Главная   »   Курс лекций по истории Казахстана   »   Тема IV. ПРИСОЕДИНЕНИЕ КАЗАХСТАНА К РОССИИ (XVIII - СЕРЕДИНА XIX вв.)
загрузка...


 Тема IV. ПРИСОЕДИНЕНИЕ КАЗАХСТАНА К РОССИИ (XVIII — СЕРЕДИНА XIX вв.)

 

1. Развитие русско-казахских отношений в XVI — начале XVIII веков

 

 

Вокруг проблем присоединения Казахстана к Российской империи продолжают возникать дискуссии, разгораются научные споры, что свидетельствует о необходимости их дальнейшего изучения. Взаимоотношение Руси со Степью имело глубокие корни. Вхождение же Казахстана в состав России в начале XVIII века следует рассматривать как результат совокупного воздействия множества факторов, среди которых необходимо. выделить экономические, политические, военные, культурные, природно-географические. Процесс присоединения длился почти 150 лет и ему были характерны как ускорение, так и торможение.
 
Присоединению Казахстана к России способствовали значительные политические связи между ними, сложившиеся е предшествующий период.
 
Русское государство проявляло заинтересованность в расширении своих государственных границ на Востоке. По мере централизации и усиления государственной власти значительно возросли возможности торгового обмена и других форм взаимоотношений с народами, соседствующими с восточными государствами.
 
Русское государство было заинтересовано в развитии транзитных торговых путей со среднеазиатскими ханствами через Казахстан и стремилось обеспечить безопасность прохождения купеческих караванов, проявляло живой интерес к политической обстановке и взаимоотношениям Казахского ханства с соседними странами. Поэтому московские государи стремились к установлению непосредственных связей с казахскими ханами.
 
Так, в 1573 г. в казахскую степь было направлено русское посольство во главе с Третьяком Чебуковым. Однако дипломатическая миссия Чебукова4 не дошла до пределов Казахстана, так как была истреблена племянником сибирского хана Кучума Маметкулом. В 1577 г. русский посол Борис Доможиров, возвратившийся из Ногайской орды, констатировал, что казахский хан, грозивший тогда ногаям и имевший связи с Ташкентом и Ургенчем, находился с «царем и великим князем в миру».
 
В 1594 г. в Москву прибыло первое казахское посольство. Посланник хана Тауекеля Кул-Мухаммед имел поручение освободить племянника его Ураз-Мухаммеда, находившегося в Москве «аманатом», то есть заложником, и заключить дружеское соглашение с русским правительством. Кроме того, он должен был добиться от Бориса Годунова «огненного бою» для борьбы с соседними враждующими феодальными ханствами. В ответной грамоте русского царя хану Тауекелю была обещана посылка «многой рати с огненным боем» и «поберегание» казахов от всех их противников. Русское государство, добившееся в конце XV—начале XVI веков заметных успехов в экономическом и политическом развитии, поощряло торговлю на восточных рубежах страны, имея, колечко, и политические цели.
 
В торгово-экономических связях обе стороны были одинаково заинтересованы. Путем товарообмена казахи приобретали предметы домашнего обихода, огнестрельное оружие, а русские получали от них различное сырье, скот. Русскому государству нужны были союзники в борьбе с потомками Кучума, беспрепятственный выход на рынки Средней Азии, безопасность пролегающих через территорию Казахстана караванных маршрутов. В свою очередь казахи, подвергавшиеся постоянным разорительным набегам среднеазиатских ханств, были заинтересованы в. расширении контактов с Москвой. Для обеспечения безопасности торговых связей с Казахстаном, Сибирью, Средней Азией русское государство наряду с продвижением землепроходцев, купцов, посольств и военных отрядов приступило к интенсивному устройству на границе с Казахстаном укрепленных пунктов — крепостей.
 
Заинтересованность в установлении более доверительных отношений с русским государством проявляло и казахское ханство, стремившееся укрепить свои международные позиции в условиях нараставшей внешней угрозы.
 
Образование Джунгарского ханства внесло существенные перемены в Центральной Азии. Тауке-хан, выражавший интересы правящей, феодальной группировки, будучи дальновидным политиком, постоянно стремился к упрочению границы своего государства. Попытки хана Хак-Назара, Тауке и других казахских ханов создать крупное централизованное государство в конечном счете не увенчались успехом. Отсутствие устойчивых политических и экономических связей между жузами, междоусобная борьба казахской феодальной верхушки поощряли к набегам агрессивных соседей, обрекали казахский народ на величайшие бедствия и лишения.
 
