Как сшить детский новогодний костюм.
Главная   »   Казахстанцы в битве на волге. П. С. Белан   »   Оборонительные бои 27-й гвардейской и 292-й стрелковой дивизии северо-западнее города

2 августа 2013 - Библиотекарь

 Оборонительные бои 27-й гвардейской и 292-й  стрелковой дивизии северо-западнее города

 

 

Упорная борьба за город на Волге развернулась и на его северо-западных подступах. Здесь в составе войск Сталинградского (с 30 августа Донского) фронта сражались 27-я гвардейская и 292-я стрелковые дивизии (бывшие 75-я и 74-я бригады). Они сформировались осенью 1941 г. в Новоказалинске Кзыл-Ординской обл. и в Актюбинске. В связи с тем что три четверти их личного состава были укомплектованы военными моряками Балтийского и Черноморского флотов и только одну четвертую составляли рыбаки Арала, железнодорожники и колхозники западных и южных районов Казахстана, бригады именовались морскими стрелковыми.
 
Боевое крещение обе бригады получили на северо-западе при окружении демянской группировки немецко-фашистских войск. 75-я бригада (командир капитан
 
1-го ранга Константин Давыдович Сухиашвили, военком дивизионный комиссар Анатолий Алексеевич Муравьев) во взаимодействии с другими соединениями и частями
 
2-го гвардейского стрелкового корпуса в ночь на 6 февраля 1942 г. прорвала оборону противника у сел Михалкино и Сычево, юго-восточнее Старой Руссы, с боями, временами очень тяжелыми и кровопролитными, продвинулась до г. Холм. Отличилась бригада и при отражении вражеских попыток пробиться на соединение к окруженному гарнизону Холма. За отвагу и смелость в тех наступательных и оборонительных боях все матросы, командиры и политработники были награждены орденами и медалями, а 17 марта 1942 г. соединение было преобразовано в 3-ю гвардейскую стрелковую бригаду88.
 
74-я бригада (командир генерал-майор береговой службы Лишенков Степан Васильевич, военком полковой комиссар Биберин С. Г.) наступала восточнее Старой Руссы в составе 1-го гвардейского стрелкового корпуса. Она выбила фашистов из сел Щеглово, Херен-ки, Новинки и трех других населенных пунктов у ст. Пола89.
 
Перейдя в контрнаступление, враг 13 февраля окружил части 74-й бригады на восточном берегу р. Пола в районе дер. Борки. Но вечером того же дня бригада разорвала кольцо и вышла к дер. Березка, Здесь противник был остановлен90. Активными действиями на своем участке 74-я морская стрелковая бригада сковала значительные силы неприятеля, что облегчило продвижение главной группировки наших войск из района Старой Руссы на юг и окружение 16-й немецкой армии у Демянска.
 
Весной 1942 г., как известно, началось переформирование бригад в дивизии. 3-я гвардейская стрелковая бригада, отведенная на отдых и доукомплектование в район Селижарово, 21 мая 1942 г. была реорганизована в 27-ю гвардейскую стрелковую дивизию, а 74-я бригада двумя декадами позже в г. Шуя развернута в 292-ю стрелковую дивизию91. В первой половине августа обе они были переброшены но железной дороге до станций Арчеда (г. Фролово) и Котлубань Сталинградской обл.
 
18 августа 27-я гвардейская стрелковая дивизия (командир полковник Глебов Виктор Сергеевич, военком полковой комиссар Голушко Александр Фомич) заняла рубеж обороны во втором эшелоне 1-й гвардейской армии. Начинался он у хут. Алаев и по р. Тишан-ка тянулся на запад до хут. Шишкин и затем, повернув на юг, продолжался вдоль железной дороги до ст. Качалино. Однако в бой дивизии пришлось вступить на другом участке фронта. Днем раньше враг начал форсирование Дона между с. Песковатка и хут. Вертячий и, потеснив оборонявшиеся там подразделения, стал расширять плацдарм. 27-я гвардейская дивизия передается в состав 4-й танковой армии и получает задачу:19 августа, передав свои позиции
 
84-й стрелковой дивизии, сосредоточиться в районе МТФ, с. Паншино, разъезд Паншино и включиться в борьбу с переправившимися силами неприятеля.
 
