Игорь Борисович Черкасский Борисов Игорь Борисович.
Главная   »   Казахстан-Арсенал Фронта. М. Козыбаев   »   Глава первая. Социалистическое Отечество в опасности! Все для фронта, все для победы! Когда пришло время испытаний


 Глава первая.

Социалистическое Отечество в опасности!
Все для фронта, все для победы!
 
 
Когда пришло время испытаний
22 июня 1941 года гитлеровская Германия вероломно, без объявления войны, напала на нашу Родину. Фашистские полчища вторглись в пределы Советского государства.
 
Народы СССР встали на защиту своей социалистической Отчизны. Началась Великая Отечественная война, гигантская по своим масштабам и по своему воздействию на весь дальнейший ход мировой истории.
 
В этой войне советские люди защищали великое завоевание Октября, первое в мире социалистическое государство— оплот мирового революционного рабочего, национально-освободительного движения, родину ленинизма.
 
«Не раз бывало так,— говорил Л. И. Брежнев, Генеральный секретарь ЦК КПСС, на митинге в честь открытия памятника-ансамбля героям Сталинградской битвы,— что на решающих поворотах истории наша страна, отстаивая свою свободу, спасала от порабощения другие народы. Так было и четверть века тому назад, когда Советская Армия своим беспримерным мужеством спасла человечество от самой большой опасности, которая ему когда-либо угрожала,— от коричневой чумы фашизма».
 
Агрессивные планы, конечные цели гитлеровской Германии во второй мировой войне ныне широко известны.
 
Однако, вопреки исторической правде, фальсификаторы истории создают все новые и новые концепции, стремясь «доказать» миф о том, что фашизм вел борьбу только против «коммунизма», что в начале войны «ни у нацистской партии, ни у ее государства в национальном вопросе не существовало никакой особой и специфической концепции».
 
Творцы «импровизационной» теории второй мировой войны (Г. А. Якобсен, Р. Бозач, Курт Ассман и другие) утверждают, что гитлеровская Германия не имела сколько-нибудь стройного военно-стратегического плана и что все совершалось лишь в порядке личной «импровизации» самого Гитлера.
 
На самом деле у гитлеровского фашизма был тщательно разработанный военно-стратегический план установления мирового господства. Советский исследователь Л. А. Безыменский справедливо подчеркивает, что «не было буквально ни одной части света, на которую не распространились бы претензии и планы гитлеровского политического и военного руководства. Своеобразной бесконечной цепью складывались планы захватов в Европе, Азии, Африке и Америке, которые должны были привести к установлению германского мирового господства».
 
Основным звеном в этой цепи явилась операция «Барбаросса»— уничтожение «путем быстротечной операции» Советской России.
 
Нападая на нашу страну, фашисты были убеждены, что «СССР — колосс на глиняных ногах». Небезызвестный нацистский генерал Курт фон Типпельскрих в своей работе «Оперативные решения командования в критические моменты на основных сухопутных театрах второй мировой войны» ссылается на заявление Гитлера от 9 января 1941 г. о том, что «русские вооруженные силы представляют собой глиняный колосс без головы. У них нет хороших полководцев, и они плохо оснащены...».
 
Разрабатывая план «Барбаросса», главари фашистской Германии рассматривали СССР как «искусственное и рыхлое объединение огромного числа наций», как своего рода «этнический конгломерат», лишенный внутреннего единства. Фашистские идеологи были уверены, что им удастся вбить клин между русским и другими народами Советского Союза.
 
Духом расизма и человеконенавистничества была пронизана национальная программа нацистов. «Наша политика в отношении народов, населяющих широкие просторы России, — говорил Гитлер своим сообщникам,— должна заключаться в том, чтобы поощрять любую форму разногласий и раскола».
 
В материалах «зеленой папки» Геринга, захваченной советскими войсками, обнаружена одна из директив оккупационным частям и подразделениям. В ней указывалось: «В прибалтийских странах использовать в интересах Германии противоречия между литовцами, эстонцами, латышами и русскими... На юге использовать в наших интересах возможное наличие противоречий между украинцами и великоруссами... На Кавказе использовать в наших интересах противоречия между туземцами — грузинами, армянами, татарами и русскими...».
 
