Главная   »   Курс лекций по истории Казахстана   »   Тема I. ПЕРВОБЫТНООБЩИННЫЙ СТРОЙ НА ТЕРРИТОРИИ КАЗАХСТАНА


 Тема I. ПЕРВОБЫТНООБЩИННЫЙ СТРОЙ НА ТЕРРИТОРИИ КАЗАХСТАНА

 

1. Каменный век

 

 

Проблема происхождения человека и его древнейших этапов развития является одним из сложных вопросов науки. Представления о жизни древних людей основываются в основном на данных археологических раскопок поселений и могильников, сохранивших следы трудовой деятельности человека в виде орудий труда, домашней утвари, костей животных а других артефактов.
 
История человечества делится на большие периоды, связанные с определенным уровнем развития материальной, социальной и духовной культур. В археологии разработана своя периодизация, в соответствии с которой история человечества делится на эпохи камня, бронзы, железа и средневековья.
 
Наиболее продолжительная эпоха в жизни наших предков — каменный век, который делится на три периода: палеолит .(«палео» —древний, «литое» — камень), мезолит и неолит.
 
Пользующаяся широкой известностью периодизация палеолита претерпела за последнее годы некоторые довольно существенные изменения. Первой, самой древней, эпохой палеолита теперь называется олдувайская (дошелль — прежних периодизаций). За олдувайской эпохой следует древний ашель (в основном шелль, или аббевиль прежних периодизаций); затем средний и поздний ашель; затем мустье, или мустьерская эпоха, сменяющаяся в свою очередь поздним, или верхним палеолитом.
 
 Перечисленные эпохи представлены на всех территориях, заселенных палеолитическими людьми. Первые четыре из них — от олдувая до мустье включительно — многими исследователями, сторонниками двучленного деления палеолита, объединяются под именем раннего, нижнего или древнего палеолита. Не меньшее число исследователей является сторонниками трехчленного деления палеолита: они относятся к раннему, пли древнему, палеолиту только от олдупая до позднего ашеля включительно, а мустье выделяют под именем среднего палеолита. Более дробные этапы позднего, или верхнего, палеолита, в отличие от дробных подразделений раннего палеолита, имеют только локальный характер. Наиболее древние находки олдувая имеют возраст 2,5 млн. лет. Последующие этапы нижнего палеолита — шелль и ашель — охватывают период от 800 тысяч до 140 тысяч лет. Средний палеолит — 140 тысяч лет — 40 тысяч лет до нашей эры. Поздний палеолит соответствует 40 — 10 тысячелетиям до н. э.
 
Эпоха каменного века — это время становления человека и его хозяйства. Она характеризуется уровнем производительных сил, обеспечивающих медленное развитие присваивающих форм хозяйства (охота, рыболовство, собирательство). Взаимоотношения людей строились на экономическом равенстве, на естественном половозрастном разделении труда и были по своему характеру коллективистскими (период «первобытного коммунизма»).
 
Общественная организация людей в эпоху палеолита прошла длительный и сложный путь развития. Начальным ее этапом было так называемое первобытное стадо — примитивная форма объединения для совместной защиты, охоты и собирательства. Оно отличалось неразвитостью общественных отношений, отсутствием общинно-домашнего хозяйства, но в то же время определенной упорядоченностью брачных связей. Существование первобытного стада относят к двум наиболее ранним ступеням нижнего палеолита — дошелльскому и шелльскому периодам.
 
Уже в ашельское время вызревают предпосылки первобытной общины, а в эпоху мустье появляется оседлость, естественное разделение труда по полу и возрасту, возникают начальные формы общины. В эпоху позднего палеолита складываются зрелые формы первобытно-родовой общины. Этот качественный скачок, по мнению ученых, совпал с трансформацией неандертальцев в человека современного физического типа — хомо сапиэнс.
 
Древнейшие достоверные представители человеческого рода появились примерно два с половиной миллиона лет назад. Существует предположение, что до этого времени существовали австралопитеки. Самым ранним существом, обладавшим способностью к трудовой деятельности, сейчас считают так называемого презинджантропа, костные останки которого вместе с грубыми рубящими орудиями (чопперами) были обнаружены в 1959 — 1963 ГГ. в Олдувэйском ущелье (Восточная Африка) в ходе археологических раскопок. Презинджантропу ученые дали видовое название «хомо хабилис» («человек умелый»). Его абсолютный возраст был определен в 1 миллион 750 тысяч лет. Объем мозга «человека умелого» составлял 652 куб. см, что несколько превышало объем мозга антропоидных (человекообразных) обезьян. Но ряд других признаков, например, ярко выраженная сводчатость стопы (свидетельство прямохождения), указывали на то, что «человек умелый» уже перешагнул рубеж, отделявший ископаемых человекообразных обезьян от древнейшего человека.
 
