Искусство как бытие кочевника

Можно сказать, что Искусство есть Бытие кочевника. Впрочем, очевидно, как и последний смысл существования человека. Практически все подвластно разрушающему влиянию времени. И лишь искусство вечно. И авторы глиняных табличек Шумера, и Гомер, и Шекспир, и Коркыт, и Иосиф Бродский такие же наши современники и друзья, как Алькей Маргулан, память которого мы сегодня чтим. Коркыт-ата жив до тех пор, пока играют на кобызе. Человек жив, пока искусство является его бытием. Как только он перестает играть на кобызе, как только он перестает заниматься искусством, его настигает смерть.

Поэтому искусство нельзя откладывать на потом.
 
Фактор человеческий, духовный, как показал опыт второй половины XX в., является основным и в экономическом развитии. Только эффективное подключение человека в производство не столько с его материальным интересом, но и всей полнотой его человеческих проявлений, которые лежат в языке, традициях, религии, истории, в его понимании Отечества, может дать толчок экономическому росту. Без актуализации ключевого для развитых стран понятия патриотизма не стать развитой ни в каком отношении.
 
В наше время, когда культура стала движущим фактором экономики, нам необходимы в первую очередь не Эрхард и Бальцерович. Такие мыслители как Алькей Маргулан, Мухтар Ауэзов, Олжас Сулейменов являются нашими Вольтером и Руссо, Гоббсом и Смитом, одним словом, нашей эпохой Просвещения, подготовившими оформление казахской национальной идеи в национальную государственность и давшими надежду, что потомки кочевнической цивилизации станут процветающей нацией.
 
Чтобы не идти вдогонку, а по-настоящему воплотить у себя постиндустриальный проект, необходимо ориентироваться не на повторение пройденного другими, а на тенденции развития. Не имея ни выходов к морю, ни транспортабельной нефти, мы носимся с нею, ища пути экспорта энергоносителя. Но, быть может, Аллах дал нам эту богатую меркаптанами нефть для использования ее не в качестве энергоносителя, а как сырье для нефтехимии? Есть ли будущее у металлов, кроме цветных? На эти ли ресурсы делали ставку наиболее развитые страны? Нет. Прежде всего, на человека. Поэтому сейчас вместо труда и капитала на первый план вышли знание и информация.
 
Говоря о тенденциях, хочется взглянуть и дальше. Допустим, нам в Казахстане удалось в полную силу включить человеческий, духовный фактор и в качестве приоритетов развития выбрать науку, образование, культуру и искусство, коммуникации. Какие проблемы ожидают человека на этом пути? Та же Япония, по многим параметрам обойдя передовые страны, ощущает, что на нынешнем этапе она оказалась в тупике. “У нас нет традиции, у нас осталась лишь красота традиций”, — говорят представители Японии, несмотря на то, что лишь благодаря традиции Япония вошла в постиндустриальное общество. В чем дело? Думается, что развитие техники там достигло таких пределов, когда человек фактически остается наедине с ней, без природы. Остались только красота цветения сакуры и гора Фудзияма. Япония развивала, по сути, не свой проект, а западный, технократический, по-своему, хорошо. Но “Закат Европы”, который в начале века предрекал Освальд Шпенглер, в конце столетия происходит в Японии.
 
Миру нужен новый проект, не отрывающий человека от природы, а укореняющий его в ней. Мне кажется, что номадизм дает ему такой шанс. А у Казахстана есть уникальный шанс дать миру новый проект. Постцивилизационный.
<< К содержанию

Следующая страница >>

 

 

загрузка...