Фашизм вынашивал планы расчленения СССР, превращения советских районов в немецкие колонии. Правители Германии 2 апреля 1941 г. выработали меморандум о целях и методах германской оккупационной политики в отношении территории Советского Союза. Они выдвинули план создания на захваченной советской территории рейхскомиссариатов «Остланд» (Белоруссия и Прибалтика), Украина, Московия (Россия) и Кавказ. Белоруссия, Эстония, Латвия, Литва должны были образовать «германский протекторат» и войти впоследствии в «Великую Германскую империю». Гитлер на совещании главарей нацистов от 16 июня 1941 г., где обсуждались планы раздела территории СССР, особо подчеркнул, что на захваченных территориях необходимо установить колониальный режим, подобный английскому режиму в Индии.
 
Следующая линия колониальных захватов фашистов проходила вплоть до линии рек Тобол, Иртыш и Обь. «Цель будет достигнута,— писал один из видных нацистов Б. Каше в специальной записке «Будущее жизненное пространство немцев»,— если за Уралом мы выйдем к линии Обь — Иртыш — Тобол и если граница оттуда пройдет к Аральскому морю и вдоль западного побережья Каспийского моря...».
 
Планы создания фашистской империи не мыслились без уничтожения подавляющей части советского народа. «Если мы хотим создать нашу Великую Германскую империю,— говорил Гитлер,— то мы должны прежде всего вытеснить, истребить славянские народы — русских, поляков, чехов, словак, болгар, украинцев, белорусов...». «Мусульмане — представители восточного варварства,— утверждал Гитлер, развивая свою людоедскую идею,— это монголоидные разрушительные силы, которые должны стать рабами арийской расы... Только немцам должна быть отведена роль укротителя бунта монголоидной низшей расы».
 
Фашистские идеологи строили планы создания марионеточных (буржуазных мусульманских государств на восточных окраинах -страны — намеревались создать «Туркестан», «Идель-Урал». Немецкая высшая разведывательная школа, прикрытая вывеской «научно-исследовательского института «Арбайтсгемайншафт Туркестан», подготовила проект карты будущей колонии «Большого Туркестана». В нее были включены Казахстан, Средняя Азия, Татария, Башкирия, Азербайджан, Северный Кавказ, Крым, Синьцзян, северная часть Афганистана и Ирана.
 
Шпионы этой школы разъезжали по лагерям военнопленных, собирали сведения об экономике, народах, религии, литературе Туркестана. Институт закупил много книг, приступил к созданию библиографической картотеки о Туркестане, начал готовить казахский и узбекский словари.
 
Планы создания на территории Средней Азии и Казахстана националистических марионеточных государств гитлеровцев не отличались новизной и оригинальностью. С этой идеей носились еще в начале века пантюркисты, панисламисты, а сразу после победы Октябрьской революции — буржуазные националисты различных мастей.
 
В годы второй мировой войны пантюркисты и панисламисты, среди которых не последнюю роль играли белоэмигранты — враги Октябрьской революции, перешли на службу фашизму. В Берлине был создан шпионско-диверсионный центр под вывеской «Туркестанского национального комитета» (Мустафа Чока оглы, Вали Каюмхан, Баймырза Хаит) и «Туркестанского национального Совета» (К. Канатбаев). Во главе разведывательной школы «Мулла шуле» стал эмигрант из Казахстана Галимжан Идриси.
 
Таким образом, враги Советской власти, националистические главари вступили в союз с фашизмом, превратились в слуг Гитлера, Гиммлера, Розенберга. Буржуазный национализм перерос в национал-фашизм.
 
Вынашивая планы создания марионеточного государства, фашистские идеологи преследовали далеко идущие как экономические, так и политические цели. «В экономическом отношении,— говорилось в меморандуме от 2 апреля 1941 г.,— эта область имела бы задачу образовать мощный сырьевой и дополнительный продовольственный базис для великогерманской империи».
 
В политическом отношении захват Средней Азии и Казахстана рассматривался, с одной стороны, как возможность нанесения удара по интересам Англии и Индии. С другой стороны, фашисты стремились «выкроить из огромной территории государственные образования и направить их против Москвы, освободив тем самым германскую империю на будущие века от восточной угрозы». Иначе говоря, фашистские главари, руководствуясь колонизаторским принципом «разделяй и властвуй!», намеревались перессорить советские народы, посеять вражду и пожать плоды колониального разбоя.
 
