Главная   »   Новые ветры. Виктор Бадиков   »   5. ЗАКЛЮЧЕНИЕ, ИЛИ ЕЩЕ ОДИН НЕПРИДУМАННЫЙ АНЕКДОТ


 5. ЗАКЛЮЧЕНИЕ, ИЛИ ЕЩЕ ОДИН НЕПРИДУМАННЫЙ АНЕКДОТ

 

 

В конце октября 1993 года поздно вечером мы возвращались с
 
А.Л. от А. Нурпеисова, которого в узком дружеском кругу поздравляли с 75-летием. Часть пути пришлось идти пешком, А. Л. чувствовал себя вероятно не совсем в своей тарелке — предстояла на днях операция на глазах. Говорили о всяких частностях, с паузами, чего обычно в общении с ним не бывало. Не позволил взять себя под руку и проводить по темному двору. Простились, как обычно, ненадолго… В нем удивительно сильно было развито чувство собственного достоинства и еще чего-то, о чем лучше рассказать, по его примеру, в жанре анекдота, тем более ему известного и тем более, что героем анекдота, с его собственной жанровой подачи, был он сам. Это всего лишь одна из попыток приблизиться к тайне Жовтиса, которую и сформулировать в словах вряд ли кому удастся. Потому что она, эта тайна, как и его анекдоты, была тоже непридуманной...
 
Как ни странно, этого человека многие боятся.
 
А он — типично грассирует, ходит зимой в мятой шляпе, левым плечом вперед. Росту маленького, а голос — высокий, задиристый. В общем ничего особенного — очкарик, щелкунчик, Александр Герцевич.
 
Но его боятся.
 
Он кое-что знает. Например, зачем нужны стихи и отчего вообще стих делается свободным, независимо от «верлибра».
 
Он переводит непереводимых корейцев и казахов, сто раз переведенных украинцев. В Голландии его уже считают корейцем, в Казахстане — переводчиком, а на Украине — своим казахстанцем. Человек мира, так сказать.
 
Он всегда доставлял немало хлопот. До недавнего времени — нашим главным органам, партийным и безопасности. Сейчас, как и всегда, — деканатам и ректоратам, блатным студентам, явным и «тайным советникам» вождей.
 
Он любит шляпу, потому что давно привык ходить под колпаком.
 
Его не любят потому, что его мятую шляпу хорошо знают и в ближнем и дальнем зарубежье, потому что он никогда не боялся утверждать, что у него всегда дело было в шляпе.
 
Быть его учеником — почетно и ответственно, потому что никто еще не превзошел его, как учителя. Потому что, если ты человек, то у тебя должны быть чистая совесть и приличные знания.
 
Я тоже побаивался его.
 
Потому что он — просто ЖОВТИС...
 
Сейчас к этому нужно добавить: если он и ушел, то, конечно, только в легенду.
 
Людвиг Брне (1786-1837), немецкий писатель, публицист и литературный критик, между прочим один из родоначальников жанра политического художественного фельетона-очерка как-то высказал интересную мысль, которая всплывает сейчас сама по себе:
 
«С тех пор как Пифагор в благодарность за открытие своей теоремы совершил свою гекатомбу богам, — при каждом новом открытии истины все скоты дрожат от страха..»
 
Пусть дрожат и дальше, ибо их количество обычно не убывает. И не для того ли А.Л. Жовтис остался в Казахстане, когда многие, с концом советской власти, бросились в различные зарубежья? Остался, чтобы быть нужным своему Отечеству всегда...
 
Будем достойны нашего великого современника!
 
2002
 
 
 
 

Читать далее >>

 

 << К содержанию