«Первые десятилетия XVIII в, — писал Ч. Валиханов, — было утраченным временем в жизни казахского народа. Джун гары, волжские калмыки, яицкие казаки и башкиры с разных сторон громили их улусы, отгоняли скот и уводили в плен целые семейства». С юга нападали среднеазиатские ханства, стремившиеся отторгнуть территорию Казахстана. Но самым опасным врагом была Джунгария, представлявшая собой реальную угрозу для существования Казахского феодального государства.
 
Годы правления хунтайджи Цэван-Рабдана и его преемника Галдана-Цэрена были временем наибольшего могущества Джунгарского ханства, его активной роли в жизни народов. Центральной Азии. Первым крупным актом Цэван-Рабдана была война с казахским ханом Тауке.
 
Земельная теснота, однако, не была единственной причиной военных столкновений. Определенное значение имело стремление феодальных групп каждой стороны установить контроль над торговыми путями, поживиться богатствами противника.
 
Если по отношению к России джунгарские правители занимали выжидательные позиции, то относительно казахских родов не скрывали своих агрессивных намерений. Напряженное положение на северо-восточных границах вынудило казахских ханов и султанов вступить в переговоры с правительством Петра I и через сибирские пограничные власти заявить о своих намерениях воевать с Джунгарией  в союзе с Роесией.
 
В 1717 г. отдельные представители казахов, султаны Каип и Абулхаир, учитывая сложность внешнеполитического положения казахских родов и реальную угрозу со стороны внешних противников, обратились к Петру I с просьбой о подданстве. Последний, будучи занят войной со Швецией и имея сведения о внутренних неурядицах и междоусобных распрях казахских родов, не решился на вмешательство в «казахские дела», продолжая наблюдать за событиями в Казахстане, Средней Азии и Джунгарии. Желание Петра I иметь в составе Российского государства киргиз-кайсацкую орду было обусловлено его намерением не только расширить пределы своего государства, но и стремлением обезопасить восточные границы России. Созданные по личному распоряжению Петра I военно-инженерные сооружения — Ямышевская (1717 г.), Омская (1716 г.), Железинская (1717 г.), Семипалатинская (1718 г.) и другие военно-оборонительные пункты, составившие Верхне-Иртышскую линию, сыграли определенную роль в защите казахов от опустошительных набегов джунгарских войск.
 
Джунгарскими вторжениями 1681 —1684 гг., 1694—1711 гг., 1712 г., 1714—1717 гг. были нарушены традиционные направления и пути перекочевок и вся система кочевания в целом. Это обострило внутренние противоречия, вызвало и усобицы, борьбу феодалов за пастбища, межродовые конфликты, столкновения, разрешить которые можно было лишь за счет обильных водой, травами и сравнительно безопасных кочевий у границ России.
 
Однако определяющим условием, ускорившим принятие частью казахов Младшего жуза российского подданства, явилась агрессия джунгарских феодалов. Годы «Великого бедствия» (1723—1727 гг.) принесли голод, страдания, разрушение материальных ценностей, невосполнимый урон развитию производительных сил.
 
Вся сложность политической ситуации в это время побудила казахов искать пути выхода из создавшегося положения. Хан Младшего жуза Абулхаир в сентябре 1730 г. отправил посольство к русской императрице Анне Иоанновне с устной просьбой о подданстве и покровительстве. 19 февраля 1731 г, императрица Анна Иоанновна подписала жалованную грамоту Абулхаиру о принятии в российское подданство Младшего жуза.
 
Хотя вхождение Среднего и Старшего жузов состоялось позднее, Абулхаир-хан при обращении к царскому правительству выступил от имени всего казахского народа, что, несомненно, насторожило джунгар и заставило их с тревогой смотреть на дальнейшее развитие русско-казахских отношений.
 
В Указе российской императрицы имелись пункты, гарантировавшие неприкосновенность уже официально подданных казахов от враждебных акций беспокойных соседей.
 