Следующий этап развития человека связан с «хомо эрек-тус» («человек выпрямленный»). К представителям этого вида относят питекантропа и синантропа, живших в шелльско-ашельский период каменного века. Питекантроп был обнаружен на острове Ява и имел объем мозга 950 куб. см. У синантропа, впервые случайно найденного в пещере Чжоукоутянь, недалеко от города Пекина, объем мозга составлял 1075 куб. см. Вместе с костными останками синантропа. были обнаружены различные грубые каменные орудия, сильно прокаленные камни (свидетельство использования огня) и большое количество костей животных того времени. Более высокая ступень эволюции человека связана с появлением «хомо сапиэнс неандерталесис». («неандертальский человек») около 200 тысяч лет назад. Это название было дано по ископаемым остаткам, найденным в Германии в долине Неандерталь. Неандерталец имел покатый лоб с мощными надбровными дугами, низкий свод черепной коробки, массивные скулы, крупные зубы, отсутствие либо слабое развитие подбородочного выступа. Мало выраженный изгиб позвоночника и слабо выпрямленные в коленном суставе ноги свидетельствовали о довольно неуклюжей походке. Рост неандертальца достигал 150—160 сантиметров, но объем мозговой коробки составлял уже 1300 — 1400 куб. см.
 
С появлением неандертальского человека в позднеашельское и мустьерское время происходят значительные изменения в технологии изготовления каменных орудий труда и образе жизни древнего человека.
 
На каменной заготовке путем скалывания готовилась одна или две ровные площадки, с которых при помощи отбойников (цилиндрической формы орудия из кости, дерева или рога) откалывали удлиненные массивные пластины. Этот прием получил название техники леваллуа.
 
В эпоху мустье получило развитие изготовление каменных орудий из дисковидных нуклеусов. Пластины из таких заготовок получали посредством серии сколов, направленных от краев нуклеуса к его центру. Ведущими типами орудий эпохи мустье были остроконечник и скребло. В то же время существовали и развивались орудия труда предшествовавшей эпохи:отщепыклектонскоготипа(массив-
 
ные пластины), бифасы. унифасы и другие.
 
В мустьерское время просматриваются разнообразие видов орудий и особые технические приемы их изготовления, что позволяет судить о существовании локальных особенностей в культуре человеческих коллективов. Причины видятся в следующем:природное окружение, сложившиеся традиции в обработке камня, сырьевая база. Несомненно, крупным достижением неандертальца стало получение огня различными способами: трениемдерева о деревои высеканием искры ударом кремня о рудные минералы. Огонь способствовал превращению мяса и жира животных в питательную и легкоусвояемую пищу.
 
От мустьерского времени осталось много памятников. Это небольшие с постоянным очагом жилища, располагающиеся под скальными навесами или у входа в пещеру, стоянки-мастерские в местах выхода каменного сырья,  мастерские-каменоломни, сезонные охотничьи стойбища и т. п.
 
Неандерталец в условиях увлажнения и похолодания климата строил жилища в виде шалаша, выкапывал небольшие круглые полуземлянки,  стены которых крепил затем вкопанными в землю костями животных. Появление долговременных жилищ — это свидетельство полуоседлого образа жизни, когда часть коллектива (женщины, дети, старики), занимавшаяся собирательством, жила в постоянных жилищах, а мужчины кочевали в поисках добычи и разбивали временные стоянки в местах, богатых дичью.
 
Основной ячейкой общества стала локальная группа, или охотничья община. Вероятно, и этих общинах уже существовали простейшие генеалогические связи, которые могли способствовать формированию примитивной родовой структуры, зачатков духовной культуры. Ашель-мустьерская эпоха — это время довольно широкого расселения неандертальца в средней полосе Евразии.
 
На территории Казахстана человеком мустъерского времени была освоена значительная территория — от хребта Каратау на юге до верховьев реки Ишим на севере, и от среднего течения реки Сырасу на западе до верховьев реки Иртыш на востоке. Их можно условно разделить на две крупные культурные области — южную и северную.
 
Казахстанский палеолит пока не имеет критериев для традиционного членения на этапы и периоды из-за однообразия встречающегося материала. В связи с этим он подразделяется лишь на древний и поздний.
 
Уже около 2 млн. лет назад на территории Казахстана сформировался благоприятный климат с богатой флорой и фауной, имелись неограниченные запасы сырья, достаточное количество водных источников. Поэтому территория Казахстана была благоприятна и привлекательна для расселения древнето человека, находившего здесь пищу и удобные места для поселений.
 
Архаические каменные орудия труда, обнаруженные в Южном Казахстане, идентифицируются с орудиями шелльско-ашельского времени из Юго-Восточной Азии и Африки, а видовой состав древних животных близок к фауне синантропа, обнаруженной в пещере Чжоукоутянь.
 
Одним из благоприятных районов расселения древнего, человека был хребет Каратау. Орудия труда, обнаруженные на его юго-западных склонах у пос. Копырдек по течению реки Арыстанды, были представлены массивными прямоугольными кремниевыми отщепами. Эти древнейшие орудия так называемого клектонского типа отличались от более поздних непропорционально большим ударным бугорком, занимавшим более половины площади всего отщепа.  Обнаружены и большие кремниевые заготовки — желваки-нуклеусы.
 
