Главная   »   Международное право в истории Казахстана и средней Азии. М. А. Сарсембаев   »   § 2. МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ ТУРКЕСТАНСКОЙ АССР

16 марта 2014 - Библиотекарь

 § 2. МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ ТУРКЕСТАНСКОЙ АССР

V съезд Советов, рабочих, солдатских, крестьянских и мусульманских депутатов 1 мая 1918 г. торжественно провозгласил образование Туркестанской Автономной Советской Социалистической Республики и под аплодисменты мусульманских депутатов торжественно заявил о неразрывной связи Советского Туркестана с РСФСР.

 

Туркестанская АССР занимала южные и юго-восточные области современного Казахстана: территории нынешних Алма-Атинской, Джамбулской, Чимкентской и Кзыл-Ординской областей; Ферганскую и Самаркандскую области Узбекской ССР; значительную часть территории Кыргызстана, Туркменской ССР и Каракалпакии.
 
В первоначальный период после Октябрьской революции Туркестанская АССР в целом ряде случаев самостоятельно осуществляла внешнеполитическую деятельность. И объем этой деятельности был значителен. Почему Туркестанская АССР, будучи неразрывной частью РСФСР, непосредственно сама вступала в отношения с иностранными государствами по широкому кругу вопросов? Во-первых, Советский Туркестан занимал пограничное положение по отношению к государствам и народам Востока и, как считалось, силой своего примера мог оказать революционизирующее влияние на угнетенные народы Востока; оказать такое влияние Туркестан мог при наличии возможности непосредственного общения с ними. Во-вторых, Туркестанская республика была слишком отдалена от центра Советской России и длительное время оторвана от него фронтами гражданской войны. В-третьих, нужно было срочно решать вопросы в связи с нахождением в Туркестане многих тысяч освобожденных Октябрем военнопленных — подданных Австро-Венгрии, Германии и других стран Европы, а также отходников из сопредельных стран (в разные годы здесь трудились примерно 350 тыс человек). В-четвертых, была необходимость вступать в политические и экономические отношения с Ираном, Афганистаном, Западным Китаем с целью решения вопроса о бежавших в эти страны белогвардейцах, басмачах, а также с целью быстрого решения вопросов удовлетворения экономических потребностей населения и народного хозяйства Туркестана на месте.
 
Некоторые направления внешнеполитической деятельности Туркестана имели определенные правовые основания: в конце сентября 1918 г. НКИД РСФСР разрешил краевым Советам, в том числе и советским органам Туркестанской АССР, осуществлять руководство консулами в пограничных районах Китая и Персии; в начале ноября 1919 г. замнаркома иностранных дел РСФСР в телеграмме в Ташкент указал, что ТуркЦИКу «предоставляется право назначать представителей в соседние государства», но при этом особо подчеркнул, что это назначение может состояться «только по согласованию с Центром».
 
Структура аппарата власти в Советском Туркестане определялась разделом 4 Конституции Туркестанской АССР от 15 октября 1918 г. К органам, правомочным ведать вопросами внешних сношений, относились: съезд Советов Туркестанской АССР, Туркестанский Центральный Исполнительный Комитет Советов, Совет Комиссаров, Комиссариат по иностранным делам.
 
§ 29 Главы 11 Конституции Советского Туркестана к ведению Туркестанского съезда и ТуркЦИКа Советов относил все вопросы общегосударственного значения и в том числе «непосредственные сношения с прилегающими странами по вопросам местного хозяйства, соседства и милиции».
 
Следует отметить, что и народный комиссариат внутренних дел Туркестана в пределах своей компетенции в определенной степени обладал полномочиями для решения дел, имевших отношение к внешнеполитическим вопросам. Для этой цели в составе Комиссариата был образован иностранный подотдел, который регистрировал принятых в русское гражданство иностранцев, имел право на лишение российского гражданства, выдавал заграничные паспорта, разрешал спорные вопросы по делам заграничных паспортов.
 
Народный Комиссариат иностранных дел Туркреспублики за период своего существования с мая 1918 г. по 1919 г. устанавливал дипломатические и консульские отношения с Афганистаном, Бухарой, Хивой, рассматривал претензии и жалобы иностранцев, регулировал их правовое положение на территории республики; занимался отправкой иностранных миссий из Ташкента в Москву; оказывал содействие в интернировании тех иностранных граждан и подданных, которые совершали недружелюбные акты по отношению к Советскому Туркестану и т. д. Деятельность НКИД регулировалась «Положением о комиссариате иностранных дел Туркестанской республики в Российской федерации», которое устанавливало следующие направления его деятельности: 1) политические сношения с иностранными правительствами; 2) покровительство в чужих краях нашей торговле и вообще интересам республики; 3) ходатайство о законной защите граждан республики по делам их за границей.
 
