Компартия Казахстана в боевом строю. Сталь закаляется в огне — bibliotekar.kz - Казахская электронная библиотека

Главная   »   Казахстан-Арсенал Фронта. М. Козыбаев   »   Компартия Казахстана в боевом строю. Сталь закаляется в огне



 Компартия Казахстана в боевом строю

Сталь закаляется в огне

Коммунистическая партия, верная Ленинским заветам о том, что в период освободительной войны «идеалом партии пролетариата является воюющая партия», направила в первые же дни войны более половины коммунистов в ряды сражающейся армии. К концу войны в рядах Вооруженных Сил находилось 3325 тысяч коммунистов, или 60% состава партии.
 

 

Важнейшей задачей партийных комитетов являлось организационное укрепление первичных партийных организаций. В условиях массовой мобилизации коммунистов на фронт необходимо было сохранить сеть партийных организаций на предприятиях, обеспечить партийное влияние во всех сферах жизни. Это было сопряжено с большими трудностями. В ряды Красной Армии и Военно-Морского Флота республиканская партийная организация направила в качестве командиров, политработников, бойцов своих лучших представителей. О масштабе мобилизации на фронт коммунистов Казахстана в дни войны свидетельствуют следующие данные:
Таким образом, в рядах славных Вооруженных Сил страны в дни схваток с агрессором находились 65,2% коммунистов республиканской партийной организации.
 
В первый период войны в республиканскую партийную организацию влилось свыше 53 тысяч коммунистов, прибывших вместе с эвакуированными предприятиями, научными учреждениями и учебными заведениями. Около 8500 эвакуированных коммунистов влились в Алма-Атинскую, около 4 тысяч в Карагандинскую, около 5 тысяч в Южно-Казахстанскую областные партийные организации. За счет эвакуированных коммунистов Кзыл-Ординская, Джамбулская городские партийные организации выросли на 1/з, Кировская, Зеленовская (Западно-Казахстанская область), Атбасарская (Акмолинская область) районные — на l/2. Среди эвакуированных членов партии было немало ветеранов революционного движения, коммунистов с большим стажем, опытных партийных, советских и хозяйственных кадров, квалифицированных рабочих, специалистов, видных деятелей науки и культуры. Число коммунистов республики с дореволюционным стажем в 1942 г. увеличилось по сравнению с 1940 г. в 8 раз, со стажем с 1917 г. - в 3 раза, коммунистов со стажем с 1918—1924 гг. стало больше на 2200 человек. Ряды коммунистов Казахстана в возрасте от 51 года и выше почти утроились. Численность членов партии с высшим и с незаконченным высшим образованием за это же время удвоилась. Прибывшие активно включились во все сферы экономической и общественной жизни республики.
 
В 1943 г. и на завершающем этапе войны эвакуированные коммунисты возвращались из Казахстана в освобожденные от врага районы страны. Только в 1943 г. (по данным 13 областей республики) выехало в освобожденные районы 20 617 коммунистов.
 
Таким образом, в первый период войны лицо партийной организации республики существенно изменилось. С одной стороны, массовый уход коммунистов на фронт, с другой — прилив эвакуированных коммунистов. С одной стороны, сокращение сети местных партийных организаций, с другой—создание крупных партийных организаций на эвакуированных фабриках и заводах, на новых строящихся оборонных объектах. Изменился и возрастной состав Компартии Казахстана. За первые полтора года войны количество коммунистов от 25 до 35 лет уменьшилось почти на 25 тысяч человек, а коммунистов в возрасте от 45 и старше увеличилось в два раза.
 