Гитлер и его сообщники заранее определили содержание работы колониальной фашистской администрации и в области культурного развития советских народов. «Если мы будем обучать русских, украинцев и киргизов читать и писать,— говорил Гитлер, - то впоследствии это обернется против нас. Образование даст более развитым из них возможность изучать историю, овладеть историческим опытом, а отсюда развивать политические идеи, которые не могут не быть губительными для наших интересов... Нельзя, чтобы они знали больше, чем значение дорожных знаков, обучение в области географии может быть ограничено одной единственной фразой: «столица рейха — Берлин...». Математика и все прочее подобное совершенно не нужны».
 
«Имперский канцлер по оккупационным территориям», палач Розенберг перед самым нападением на Советский Союз разрабатывал схему будущих марионеточных буржуазных государств и подбирал правителей не только для Белоруссии, Украины, Кавказа, Москвы, но и Туркестана.
 
Задолго до нападения на Советский Союз фашистские главари организовали штабы по изучению транспортных и энергетических мощностей, запасов сырья и взаимозависимости оборонных заводов нашей страны. Была составлена специальная картотека, в которой регистрировались все важнейшие советские предприятия. В начале 1941 г. обобщением всевозможных данных о советской экономике занимался специальный штаб «Россия».
 
Еще в конце февраля 1941 г. территория СССР была поделена на 900 департаментов и утверждены городские центры будущих рейхкомиссариатов.
 
Фашистские главари разработали широкую, поистине людоедскую программу беспощадного истребления советских людей по политическим и расовым мотивам. В директиве для команд полиции безопасности и СД от 17 июня 1941 г. указывалось на необходимость применения истребительных мер по отношению к ведущей силе социалистического содружества наций — великому русскому народу, а также к украинцам, белорусам, азербайджанцам, армянам, грузинам, тюркским народностям и другим. В составе «великогерманского колониального района» особое место отводилось территории Средней Азии и Сибири до озера Байкал. «Обосновывая» колониальную политику фашистской Германии, гитлеровцы в генеральном плане «Ост» писали, что «населяющие эти районы монголы, как и тюркские народности, появились здесь в недавний исторический период». Этот тезис давал «право» руководителю нацистской партии по вопросам идеологии и внешней политики Розенбергу цинично заявить, что «после военного крушения Советской власти» в Европе будет возможность с более незначительными силами уничтожить Советскую власть в Центральной Азии». Фашисты рассчитывали далее использовать потенциальные экономические возможности Кузнецкой, Новосибирской и Карагандинской промышленных областей в интересах завоевания мирового господства.
 
Правда, правящие круги фашистской Германии и японского милитаризма, выступая под флагом антикоммунизма, делили между собой арену завоеваний в этой войне. Еще 27 сентября 1940 г. фашистские агрессоры — Германия, Италия и Япония подписали соглашение, в котором были зафиксированы сферы колониальных захватов. Германия получила «Европо-африканское пространство», Италия — Средиземноморье, Япония — «Восточно-азиатское пространство».
 
Базой для урегулирования отношений в будущем должно было явиться положение, при котором Япония доминировала бы на Востоке, а Италия и Германия — в Европе и в Африке. Согласно договоренности с Японией фашистская Германия, по заверениям Риббентропа, стремилась «пожать руку Японии на транссибирской железной дороге еще до начала зимы».
 
Германия, Италия и Япония 18 января 1941 г. заключили соглашение о военном сотрудничестве. Оно делило между тремя странами зоны военных действий. В германо-итальянскую зону вошли территории европейской части СССР (до Урала), американский континент с прибрежными водами западнее 70° восточной долготы до восточного побережья Америки, вся Африка, Ближний и Средний Восток и вся Европа. В японскую зону вошли американский континент восточнее 70°, Австралия, Новая Зеландия, Индонезия и другие территории, а также вся Азия (в том числе азиатская часть СССР). «Передовая линия японской обороны,— писала газета «Ниппон» от 9 июля 1941 г.,— должна проходить на севере от Карского моря по Уральскому хребту к Каспийскому морю, далее к Кавказскому и Курдистанскому хребтам, Персидскому заливу, доходя через Саудовскую Аравию до Адена. Однако германский фашизм, претендовавший на мировое господство, не думал считаться и со своим партнером по грабежу и помышлял захватить советские территории и за Уралом. Иначе говоря, остатками «полуазиатского государства» также должна была распоряжаться гитлеровская Германия.
 