 2-й стрелковый батальон 76-го гвардейского стрелкового полка, который к 13 час. 21 августа первым прибыл к ст-це Качалинская, наладил взаимодействие с двумя батальонами 213-й стрелковой дивизии и пошел в атаку. Фашисты пытались удержаться, но в итоге пятичасового боя были отброшены до изгиба Дона и потеряли при этом десятки солдат и офицеров92.
 
К вечеру, когда дивизия двигалась на юг, к разъезду Паншино, поступил новый приказ: ей предстояло без
 
промедления атаковать врага в направлении Паншино, хут. Вертячий. Утром 21 августа дивизия пошла в наступление, но вместо атаки Получился встречный бой: вперед двинулся и противник, рассчитывавший ударом на север и северо-запад расширить плацдарм на восточном берегу Дона.
 
Отбросив врага на 3—5 км, дивизия перешла к обороне. Наибольшего продвижения добился 74-й гвардейский стрелковый полк (командир подполковник Осичкин, Григорий Емельянович, военком ст. батальонный комиссар, Копылов), который выбил фашистов из хут.  Нижнегниловский. Один из батальонов 76-го гвардейского полка (командир полка майор Васильев Михаил Александрович,- военком батальонный комиссар Звягинцев), действовавший на правом фланге дивизии, прорвался к Дону севернее хут. Вертячий. К 22 час противник, подтянув сюда новые силы, оттеснил подразделения от реки и вернул хут. Нижнегниловский. К исходу дня линия фронта стабилизировалась на восточной окраине хут. Кислов, подступах к Вертячему и Нижнегниловскому.
 
Противник не только сохранил плацдарм, но- и расширил его до 45 км по фронту (в основном в южном направлении). Перебросив на него две пехотные дивизии и 14-й танковый корпус, он с утра 2.3 августа переел в наступление, разрубил на. две части боевые порядки 87-й стрелковой дивизии и к вечеру достиг Волги, в
 
3—4 км севернее Сталинграда, между Ерзовкой и Латашинкой. Тем самым 62-я армия, прикрывавая пути на Сталинград с запада, оказалась изолированной от остальных армий Сталинградского фронта, а кратчайшие пути в Сталинград из центра и волжская водная магистраль перерезаны.94 Ставка ВГК в 4 час 50 мин. 24 августа приказала «закрыть нашими войсками дыру, через которую прорвался противник к Сталинграду, окружить прорвавшегося противника и истребить его».95
 
Командование Сталинградского фронта еще до получения директивы Ставки решило образовать ударную группу из 27, 35-й гвардейских и 298-й стрелковых дивизий; а также 28-го танкового корпуса и 169-й танковой бригады под руководством зам. командующего фронтом генерал-майора. К. А. Коваленко. Ударом с рубежа Паншшго, Котлубань в юго-западном направлении она должна была. во взаимодействии с 62-й армией разгромить прорвавшиеся к Волге дивизии противника а. восстановить линию обороны по восточному берегу Дона.
 
Через 5 час. после получения приказа, во второй половине дня 23 августа, группа генерала К. А. Коваленко начала наступление. Только 35-й гвардейской стрелковой дивизии генерал-майора В. А. Гладкова удалось 24 августа прорваться к р. Большая Россошка и там соединиться с войсками 62-й армии. Но противник не дремал и тут же отрезал 35-ю дивизию от ее тылов и усилил сопротивление на участках других соединений группы К. А. Коваленко.
 
Бои за коридор с самого начала приняли ожесточенный характер. За 23—25 августа части 27-й гвардейской стрелковой дивизии разгромили два полка 384-й и два батальона 305-й немецких пехотных дивизий; уничтожили и повредили 19 танков, 2 бронеавтомобиля и 10 автомашин97. Активные действия 27-й гвардейской и других дивизий.группы генерала К. А. Коваленко сузили 8 Километровый Коридор вдвое98 и поставили под угрозу само его существование. О значении этих боев свидетельствует и запись в дневнике начальника генштаба германских сухопутных сил от 26 августа. «Командование слишком нервничает,— писал он.-Виттерсгейм (14-й танковый корпус.— Прим. изд.) хотел убрать назад свой вытянутый к Волге палец. Паулюс помешал этому»99.
 