Рост и регулирование состава партии, а также воспитание молодых коммунистов занимали одно из центральных мест в деятельности партийных организаций республики. Гурьевский обком партии проверил постановку приема в партию в первичных организациях промыслов Косчагыл, Макат, Байчунас, колхоза имени Микояна. Повсеместно партийные организации обсудили передовую статью «Правды» на эту тему. В марте 1942 г. этот вопрос стал предметом обсуждения на пленумах районных комитетов. В апреле 1942 г. ЦК КП Казахстана рассмотрел вопрос «О руководстве делом приема и воспитанием вновь принятых в партию со стороны Актюбинского, Акмолинского обкомов КП (б) К». Вслед за этим проходил республиканский семинар заведующих оргин-структорскими отделами партийных комитетов. Были заслушаны доклады «О выполнении постановления ЦК ВКП(б) от 10 июля 1940 г. «Об устранении недостатков в руководстве местными партийными организациями в деле приема новых членов в ВКЩб) по Кзыл-Ординской областной партийной организации», «О приеме в партию и работе с молодыми коммунистами по Павлодарской партийной организации за 1940—1942 гг.», «О приеме в партию, рассмотрении решений об исключении из партии и наложении партвзысканий по Западно-Казахстанской парторганизации». Состоялся большой обмен опытом внутрипартийной работы. Вопросы роста и регулирования рядов партии только в первой половине 1942 г. стали темой серьезного разговора на пленумах Актюбинского, Гурьевского, Западно-Казахстанского и Северо-Казахстанского обкомов КП Казахстана.
 
Прошедшие пленумы со всей очевидностью доказали тот факт, что партийные организации чрезмерно увлеклись хозяйственными делами, потеряли в известной мере вкус к вопросам внутрипартийной работы. Рост рядов партии не отвечал требованиям военного времени и возрастающей политической активности трудящихся масс, росту советского патриотизма, вызванных Отечественной войной против фашизма.
 
Проверка дела приема в партию на местах показала, что первичные организации и партийные комитеты зачастую недостаточно серьезно подходили к рассмотрению заявлений о приеме. В одних случаях парторганизации принимали в партию чуть ли не поголовно всех желающих, а в других необоснованно тормозили рассмотрение заявлений людей, которые доказали свои лучшие морально-политические качества на деле. Устраивался чуть ли не политический экзамен этим людям, затягивалось оформление их дел. Некоторые партийные организации грубо нарушали уставные нормы при приеме в партию, Нa Петропавловском мясокомбинате, скажем, партийная организация посчитала возможным принять человека в партию лишь с одной рекомендацией. В Чиилийском районе в кандидаты был принят человек без его личного заявления. Тем самым нарушался ленинский принцип индивидуального приема.
 
Партийные комитеты ослабили воспитательную работу среди молодых коммунистов и кандидатов. На 1 января 1943 г. в республиканской парторганизации имелось с просроченным стажем около 19 тысяч человек, или 72% к общему составу кандидатов.
 
Многие партийные комитеты недооценили громадное политическое значение работы по вовлечению в партию передовых рабочих и колхозников. В Кармакчинском районе Кзыл-Ординской области в 44 первичных партийных организациях не было принято в 1942 г. ни одного человека в кандидаты партии. В таких сельскохозяйственных районах, как Копальский, Октябрьский (Алма-Атинская область), Степной (Актюбинская), Эркенши-ликский, Шортандинский (Акмолинская) в 1942 г. не приняли в кандидаты партии ни одного колхозника. Особенно высок был процент служащих среди принятых в партию в областях: Акмолинской — 71,1%, Семипалатинской — 66, Алма-Атинской — 65, Кустанайской — 61,8, Карагандинской — 59,9%.
 
Массовая мобилизация и добровольный уход коммунистов на фронт, ослабление внимания партийных организаций к росту и регулированию своих рядов привели к сокращению численности Компартии Казахстана и сети первичных партийных организаций. В 1942 г. численность состава партийной организации республики, несмотря на громадный прилив эвакуированных коммунистов, сократилась более чем на 17 тысяч человек, а сеть партийных организаций и кандидатских групп—на 1084. Наибольшее сокращение сети произошло в Семипалатинской, Северо-Казахстанской, Актюбинской и Павлодарской областях.
 
Значительное сокращение состава коммунистов происходило в сельских районах с преобладающим казахским населением. За первые полтора года войны Урдинская районная партийная организация (Западно-Казахстанская область) уменьшилась на 59,1%, Иргизская (Акмолинская)—на 51,7, Кзыл-Кумская (Южно-Казахстанская) — на 50,2, Кзыл-Туская (Северо-Казахстанская) — на 50,1, Абаевская (Семипалатинская) — на 48,7, Коунрадская (Карагандинская область) —на 45,4%.
 
