Главная   »   Казахстан в сердце моем. Алия Ахетова   »   Нет, не делайте запасов из любви и доброты...


 Нет, не делайте запасов из любви и доброты...

 

 

Российский тележурналист Леонид Парфенов как-то сказал: “Духовность? Ненавижу это слово”. Настолько интенсивно выразил свои эмоции этот талантливый человек, наверное, оттого, что затерли донельзя это понятие. Но когда-нибудь наступит тот час, когда, как пишет одна моя ученица в своем эссе, “духовное будут видеть не в одной лишь любви к Богу, но и к человеку”. Часто ли мы беседуем с нашими детьми о совести, долге, чувстве вины и раскаяния, об этих могущественных силах в лавине дел, насколько колоссальны силы добра, живущие в нас, в людях. Думая о будущем страны, не будем забывать, что настоящими людьми наши дети вырастают лишь в атмосфере гуманизма. Как при ускоренном физическом развитии современным подросткам нужно хорошее питание, так и к 14 годам ребенок, становящийся взрослым, нуждается в усиленных дозах витамина нравственности.

 
Мало учить их чтению, письму, арифметике — надо учить их стать людьми—уметь ощутить душу в себе и в другом человеке, раскрывать, углублять ощущения собственной личности, собственной души. В том, что сегодня на экранах ТВ перебор с “чернухой”, оказались свои “плюсы”. Все больше у современной молодежи (я отчетливо вижу это в своих гимназистах) нарождается тоска по целомудрию и патриархальным корням. Эта наиболее думающая часть молодежи порой даже неосознанно жаждет иного мира, в котором будет возвышенная и чистая любовь.
 
Нас всех вместе и каждого по отдельности может спасти только любовь. А спасется только тот, кто спасает сам. Другого пути, чтобы выжить, у человечества никогда не было.
 
Доброта, сострадание, нравственная цельность — не только чисто этические, но и социальные, и даже, если хотите, государственные ценности. Чем больше будет добрых, высоконравственных людей в обществе, тем могущественнее будет наше государство. Отсутствие у человека духовнонравственного начала социально опасно, помните: “И не надо мне прав человека, я давно уже не человек...”
 
Ведь недаром существует некая закономерность: чем фундаментальнее образовательный и культурный уровень людей, тем ближе к цивилизованной экономике общество, тем меньше в нем недобросовестности, нечестности в деловых отношениях между людьми, меньше нарушений правовых норм.
 
Чем богаче страна, тем постыднее и безнравственнее понятия “украсть” и “обмануть”. И, наоборот, в абсолютно коррумпированном государстве первым вором выступает само государство. Для молодежи самым пагубным и тлетворным оказывается существующий еще разрыв между словом и делом. Это когда ребенок видит, как отец, твердивший ему с малых лет “не укради”, приносит домой ворованное, когда подросток замечает, что чиновник, бравший взятки, не сел в тюрьму, а просто легко пересаживается с кресла на кресло.
 
Нравственное воспитание осуществляется не только словом, а прежде всего делом. Воспитывают поступками, поведением, отношением к людям и событиям. Чтобы поверить в добро, писал Лев Толстой, надо начать делать его. Доброта — поступок, доброта — характер, тот большой преступник, кто ее карает.
 
На вопрос, что вы более всего цените в людях, мои ученики продолжают в век жестокого прагматизма называть доброту. Это наиболее употребляемый в их ответах термин. На вопрос, что вы понимаете под добротой, чаще отвечают: “гуманное отношение к человеку”, “понимание ценности каждой человеческой жизни”, “это когда отдают последнее и единственное”.
 
И симптоматично, что на вопрос “что более всего ранит вас?” большинство ребят дружно ответили: “Несправедливость в любом виде”. Нетрудно догадаться, что дети имели в виду прежде всего социальную несправедливость. Как контрастируют сегодня даже на фоне радующих всех нас реальных экономических достижений общества образы жизни преуспевающих и беднейших. Конфликт старых и новых моделей поведения (рынок диктует новые законы взаимоотношений) порождает синдром “растерянности сознания”, который и провоцирует пренебрежение правом, неверие в право. Постулат “не сила права, а право силы” — самое разрушительное для общественного сознания последствие.
 
Нравственные приоритеты, отходящие на второй план в эпоху блестящих рыночных перемен, грозят потерей целого поколения. Наши дети сейчас у того рубежа, когда самое время задавать себе вечные вопросы человеческого существования. Зачем? Как? Для чего? Что с нами происходит? Но не все способны задавать их. Как сделать, чтобы они стали решаемыми — вот задача взрослых.
 
Во время обсуждения роли духовнонравственных ценностей общества наш разговор то и дело сворачивал к размышлениям о вере. Разумеется, вера в Бога—чувство глубоко внутреннее, личное, подсознательное. Мы все по-разному приходим к вере, и когда человек начинает чувствовать живое присутствие мудрого Создателя, осознание этого придает полноту восприятия мира, ответственность за каждый свой шаг на земле. И от скольких ошибок нас удерживает суд личной совести, а в уголках подсознания каждого живут понятия о добре и зле, лжи и праведности. А без чистой и искренней веры не достичь духовного и нравственного очищения.
 
Порой мы бессознательно думаем, что Бог видит нас сверху, а ведь Бог видит нас изнутри.
 
<< К содержанию                                                                                Следующая страница >>