Главная   »   Казахская литература в оценке зарубежной критики. Ш. К. Сатпаева, А. О. Мусинов   »   ЭПОС КАЗАХСКОГО НАРОДА (ШВЕЙЦАРИЯ). (Мухтар Ауэзов. «Перед рассветом», роман, издательство «Культура и прогресс», Берлин, 1958)
загрузка...


 ЭПОС КАЗАХСКОГО НАРОДА (ШВЕЙЦАРИЯ).


(Мухтар Ауэзов. «Перед рассветом», роман, издательство «Культура и прогресс», Берлин, 1958)
В середине XIX в., когда казахи, населяющие далекие области Средней Азии, вели кочевой образ жизни, постоянная вражда господствующих феодалов ввергала народ в глубокое бедствие. Бесконечные распри, несправедливость и жестокость распространяли в степи ужас и нужду; все это разжигало у самых передовых представителей общества желание свергнуть вековой гнет. В центре романа — образ поэта и просветителя Абая Кунанбаева. Его жизнь Ауэзов изучал и исследовал во всех деталях в течение многих лет.
 
Ненависть к господству родоначальников воспламеняется в Абае, сыне всемогущего Кунанбая, когда он вынужден был присутствовать на варварском убийстве, совершенном его отцом на основе существовавших тогда законов... Порывая со старым, он произносит прощальные слова: «Я ищу достоинства у представителей разорившихся родов, у которых постепенно пробуждается классовое сознание; от стихийных разбойничьих актов они переходят к организованным действиям против угнетателей».
 
... Абай становится просветителем своего народа. Решающую роль в его развитии сыграла встреча с одним из представителей прогрессивной русской интеллигенции. В юрте бедного Даркембая Абай говорит о познанной им истине.
 
— Вот, Даркембай, когда-то ты хорошо сказал, я до сих пор это помню: «У кого нужда общая, у тех и жизнь одна, настоящие сородичи — те, кого роднит общая доля». Правоту твоих слов я понял до конца, когда беседовал с одним умным русским. Оказывается, такие сородичи по горькой трудовой доле есть не только среди казахов — и среди русских множество таких же обиженных и обездоленных, как вы. И хотя царь и его чиновники те же русские, но эти бедняки никогда не посчитают их своими родичами. Оказывается, не только у жатаков Кокше и Мамая одинаковы думы: те же думы и у русских жатаков, и в Сибири и в России...
 
Абай сам удовлетворенно улыбнулся ходу своих мыслей. Даркембай закивал головой, хотя и не смог еще разобраться в них, многое казалось ему странным. Абай продолжал:
 
— А вдумаешься глубже, окажется, что все управители родов (и в тобыкты, и в керее, и в каракесеке, и в наймане) —сородичи с властями Семипалатинска, Омска, Оренбурга и Петербурга. У них один род и один клич. Ударишь по этим — отдастся на тех. Тех заденешь — коснется и этих. Вот где загадка, друзья мои!.. Есть один русский мудрец, который душой болеет за голодный люд, как родной сын. И он сказал, что народ не должен жалобно стонать от насилий властей, не должен молить кого-то о чем-то... Он должен довериться только своему верному острому топору... Вот слушаю я о ваших бедах и думаю: занести бы скорей топор над вороньей стаей властей, над мерзостями нашей степи... Ударить бы под корень!...
 
История героев Ауэзова — это история страданий и борьбы его народа. В свойственной казахам, как восточному народу, живописной и образной манере автор показывает былую жизнь обитателей казахских степей во всех ее характерных особенностях. Его повествование настолько живо и выпукло, что кажется, будто все нарисованные им сцены разыгрываются перед нашими глазами. Роман заслуживает самой высокой оценки не только как мастерское произведение реалистической литературы, но и как исследование по истории, этнографии, экономике и обычному праву казахского кочевого общества. Но не только ярким и правдивым показом быта своего родного народа привлекает читателя) роман Ауэзова; писатель, кроме того, является блестящим мастером изображения характеров. Яркие, своеобразные герои его — это типичные представители своего времени.
 
В историческом образе Абая автор показал смелого гуманиста, который стремится обогатить сокровищницу народного творчества и, будучи великим поэтом, кует свое слово и свою песню, как боевой меч для борьбы за судьбы своего народа.
 
Ауэзов последовательно ведет читателя по пути жизненных впечатлений, которые вдохновляют поэта, изображает процесс творчества от зарождения поэтических мыслей до воплощения их в стихе и песне.
 
Незабываемое поэтическое очарование придает писатель любовным сценам. Неугасимая и ничем не восполнимая любовь Абая и Тогжан проходит через всю книгу как горький упрек. Молодой Абай не смеет пренебречь старыми обычаями, по которым младшие члены семьи были бесправны, невесты продавались и покупались отцами, женщины были полностью порабощены. Зрелый Абай освобождает молодую Салиху от жестокого закона передачи женщин по наследству.
 
Борьба за новое разгоралась.
 
Г. Вильфрид Брандс (Федеративная Республика Германия)