Нервничать штабы противника, начиная от корпусного, кончая генштабом сухопутных сил, заставили воины Советской Армии, в том числе и 27-й гвардейской дивизии. 
 
Опытным организатором воспитательной работы и тактически грамотным офицером показал себя политрук роты автоматчиков 74-го гвардейского стрелкового полка Клевцов. В бою за одну из высот он предложил сломить сопротивление противника обходом высоты и ударом во фланг. Командир роты согласился с предложенным планом боя, и политрук, используя складки местности, вывел группу автоматчиков к цели. Внезапным шквалом огня они внесли замешательство в стан фашистов, чем немедленно воспользовались основные силы роты автоматчиков и 1-й стрелковый батальон полка. Продвижение подразделений ускорилось, но вскоре противник выбросил вперед группу автоматчиков и их плотный огонь грозил сорвать атаку. Политрук Клевцов вновь спас положение. Рота охватила фашистов полукольцом и часть вражеских автоматчиков истребила, а остальных обратила в бегство. Высота была захвачена.
 
Личную храбрость и умение повести за собой бойцов проявили ст. сержант Борис Алексеевич Антонов, ст. политрук Досаев, ст.  лейтенант Капустин. В бою За одну из высот вблизи Дона отличились гвардейцы лейтенант Панченков, старшина Нехорошков, рядовые Бехтер, Заглядько, Коршун, Милохин, Мирошниченко и Вйдьюсов. Дважды до роты вражеских пехотинцев под прикрытием шести танков и бомбардировщиков пытались овладеть высотой, но оба раза были отбиты. За первые две недели боев у берегов Дона 70 солдат, сержантов и офицеров из 27-й гвардейской дивизии были представлены к государственным наградам100.
 
В ходе тяжёлых боев некоторые населенные пункты и рубежи — особенно Южный Культстан — переходили из рук в руки. Линия фронта в полосе дивизии стабилизировалась на рубеже Южный Культстан (он остался все-таки за гвардейцами), хут. Нижнегниловский. Вражеский коридор был сужен на 1,5—2 км, но ликвидировать его не удалось.
 
 Не дали желаемого результата и последующие контрудары 27-й гвардейской дивизии, когда после ликвидации группы К. А. Коваленко она действовала в составе 4-й танковой (по 8 октября), в 1-й гвардейской (до 14 октября), 24-й (до 18 октября) или 66-й (до 31 октября) армиях101.
 
Ограниченность документов и материалов, отложившихся в фонде 27-й гвардейской стрелковой дивизии, не позволяет подробно раскрыть боевые подвиги ее воинов северо-западнее Сталинграда. Еще меньше сведений об участии в наступательных и оборонительных боях между Волгой и Доном 292-й стрелковой дивизии. До 30 сентября 1942 г. ею командовал упоминавшийся генерал-майор береговой службы С. В. Лишенков, а затем полковник Аскалепов Василий Семенович. Военкомом служил все это время полковой комиссар Иосиф Иосифович Шемионко.
 
292-я стрелковая дивизия прибыла на станции Арчеда и Раковка 28 августа 1942 г. Ее полки — 1007, 1009, 1011-й стрелковые и 833-й артиллерийский, а также подразделения обеспечения и обслуживания заняли оборону восточнее с. Грачи по северному берегу одноименного притока Дона, во втором эшелоне 24-й армии. 3 сентября по приказу командования дивизия перемещается в район Заварыкина с задачей занять оборону и быть в готовности к отражению возможной попытки противника переправиться через Дон вблизи его поворота на юг. Когда стало ясно, что форсировать реку здесь враг не будет (все его наличные силы и прибывавшие резервы к тому времени втянулись в борьбу за город или за обеспечение флангов ударной группировки), 292-я была введена в первый эшелон. Ее участок был обращен фронтом на юго-запад, начинался у совхоза Котлубань и тянулся к разъезду Паншино и далее на восток до высоты 100,4, перекрывая железнодорожную магистраль Сталинград — Поворино и древний земляной вал (так называемый вал Анны Иоановны).
 
