отрицательные моменты. И я благодарен судьбе, что она дала мне пройти именно тот путь, который я прошел.
 
В 1986 году после завершения уборки урожая мы с супругой уехали в Кисловодск.
 
Во время нашего отдыха Политбюро рассмотрело план развития народного хозяйства страны на 1987 год. При рассмотрении плана, как было заведено, участвует весь состав Политбюро. Члены Политбюро, находящиеся на отдыхе или в командировке, обязательно приглашаются на рассмотрение плана. По непонятным, скажем так, для меня причинам, меня на Политбюро не пригласили. В Москве, на торжествах в своем докладе Лигачев ни словом не обмолвился об успехах республики в производстве и заготовке зерна. Будто и не было казахстанского миллиарда. Было только отмечено, что Кустанайская и Кокчетавская области выполнили план. Об успехах только этих областей докладчик сказал лишь потому, что здесь побывал Горбачев.
 
И центральная печать наша словно воды в рот набрала. Ни слова о многочисленных положительных делах в экономике, культуре, росте благосостояния трудящихся республики, о том, как выполняется народнохозяйственный план... Это было, конечно, неспроста. И этот «заговор молчания» окончательно убедил меня в давно созревшем желании уйти на пенсию. Тем более, что скоро мне исполнялось 75 лет, из которых 42 года я проработал в Совете Министров и ЦК КПК.
 
Во второй половине ноября состоялась сессия Верховного Совета СССР. Встретился с Горбачевым и мы долго беседовали с ним. Высказал ему свои соображения по поводу многих аспектов нашей деятельности и, не скрою, высказал и претензии. Когда уходил от него, то пришел к окончательному выводу—уйти на пенсию. На том мы с ним напоследок и договорились. Но надо было повременить до возвращения Горбачева из Индии, куда он должен был на днях вылететь.
 
Когда Горбачев вернулся из Индии, согласно нашей договоренности я приехал в Москву. Был у Горбачева и вручил ему заявление с просьбой рассмотреть вопрос о моем уходе на пенсию.
 
В заявлении указал, что ЦК КПСС свыше сорока лет оказывает Мне высокое доверие и скоро исполняется 21 год, как состою в составе Политбюро ЦК КПСС. Глубоко признателен ЦК за поддержку и помощь, оказанную в практической деятельности за длительный период моей работы. Он принял заявление и сказал, что поддерживает мою просьбу. Вопрос вынесет на рассмотрение Политбюро.
 
В конце разговора спросил М. Горбачева о том, кто будет секретарем вместо меня. Он ответил: «Позвольте это решить нам самим». Затем мы попрощались, и я уехал в Алма-Ату. Горбачева знал давно, когда он еще работал секретарем Ставропольского крайкома партии. Он всегда производил на меня приятное впечатление. Когда Горбачев стал секретарем ЦК КПСС и членом Политбюро, мы продолжали поддерживать добрые отношения: между нами они всегда были хорошими и деловыми. Мне казалось, что мы относимся друг к другу с взаимным уважением.
 
Когда мне исполнилось 70 лет, наряду с поздравлениями от всех членов Политбюро, в 1982 году он прислал мне телеграмму с теплыми словами в мой адрес:
 
«Дорогой Динмухамед Ахмедович!
 
С чувством большого уважения и сердечной искренностью поздравляю Вас с семидесятилетием со дня рождения и новой замечательной наградой Родины!
 
По справедливости и во весь голос хочется сказать Вам сегодня, что Вы, крупный организатор и руководитель, показываете пример честного, беззаветного служения интересам нашей партии и народа. Свидетельство тому — крупные достижения и расцвет экономики и культуры Казахстана. Казахстанские миллиарды пудов хлеба наглядно отражают, как умело, настойчиво и творчески в условиях республики претворяются в жизнь аграрная политика КПСС советы и указания Леонида Ильича.
 
От всей души желаю Вам, дорогой Динмухамед Ахмедович, доброго здоровья и счастья, новых творческих сил и больших успехов в выполнении решений XXVI съезда КПСС.
 
Крепко жму руку и обнимаю.
 
М. Г орбачев».
 
Впоследствии отношение Горбачева ко мне изменилось. Видимо, в Москву стала поступать информация со стороны «двуликих» членов нашего ЦК КПК.
 
Характеризуя его отношение к людям, которых Горбачев хорошо знал и вместе трудился, можно сказать следующее.
 
Будучи председателем СМ СССР, Н. И. Рыжков выполнял все поручения, данные ему М. Горбачевым в проведении экономической политики. Все, что делало правительство, несомненно согласовывалось и решалось с президентом. Но когда обстановка в стране изменилась и объявленные планы оказались несостоятельными, то возник вопрос — кому же за это отвечать. Главным виновником был выставлен Н. Рыжков, который подвергся со всех сторон уничтожающей критике. Все провалы и упущения легли на плечи Рыжкова, хотя вместе с ним должен был нести ответственность и Горбачев. Но президент не только не защитил своего давнего соратнику, но хранил полное молчание, когда была развернута кампания по осуждению правительства. Это еще раз подтверждает боязнь и не принципиальность М. Горбачева, который в тяжелый момент свалил все на Рыжкова, хотя тот выполнял его волю.
 
Горбачев полностью обновил команду и отстранил от активной деятельности буквально всех своих бывших сторонников, тех, кто начинал с ним перестройку. Это очередная чистка руководящего состава, как показала жизнь, поставила страну на грань национальной катастрофы.
 
Бывшие соратники Горбачева —- Шеварднадзе, Яковлев, Шаталин, Петраков и ряд других ушли от него по разным причинам. Нам кажется, главное, что оттолкнуло их от Г орбачева его непринципиальность, непоследовательность, ошибочность в проведении внутренней политики.
 
Со многими товарищами по партии Горбачев расстался быстро и безо всякого сожаления. В таком положении оказался Е. Лигачев, скоторымв течение нескольких лет он был особенно близок. Но в то же время Горбачев сразу закрыл глаза на то, что Лигачева стали смешивать с грязью со страниц многих газет, по телевидению и радио.
 
Такое отношение со стороны Горбачева испытал на себе в полной мере и я. По клеветническом заявлениям меня несправедливо вывели из состава ЦК КПСС. Зная о моей деятельности в течение многих лет, (вспомним хотя бы вышеприведенную телеграмму), Горбачев тем не менее не отважился сказать ни одного доброго слова в мой адрес. Наоборот, он дал зеленую улицу массированной лживой атаке, которая обрушилась на меня после ухода на пенсию. Сейчас многие клеветнические измышления опровергнуты, и люди узнали истинное положение вещей.

 

 

загрузка...