Главная   »   Казахстан в сердце моем. Алия Ахетова   »   Глава 5. Каким быть патриоту


 Глава 5.

Каким быть патриоту

 

 

Что самое главное в жизни? Если спросим об этом голодающего, он ответит: «Еда». Умирающий от холода скажет: «Тепло». Одинокий ответит: «Одиночество — хорошая вещь, но непременно нужен кто-нибудь, кому можно сказать, что одиночество — хорошая вещь».
 
А когда все нужды удовлетворены, что тогда нужно человеку? Вам нужна любовь и забота. Но есть и другое, помимо того, что необходимо всем, а именно узнать, кто мы и зачем мы здесь, на этой земле. Как возникли Вселенная, жизнь на Земле, как был создан этот мир, есть ли воля, всеми нами руководящая, есть ли жизнь после смерти?
 
Каждый ребенок — маленький философ — задумывается в своей юной жизни над вопросом, пронзительно заданным гениальным Осипом Мандельштамом: «Неужели я настоящий? И действительно смерть придет?»
 
А один маленький человечек удивительно непосредственно и точно заметил, зачем человеку две руки.
 
— Чтобы одной держаться за маму, а другой за папу.
 
Вы, наверное, уже поняли, ребята, что задавать вечные вопросы всегда легче, чем отвечать на них. Ни в одной энциклопедии мира вам не найти ответа на вопрос: как жить и зачем жить.
 
Аристотель, которого называют Учителем мира, считал, что философия начинается с удивления. Но быть живым настолько удивительно, что философские вопросы у детей и взрослых возникают сами собой.
 
У казахов есть пословица: «Когда человек слаб, он смотрит на звезды, когда силен — звезды смотрят на него». Изучая биографии национальных героев, будь то Кажимукан Мунайтпасов или Талгат Бигельдинов, Малик Габдуллин или Тохтар Аубакиров, мы убеждаемся в ее правоте. Глупец, невежда или лентяй, замечая лишь внешние проявления событий, а не их причину, твердят об удаче, судьбе, случае. Увидев успешного, состоятельного бизнесмена, они восклицают: «Счастливчик!». Об ученом, достигшем признания, отзовутся «как благосклонна к нему судьба!» О талантливом руководителе скажут, что ему везет в жизни. Они не ведают о борьбе, невзгодах, лишениях, неизбежно встречающихся в жизни каждого человека, не представляют жертв, принесенных им, не знают решимости и воли, потребовавшихся ему, чтобы достичь высот, а видят только легкий успех. Представьте, ребята, лишь один день из жизни нашего Президента. Его острый аналитический ум, железная воля и блестящий интеллект направлены на благо народа, избравшего его главой государства. Весь мир с ожиданием взирает на Казахстан, ставший лидером постсоветского пространства во многом благодаря его умелому управлению страной. Нам есть на кого равняться! Яркая, харизматичная личность Президента — самый достойный эталон патриота Казахстана! На встречах с молодежью Нурсултан Назарбаев подчеркивает, насколько важны позитивное мышление, оптимизм, жизнелюбивый настрой и здоровый образ жизни.
 
Знаю многих своих выпускников, которые обучаясь в России, Китае, США, гордо именуют себя вдали от родины казах-станцами, вкладывая особенный духовный смысл в это сокровенное понятие на далекой чужбине. Согласитесь, ребята, насколько точно отметил наш Президент то главное, что отличает наш народ, — это миролюбие и толерантный настрой. Знакомо ли вам понятие «ментальность»? Натура, природа, мироощущение, воспитанные с детства. Это стиль и образ мышления, характерные для данной общности людей, способы реагирования на окружающую действительность, национальная психология, духовный опыт народа. Это наконец емкое и вырази тельное казахское слово «намыс», имеющее много значений и оттенков: гордый национальный дух и душа, гордость за свой язык, гордая честь, гордое достоинство, совесть, самоуважение. Гордость за свое Отечество до самопожертвования, гордая свобода, высокая чувствительность и эмоциональность, гордая скромность, гордое терпение, гордость за свой род и жуз, за родных и близких, гордая вера в предков, гордость за флору и фауну местности, где казах родился. Замечу, что в этом контексте повторение слова «гордый» необходимо. Намыс — важнейший, национальный и культурный феномен, традиционно сильный, мощный, властный, универсальный, наиболее раскрывшийся в условиях независимости нашей республики.
 
Очень точно Джубан Молдагалиев выразил суть казахского национального характера:
 
Другу я скажу, что я — казах.
Чтобы он уверен был в друзьях.
А врагу скажу, что я казах —
Пусть остерегается мой враг!
 
Непременное знание каждым казахом «жеті ата» — семи предков семи колен впитывалось в среде кочевников с молоком матери. Генеалогия для казахов в степи, как компас для моряка в океане.
 