Наркоминдел Туркреспублики, согласно положению, мог иметь за границей посольства, миссии и консульства. Представители Туркреспублики находились вместе с представителем НКИД РСФСР в Афганистане с целью установления дипломатических отношений. В апреле 1919 г. от советского Туркестана в Хиву была направлена чрезвычайная дипломатическая миссия во главе с А. Н. Христофоровым по урегулированию политических взаимоотношений; осенью 1918 г. Совнарком Туркестанской республики назначил в качестве своего консула в Мешхеде (Иран) председателя Кокандского Совета Е. А. Бабушкина. В первой половине 1918 г. торговая миссия из Джаркента установила экономические отношения с Илийским округом Западного Китая. В 1919 г. Советский Туркестан направил дипломатическую миссию в Афганистан во главе с Н. 3. Бравиным, который учредил первое иностранное дипломатическое представительство в Кабуле.
 
В свою очередь, соседние государства учреждали свои консульства в Туркестанской АССР: в Ашхабаде функционировало консульство Персии; в июле 1919 г. в Ташкенте было образовано Генеральное консульство Афганистана в Туркестане; в июле 1918 г. эмирская Бухара прислала в Туркреспублику своего посла. Несмотря на отсутствие официальных дипломатических отношений, особая китайская миссия из Кашгара в июле 1918 г. прибыла в Ташкент для установления прочных экономических отношений.
 
Своеобразием во внешнеполитической деятельности Туркестанской АССР было то, что местные органы Советской власти республики имели и осуществляли некоторые внешнеполитические права. Когда при краевых, областных органах Советской власти РСФСР, в том числе и Туркестанской АССР, начали появляться специальные отделы для пограничных сношений, НКИД РСФСР приветствовал возникновение таких отделов, считая, что такие отделы под руководством центральных органов могли бы входить в сношения с пограничными властями и уведомлять центр о нуждах российских граждан за границей, а также принимать участие в формировании консульских кадров. Так, Ташкентский Совдеп занимался вопросами избрания кандидатов в консулы при утверждении их НКИД РСФСР и контроля над их деятельностью в консульствах в Кульдже и Восточном Туркестане (Западный Китай). В августе 1918 г. Семиреченский облисполком открыл в Кульдже (Китай) особую консульскую коллегию. Тот же Семиреченский облисполком обратился 28 июня 1919 г. к правительству Китая с протестом по поводу незаконных действий консула свергнутого Временного правительства России К. Любы, наложившего арест на товары и деньги Советской России. В 1918 г. областным, городским, уездным исполкомам Совдепов было предоставлено право выдавать иностранным подданным виды на жительство. Только в Сыр-Дарьинской области с января по декабрь 1918 г. новые виды на жительство были вручены 44 афганским подданным, 106 подданным Персии, 16 подданным Турции.
 
Туркестанская АССР способствовала становлению и развитию права международной торговли Казахстана и Средней Азии с сопредельными странами на новой основе государственной монополии внешней торговли не только путем заключения соглашений по обмену внешнеторговыми представительствами и консульствами, но и путем издания внутригосударственных актов, направленных на расширение и улучшение торгово-экономических связей с этими странами. Следуя установке не допускать для подданных сопредельных стран в условиях гражданской войны излишних ограничений, по инициативе НКИД Туркестанской АССР 12 августа 1918 г. принят ряд решений по поводу товаров иностранных подданных, утвержденных СНК Туркреспубли-ки, суть которых заключалась в обеспечении беспрепятственного пропуска транзитных товаров, провоза китайских товаров в Туркестан в условиях открытой для этой цели границы, в принятии особых мер по защите правовых и имущественных прав выходцев из сопредельных стран Востока. Эти решения и другие акты Советского Туркестана способствовали налаживанию добрососедских отношений с Афганистаном, Ираном, Индией и Китаем.
 
Достижение в 1920 г. договоренности между Туркестаном и Синьцзянем (Западный Китай) о предотвращении нападений белоказачьих банд из Илийской и Чугучакской областей на Советское Семиречье, подписание Илийского протокола (апрель 1920 г.) о взаимном учреждении агентств в Кульдже и Верном, о содействии возвращению беженцев, заключение Туркестаном соглашения (1921 г.) о совместной ликвидации белоказачьих банд в Западном Синьцзяне содействовало не только укреплению нормальных отношений между населением Западного Китая, Казахстана и Средней Азии, но и способствовало подписанию 31 мая 1924 г. в Пекине Соглашения об общих принципах для урегулирования вопросов между Союзом ССР и Китайской республикой и становлению дружественных отношений между советским и китайским народами.
 
Могут ли все эти и подобные факты реализации внешних сношений Советским Туркестаном за период его существования служить основанием для утверждения, что Туркреспублика была суверенным государством и являлась субъектом международного права? По нашему мнению, Туркестанская АССР за все время своего существования не была субъектом международного права, но субъектом международно-правовых отношений была.
 
