Главная   »   Казахстан в сердце моем. Алия Ахетова   »   О становлении нации на заре отечественной истории


 О становлении нации на заре отечественной истории

 

 

«История как способ понимания современности всегда несет в себе капризный плод по имени “политика”», — тонко и точно подмечено в книге Н. Назарбаева “В потоке истории”.
 
Обретение собственной государственности со всеми ее атрибутами имеет мощный психологический резонанс даже спустя 18 лет и сегодня приводит нас к радикальному изменению самооценки и самопонимания нации.
 
Существование на протяжении ряда столетий уникальной культуры кочевничества, вплоть до начала 20 века, несмотря на все давления и деформации, способствовало сохранению мощного этнокультурного сознания. По словам Н. Назарбаева, мы не расплескали, в отличие от многих народов, виртуальное, подсознательное поле своей исторической идентичности. Казахи в массовом масштабе не смешивались с другими этносами, и этот фактор сыграл определенную роль в развитии самосознания нации. В силу этногенетической молодости казахи имеют изрядный запас этнической энергии.
 
Если в 20 веке были исторические периоды, когда казахи на своей земле превращались в национальное меньшинство (29% населения — данные переписи 1959 года — последствия целинной эпопеи), то сегодня казахи имеют в чисто количественном отношении значительный перевес, что создает оптимальные условия для успешного развития в качестве полноценной нации в современном мире.
 
Сохранение и развитие независимой государственности — это реальное функционирование казахского языка именно в качестве государственного.
 
Только вчера по историческим меркам Казахстан обрел независимость, однако обыденное сознание воспринимает этот факт как многовековую данность. Азбучной истиной для каждого казахстанца становится понимание того, что обретение реальной этнополитической, военной, идеологической независимости есть долговременный и сложнейший процесс, требующий напряжения всех сил народа.
 
Политические идеи не могут “висеть в воздухе”. Сегодня тысячи и тысячи молодых людей независимого Казахстана даже после одного просмотра фильма Сатыбалды Нарымбетова “Мустафа Шокай” будут понимать, что поле национального действия, очерченное деятелями “Алаша” в начале века — “Волкодава”, получило развитие в наши дни.
 
Несмотря на жестокий социокультурный прессинг никому не удалось сломать механизмы национально-культурного воспроизводства.
 
Литература и музыка, фольклор и живопись — работа национального духа, часто незаметная за казенщиной тоталитаризма, продолжалась всегда. Ермухан Бекмаханов, Алькей Маргулан, Каныш Сатпаев, Мухтар Ауэзов, Олжас Сулейменов взрывали в силу своей национальной энергетики раболепство эпохи. Президент РК Н. Назарбаев писал о величайшем казахе Каныше Сатпаеве: «На такой уровень от казахов еще никто не поднимался». Британский премьер-министр Уинстон Черчилль при встрече с Сатпаевым, восхитившись статью и красотой ученого, пораженный мощью его интеллекта, спросил: «Все казахи, как вы, высокого роста?» И облетела весь мир крылатая фраза человека из народа, во все времена славившегося меткостью и остротой слова: «Ну что вы, мой народ выше меня!»
 
Даже во времена, когда доля казахов составляла едва ли не треть всего населения республики, подавляющая часть казахов никогда не колебалась с выбором своей национальной принадлежности.
 
Вопрос в том, чтобы сегодня наполнить национальную идентичность новым, современным содержанием. Обращаясь к истории, вспомним, что в течение столетий в степи складывалась уникальная ситуация — творцом духовной самобытности выступало абсолютное большинство народа, а не только элита. Такое в мировой практике встречается редко. Животворящим центром “казахскости” стал ярко выраженный дар импровизации, столь мощно проявившийся в устной народной речи (это крайне важно для понимания казахов как этнокультурной целостности).
 
Поистине демократическое по содержанию, по существу явление это оказало фундаментальное воздействие на формирование специфики казахского мировоззрения. Отсюда демократизм казахской литературы, ее яркая образность и метафоричность.
 
Литературность казахского языка в известном смысле есть особенность национального стиля мышления. Именно казахский язык в силу своих уникальных для казахов функций столетиями оберегал нацию как культурное целое. И разве можно потерять его сегодня?!
 
Афористичная отточенность массового сознания казахов всегда стремилась понять внутренний мир собеседника, вслушаться в ритм его мыслей и чувств, понять что-то скрытое в глуби снов.
 
Я родом из юрты,
Где дед совершает молитву,
Коленями встав на молитвенный выцветший коврик...
Я слушаю деда,
И кошмы луною залиты,
И старый сундук разноцветным железом окован.
Я слушаю деда, но голос его что надтреснут,
Гортаннее, когда он домбру своей песнею тронет.
 
