Главная   »   Казахстан и мир: социокультурная трансформация. Нурлыбек Садыков   »   О РОЛИ КАТЕГОРИИ “УСЛОВИЕ” В ПОЗНАНИИ СОЦИАЛЬНЫХ ЯВЛЕНИЙ


 О РОЛИ КАТЕГОРИИ “УСЛОВИЕ” В ПОЗНАНИИ СОЦИАЛЬНЫХ ЯВЛЕНИЙ

Всякое социальное явление имеет свое историческое оправдание для известного периода и совершается в определенных исторических условиях. И нет смысла рассуждать о том, что было возможно и о том, какие возможности мы упустили. Но чтобы объяснить генезис, существование и исчезновение того или иного явления, надо указать на моменты процесса необходимости его. Одним из таких моментов, по Гегелю, является условие или совокупность обстоятельств, которые в их своеобразном сочетании приводят к возникновению и существованию данного явления.

Указание на условия возникновения того или иного явления есть более широкая, чем причинность, взаимосвязь, выражающаяся понятием “обусловленность”. Открытие Марксом материалистического понимания истории и было открытием “действительных предпосылок” — производящих в обществе индивидов или их материальной обусловленности.
 
Первоначально, на ранних ступенях развития, человек во многом продолжает оставаться природным существом и, как бы, сращен с природными условиями. Поэтому “природное производство” является здесь всеобщим условием. Человек еще “сведен к субъекту природы”.
 
Постепенно, изменяя природную среду и освобождаясь от внешней зависимости, развитие общества становится зависимым от особенных природных условий. Растет различие между социальными общностями в силу различия природных условий. Таким образом, происходит переход к преимущественно социальной обусловленности. Этот переход, не отменяя роли экономического базиса, в значительной степени меняет общественную закономерность. Человек из “природы субъекта” превращается в “субъект природы” и из “субъекта природы” превращается в “субъект истории”. Он сам начинает делать свою историю. Относясь к социальным условиям как внешним, к ним можно также приспосабливаться как к природным условиям. Но всеобщим условием человеческого бытия является изменение среды, а не приспособление к ней. Это изменение среды есть освобождение от внешних условий путем “снятия” их существования или “ухода их в основание”. Следовательно, происходит постепенное освобождение и от социальных условий.
 
Процесс освобождения от природных условий есть одновременно и процесс отчуждения от материальных условий производства и процесс порабощения социальными условиями.
 
Преодоление отчуждения есть невозвращение человеку материальных условий производства, которые у него “отняли”. Вернуть ему их значит вернуть ему историю, его прошлое. Это преодоление отчуждения должно быть опосредовано освобождением от социальных условий, “овладением” этими условиями.
 
Любая социальная система образует целостность, становление которой идет через противоречия. Сторонами этих противоречий являются обусловливающие друг друга противоположности, следовательно, условие и обусловленное. Сохранение одной из сторон противоречия, одной из противоположностей, то есть условия, при внешнем уничтожении другой из сторон, обусловливаемого, оставляет и переводит лишь по видимости уничтоженную другую сторону в “превращенную форму”.
 
К.Маркс писал в “Святом семействе”: “Одержав победу, пролетариат никоим образом не становится абсолютной стороной общества, ибо он одерживает победу, только упраздняя самого себя и свою противоположность. С победой пролетариата исчезает как сам пролетариат, так и обусловливающая его противоположность — частная собственность”. Предположим, что пролетариат “одерживает победу”, “но не упраздняет самого себя”. Тогда он сохраняет условие для частной собственности, которая в свою очередь обусловливает существование пролетариата как класса наемных рабочих. Следовательно, отмена частной собственности в этих условиях не есть ее уничтожение, а лишь перевод ее в “превращенную форму”. Эта превращенная форма, принимаемая за нечто третье, создает с первой “новую целостность”. Но как подметил Н. Бердяев, “подмены всегда бывают злостны”. Эта “новая целостность” должна быть ущербна, поскольку целое возникает лишь с собственной противоположностью, во взаимопроникновении их истинных, не превращенных или исходных форм. Именно с ними связано начало движения, а не в результате “нового (!) долгого развития”. Каким бы долгим оно ни было, комплекс этот не способен развиваться по внутренним законам борьбы взаимопроникающих противоположностей. Поэтому развитие этой “новой целостности” происходит через создание и разрешение искусственных противоречий, создание экстремальных ситуаций и преодоление их. Создание всяческих препятствий и границ необходимо и для видимости становления.
 
Эта ущербная целостность с превращенными условиями как бы выворачивает все наизнанку. Создается видимость не отчужденности материальных условий производства, но возникает тотальное отчуждение от социальных условий. Человек, овладевавший последними и превращавшийся в действительного субъекта общественной истории, перестает быть таковым и становится ее условием. Условие же всегда побочно, второстепенно имеет значение только по отношению к иному, в данном случае к действительному субъекту. Таким “действительным субъектом” здесь выступает сама история — “превращенный субъект”, воплощающийся в чьем-либо лице, подобно гофмановской крошке Цахес.
 
На стадии тотального отчуждения не только личность, но и общество превращается в “объект истории”. Освобождаясь от условий внешних, природных, человек сам создает себе условия существования, но затем условия отчуждаются от него. Будучи первоначально “объектом истории”, подчинив себе природные условия, он начинает становиться субъектом, но вновь теряет их на другой “ступени в иерархии бытия “ и вновь становится “объектом истории”. И пока, очевидно, человечество не создаст неотчуждаемые условия своего существования, оно постоянно будет переходить ту грань, ту меру, в которой свобода превращается в отчуждение, а он — человек — из субъекта в объект истории.
 
История периодически становится субъектом, меняясь местами с человеком и человечеством. И осознаваемый ныне некоторыми философами “конец истории” (по Марксу -“предыстории”) есть конец ее в смысле “субъекта” и переход, превращение в объект, становление личности человека как субъекта “безусловного”, то есть хозяина своих неотчуждаемых условий.
<< К содержанию

Следующая страница >>