Главная   »   Казахстан и мир: социокультурная трансформация. Нурлыбек Садыков   »   К ПРОБЛЕМЕ ЦИВИЛИЗАЦИОННЫХ ОСНОВ КАЗАХСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ*


 К ПРОБЛЕМЕ ЦИВИЛИЗАЦИОННЫХ ОСНОВ КАЗАХСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ*

Казахстан является или, по меньшей мере, должен быть наследником кочевнической культуры. Возможна ли эта традиция сейчас, когда уровень развития цивилизации, культуры городской достиг невероятных высот и все технические и индустриальные достижения связаны с последней? На первый взгляд ответ очевиден. Экономическая система, основанная на кочевом способе производства — на скотоводстве, является невероятным анахронизмом и восстановлению не подлежит. Да, это выглядит безусловным. Но следует ли из этого вывод, что необходимо следовать только путем индустриализации, урбанизации, и пр. началами Казахстана в советское время. Логика нашего движения говорит о том, что мы взяли курс на то, чтобы идти вдогонку развитым странам по общепринятому индустриальному проекту. Применяя известный фразеологический оборот, “кое-кто на Западе”, как впрочем, и на Востоке, ушел уже и в постиндустриальную эпоху. Я не случайно употребляю этот оборот, поскольку наш путь воспроизводит и логику советского развития — “догоним и перегоним”. Главной методологической основой этой логики служит, по-прежнему, господствующее в умах нашей политической элиты, материалистическое понимание истории. Его трудно опровергнуть. Даже следование по либеральному пути в экономической политике понимается как подчинение уже спонтанному материальному интересу. Попытка Френсиса Фукуямы в работе “Конец истории?” расставить в этой проблеме все на свои места была встречена в штыки и переврана. Его записали в эсхатологи и др. нелестные группы.

Опровержение этого понимания жизнью не принимается в расчет, поскольку очевидность успехов в материальной сфере воспринимается, как удачное применение универсальных, объективных рыночных законов и т.д. То, что следование им дает все-таки достаточно широкий простор для выбора, то есть ту самую свободу, о которой пишет Фукуяма, говоря о победе либерализма, мало учитывается.
 
Свобода выбора заключается, прежде всего, в предпочтении своего, в выборе себя самого. Или, говоря словами Гегеля, в свободном выборе “не должно быть ничего, что не было бы мною самим”. Оставлять это на потом — означает рабски следовать фатально-материалистически понимаемым “экономическим” законам. Те социальные и культурные издержки, которые имеют место у нас, по меньшей мере, не совсем оправданы. Тезис: “Вначале экономика, а потом душа”, выключает из игры человека. Но настоящей экономики не бывает без души и без человека.
<< К содержанию

Следующая страница >>