В северо-восточной части хребта Малый Каратау человек предположительно мог обитать на изолированных возвышенностях (останцах) и невысоких грядах или уступах (кузстах) в местах выхода кремниевых пород. Здесь на небольшом. участке в радиусе 5 — 10 км выявлено 12 палеолитических стоянок, собрано более 5 тысяч кремниевых изделий. Так, в урочище Шабакты среди отщепов клектонского типа обнаружены два рубила. Первое — треугольной формы, выполнено из кремнистого известняка, рабочая поверхность двусторонней обивкой превращена в дугообразное лезвие. Второе рубило — овальной формы, сопоставимо с массивным скреблом. Помимо них выявлено еще два характерных вида орудий: первое напоминало африканские чоппинги — грубые рубящие орудия с широким рабочим краем, изготовленные из крупной гальки. Дугообразно выпуклая рабочая часть заострена с двух сторон крупными сколами. Другое орудие было выполнено из расколотого пополам куска желвака. Один край его обработан крупными сколами и по внешнему виду оно напоминает грубое рубило.
 
Стоянки в урочищах Борыказган и Танирказган представлены четырьмя группами изделий, отражающими основные типы каменной индустрии районов хребта Каратау. Это грубые рубящие орудия с одно-, двусторонней обивкой рабочей поверхности, рубила ашельского типа с тщательной обработкой рабочих лезвий, отщепы клектонского типа, крупные аморфные желваки-нуклеусы. Все орудия со следами глубокого выветривания и сильной латинизации.
 
Интересная стоянка шелль-ащельского времени выявлена в Бетпак-Дале на правом берегу р. Чу в урочище Казангап. Здесь найдено около 300 разнообразных каменных изделий из кремня. Основная масса представлена отщепами клектонского типа. Характерными изделиями являются двусторонние («бифасы») и односторонние («унифасы») рубящие орудия, значительно меньше скребел, ручных рубил, нуклеусов и других форм.
 
Типологизация выявленных каратауских орудий и приемов их обработки соотносится с аналогичными находками в Африке, Китае, Индии и позволяет датировать время заселения территории Южного Казахстана шелль-ашельским периодом.
 
Древнейшие насельники Казахстана являлись современниками питекантропа и синантропа, могли добывать и поддерживать огонь, занимались собирательством.
 
Стоянки ашель-мустьерского времени, выявленные в Южном Казахстане, характеризуются органическим сочетанием орудий новых форм с архаичными изделиями предшествовавшего, времени. Так, комплекс находок в урочище То-калы, расположенном восточнее реки Коктау, дал около 300 каменных изделий, в подавляющей массе состоявших из галечных орудий с грубым дугообразным лезвием и архаичных массивных скребел.
 
К памятникам ашельского времени относится и. стоянка Кудайколь, расположенная на северо-восточной окраине Сары-Арки в Центральном Казахстане. Из найденных орудий можно выделить бифасы, скребла, предназначенные для об.» работки шкур животных и дерева, многочисленные нуклеусы, с которых скалывались отщепы и пластины и использовались в трудовой деятельности.
 
В мустьерский период техника обработки камня усложняется, но местами сохраняется прежняя — галечная. Одним из многочисленных памятников этого периода является многослойная стоянка на правобережье р. Арыстанды в урочище Карасу, названная именем Ч. Ч. Валиханова. Здесь выявлен богатый материал каменной индустрии в виде Дисковидных нуклеусов, отщепов, остроконечников, бифасов, скребел, скребков-скобелей, резцов.
 
Толщина культурного слоя в семь метров свидетельствует о благоприятных условиях расположения стоянки, десятки тысячелетий являвшейся местом обитания древних людей. Обитатели стоянки охотились на бизонов, благородного оленя, сайгу и лошадь. Обилие близ стоянки кремния и халцедона служило необходимым материалом для изготовления орудий труда. В обнаруженной на стоянке мастерской для обработки камня использовались костные и роговые приспособления: наковаленки и ретушеры.
 
Исследованием памятников мустьерского времени выявлены новые орудия труда: топоры односторонней и двусторонней обработки, выемчатые орудия, резцы, комбинированные орудия типа скребков-резцов, остроконечники. Наличие протопризматических нуклеусов наряду с дисковидными, а также пластин с симметричными краями и отщепами треугольной формы свидетельствует о прогрессе в технике обработки камня.
 
