Славнейший из акынов

Из мавзолея мы пошли в его дом. Низкий, но просторный дом, который предоставило ему правительство, множеством характерных мелочей красноречиво говорит о самобытной личности народного певца и времени, в которое проходила его жизнь. Останавливаемся перед картиной, отражающей целую эпоху. Казахстан феодальный. Богач-бай отправляется со своими стадами на летние пастбища. Нарядная одежда, изукрашенные юрты, погруженные на верблюдов, тучные стада — все говорит о его богатстве. Сидя на лошади, указывает он своим оборванным работникам, где распахивать и что сделать к его возвращению. И тут, в степи, где человек, кажется, должен быть свободен, как вольный ветер, где звезды и солнце над головой, спаленные травы и вода должны принадлежать каждому, богачи сумели присвоить себе все стада, пастбища, колодцы, а беднякам достался лишь тяжелый рабский труд.
 
Вот и мечтал казахский народ о свободе и бился за нее против баев, царских губернаторов, против контрреволюции и, наконец, против фашизма во второй мировой войне...

 

Свой триумфальный путь народного певца он (Джамбул) начал в 12 лет, когда акын Суюмбай дал ему домбру — двухструнный музыкальный инструмент. Уже через 2 года он складывал стихи, пел и импровизировал в аулах, юртах кочевников, среди пастухов в степи, выступал на торжественных состязаниях акынов и на одном из них превзошел даже знаменитого Кулмамбета. Так случилось потому, что Кулмамбет прислуживал баям, а Джамбул пел о горе угнетенного народа. Домбра Джамбула не умолкала и при самодержавии. В полный голос акын запел после революции... Джамбул сражался своей песней и в последнюю войну. Его стихотворение «Ленинградцы, дети мои!», расклеенное на всех развалинах и перекрестках сражающегося Ленинграда, было равносильно, как говорят об этом люди, пережившие блокаду, боевому подкреплению.
 
В последний раз Джамбул пел в мае 1945 года... Ему подали домбру и попросили, чтобы он сложил стихи во славу победы. В последний раз под взволнованными старческими пальцами зазвенели струны домбры и из уст Джамбула полились стихи, настолько проникающие в душу, что люди, которым надлежало удержать их для потомства, словно онемели, и не записали ни строчки. Все это рассказал нам очевидец — товарищ Кузембаев. То была лебединая песня Джамбула. Вскоре после этого его не стало.
 
Акыны есть и в наше время. Нам предстояло познакомиться с одним из них — Абдугали Сарыевым. Эту приятную неожиданность нам приготовил Тезекбай Джамбулов — сын знаменитого певца.