Еще в начале войны Гитлер на совещании своих сообщников заявил, что никогда не должно быть позволено, чтобы оружие носил кто-либо иной, кроме немцев... Только немец вправе носить оружие, не славянин, не чех, не казах и не украинец». В ноябре 1941 г. в кругу своих генералов ефрейтор Шикльгрубер говорил: «Раз в год группу киргизов надо будет привозить на экскурсию в имперскую столицу, чтобы они прониклись ощущением силы и величия наших памятников!».
 
Таким образом, фашизм в этой войне преследовал задачи:
 
1) уничтожить большевизм, советский социалистический строй. Уничтожение Советского государства вооруженной машиной фашизма выражало затаенные замыслы и международного империализма. В этом гитлеровская Германия находила поддержку и помощь мирового империализма. Она являлась его ударной силой;
 
2) превратить Страну Советов в колонию, а ее народы — в рабов. При этом захват СССР по замыслу фашизма являлся главной ступенью к мировому господству.
 
Над нашей страной нависла смертельная опасность. Советские люди были вынуждены прервать свой мирный труд и встать на защиту социалистической Отчизны. Началась справедливая освободительная война, самая тяжелая из всех войн, когда-либо пережитых нашей страной.
 
К моменту разбойничьего нападения на Советский Союз фашистская Германия располагала рядом преимуществ, которые и обусловили неблагоприятно для Красной Армии развитие действий в начальный период войны. Военная промышленность Германии опиралась на материально-техническую базу почти всей Западной Европы. Экономика Германии еще задолго до войны была перестроена на военный лад, в то время как экономика Советского государства подчинялась задачам мирного строительства. На стороне фашистской Германии выступали Италия, Финляндия, Румыния и Венгрия, где у власти стояли реакционные правительства. С востока Советскому государству угрожала империалистическая Япония. Нашей стране пришлось вести войну вначале одной против объединившихся агрессоров.
 
Германия сосредоточила и развернула у западных границ СССР огромную армию вторжения общей численностью в 190 дивизий. В то же время Красная Армия не была отмобилизована, не имела достаточного опыта ведения войны с применением больших масс танков, самолетов и другой современной боевой техники. Не завершилось и этому времени и ее техническое перевооружение. На стороне фашистов, совершивших коварное и вероломное нападение, был фактор внезапности.
 
В исторической литературе, да и не только в исторической, стало модным все неудачи СССР на первом этапе войны относить к издержкам культа личности Сталина. На наш взгляд, необходимо шире раскрыть драматизм предвоенной ситуации.
 
Вопрос стоит прежде всего так: все ли сделала Советская страна под руководством Коммунистической партии, чтобы в минимально короткие сроки, которые ей отвела история, защитить от любого агрессора завоевания Октябрьской революции? Анализ развития Советского государства позволяет сделать вполне определенный положительный вывод. Партия строго и творчески руководствовалась указаниями В. И. Ленина о том, что всякая революция чего-либо стоит, если она умеет защищаться. Страна в течение двух десятилетий преодолела экономическую разруху, империалистическую блокаду, голод 1921 и 1933 годов, осуществила индустриализацию, коллективизацию, культурную революцию, провела огромнейшую по своему размаху и особенно силе своего воздействия воспитательную работу и превратилась за невиданно короткий срок в мощную социалистическую державу.
 
Прекрасно понимал обстановку в нашей стране и враг - страна только набирала в ту пору экономическую мощь, только что началось техническое перевооружение армии. Знали ли партия и народ, правительство СССР, Политбюро ЦК ВКП(б), И. В. Сталин, что потенциальный враг страны социализма - фашистская Германия? Да, знали. Они приняли все зависящие от них меры для того, чтобы оттянуть войну, использовать время для укрепления оборонной мощи страны.
 
Разумеется, эти объективные факторы исторической действительности в известной мере объясняют причины неудач на первом этапе войны.
 
Вместе с тем отрицательную роль в укреплении обороноспособности сыграли и причины, порожденные культом личности. Отрицательное влияние на боеготовность Вооруженных Сил страны оказали массовые репрессии высококвалифицированных военных кадров, имевшие место в 1937—1938 гг.
 