В эпоху позднего палеолита (40 — 10 тыс. лет назад) формируется человек современного вида — «хомо сапиэнс» (человек разумный). Появление «человека разумного» отождествляется с находкой пяти костных остатков в 19 в. во Франции близ деревни Кро-Маньон. Кроманьонский человек имел прямой лоб, надбровные дуги (вместо надглазного валика), высокий свод черепа, ярко выраженный подбородочный выступ, малой ширины нос, небольшие размеры глазниц, хорошо развитую мускулатуру, рост 168 — 194 см. Объем мозговой коробки составлял 1500—4800 куб. см. Исследования показали, что у «человека разумного» сильно развиты те участки коры мозга, которые тесно связаны с его общественной деятельностью. Это говорило о том, что люди не столько приспосабливались к условиям среды обитания, сколько рассчитывали на свои силы в процессе коллективной производственной деятельности.
 
Эпоха позднего палеолита — это время широкого расселения человека по всем климатическим и ландшафтным зонам Земли, формирования рас и расовых групп.
 
Так дальнейшее развитие получила материальная и духовная культура человеческого общества, что во многом связано с прогрессивным- совершенствованием общественных отношений, процессом формирования родовой, или семейной, общины. Вероятно, в это время женщина занимала в общине высокое статусное положение, что объяснялось ее ролью в семье как продолжательницы рода, необходимостью определять родство по женской линии (хранитель очага). Поэтому в идеологических представлениях древних людей возникает культ женщины как родоначальницы и хозяйки очага.
 
В. позднем палеолите усложняется и мировоззрение человека. Возникает культ охотничьей магии, в основе которого лежала вера в получение власти над животным через овладение его образам — символом. Вероятно, эта магия реализовывалась через возникшее первобытное искусство. Появившиеся представления о душе и загробной жизни как продолжении земного существования способствовали появлению сложных обрядных церемоний. Тело умершего посыпали красной охрой, украшали ожерельями и браслетами, клали с погребенным орудия труда из камня и кости.
 
Хозяйственная деятельность верхнепалеолитических людей на территории Казахстана была связана с охотой и собирательством. Фауна была представлена такими животными, как мамонт, шерстистый носорог, бык-тур, мелкий бизон, пещерный медведь и тигролев, совмещавший признаки тигра и льва. Кроме них в изобилии водились сайга, архар, олень-марал, косуля и другие.
 
Во второй половине верхнего палеолита климат на территории Казахстана становится засушливее и теплее. Это ведет к уменьшению растительного покрова и гибели крупных травоядных животных (мамонт, шерстистый носорог). Это обстоятельство значительно изменило условия жизни людей. Появляется необходимость в новых, более совершенных орудиях для охоты на среднего и мелкого зверя. Охотники Теперь в поисках пищи совершают далекие походы, пользуются на временных стойбищах легкими жилищами в виде шалашей.
 
Техника обработки камня получила дальнейшее развитие. На смену дисковидным и треугольным нуклеусам мустъерского времени пришел призматический. Люди научились с одной заготовки получать уже не 2 — 3 пластины, а несколько десятков, использовавшихся в работе без дополнительной обработки. Совершенствуется техника отжимной ретуши, при которой, путем надавливания твердым предметом на лезвие отщепа, получали орудия любой формы.
 
В обработке камня умело используется огонь. Медленное нагревание и остывание камня способствовало изменению его внутренней структуры и облегчало обработку техникой отжимной ретуши. Орудия труда по своему назначению значительно разнообразнее мустьерских и представлены скобелями, концевыми и округлыми скребками, пластинами со стесанными концами, боковыми и срединными резцами, наконечниками копий и дротиков, пластинами с выемками, проколками.
 
Характерным является увеличение в трудовой деятельности резцов, изготовлявшихся из пластин и отщепов, острый угол которых скалывался, образуя режущий край, перпендикулярный плоскости лезвия пластины. Несомненно, что это следствие все большего использования человеком кости, которая служила основой при изготовлении составных орудий труда, проколок, различных сверл, наконечников копий и дротиков, гарпунов и т. п. С изобретением костяной иглы стало возможным шитье из шкур одежды.
 
С разнообразием орудий труда хозяйственная деятельность человека стала более продуктивной. В позднем палеолите стоянки людей представляли собой хорошо оборудованные поселения на вершинах холмов, где до сих пор сохранились следы многочисленных ям от опорных столбов и мощных кострищ.
 
По сравнению с предыдущим периодом, стоянок верхнего палеолита на территории Казахстана выявлено и изучено мало. Можно отметить некоторые из них. Например, стоянка Пещера на правом берегу реки Бухтармы в Восточном Казахстане, в которой найдены скребок с круговой ретушью, обломок ножевидной пластины, нуклеус пирамидальной формы со следами сколов, отбойник и отходы производства из черного кремня и зеленоватой кварцевой породы. Обломки костей животных позволили определить их видовую принадлежность к носорогу, бизону, пещерному льву и другим. В Ново-Шульбинском районе Семипалатинской области выявлена стоянка Шульбинка, давшая около 5 тысяч каменных изделий. В большинстве своем они представлены скребками, остриями, резцами, проколками, нуклеусами различных форм и отходами производства. Обнаружены, кроме этого, очаги, сложенные из галек, слой золы, темные пятна небольшого размера, расположенные вокруг очага, вероятно, остатки деревянных столбов, служивших основой жилища.
 
