Способы гидроизоляции ленточного фундамента http://snabtorg-nsk.ru/.


 Основные темы и мотивы мифов

Сравнительное изучение широкого круга мифов позволило установить, что в мифах различных народов мира — при чрезвычайном их многообразии — целый ряд основных тем и мотивов повторяется. У народов с развитыми мифологическими системами центральную группу мифов составляют мифы о происхождении мира, вселенной (космогонические мифы) и человека. В числе широко распространенных мифологических мотивов — мифы о чудесном рождении, о происхождении смерти, о загробном мире и судьбе. К космогоническим мифам также примыкают эсхатологические мифы — рассказы-пророчества о конце мира.
 
Происхождение тех или иных культурных благ: добывание огня, изобретение ремесел, земледелия, установление среди людей определенных социальных институтов, брачных правил, обычаев и обрядов также часто имеют объяснение в мифах, где их введение обычно приписывается культурным героям.

 

Кроме “этиологической” нагрузки, как некое объяснение происхождения тех или иных культурных благ, эти мифы сыграли огромную роль в культурном развитии, в частности, Европы. Так, рассказы о деяниях древних, по преимуществу греческих и римских, Богов и героев были широко распространены в Европе с эпохи Возрождения вплоть до XIX века. В образованной среде общества вошло в моду употреблять имена античных Богов и героев в аллегорическом смысле: говоря “Марс”, подразумевали войну, под “Венерой” разумели любовь, под “Минервой” — мудрость, под “музами” — различные искусства и науки. Такое словоупотребление удержалось до наших дней, в частности, в поэтическом языке, вобравшем в себя многие мифологические образы.
 
Образы народных мифов сохраняются и во фразеологических оборотах, употребление которых для людей сведущих воскрешает целый комплекс ассоциаций, для других является почти непереводимыми идиомами. Все тюркоязычные народы знают такой оборот: “Куда бы ты ни пошел, везде ждет тебя могила Коркыта”. Коркыт-ата, в мифе казахов и других тюркских народов, — покровитель шаманов и певцов, изобретатель струнного инструмента кобыз. Согласно мифу, Коркыт, желая спастись от смерти, долго странствовал в поисках бессмертия, но везде встречал он могилу, на которой было написано, что это могила Коркыта. Решив, что смерть ждет его только на земле, Коркыт вырезал из дерева кобыз, разостлал на поверхности Сырдарьи одеяло и стал день и ночь сидеть на нем, играя на кобызе. До тех пор, пока он играл на кобызе, смерть не могла подступиться к нему. Сохранившиеся музыкальные произведения, приписываемые Коркыту, а также почитавшаяся казахами еще в начале XX века “могила” Коркыт-ата на обрывистом берегу Сырдарьи, позволяют считать Коркыта реальной исторической личностью.
 
Реальным считается и мифоэпический герой шумерской и аккадской поэмы “О все видавшем” Гильгамещ (по шумерскому варианту, Бильга-мес) — пятый правитель I династии города Урука в Шумере (конец XXVII — начало ХХVI вв. до н.э.). Лейтмотив этой поэмы тот же, что в легенде о Коркыте — недостижимость для человека участи Богов, тщетность человеческих усилий в попытках получить бессмертие. Хотя такая интерпретация описанных мифов не единственно возможная. Миф дает достаточно широкий простор для фантазии, большой диапазон свободы, чтобы рассказать его по-разному. Он многозначен. Но в нем сохраняются основные функциональные переменные.
 
Таким образом, сравнительное изучение мифов разных народов показывает, что, во-первых, весьма сходные мифы часто существуют у разных народов, в самых различных частях мира и, во-вторых, что уже самый круг тем, сюжетов, охватываемых мифами, — вопросы происхождения мира, человека, культурных благ, социального устройства, тайны рождения и смерти и др. — затрагивают широчайший, буквально “глобальный” круг коренных вопросов мироздания.
<< К содержанию

Следующая страница >>