Оборона часто сменялась наступлением. Наиболее крупная попытка разрушить коридор и восстановить связь с советскими войсками, удерживавшими Сталинград, была предпринята 18—26 сентября, но и она заметных результатов не дала. Безуспешными оказались и попытки выполнить ту же задачу в первые две декады октября102. Ни описаний боев, ни отчетных документов в фонде дивизии обнаружить не удалось. Не удалось разыскать и ветеранов соединения. Из обращения одного из них, И. Евтушенко, опубликованного в газете «Советский патриот», явствует, что сентябрьские и октябрьские бои носили кровопролитный характер. В них автор, офицер 1009-го стрелкового полка, потерял связи с выбывшими по ранению товарищами — майором Е. М. Сытником, батальонным комиссаром Б. А. Шмониным, ст. лейтенантом С. Ф. Родионовым, ст. политруком А. М. Клочковым и другими.103.
 
«Необходимо отдать должное воинам 24, 1-й гвардейской и 66-й армий Сталинградского фронта, летчикам 16-й воздушной армии и авиации дальнего дейст вия,— напишет позже Маршал Советского Союза Г. К. Жуков,— которые, не считаясь ни с какими жертвами, оказали бесценную помощь 62-й и 64-й армиям Юго-Восточного фронта в удержании Сталинграда.
 
Со всей ответственностью заявляю, что если бы не было настойчивых контрударов войск Сталинградского фронта, систематических ударов авиации, то, возможно, Сталинграду пришлось бы еще хуже»104. В перечень названных маршалом объединений можно включить и 4-ю танковую армию, которая незадолго до начала контрнаступления советских войск была преобразована в 65-ю армию105.
 
В составе именно этих армий в разные периоды или одновременно входили 27-я гвардейская и 292-я стрелковые дивизии. Как свидетельствуют материалы первой из них, за три неполных месяца боев в междуречье Волги и Дона они потеряли очень много своих солдат и офицеров, чтобы помочь соединениям, оборонявшим Сталинград, отразить натиск врага и создать условия для его разгрома. Особенно велики были потери среди коммунистов и комсомольцев, первыми поднимавшихся в атаку и последними покидавших рубеж обороны при отходе по приказу командования.
 
Но, несмотря на потери, численность коммунистов и комсомольцев не снизилась, а даже возросла: только в сентябре парторганизации 27-й гвардейской дивизии приняли в члены ВКП (б) 48 отличившихся в боях, а в кандидаты.— 305 чел. К 9 октября каждый седьмой воин дивизии был коммунистом и каждый четвертый — комсомольцем. Партийно-комсомольская прослойка поднялась до 40 %106. При столь высоком проценте говорить о «прослойке» Можно лишь условно, по инерции и для сравнимости с более ранними периодами.
 
На исходе оборонительного этана Сталинградской битвы 27-я гвардейская стрелковая дивизия была передана в 65-ю армию и, совершив переход, 8 ноября сменила ранее оборонявшиеся части на одном из участков плацдарма за Доном у ст-цы Клетской107. 292-я стрелковая дивизия по приказу командования 2 ноября была расформирована, а ее солдаты и офицеры пополнили части и подразделения других соединений108.
 
Среди соединений и частей Советской Армии, сражавшихся севернее Сталинграда и внесших заметный вклад в отвлечение вражеских сил от города, следует назвать 120-ю стрелковую дивизию (командир генерал-майор Н. В. Рякин, с 5 ноября 1942 г.— генерал-майор К. К. Джахуа). Формировалась она в Казани в марте 1942 г. наполовину из военнообязанных запаса Поволжья и наполовину из расформированной там 405-й стрелковой дивизии, прибывшей из Алма-Аты и на 80 % состоявшей из казахов109. 
 
С 4 сентября в составе 66-й армии дивизия вела бои против вражеского «коридора» к Волге, севернее города. Вместе с другими соединениями 24-й армии она участвовала в окружении армии Паулюса, в рядах 21-й армии — в ее ликвидации. За время битвы на берегах Дона и Волги ее чарти вывели из строя тысячи солдат и офицеров противника. За отличие в боях 4 650 бойцов и командиров были награждены орденами и медалями110. В их числе казахстанцы Иосиф Абрамович Оперштейн, Петр Михайлович Приказчиков, Алексей Титович Степанков, Дмитрий Ерофеевич Бандурко, Джузей Нысанов, Согызбаев111 и др.

Читать далее >>

 

 << К содержанию