Ценной находкой. явилось обнаруженное погребение человека, находившегося в скорченном положении на левом боку, ориентированного головой на запад. Из-за малой глубины залегания скелет сохранился фрагментарно.
 
В целом можно отметить, что несмотря на относительно слабую изученность периода верхнего палеолита, имеющиеся материалы дают возможность проследить непрерывность развития материальной культуры людей древнекаменного века, а также процесс освоения человеком территории Казахстана.
 
Эпоха верхнего палеолита сменилась мезолитом (средним каменным веком),, который охватывает период с 12—10 по 7 тысячелетие до нашей эры и является переходным от древнего к новому каменному веку. Этот период по настоящее время остается наименее изученным в истории Казахстана, за исключением памятников Северного Казахстана.
 
В эпоху мезолита происходит резкое потепление климата, идет бурное таяние ледников, что ведет к значительному изменению растительного и животного мира. С преобладанием в фауне небольших подвижных животных охота с прежними видами оружия стала весьма затруднительна. Используя гибкость дерева, человек изобретает лук со стрелами, что делает охоту более успешной. Важные изменения происходят и в каменной индустрии, где появляются микролиты — миниатюрные пластины в форме треугольников, трапеций и сегментов. Микролиты шли на изготовление наконечников стрел и вкладышевык орудий, когда в продольные пазы костяной или деревянной основы вставляли десятки миниатюрных микролитов, образующих острое лезвие. Клеющими веществами являлись горный воск, смола, битум. В случае повреждения лезвия вкладышевого орудия вышедший из строя сегмент легко заменялся. К типичным стоянкам мезолита в Притоболье относятся Евгеньевка 1 и Дузбай 6. Они располагаются на господствующих над местностью высотах, имеют ярко выраженный микролитический пластинчатый облик индустрии. Изделия из пластин составляют более 90 процентов всех орудий. Орудия представлены пластинами с торцевой обработкой, скошенными остриями, резцами, скребками из пластин и отщепов с ретушью, резчиками, пластинами и с выемками.
 
В Петропавловском Приишимье мезолитические памятники группируются по берегам р. Ишим у с. Явленка и г. Атбасара, р. Чаглинки в Северо-Казахстанской области, р. Селеты Акмолинской области. Небольшая группа мастерских по изготовлению каменных орудий открыта в районе Экибастуза. Коллекции содержат кремневые пластины шириной 0,5—2,5 см, длиной до 0,6—4 см, скребки с округлым рабочим лезвием, вкладыши-развертки, ножи на отщепах, микропластины для вкладышевых составных орудий, нуклеусы клиновидной, призматической, карандашевидной формы от 2 до 6 см.
 
Неолит (новый каменный век) охватывает период от 6 по 4 тысячелетие до нашей эры. Каменная индустрия в это время достигает своего расцвета. Акцент делается на специализацию в производстве орудий труда. Наряду с дальнейшим развитием техники отжимной ретуши умело применяются новые приемы обработки камня: шлифование, сверление, пиление, в дело идут все виды камня, изготавливаются каменные топоры, мотыги, зернотерки, ступки, песты. Возникают скотоводство и земледелие, означавшие переход человека к производящему хозяйству; появляются зачатки горного дела, ткачества, изготовления глиняной посуды.
 
В социальном плане господствовала родовая община, культивировавшая коллективный труд и общую собственность на средства производства. На основе родовой общности стали складываться племена и племенные союзы.
 
На территории Казахстана в настоящее время выявлено свыше 600 памятников неолита и энеолита, но исследованы они выборочно. По характеру расположения на местности стоянки эпохи неолита делят на четыре типа:  родниковые, речные, озерные и пещерные. Стоянки речного и озерного типа богаты находками, что подтверждает длительное пребывание на них человека. Основной инвентарь таких стоянок — ножевидные пластины и изделия из них.
 
Преобладают родниковые стойбище, так как пустынные и полупустынные зоны бедны реками, они носят временный, сезонный характере являясь пристанищем бродячих охотников. Большая часть неолитических стоянок пустынно-степного Казахстана открытого (наземного) типа. На стоянках обнаружены каменные орудия из местного сырья: наконечники стрел и копий, топоры, ножи, скребки. Выделяется дифференцированный подбор материала для изготовления определенных орудий.
 
Неолитические памятники образуют несколько территориальных групп, вероятно, соответствующих районам обитания родственных племен, близких по культуре. Наиболее известный памятник неолита в Южном Казахстане — пещерная стоянка Караунгур, выявленная на правом берегу реки Караунгур на южных склонах хребта Каратау. Стоянка имеет мощный культурный слой, давший богатый материал. Из орудий труда выявлены округлые удлиненные скребки, призматические и карандашевидные нуклеусы, пластины с боковыми выемками и притупленными краями, проколки, наконечники стрел, топоры-тесла, каменные песты и т. п. Широко представлены микролитические пластины со следами ретуши на лезвиях; много костяных изделий: шилья, проколки, иглы с ушками, гладилки-лощила, украшения из просверленных раковин, клыки с нарезным орнаментом, костяные подвески и бусы, скульптурные фигурки, вырезанные из кости. Насельники этой стоянки уже делали глиняные сосуды с круглым дном, окрашенные снаружи красной краской, в верхней половине сосуды орнаментированы зубчатым штампом в виде штрихов, ямок и фигур.
 
