Главная   »   Казахская литература в оценке зарубежной критики. Ш. К. Сатпаева, А. О. Мусинов   »   О ДРУГИХ КАЗАХСКИХ ПИСАТЕЛЯХ. Люди Арала (О романе А. Нурпеисова «Сумерки»)


 О ДРУГИХ КАЗАХСКИХ ПИСАТЕЛЯХ

Тристан Рено (Франция)

Люди Арала (О романе А. Нурпеисова «Сумерки»)

Юрий Казаков (мы еще не забыли его книгу «На полустанке») в своем предисловии к переведенному им самим с казахского языка на русский роману Абдижамила Нурпеисова «Сумерки» подчеркнул: для того чтобы взяться за создание исторического романа после выхода «Абая», книги великого писателя Мухтара Ауэзова, надо было иметь много таланта и мужества. «Абай» стал в какой-то степени эталоном, с каким казахский читатель сравнивает каждое вновь предложенное ему произведение.

Роман «Абай» считается «романом воспитания» типа «Вильгельма Мейстера» Гёте. В нем все концентрируется вокруг реального героя — Абая Кунанбаева, основавшего письменность казахов... Ауэзов даже самим сюжетом предлагает всем читателям неказахам некоторое отступление во времени и пространстве. Нурпеисов же связан с проблемами современности. Более того, «Сумерки» дают нам возможность присутствовать при рождении нового Мира, который начинает обрисовываться в конце романа. Это еще еле заметное проникновение в новый мир позволяет уже предполагать, что времена меняются.
 
Вместе с конокрадом Каленом мы обретаем уверенность: «Мы тоже увидим солнце». Мы в 1915 г.
 
Роман Нурпеисова рассказывает прежде всего о жизни казахских рыбаков у берегов Аральского моря, об ужасных трудностях, с которыми им приходилось бороться ради того, чтобы выжить. О счастье не было и речи, «Есть ли на земле счастливые люди? Есть ли люди, никогда не знающие горя?»— спрашивает шепотом Рай. Почему проклятие не распространяется на весь мир, а только на кочевую деревню, на аул, как называют ее казахи? Тогда поговорим о счастье, не имеющем ничего общего с рыбой и чересчур редким мясом. Настоящая ценность счастья, к которому стремятся, несмотря ни на что, выражается в свободе. Проблема кажется простой.
 
Но среди казахских родов существовали вековые традиции гнета. Одни роды, богатые стадами, пасли их в степи, умножая свое могущество, а других, более слабых оттеснили к Аральскому морю.
 
Побежденные предпочитали причуды и непостоянство природы несправедливости их угнетателей. Но не так легко было избавиться от страданий. Покинуть род Кудайменде означало попасть в лапы Федорова, русского торговца, который пришел в эту далекую страну, как и все колонизаторы, для того, чтобы сколотить себе состояние. От него зависела судьба рыбаков и их семей, так как ему принадлежали сети, с помощью которых ловили в море рыбу для пропитания. Эти сети он одалживал за деньги. Однажды Федоров, сам того не подозревая, заронил в душу Еламана искру надежды, заявив, что времена, несмотря на кажущуюся устойчивость, могут быть изменены.
 
... Роман Нурпеисова начинается с описания зимы. В это время года можно было ловить рыбу только вдали от берега. Нужно было дождаться, пока лед окрепнет, чтобы люди смогли пройти к местам, где можно закрепить сети. Федоров, которому рыба нужна была для торговли, заставил рыбаков идти по льду, несмотря на то, что он был еще недостаточно крепок. Лед проломился. Люди оказались на хрупкой льдине под ледяным ветром, некоторые из них погибли от холода. Утром обеспокоенный Федоров пришел к оставшимся в живых. «Где же сети?» — спросил ен Еламана, а тот ответил ему другим, единственно возможным вопросом: «Почему ты не спрашиваешь, где рыбаки?». Не ожидая ответа, Еламан убил Федорова. Он знал, что Федорову нечего ответить, для него люди представляли меньшую ценность, чем сети. Убийство Федорова— это не только акт освобождения или мести, утверждение человеческого достоинства. Еламан убил для того, чтобы доказать, что людей, погибших ночью, нельзя приравнивать к вещам. Одновременно он отомстил за их гибель. Еламан провозгласил, хотя пока инстинктивно, что времена меняются.
 