Во-первых, Туркреспублика все время находилась в составе РСФСР, даже когда огонь гражданской войны разрывал фактическую связь с центром, которая впоследствии сохранялась постоянно. VI съезд Советов Туркестана своим решением подтвердил вхождение Туркестанской АССР в состав РСФСР на правах ее члена. Туркестанская АССР не представляла собой самостоятельного государства, и уже в силу этого не могла быть субъектом международного права.
 
Во-вторых, в Конституции (Основном Законе) Туркестанской АССР, принятой в 1918 г., было записано, что федеральному управлению на уровне государственных органов РСФСР подлежат вопросы обороны, внешних сношений, почтово-телеграфной связи, железной дороги, таможенной торговли, финансов, промышленности. Одновременно по вопросам внешних сношений республики Конституция записала, что Туркестанской АССР принадлежит «право непосредственных сношений через федеральных представителей (подчеркнуто нами. — М. С.) с прилегающими странами по вопросам местного хозяйства, соседства и милиции».
 
Конституция Туркестана, как видим, недвусмысленно указала на то, что внешнеполитическая деятельность республики может быть осуществлена через посредство федеральных органов РСФСР. Но гражданская война часто не давала возможности иметь связь с центром, с органами РСФСР, поэтому значительная часть внутриполитических и определенная часть внешнеполитических дел решалась на месте с учетом складывавшейся тогда обстановки.
 
Но как только в 1919 г. Туркестан соединился с Россией, в Ташкент прибыла комиссия ВЦИК и СНК РСФСР по делам Туркестана (Турккомиссия), при которой был создан Отдел внешних сношений, и ему переданы функции комиссариата иностранных дел Туркестана; сам комиссариат был упразднен.
 
Постановлением ЦК РКП (б) от 17 марта 1920 г. функции внешней политики были изъяты из ведения Турккомиссии и ее отдел внешних сношений подчинен Наркоминделу РСФСР. Когда некоторые руководители Советского Туркестана нарушили это постановление, В. И. Ленин, затем Г. В. Чичерин в категорической форме указали на недопустимость ведения Турккомиссией самостоятельных внешних сношений с иностранными государствами. И это несмотря на то, что сама Турккомиссия была органом ВЦИК и СНК РСФСР.
 
Позже отдел внешних сношений Турккомиссии был преобразован в представительство НКИД РСФСР в Средней Азии.
 
Турккомиссия оказала помощь в деле осуществления внешней торговли республики: при ней был организован Отдел внешней торговли, являвшийся и органом НКВТ РСФСР. Все внешнеторговые представительства Туркестанской АССР, имевшиеся в Бухаре, Хиве, Кульдже, были взяты под контроль этого внешнеторготдела; 20 июля 1920 г. было подтверждено исключительное право отдела производить закупки на иностранных рынках. В дальнейшем он превращен в представительство НКВТ РСФСР в Средней Азии. Все это — результат тенденции к централизации в решении вопросов внешней торговли в масштабе РСФСР. В проекте Туркестанской комиссии в вопросах организационных взаимоотношений центра с Туркреспубликой определено: «К исключительной компетенции общереспубликанской власти относятся:а)
 
дело внешних сношений; б) внешняя торговля; в) военное дело». В. И. Ленин, делая замечания на этот проект, в 1920 г. с данным пунктом полностью согласился, что нашло затем законодательное закрепление в декрете Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета об образовании Туркестанской Советской Социалистической Республики от 11 апреля 1921 г. (см. п. 3).
 
Такая тенденция к централизации дела внешних сношений была продиктована тогда необходимостью создания единого дипломатического фронта перед лицом капиталистических государств не только в рамках одной федеративной республики — РСФСР, но и всеми советскими республиками.
 
В-третьих, осуществление Туркреспубликой столь солидного объема внешнеполитических акций можно объяснить отсутствием достаточного опыта советского государственного строительства, отсутствием ясного представления о границах внешнеполитических полномочий федеральных и республиканских органов Туркестана, а также стремлением части работников Туркрес-публики к полной самостоятельности Туркестана во внешней политике.
 
Кроме того, Туркреспублика не имела республиканского гражданства, не располагала правом выхода из Российской федерации.
 
Изложенное позволяет сделать вывод о том, что Туркестанская АССР, будучи частью РСФСР, субъектом международного права не была. В любом случае: выступала ли Туркреспублика в международных делах от своего имени или от имени и по поручению центра, то и другое были формами реализации международной правосубъектности РСФСР.
 
Вместе с тем Туркестанская АССР, вступая в международно-правовые отношения, была субъектом этих отношений, оказала положительное воздействие на международно-правовую практику региона, своей деятельностью содействовала налаживанию и установлению официальных дипломатических отношений РСФСР, а затем и СССР с Ираном, Афганистаном, Китаем.
 
Скрупулезное изучение опыта международной деятельности Туркестанской АССР, БНСР, ХНСР, ее организационно-правовых форм может быть полезным при осуществлении Казахской ССР, среднеазиатскими республиками своих непосредственных внешнеполитических полномочий.
<< К содержанию

Следующая страница >>