Из памятников Приаралья можно выделить урочище Жалпак, где выявлено шесть стоянок, па которых собраны обломки лепной керамики и орудия из кварцита. Керамика состоит из крупных горшков с четко выделанной горловиной и полусферические чашки, посуда имеет плоское или круглое дно, украшена простым орнаментом, нанесенным зубчатым штампом и прочерчиванием. Из кварцитовых изделий выделяются вкладыши с притупленной спинкой и скошенным краем, проколки из пластин или отщепов. Стоянка Жалпак входит в комплекс памятников в древней дельте реки Сырдарьи, образующих локальную неолитическую культуру
 
На территории Центрального Казахстана наибольшее количество памятников эпохи неолита отмечено в Карагандинской области и в бассейне р. Каратургай. Население этого региона занималось охотой, применяя лук и стрелы. Наконечники стрел имели листовидную или треугольную форму, с выемкой у основания, широко использовались копья. В подавляющей массе инвентарь представлен микролитами типа вкладышей, пластин и скребков.
 
В Западном Казахстане памятники в основном представлены стоянками речного и озерного типов. Здесь выделяют лишь один вариант кельтеминарской культуры — Западно-Казахстанский. Датируется она концом IV — началом II тыс. до н. э. и охватывает значительную часть территорий Казахстана и Средней Азии. Каменная индустрия характеризуется заготовками в виде пластин средних размеров и микропластин, обломков пластин и отщепов. В 1989—90 гг. в Атырауской (бывшей Гурьевской) области выявлен ряд неолитических стоянок: Шатнаколь, Кульсары I—V, Кабак и другие. Так, на стоянках Кульсары, основательно разрушенных в ходе строительства дорог, выделены ножевидные пластины с ретушью и без нее, скребки на основе отщепов и пластин, резцы, черешковые наконечники стрел двусторонней обработки, нуклевидные сколы и призматические нуклеусы. Большая часть фрагментов керамики без орнамента, но некоторые имеют вдавленные горизонтальные линии, от которых идут вниз прямые иди вертикальные линии.
 
В пределах Северо — Казахстанской, Акмолинской областей впервые открыто и исследовано более 200 объектов каменного века, большая часть которых относится к неолиту. Таким образом, на археологической карте Евразии заполнено еще одно из белых пятен.
 
На базе широких стационарных раскопок выявлена полифункциональность исследованных памятников (поселения, мастерские, стоянки, местонахождения). Сопоставление данных стратиграфии и планиграфии в трех изучаемых микрорайонах позволило разработать периодизацию и наметить хронологию неолита Северного Казахстана. Выделено три периода — ранний, средний, поздний неолит. Начало относится к VI тысячелетию, финал — к III тысячелетию до н. э.
 
Исследуемый район Тоболо-Иртышского междуречья может быть включен в микролитическую культурную зону Евразии (по А. А. Формозову) как североказахстанская этнокультурная область. В ее пределах выделена атбасарская культура и два варианта — тельманский и явленский.
 
На основе этой культуры в позднем неолите — энеолите происходит сложение ботайской культуры, представляющей, на наш взгляд, одну из многих культур этого времени на территории Евразии, на базе которых сложился, вероятно, предандроновский субстрат.
 
Полученные материалы показывают, что североказахстанский неолит происходит на местной мезолитической основе, что, естественно, не исключает определенные взаимные контакты населения Средней Азии, Казахстана, Западной Сибири на протяжении среднего и позднего каменного века.
 
Следует подчеркнуть, что поставленные в работе и в определенной степени решенные вопросы относятся к начальному этапу исследования нового, ранее не изученного региона. На повестку дня ставятся проблемы, непосредственно связанные с реконструкцией древнейшей истории населения лесостепной Евразии — палебэкономика, социальная структура и духовный мир.
 
На настоящем этапе исследования Северного Казахстана только на материалах авторов полностью решить проблемы экономики и общественных отношений невозможно. Пока не получены данные палеогеографии, не проведен трасологический анализ инвентаря, не открыты погребальные комплексы. Тем не менее, характер изученных памятников, их компактное расположение в пределах узких микрорайонов, функциональная направленность объектов, разнообразие каменного инвентаря — все это позволяет отметить некоторые особенности палеоэкономического характера, ибо «технология вскрывает активное отношение человека к природе, непосредственный процесс производства его жизни, а вместе с тем и его общественных условий жизни и проистекающих из них духовных представлений...».
 