И Танирберген, принадлежащий к другому роду, тоже это понял. Он говорит Кудайменде, начальнику округи, что «сегодняшний день не похож больше на вчерашний. Вчера еще кто бы посмел спорить с тобой? Они были твоими рабами». Дело не в убийстве Федорова, а в его последствиях. Поступок Еламана привел к образованию первой трещины в вековых традициях. Очевидно, Танирберген понял, что события нельзя повернуть назад, нельзя сделать настоящее простым продолжением прошлого. В этих условиях единственный выход для рыбаков — борьба. Все как будто просто.
 
Между тем прошел год. Царь решил призвать в армию казахов для участия в тыловых работах на войну. Подавленные нищетой, беззащитные, растерянные рыбаки, еще не почувствовавшие изменений, которые произошли в развитии истории, легко становятся жертвой. Пока у них только возникает стремление к объединению, которое является отражением их общего несчастья. Инстинктивно они обращаются к Еламану. После убийства Федорова он был сослан в Сибирь, но бежал и вернулся в свой аул, чтобы помочь друзьям освободиться от вербовки в армию и одновременно отомстить Танирбергену, отнявшему у него жену.
 
Еламан призывает аул к восстанию против представителей царского самодержавия. Без сомнения, рыбаки почувствовали важность его поступка. Они пошли за Еламаном, избрав его своим вожаком. «Спасаясь от вечного произвола, вечных преследований, казахи пришли к нему, отдались под его покровительство. Но что мог сделать он?» Подготовленное сражение окончилось провалом. Причиной тому было не неравенство сил, а невежество рыбаков, их стремление избавиться только от царских чиновников, в то время как их противникам во главе с Танирбергеном было ясно, что если они не будут сражаться, то потеряют все, чем владели в течение веков. Еламан, который, несмотря на опасность, хотел увидеть сына и жену, был снова схвачен и возвращен в Сибирь. Может быть, он в конце концов понял, в чем заключался смысл этой битвы?
 
Но в «Сумерках» есть другой, особенно значительный герой. Это конокрад Кален, служивший у Кудайменде и воровством постоянно увеличивавший поголовье его скота. Одинокий великан, он не мог быть ничьим рабом. Кален жил случайными заработками в степи. Однажды, когда он был у своей жены и детей, на него напали люди Кудайменде и избили его. Кален почувствовал не унижение, а одиночество. Он почувствовал необходимость общения с людьми. «Его били в первый раз. Впервые он узнал тяжесть одиночества. Раньше он жил, как хотел, и любил быть один... В степи каждый жил для себя... И если бы он жил с рыбаками, он не был бы один, и джигиты никогда бы не посмели поднять на него руку». И Кален идет к рыбакам, чтобы жить вместе с ними и помогать им во время отсутствия Еламана, пока тот не вернется из Сибири. Он снова поднимет рыбаков на борьбу.
 
Этот конокрад является замечательным персонажем. С того момента, как Кален расстался со своим глубоким одиночеством, перед лицом своих трусливых противников он приобрел мужество и достоинство. Великолепна сцена, в которой Кален попадает в западню, устроенную ему богачами аула, использовавшими в качестве приманки его жену и детей. Как велик он, когда разбивает ружье о колено, соглашаясь стать пленником потому, что он не сражается с трусами. Герой почувствовал себя человеком, он увидел свое будущее и будущее других. «Вы меня избили. Все идет плохо. Но солнце взойдет и для нас!» Это ему принадлежит последнее слово, которое придало смысл великолепному роману «Сумерки».
 
Талант Нурпеисова проявился в том, что писатель создал эпопею («Сумерки» являются первой частью трилогии, о размерах которой мы еще не можем судить, но имеем уже представление о ее значении), сумел показать самые неожиданные и тонкие движения человеческой души. Здесь нет речи о борьбе добра и зла, справедливости и несправедливости, автор изображает медленное и трагическое рождение нового дня.
 
Вольфганг Карлу с (Германская Демократическая Республика)