Вдохновителем и организатором героической борьбы советского народа против фашистских захватчиков была славная Коммунистическая партия. В сложных условиях военного времени она своей практической и организаторской работой направила к общей цели все усилия советских людей, мобилизовала их на преодоление неслыханных трудностей. Гениальное ленинское учение о защите социалистического Отечества и опыт руководства страной и вооруженными силами в тяжелые годы гражданской войны и иностранной интервенции стали основой программы партии по превращению страны в единый военный лагерь.
 
Коммунистическая партия взяла на свое вооружение мудрое указание В. И. Ленина о том, что в дни суровых военных испытаний перед каждым трудящимся на первом месте должен стоять вопрос: «Все ли мы сделали, чтобы помочь войне, достаточно ли напряжены наши силы, достаточно ли помощи отправлено на фронт?.. Ему все жертвы, ему вся помощь, отбросив все колебания. И сосредоточив все силы и принеся все жертвы, мы, несомненно, победим и на этот раз».
 
23 июня 1941 г. Центральный Комитет партии и Советское правительство приняли постановление, в котором определили задачи партийных и советских органов по перестройке всей работы на военный лад.
 
Центральный Комитет ВКП(б), Президиум Верховного Совета и Совет Народных Комиссаров СССР 30 июня 1941 г. совместным решением образовали Государственный Комитет Обороны (ГКО) во главе с Генеральным секретарем ЦК ВКП(б) И. В. Сталиным для руководства всеми действиями по организации отпора врагу.
 
Задачи народа, его Вооруженных Сил в защите завоеваний Великого Октября были определены в директивном письме ЦК ВКП(б) и Совнаркома СССР партийным и советским организациям прифронтовых областей от 29 июня 1941 г. Это письмо раскрывало всю сложность обстановки, величайшую опасность, нависшую над нашей страной. «В навязанной нам войне с фашистской Германией,— говорилось в нем,— решается вопрос о жизни и смерти Советского государства, о том — быть народам Советского Союза свободными или впасть в порабощение».
 
Центральный Комитет требовал перестроить работу партийных, советских, хозяйственных, профсоюзных и комсомольских организаций на военный лад и «действовать, не теряя ни минуты времени, не упуская ни одной возможности в борьбе с врагом». Партия и правительство призывали советских людей укреплять тыл страны, отрешиться от настроений мирного времени и направить всю свою инициативу, все свои силы на отпор врагу, на его разгром. Задачи народа и армии в защите Родины -«Все для фронта, все для победы!».
 
Коммунистическая партия Советского Союза, следуя ленинским заветам о том, что в период освободительной войны «идеалом партии пролетариата является воюющая партия», за короткий срок перераспределила свои силы, направила коммунистов на самые решающие участки фронта и тыла. Свыше 1,5 миллиона бойцов партии. Ленина, то есть более половины коммунистов, с первых же дней войны стали в ряды защитников Родины. За годы войны Московская партийная организация направила в армию и флот 48% общего числа своих членов, Ленинградская - 44, украинская — 43, бёлорусская — 36, армянская — 60, азербайджанская — 52, новосибирская и казахстанская — 65, оренбургская — 72, омская - 74%.
 
За время войны в партию вступило более 5 миллионов человек. В боях за Родину погибло свыше 3 миллионов коммунистов. К концу войны в рядах Вооруженных Сил находилось 3325 тысяч коммунистов, или 60% состава партии. Так выполняли коммунисты заветы Ленина о том, что «в такой момент всякий сознательный коммунист должен сказать себе: мое место там, впереди других, на фронте...».
 
Коммунистическая партия в дни Отечественной войны стала подлинно воюющей, сражающейся партией.
 
На казахстанский отряд КПСС была возложена задача создания крепкого организованного тыла — пополнение армии людскими резервами, снабжение ее оружием, всем необходимым, промышленности Урала, Сибири и Казахстана — стратегическим сырьем. В период, когда враг подошел к Волге, западные районы республики оказались в зоне прифронтовой полосы. Партийные организации Западно-Казахстанской, Гурьевской и отчасти Актюбинской областей возглавили подготовку трудящихся к вооруженной борьбе — к противовоздушной обороне, борьбе с десантами противника и т. д.
 
В тылу коммунисты развернули гигантскую по масштабам подготовку резервов сражающейся армии —всеобщее военное обучение населения, формирование национальных и общевойсковых частей и соединений народного ополчения. Наконец, коммунисты цементировали монолитное единство тыла и армии, партии и народа, укрепляли дружбу народов, создавали тем самым морально-политическую основу великой победы.
 