Исключительно важное значение для улучшения работы по приему в партию и воспитанию молодых коммунистов сыграл VIII пленум ЦК КП (б) Казахстана, обсудивший в феврале 1943 г. вопрос «О состоянии приема новых членов в КП(б) Казахстана и о работе с вновь принятыми в партию».
 
Пленум обратил внимание всех партийных организаций республики на то, что «забота о пополнении рядов партии за счет лучших людей фабрик, заводов, шахт, рудников, колхозов, МТС, совхозов всегда стояла и теперь особенно должна стоять в центре внимания партийных организаций». Наряду с этим пленум потребовал «высоко держать знамя ленинской партии и гарантировать партию от проникновения в ее ряды чуждых, враждебных и случайных элементов».
 
VIII пленум решительно осудил «практику самотека и формально-бюрократического отношения, проявленную со стороны некоторых партийных организаций в деле приема новых членов партии».
 
В решениях пленума особое внимание уделялось пропаганде большевистских традиций партии, ее боевой истории. «Агитация за партию, за ее идеи, за ее организационные принципы,— указывалось в решении,— является необходимым условием успешной партийнополитической работы, сильнейшим средством еще большего сплочения трудящихся вокруг партии и усиления роста партийных организаций». Пленум поручил партийным организациям «систематически проводить среди трудящихся лекции, доклады и беседы о партии как организаторе побед советского народа в Отечественной войне, о высоком звании члена партии, о героических подвигах коммунистов на фронте и в тылу и т. д.».
 
Забота Коммунистической партии об усилении своей связи с народом способствовала дальнейшему повышению ее боеспособности. Стало правилом обсуждать итоги роста партийных организаций за каждый квартал на пленумах и бюро райкомов и горкомов партии. Указание ЦК ВКП(б) и октябре 1944 г. о строгом индивидуальном отборе еще более усилило внимание к вопросам укрепления партийных организаций. Если в 1941 г. рост республиканской партийной организации составлял всего 4,1%, то в 1942 г. он увеличился до 7,2, а в 1943 г.— до 18,1%.
 
Отдельные райкомы, горкомы КП(б) Казахстана и первичные парторганизации в 1943 г. приняли в партию в несколько раз больше , чем в 1942 г. Кировский райком КП(б) Казахстана Караганды и Джезказганский райком в 1943 г. приняли кандидатами в члены партии в 5 раз больше, чем в 1942 г., Улутауский — в 7 раз, Балхашский горком — в 3 раза.
 
Среди 3723 рабочих, принятых кандидатами в члены партии, было принято 2171 (58,3%) рабочих фабрик, заводов и транспорта, 722 (19,4%) рабочих совхозов, МТС и МТМ. Из 5476 человек, принятых в кандидаты партии, 1887 колхозников трудились на ведущих участках коллективного хозяйства. 2700 человек из числа принятых в кандидаты были инженерами, агрономами, врачами, учителями.
 
Приток в партию свежих сил в последующий период происходил в нарастающем темпе. Если во втором полугодии 1941 г. было принято в кандидаты партии 2486 человек, то в первом полугодии 1942 г.— 3750, во втором полугодии 1942 г.— 4917, в первом полугодии 1943 г.— 10 281 человек. В 1942 г. в первичные партийные организации поступило свыше 17 тысяч заявлений о приеме в партию, в 1943 г.— 31 705 заявлений.
 
В партию вступали лучшие представители народа.
 
О них можно сказать словами Ленина, обращенными к вступающим в партию в трудном 1919 г.:
 
«Этим рядовым членам мы не сулим и не даем никаких выгод от включения в партию. Напротив, на членов партии ложится теперь более тяжелая, чем обычно, и более опасная работа.
 
Тем лучше. Пойдут в партию только искренние сторонники коммунизма, только добросовестно преданные рабочему государству, только честные труженики, только настоящие представители угнетавшихся при капитализме масс.
 