Так, например, судя по топографии памятников, неолитическое население Северного Казахстана обитало в основном в бассейне р. Ишим,  где создавался определённый микроклимат по сравнению с окружающей. В неолите наблюдается значительная оседлость в пределах определенных зон обитаний, которыми явились долины рек. В зависимости от времен года и производственной необходимости, население переходило из одного района в другой. Передвижка происходила преимущественно в меридианальном направлении, что объясняется экстенсивностью присваивающего хозяйства. Характер материальных остатков и самих исследованных объектов свидетельствует о производственной интеграции внутри первобытных коллективов. Особенно наглядно это видно на. примерах мастерских. Последние были сезонными, посещаемые древними мастерами. Серийность различного инвентаря (скребки, ножи, скобели, наконечники стрел) свидетельствует не только об изготовлении орудий, но и об активной трудовой деятельности, связанной с первичной обработкой продуктов охоты и рыболовства.
 
На поселениях наблюдается разнообразный набор орудий и инструментов. Это большое количество скребков, ножей, резцов, разверток, скобелей, деталей вкладышевых инструментов. Например, на поселении Тельмана X Акмолинской области найдено более 700 скребков на пластинах, причем с различной конфигурацией лезвий — от круглого до фигурного. Серийность определенных типов орудий косвенно свидетельствует о разнообразии производственных операций. И предполагать, что это обусловлено также необходимостью обработки больших партий шкур животных, причем поступающих относительно стабильно. Перспективным является трасологическое изучение этих орудий.
 
В этой связи интересны факты находок в культурном слое неолитических памятников костей животных. Мы уже указывали, что количество их относительно небольшое, однако, оно достаточно для определенного видового состава животных. Это лошадь, крупный рогатый и мелкий рогатый скот. Плохая сохранность костей и их фрагментарность затрудняют более подробную морфологическую характеристику.
 
Указанные факты с накоплением подобного рода материала позволяют поставить вопрос о происхождении производящего хозяйства и, в частности, скотоводства в средней полосе лесостепного Казахстана уже в начале неолита, т. е. в конце VII—VI тысячелетий до н. э. Думается, что постановка этой проблемы вполне своевременна, ибо в разрезе этой гипотезы находит объяснение серийность инвентаря для обработки продуктов животноводства, площадь самих поселений, свидетельствующих об оседлости. Тем более, что В последние годы кости животных (домашних?) повсеместно найдены в памятниках суртандинской культуры на Урале, в стоянках Восточного и Центрального Казахстана. Наконец, прекрасный образец развитого скотоводства, мы видим на примере ботайской Культуры. Это, безусловно, указывает на истоки скотоводства в более ранних хронологический пластай.
 
Таким образом, можно говорить, что на протяжении нескольких тысячелетий у неолитического населения лесостепной Евразии происходила не только адаптация к окружающей среде (это мы видим на примере экстенсивного развития рыболовства и охоты за счет регионально-меридиальных. миграций), но и активное взаимодействие общества и природы, в результате которого появляется производящая экономика и изменяется этносоциальная структура самого общества.
 
Энеолит — переходный период от новокаменного века к ранней бронзе IV—III тыс. до н. э. У племен охотников и рыболовов Казахстана этот период по археологическим материалам выражен слабо, в связи с чем энеолит рассматривается вместе с неолитом. Однако в начале 80-х годов XX в. в Северном Казахстане было выявлено и исследовалось Северо-Казахстанской археологической экспедицией уникальное энеолитическое поселение Ботай, давшее богатый и интересный материал, позволивший выделить одноименную археологическую культуру (см.: Зайберт В… Ф. Энеолит Урало-Иртышского междуречья. Петропавловск, Наука, Республика Казахстан, 1993).
 
За сравнительно короткий период элеолита в экономике и жизни людей произошли значительные изменения, связанные с использованием сырья для производства орудий труда. Место камня и кости начинает занимать металл—медь, а затем и бронза. Но все же в энеолите медные орудия труда на территории Казахстана, по сравнению, например, с Передней Азией, где доминировало земледелие, не получили широкого распространения. Это объясняется тем, что переход от присваивающего к производящему хозяйству, зародившемуся в конце перлита, осуществлялся под сильным воздействием природно-климатических условий. Развитие земледелия в тех природно-климатических условиях было невозможно, что в свою очередь не вызвало к жизни широкого использования медных орудий, но которые в небольших количествах использовались представителями энеолити-ческих культур.
 
Первичной ячейкой ботайского общества была динамичная семья, изменявшаяся от малой (нуклеарной) до нерасчлененной. Несколько семей — образовывали семейные экзогамные общины, тесно объединенные экономическими, культурными и родственными связями. После угасания ботайской культуры нуклеарная семья стабилизируется и теряет свою динамичность. Утрачиваются хозяйственные традиции, бытовые и погребальные обряды. Все это в совокупности приводит к окончательному угасанию культуры, энеолита.
 