В статье «Фронт и тыл в войне будущего» М. В. Фрунзе указывал, что «связь фронта с тылом в наши дни должна стать гораздо более тесной, непосредственной и решающей. Жизнь и работа фронта в каждый данный момент определяется работой и состоянием тыла. И в этом смысле центр тяжести ведения войны переместился с фронта назад — в тыл».
 
Великая Отечественная война полностью подтвердила предвидение одного из основоположников советской военной доктрины.
 
 Тыл — тот же фронт. Тыл — это тоже сражающийся народ. Обеспечение более тесной, непосредственной и решающей связи тыла с фронтом — такова была историческая миссия коммунистов Казахстана в дни Отечественной войны.
 
Великая заслуга Коммунистической партии перед Родиной состоит в том, что она в предвоенные годы вооружила советский народ ленинским учением защиты социалистического Отечества. Боевой призыв партии «Отечество в опасности!» вызвал огромный патриотический отзвук в сердцах трудящихся. На проходивших в городах, селах и аулах республики митингах и собраниях трудящиеся выражали готовность самоотверженно выполнить свой священный долг перед социалистической Отчизной.
 
22 июня после ночной смены на митинге металлургов Балхашского медеплавильного завода главный инженер И. В. Стригин закончил свое выступление словами В. И. Ленина: «Отечество в опасности!» В резолюции, принятой единогласно, говорилось: «Мы, рабочие, инженеры и техники, заявляем, что готовы все, как один, встать на защиту нашей Родины, по первому зову вступить в бой».
 
Горняки Караганды в принятой на митинге резолюции заявили: «Для нас нет ничего дороже и священнее, как интересы обороны Родины... В минуту грозной опасности, нависшей над нашей Родиной, клянемся удесятерить бдительность, будем зорко охранять социалистическую священную собственность, превратим шахты в крепость обороны».
 
Свой гневный голос против вероломного нападения врага подняли трудящиеся аула и деревни. «Тысячи километров,— говорилось в резолюции собрания членов сельхозартели «Кум-жота» Джамбулской области,— отделяют нас от полей сражений... Но мы знаем, что в нашем колхозе «Кум-жота»—тоже фронт».
 
Волна многочисленных митингов прокатилась по городам и селам, заводам и колхозам, шахтам и стройкам Казахстана.
 
Призыв к защите социалистического Отечества, выдвинутый партией на первый план, овладев народными массами, стал великой материальной силой с первых же дней Отечественной войны.
 
Ярким проявлением советского патриотизма явились массовые заявления трудящихся о добровольном вступлении в ряды защитников страны. В военные комиссариаты и партийные комитеты обращались ветераны Октябрьской революции и гражданской войны, участники великой эпопеи социалистического строительства — коммунисты и комсомольцы, люди разных возрастов и профессий, представители различных национальностей. В 1941 г. в военные комиссариаты только одной Карагандинской области поступило более 25 тысяч заявлений советских патриотов, из которых 10 тысяч было от женщин.
 
Как свидетельствуют архивные источники, приток заявлений в 1942—1943 гг. не сокращался. Во многих донесениях военных комиссариатов указывается, что они "полностью не смогли удовлетворить просьбы патриотов и направить их в Красную Армию».
 
Движение добровольцев — характерная особенность нашего советского строя.
 
Горняки Караганды, рабочие Чимкента, нефтяники Эмбы, хлопкоробы Пахта-Арала, рыбаки Арала и Каспия, хлеборобы северных областей, животноводы горных джайлау продемонстрировали свою преданность социалистической Родине и Коммунистической партии.
 
Вероломное нападение фашистской Германии на нашу страну потребовало серьезных изменений в оборонной работе.
 
Как известно, Устав партии, принятый на XVIII съезде ВКП(б), предусматривал создание военных отделов при райкомах, горкомах, обкомах и ЦК Компартии, а также военно-физкультурных отделов в комсомольских организациях. «Обязанность военного отдела,— указывалось в резолюции XVIII съезда,— оказывать помощь военным организациям в деле постановки учета военнообязанных, организации призыва, мобилизации в случае войны, в деле организации противовоздушной обороны и т. д.» Немедленно после начала войны военный отдел ЦК КП Казахстана проверил состояние мобилизационной готовности в большинстве наркоматов и республиканских учреждений, всех обкомов, горкомов и ряда райкомов партии.
 