Мы поражаемся напевному степному ритму этих тонко передающих мировосприятие кочевника строк Бахытжана Канапья-нова.
 
Родословная… ее часто рисуют в виде древа жизни с корнями и раскинутыми мощными ветвями. Но мало кто знает о годовых кольцах на срезе. Знаем два-три, не более. У нас у всех двое дедушек, две бабушки, четверо прадедов и четыре прабабушки. Выпишите их фамилии на чистый лист бумаги. Получится родословное древо. Пока небольшое, но если удастся что-то узнать о каждом из них, будем больше знать и о самих себе. О своих корнях, об истории семьи, рода, о том, без чего не обойтись. Кто из нас не помнит подслушанные в детстве разговоры родителей, взрослые недомолвки, детские полуясные впечатления, пожелтевшие фотографии родичей, смутные догадки, за что расстрелян не похожий на преступника дед.
 
Кого из нас не обжигало чувство вины: ничего не знаю о людях, без которых не было бы меня. Думается, что попытка сделать это — вовсе не блажь, это наш святой долг.
 
Помните старинную истину: «Это не время проходит. Это мы уходим». Проникая в судьбы людей, которых знали прежде понаслышке, тех, кто дальше всех отстоят от нас во времени, мы начинаем понимать, какая программа заложена в нас от рождения. Где начинается память и куда ведет, как река? Еще русский историк Карамзин подметил: «История предков всегда любопытна тому, кто достоин Отечества». Гордые, но справедливые слова. Чем жили даровитые и трудолюбивые предки наши, какими мы сами предстанем перед потомками. Быстрая река — жизнь. Сносит течением самых лучших и непримиренных. «Чтите память ушедших вдаль. Будьте милостивы к мертвым. Смерть и нас на перепутье поджидает», — говорит древний эпос. Храните родословную вашей фамилии, приучайтесь к привычке записывать все, что задело.
 
Нами овладевает чувство страшной несправедливости по отношению к людям, имена которых на протяжении 7 десятилетий не упоминались. Было обидно, что они ушли, будто их и не было. Странно представить, но в академическом издании пятитомной истории Каз. ССР даже в алфавитных указателях нет ни Магжана Жумабаева, ни Шакарима, ни Мустафы Шокая.
 
Мы живем в эпоху, когда возвращаются забытые имена. Но и во времена исторического беспамятства не помнящих родства было меньше, чем людей, вопреки обстоятельствам сохраняющим память. На них держится наш хрупкий мир. Русский писатель Распутин точно и пронзительно сказал: «Сколько в человеке памяти, столько в нем и человека». Крепко, на всю жизнь мне запомнилось горделивое откровение ученика, рассказывавшего на уроке о великих кипчаках и не постеснявшегося заявить: «Я и сам кипчак!»
 
Истории нет конца, и поиску истоков тоже. Важно, чтобы вы поняли, что ваша жизнь — только часть жизни целого поколения. Дойти до истоков непросто. Отважьтесь отыскать свои корни. И судьба порой сама ведет нас к книге жизни, а история сама становится зримой и понятной. Американский фантаст Рей Брэдбери сказал замечательные слова: «Когда спросят, что мы делаем, мы ответим, мы вспоминаем. Да, мы — память человечества, и поэтому, в конце концов, непременно победим!»
 
Знание своего рода, племени, предков в семи поколениях позволит сохранить свое национальное лицо при всех перипетиях ветра судьбы. Прапамять о подвигах и поражениях, невзгодах и победах наших предков дает надежду, что и мы преодолеем трудности на своем жизненном пути.
 
В степи есть древнее поверье, что аруахи (духи предков) помогают человеку, оберегая его от всего плохого и злого, потому вера в предков — кровное дело казахов. Нация формируется как единая семья, в которую как живые входят не только ныне живущие, но и все, кто сохранился в памяти через многие поколения.
 
Свободу творят сами люди, нельзя переносить ответственность за ее сохранение на кого-либо. Будем же мы достойны той подлинной независимости, о которой веками мечтали наши предки, завоевывая ее кровью, пролитой в освободительных сражениях.
 
Спустя восемнадцать лет после обретения свободы мы понимаем, что именно строительство независимой государственности объединяет всю нацию.
 
А импульс национальному единству как раз дает понимание глубины исторических корней, законная гордость славной историей страны, подъем национального самосознания.
 
Канули в Лету времена, когда казахи вынуждены были скрывать свое национальное достоинство.
 
Мы должны брать огонь из прошлого, а не пепел.
 
Каждый народ создает свое заповедное поле духа и гордится им.
 
 
 
 
<< К содержанию                                                                                Следующая страница >>