Ярким памятником энеолита Казахстана является пос. Бо-тай, расположенное на правом обрывистом берегу р. Иман-Бурлук правого притока р. Ишим у села Никольское Ай-ыртауского района Северо-Казахстанской области. Продолжительность существования поселения около 400—500 лет. Тщательное изучение территории поселения с учетом дешифровки аэрофотоснимков 60-х годов XX в. позволяет предположить наличие на последнем этапе существования поселения 158 построек, следы от которых видны на современной поверхности.
 
Застройка поселения была очень плотной: жилища зачастую смыкались друг с другом, образуя своеобразные «кварталы» линейно-сотовой планировки. Такие замкнутые планировочные единицы могли включать от двух до 24 построек. Внутри них можно проследить определенную систему в застройке: параллельными цепочками строились по 5 — 6 конструкций, между ними были «улицы» шириной 4 — 8 м и длиной до 50 м. 
 
Конструкция жилищ полуземляночная, с заглублением в грунт до 1 м. Форма в плане: от квадратной до многоугольной и удлиненно-овальной. Наиболее часто встречается пятиугольный план. Площадь пола составляла 20 — 70 кв. м.
 
Из вынутой при рытье котлована глины по его периметру формировались стены в виде вала, высотой до 1 м. Крыша выполнялась из тонких бревен и имела форму суживающегося сруба. Образовавшийся купол обкладывался ветками и дерном с дымовым отверстием в центре. Вход в жилище осуществлялся через проем в стене, к нему примыкал небольшой тамбур. В центре жилища находился очаг открытого типа, между очагом и входом размещалась хозяйственно-производственная зона, в глубине помещения располагалось место для отдыха; фбоку под стеной обычно выкапывалась яма для хранения продуктов.
 
Массовый производственно-хозяйственный инвентарь выполнялся из различных пород камня, глины, кости, есть предположение об использовании ботайцами меди (на основании трасологических анализов). Функциональное назначение орудий труда свидетельствовало о сложном хозяйственном укладе жителей поселения. Каменные булавы, ножи, кинжалы, наконечники стрел, дротиков, копий давали представление о вооружении ботайцев, это оружие использовалось и во время охоты, гарпуны применялись для ловли рыбы. В строительном деле употреблялись топоры, тесла, долота, струги, резцы, скобели. Довольно совершенной была обработка камня и кости, способствовавшая изготовлению качественных орудий труда. Среди вспомогательного инвентаря можно выделить отбойники, ретушеры, молотки, абразивы, кремневые сверла, резцы, диски-маховики, каменные наковальни. Для выделки шкур использовались скребки, скребла, резцы, скобели, абразивы и гладилки для шлифовки шкур. В производстве одежды и обуви применяли иглы, проколки, шилья, для прядения — пряслица, в керамическом производстве — песты, терочники, лощила, различные штампы. Среди находок имеются предметы культового назначения, различные амулеты, своеобразные украшения.
 
В ходе раскопок выявлено огромное количество остеологического материала, в подавляющей массе принадлежащего лошади (свыше 99 процентов). Это свидетельствует о том, что общество ботайцев существовало за счет этого животного. Находки костяных элементов узды (псалиев) и застежек для пут свидетельствовали о доместикации лошади. Другие кости принадлежат зубру, лосю, косуле, сайге, медведю, волку, собаке, лисице, росомахе, верблюду, бобру, сурку, зайцу, кабану, туру и птицам.
 
Погребальный обряд и ряд символических предметов подтверждали существование тотемизма, культа предков. Ботайцы хоронили своих сородичей на территории поселения в старых жилищах, вокруг погребенных укладывали десятки лошадиных черепов. В одном из жилищ. В стенной нише, обнаружен мумифицированный глиной череп мужчины. Под порогом жилищ выявлены захоронения собак, осуществлявшиеся, вероятно, в ритуальных целях.
 
Таким образом, изучение энеолитического поселения Ботай позволило сделать вывод о том, что уже в эпоху энеолита в обширном районе Урало-Иртышского междуречья и сопредельных территориях складывался своеобразный оседлый многоотраслевой хозяйственно-культурный тип с преобладанием коневодства. Наступившая в регионе в конце третьего — начале второго тысячелетия до нашей эры резкая аридизация (иссушение) климата вызвала кризис экологических ниш, что, в свою очередь, привело к деградации ботайской культуры, стимулировало ее представителей к миграции в более подходящие экологические ниши или даже возвращению к присваивающему хозяйству в долинах рек. Утрачиваются хозяйственные традиции, бытовые и погребальные обряды. Все это в совокупности приводит к окончательному угасанию культуры энеолита.
 
Можно предположить, что в кризисной ситуации ботайская и родственные ей культуры заложили основу не только для формирования на территории Казахстана в эпоху бронзы комплексного земледельческо-скотоводческого хохяйства с преобладанием последнего (представители андроновской культуры), но и опыт динамичной эксплуатации экологических ниш Казахстана, даже в районах с повышенной аридностью.
 
<< К содержанию                                                                                Следующая страница >>