Знание родословной (шежіре) было как бы гарантией жизни степняка, когда он кочевал по вольным просторам своей родины.
 
Есть поверье, что все тюрки — дети волчицы, а казахи — птенцы одного гнезда, ветви одного дерева, одного корня. Наверное, отсюда идет сознание единства народа, которое по европейской этике должно напрочь отсутствовать у кочевников, разделенных огромными пространствами и меж-жузовыми противостояниями.
 
И это самое единство воспринималось именно через родословную.
 
Родина подобна огромному дереву. И все, что мы делаем доброго, прибавляет силу ему. Всякое дерево имеет корни. Без корней его повалил бы даже слабый ветер. Корни питают дерево, связывают его с землей — матерью. Корни — это чем жили люди вчера, год назад, сто, тысячу лет назад. Казахи издревле говорят: «Не зная, откуда ты пришел, не узнаешь куда идти». В Великой степи знание своих корней, своего рода возведено до единого для всей нации моральноэтнического критерия.
 
Принцип «жеті ата» естественным образом обеспечивал этнобиологическую, этнокультурную, в целом духовную целостность всего казахского народа, так как полнокровно задавал каждому представителю этноса неустранимую внутреннюю тягу к лучшему, к идеалам предков.
 
Память, вернее прапамять о подвигах, доблести, поражениях и победах всех предков семи колен давала кочевнику надежду, что и он способен преодолеть любые трудности. В степи всегда живо поверье, что духи предков аруахи хранят нас, наше сегодняшнее благополучие. «Жеті ата» — этот в общем простой житейский принцип есть на самом деле сердце этнической целостности на основе родственной любви.
 
По неписаному степному закону в казахском народе запрещается вступление в брак родственникам до семи колен. Вот откуда исходит сильная генетическая энергия народа, сильные генетические корни, проистекающие из его мудрости.
 
Потому-то не случайно два казаха из разных концов огромной степи, встретившись, обязательно спросят, из какого они рода.
 
Все казахи едины, как дети одного корня, и поэтому они сородичи, при этом даже не важно, в каком колене. Это и создает единство всех казахов.
 
Выполняя аманат — завет, наказ, переданный предками, всегда ли мы пытаемся узнать, кто те люди, что жили до нас, в нашем роду, ведь мы выросли не на пустом месте. Кого из нас не обжигало чувство вины: ничего не знаю о людях, без которых не было бы меня.
 
Родной очаг,
За все прости меня,
За то, что о корнях
Я забываю.
Все получил
От твоего огня,
Но ничего в ответ
Не возвращаю.
В степь ухожу,
Там на исходе дня
Своих семь предков
Я не называю.
И ничего почти
О них не знаю,
Но в сумерках
Спешу на храп коня.
Здесь мой аул.
Могила здесь отца.
Начало — здесь,
И нет ему конца.
И этот путь
Продолжен будет мной:
Встречать людей,
Стихи дарить
И — жить!
Судьбой
Народу своему служить.
Благословляет степь:
— Иди, сын мой!

Б. Канапъянов
 
 
Слава Аллаху, прошли те времена, когда из энциклопедий и учебников изымались имена, составляющие ныне гордость и совесть нации.
 
Отличительной чертой казахского национального сознания вседа являлась историчность. Распространенность исторических знаний среди народа была невероятно высокой. Эта система исторических знаний впитывалась с молоком матери в силу постоянного, пронизывающего сознание и психику кочевника потока событий. Понимание и знание истории народа рождалось из личностного ее переживания. Ярко выраженный у казахов редкий дар импровизации позволял передавать, сохранять и развивать знания об истории своего рода в эпической форме повествования.
 
Простой степняк был накрепко “впаян” в историю своего народа и оттого всегда мыслил себя как органичный элемент общей духовной истории народа.
 
Поэзия акынов казахской степи никогда не была только их уделом, она пропитывала все поры казахского культурного тела. Колоссальная роль казахского фольклора очень важна для понимания казахов как этнокультурной целостности.
 
Редкий случай в мировой практике, когда в течение веков творцом своей духовной самобытности выступало абсолютное большинство народа, а не только элита. И разве не об истинной демократичности казахской культуры говорит животворящее казахское слово, образное, меткое, выразительное, которым владели в степи от мала до велика. Выраженная литературность казахского языка и есть особенность национального стиля мышления. Язык в силу его уникальных для казахов функций столетиями оберегал нацию как культурное целое.
 
И настало время, когда природная мощь казахского языка, накопленная веками, зазвучала во всю свою силу, и общество признало, что, являясь фундаментом национальности духа, язык народа достоин его великой судьбы.
 
<< К содержанию                                                                                Следующая страница >>