Только таких членов партии нам и надо.
 
 Не для рекламы, а для серьезной работы нужны нам новые члены партии. Их мы зовем в партию». И Люди шли в партию «не для рекламы, а для серьезной работы». В партию вступили в те дни гвардейцы тыла, жиловщица Семипалатинского мясокомбината 3. Табельдинова, машинист Уральского депо М. Туляков, знатные звеньевые колхоза «Путь Ленина» Теректинского района О. Кенишенко и колхоза имени Абая Урлютюпского района Павлодарской области Б. Сомжурекова, заслуженный учитель республики, писатель И. Кубеев и многие другие. Это было боевое пополнение.
 
Чем, объяснить, что в дни войны в партию вступало больше людей, чем в мирное время? Чем объснить могучий приток в партию в самые критические для Родины дни? Это происходило «потому,— говорил М. И. Калинин в апреле 1942 г.,— что все чувствуют, что надо усилить партию. Все знают, что наша партия — руководитель, что только могучая, сильная партия может обеспечить народу победу».
 
Данные таблицы (см. стр. 69) свидетельствуют о глубоких связях партии с народом.
 
Таким образом, за четыре года (с 1 июля 1941 г. по 1 июля 1945 г.) в республиканскую партийную организацию влилось свыше ста тысяч самоотверженных бойцов, убежденных в правоте дела партии и готовых на любые жертвы во имя победы. А в бурном росте партийных рядов еще раз проявились огромное доверие трудящихся масс к партии, растущее ее влияние на массы, все усиливающаяся связь ее с широкими народными массами. Партия и народ в дни суровых испытаний сроднились как никогда.
Большой приток свежих сил обновил состав партийной организации Казахстана: более двух третей членов и кандидатов партии составляли молодые коммунисты, вступившие в ряды ВКП(б) за годы войны. Изменился и качественный состав организации. Вобрав в себя передовых представителей всех национальностей, она стала еще более многонациональной. К концу 1943 г. в ней состояли представители 88 национальностей вместо 72 к началу войны.
 
Несмотря на массовую мобилизацию на фронт, республиканской партийной организации удалось сохранить на довоенном уровне прослойку коммунистов, занятых в сфере материального производства. В кандидаты партии в суровые дни были приняты 11,5 тысячи рабочих, около 17 тысяч колхозников. Новое пополнение значительно укрепило партийные организации заводов и фабрик, колхозов и совхозов. Об этом свидетельствует таблица на стр. 70.
 
Как видно из этих данных, число коммунистов из рабочих и колхозников, занятых в сфере материального производства, в дни войны несколько увеличилось. Уменьшение численности колхозников в партии, характерное для первого этапа войны, было приостановлено.
Значительно окрепли первичные партийные организации решающих отраслей промышленности и транспорта. Число коммунистов, занятых в угольной промышленности, например, в 1942 г. по сравнению с 1940 г. увеличилось почти в 2 раза, в металлургии — в 10 раз. Около 2500 коммунистов республики трудились на предприятиях оборонной промышленности.
 
По данным на 1 июля 1943 г. на трудовой вахте стояло около 4000 металлистов, около 5,5 тысячи железнодорожников-коммунистов. За военные годы в три раза увеличилось число коммунистов — полиграфистов и текстильщиков, в два раза — шахтеров, в 1,5 раза — машинистов локомотивов. Таким образом, 20% коммунистов, занятых в промышленности, являлись металлистами, 26,7% — железнодорожниками, более 10% — шахтерами, 12% трудились на предприятиях оборонной промышленности.
 
Так партия обеспечила свое решающее влияние на ключевых позициях производства.
 
С ростом политической активности и повышением роли женщин в производственной и культурной жизни возрос приток их в партию. Прием женщин в кандидаты партии увеличился в 1942 г. по сравнению с 1941 г. почти в 4 раза, в 1943 г. — в 10,5 раза. Среди принятых за годы войны в партию женщины составляли 39%, удельный вес коммунисток в рядах республиканской партийной организации возрос за эти годы с 14,3% до 32,1%.
 