22 июня состоялось экстренное заседание Актюбинского обкома партии. «На бюро,— вспоминает бывший первый секретарь обкома партии Яков Петрович Иночкин,— приняли решение, предусмотренное планом на период военного времени. Началась усиленная мобилизация людских и материальных ресурсов для фронта. Мне, как первому секретарю обкома, члену ЦК КП Казахстана и депутату Верховного Совета СССР, было предложено сосредоточить свою деятельность на военных вопросах».
 
Областные партийные комитеты проводили 23 июня 1941 г. совещания с руководителями областных организаций по вопросу о мобилизационной готовности и о задачах перестройки работы в условиях военного времени. Было предложено провести корректировку мобилизационных планов, бронирование рабочей силы.
 
Военные отделы областных, городских и районных комитетов партии совместно с военными комиссариатами проводили проверку мобилизационной готовности областных и районных организаций, затем результаты проверки были обсуждены на заседаниях бюро партийных комитетов.
 
В конце июня 1941 г. партийные организации всемерно поддержали почин патриотов по подготовке кадров для Красной Армии — связистов, кавалеристов, мотоциклистов, шоферов и т. д.
 
Началась планомерная подготовка военных специалистов в тылу.
 
Однако, несмотря на повседневную помощь партийных организаций военным органам, перестройка их деятельности затянулась. Некоторые партийные комитеты и районные Советы депутатов трудящихся недооценили серьезность момента и заняли нейтральную позицию в отношении к работе военных комиссариатов.
 
ЦК Компартии Казахстана, СНК КазССР и Военный Комиссариат 5 сентября 1941 г. обратились ко всем секретарям областных, районных комитетов партии, председателям исполкомов областных, районных Советов депутатов трудящихся, военным комиссарам областных и районных военкоматов с письмом «О недочетах в работе по проведению призыва и военпоставок в КазССР». В письме указывалось на серьезные недостатки в работе по призыву и военным поставкам.
 
Прежде всего, оказался в запущенном состоянии учет военнообязанных.
 
ЦК КП Казахстана, СНК КазССР и военкомат республики потребовали принять решительные меры к перестройке всей работы партийных, советских, военных органов на военный лад, «подчинив всю свою деятельность основной задаче — оказанию всемерной помощи путем своевременного выполнения всех мобилизационных заданий». В письме также указывалось, что первые секретари райкомов партии наряду о военкомами «персонально отвечают за организацию и проведение массово-политической работы среди военнообязанных, призванных в Красную Армию до момента их погрузки в эшелоны».
 
Директивное письмо ЦК КП Казахстана, СНК КазССР и военкомата республики внесло ясность во взаимоотношения местных партийных, советских, военных органов. Подготовка к призыву, политико-воспитательная работа среди призываемых и многие другие мероприятия, связанные с мобилизацией людских ресурсов, проходили отныне под неослабным партийным контролем.
 
Однако партийное руководство военными комиссариатами было осложнено отсутствием единого военного органа в республике. В годы войны ее территория обслуживалась четырьмя военными округами, в частности, Кустанайская область — Уральским военным округом, Актюбинская, Гурьевская области и большая часть Западно-Казахстанской— Южно-Уральским, а районы Западно-Казахстанской области, расположенные вдоль линии Джаныбек — Сайхин — Шунгай Рязано-Уральской железной дороги, были включены в театр военных действий Сталинградского фронта.
 
Большую помощь партийным, советским, военным органам в постановке военно-организаторской работы оказывали общественные организации — комсомол, профсоюзы, организации Красного Креста, Осоавиахима, физкультуры и спорта. Кроме этого, военную работу вели вновь созданные военный отдел Наркомата просвещения, Управление по государственному обеспечению и бытовому устройству семей военнослужащих при Совете Народных Комиссаров КазССР, республиканский комитет помощи больным и раненым бойцам, эвакуационные отделы исполкомов местных Советов депутатов трудящихся.
 
Благодаря слаженной работе партийных, советских, военных органов и массовых организаций задания Среднеазиатского, Уральского, Сталинградского, Южно-Уральского военных округов, ГКО пo призыву людей и поставкам выполнялись республикой полностью и в срок. В кратчайший срок был создан безотказный, постоянно действующий военный аппарат, связывающий тыл с фронтом и питающий его подготовленными, высококачественными резервами.