Панфиловец

 

 

Казах прощается с конем.
Степь перед ним не виновата.
На западе страна объята
Всепоглощающим огнем.

Конь понимает ездока
Своими умными глазами.
Конь уши навострил,
Конь замер.
Вечерняя в степи тоска.

Скачи за горизонтом.
Мустанг!
В глуши пустынь
Ты одичаешь.
Табунщик твой
Уже встречает
С гранатою
Фашистский танк.
И вспыхнет взрыв
В его глазах.
От горя ты ослепнешь,
Лошадь...
Курантами помянет площадь:
Жизнь отдал за Москву казах!
 
Бахытжан Канапъянов
 
 
 
 
<< К содержанию                                                                                Следующая страница >>