Эти цифры характеризуют два важных явления в жизни трудящихся Советского Востока: во-первых, выдающиеся успехи Коммунистической партии, достигнутые за 20 предвоенных лет в раскрепощении женщин от пут феодально-патриархального быта, догм реакционного ислама; во-вторых, рост творческой активности женщин Советского Востока, их идейно-политическую зрелость.
 
Важным источником пополнения рядов партии явился ленинский комсомол. В первые два года войны 42,3% принятых в Коммунистическую партию составляли его воспитанники. Всего за годы войны в ряды партии вступили свыше 20 тысяч юных ленинцев.
 
М. И. Калинин отмечал, что одной из решающих причин высокого патриотизма нашей молодежи и ее беспримерного героизма является неразрывная связь комсомола с Коммунистической партией.
 
Большую роль в повышении боеспособности республиканской партийной организации сыграли коммунисты, прибывавшие с фронта (по ранению, командированные для проведения военно-организаторской работы, а также отозванные специалисты). Их удельный вес в составе Компартии Казахстана возрастал с каждым годом. Это видно из следующей таблицы.
 
Прибыло с фронта
Однако основной рост происходил за счет приема в партию передовых производственников и представителей интеллигенции.
 
Неуклонный рост рядов коммунистов, возвращение демобилизованных воинов пополнили и укрепили партийные организации. Количество организаций, насчитывающих от 51 до 100 коммунистов, в промышленности увеличилось с 36 до 61. В то же время в колхозах и совхозах число крупных парторганизаций сократилось. Так, например, партийных организаций в колхозах с составом от 16 до 50 человек в дни войны стало меньше на 168, а 434 партийные организации насчитывали в своем составе от 6 до 10 коммунистов. Серьезные изменения претерпела партийная сеть в совхозах. Здесь в 2,5 раза увеличилось количество первичных организаций, насчитывающих от 6 до 10 человек, в 4,5 раза — от 11 до 15 человек и осталась прежней сеть парторганизаций с составом от 16 до 50 человек.
 
В центре внимания партийных комитетов находились первичные организации эвакуированных предприятий. Как известно, 64 завода и фабрики в ходе перебазирования сохранили свои партийные организации. На 1 января 1942 г. на оборонных заводах трудились 759 коммунистов. В течение двух с половиной лет в их ряды влились около тысячи гвардейцев тыла. В дни войны партийная организация АЗТМ выросла в 18 раз, Кустанайского завода искусственного волокна — в 5 раз, завода литейного оборудования в Уральске — в 4 раза.
 
Заметно изменилась сеть партийных организаций республики. Возникли 2 областные, 8 районных, 3 районные в городах и 2 городские партийные организации, возросло почти на одну треть количество парторганизаций в промышленности, на транспорте и в строительстве.
 
Исключительно большие передвижения в партийных организациях предъявили более высокие требования к учету коммунистов. ЦК КП Казахстана проверил состояние партийного хозяйства в ряде обкомов, Кзыл-Ординском горкоме, Казалинском и Сыр-Дарьинском райкомах партии. Особое внимание упорядочению партийной документации, оперативной выдаче партийных билетов, своевременному рассмотрению заявлений уделил и VIII пленум ЦК КП Казахстана. Борьба с канцелярско-бюрократическими методами работы отдельных партийных организаций положительно сказалась на росте партийных рядов.
 
Партийные организации решительно боролись с нарушителями партийной дисциплины и других уставных норм. Однако такие проявления в те суровые дни наблюдались все реже и реже, нарушений партийной дисциплины, морали, этики становилось все меньше. Так, в 1944 г. количество исключенных из партии коммунистов уменьшилось по сравнению с 1941 г. почти в 3 раза, а кандидатов — в 5 раз.
 
Рост рядов партии, все возрастающая тяга простых советских людей в партию являлись проявлением патриотизма народа, выражением несокрушимой веры советских людей в великое всепобеждающее учение марксизма-ленинизма, в непобедимость советского общественного и государственного строя. Партия и народ в те суровые годы сроднились как никогда.