Присоединение Казахского государства к Российской империи трудно датировать каким-то одним документом. И нельзя связывать его с именем только какого-либо одного или даже нескольких личностей. Как всякое закономерное историческое явление, оно было вызвано самыми различными причинами.
 
В годы отражения джунгарской агрессии проявился полководческий талант султана Абылая. Но и в этой ситуации различные классы казахского общества ставили перед собой различные цели. Известные бии Казыбек, Толе, Айтеке неустанно призывали народ к единству и независимости.
 
В 1733—1734 гг. изъявили желание принять российское подданство некоторые бии и влиятельные султаны Южного Казахстана. Указ императрицы Анны Иоанновны от 10 июня 1734 г. свидетельствовал о согласии принять Старший жуз в состав России.
 
Для закрепления позиции во вновь присоединенных казахских землях в мае 1734 г. была организована Оренбургская экспедиция. В задачу комиссии входило всестороннее изучение вошедших в состав России земель, разведка природных ресурсов, сооружение Орской крепости, установление новой границы между русскими и казахскими владениями. Ряд причин, и прежде всего восстание башкир в 1734—1738 гг., помешал реализовать обширный план Оренбургской экспедиции.
 
В 1738—1741 гг. воины Галдан-Цэрена — хунтайджи совершили новый опустошительный поход на казахские земли. Обострение ситуации в пограничной зоне, угроза алтайским заводам побудили Правительствующий Сенат 20 мая 1742 г. принять Указ о мерах защиты казахского населения и обороны Иртышской линии.
 
 Угроза со стороны Джунгарии вынудила влиятельных феодалов Среднего жуза повторно обратиться к России с просьбой принять их в ее состав.
 
Состоявшийся в Оренбурге в 1740 г. съезд представителей старшин и султанов Младшего и Среднего жузов способствовал закреплению первых результатов российского подданства. Присяга группы султанов и старшин Младшего и Среднего жузов в 1740 г. обусловила присоединение к России лишь части Среднего жуза, основные же регионы Северо-Восточного и Центрального Казахстана вошли в состав Российской империи лишь в 20—40-е годы XIX века.
 
Подчинение основной части Старшего жуза происходило в других условиях. Часть казахских родов Южного Казахстана приняла российское подданство добровольно. Однако основные районы Семиречья и Южного-Казахстана оставались вне влияния Российской империи вплоть до второй половины XIX века.
 
В 1756 г. был издан царский Указ, запрещавший казахам в зимнее время перегонять скот на правый берег 'Урала. Решение правительства, принятое в интересах Яицкого казачества, усилило антиправительственные настроения в Младшем жузе.
 
Строительство военных линий в Среднем жузе стало опорной базой колонизации казахских земель в сложных политических условиях. Пограничная линия состояла из трех частей: с юго-западной стороны — от редута Сибирского до Омской крепости, протяженностью 553 версты, от крепости Омской по правому берегу Иртыша до редута Малонарымска, общей длиной 1684 версты, от крепости Усть-Каменогорск по западному скату Алтайских гор между Колывановскими горными заводами по направлению к крепости Кузнецкой, протяженностью 723 версты.
 
22 июня 1752 г. по решению правительства началось строительство серии укреплений от урочища Звериного на Тоболе до Омской крепости. Ново-Ишимская линия состояла из 9 крепостей (в т. ч. Петропавловская) и 53 редутов и соединяла на протяжении 540 верст Уйскую линию с Иртышской. В это же время были созданы Красногорская дистанция и Орская линия (крепости Орская, Таналыцская, Ортамыш-ская).
 
Создание укреплений ограничивало традиционные кочевья казахов, создавало Напряженность между сибирской администрацией и казахскими султанами. Усиление военных акций царизма в регионе, угроза вторжения цинских войск в пределы Казахстана побудили влиятельных султанов во главе с Абылаем стать вассалом Цинского богдыхана при сохранении российского подданства.
 
Политика лавирования, которой придерживался Абылай, была обусловлена жизненными интересами Казахстана, поскольку глубокие преобразования, осуществленные им, прежде всего, в Среднем жузе, укрепили казахскую феодальную государственность, обеспечив проведение независимой политики. Признание его ханом Среднего жуза Екатериной II и Цинским двором, то есть двумя крупными государствами, значительно укрепили позиции Абылая.
 
<< К содержанию                                                                                Следующая страница >>