Мухтар Ауэзов. «С течением времени» — bibliotekar.kz - Казахская электронная библиотека



 Мухтар Ауэзов. «С течением времени»

Прошло четыре года, как у нас появился роман с поэтически привлекательным названием «Перед рассветом», о котором мы тогда писали, что он открыл перед нашими глазами панораму современного нового мира, о котором мы до сих пор ничего не знали, не имели даже никакого представления. «Перед рассветом» — это всего лишь первый том захватывающей тетралогии советского казахского писателя Мухтара Ауэзова.

 

Во всем этом огромном повествовании автор намерен проследить и художественно изобразить путь и развитие казахского народа с середины прошлого столетия до наших дней. Сегодня мы уже знаем, что этот проект останется неоконченным. Смерть вырвала из его рук перо. Когда на немецком языке вышел второй том этого цикла под названием «С течением времени» (1961 г.), автора уже не было среди его поклонников.
 
В лице Мухтара Ауэзова (1897—1961) казахская литература потеряла замечательного представителя современности. Как литературовед он также сделал многое и значительное. Он перевел Много классиков мировой литературы, на писал ряд важных литературоводческих работ, широко известны его драмы и рассказы. Но прежде всего прославили имя писателя роман «Путь Абая», хотя закончены из всего цикла только два тома (они представляют собой законченное целое).
 
Как в книге «Перед рассветом», так и в органически связанном продолжении «С течением времени» (обе книги надо читать разом) Ауэзов изображает жизненный путь Абая, казахского демократа и гуманиста, жившего с 1845 по 1904 год и считающегося основоположником казахской литературы. По жанру это, собственно, биографический роман. Однако в канве общей концепции всего цикла биография Абая воедино слита с историей его народа, что составляет выпуклое, яркое и многогранное художественное изображение социальных и экономических условий жизни казахского кочевого общества во второй половине прошлого столетия. Созданное и историческое, таким образом, здесь представляет нечто большее, чем биографическое. То и другое сливается в единое целое, в величественный историко-биографический роман.
 
Казахи жили во времена Абая при отсталой патриархально-родовой системе. Племена и роды находились в бесконечных распрях из-за пастбищ, скота, невест и постов. Чем богаче был род, тем больше проявлялся его произвол по отношению к родам, которые не имели обильных пастбищ и многотысячных стад. Внутри родов имущие силой и подлостью угнетали обездоленных. В степи царило бесправие, хотя старшины любили поговорить о твердо установленных, неприкосновенных традиционных законах казахов. Эти законы (впрочем, неписанные — выражение устаревшего общественного строя) стали в руках родовых воротил инструментом, которым они пользовались по своему усмотрению и желанию.
 
По сравнению с этими законами законы царской России — хотя и там они служили господствующему классу—означали прогресс. Особенно четко это проявлялось в решении судьбы женщины. В степи она была просто вещью, которую могли продать любому мужчине. В семье она могла быть одной из многих жен одного мужчины; если умирал ее муж, она становилась женой его родственника — хотела ли она этого или нет, Россия, в чью империю входил и Казахский край, была носительницей и большой демократической культуры. Оттуда проникали к казахам и революционные взгляды. Кто хотел помочь казахскому народу освободиться от бесправия и отсталости, тот должен был ориентироваться на демократические и революционные силы России.
 
Заслуга Абая в том, что он ориентировался именно на эти силы, учитывая национальную самобытность своего народа. Опираясь на прогрессивные идеи России, он стал мыслителем-демократом и гуманистом... вмешивался во все распри и раздоры своего народа, не взирая на личности и зачастую в ущерб своему благополучию, с тем, чтобы защитить бедных казахов от несправедливости и пресечь произвол имущих. Созрев как поэт и расширив литературные познания благодаря произведениям Пушкина, Лермонтова и других, умело сочетая традиции казахских народных певцов, так называемых акынов, он создал современную казахскую поэзию.
 
Ауэзов изображает жизненный путь Абая с некоторыми пропусками. Если первый том знакомит с юностью поэта, то второй начинается, когда Абаю уже 44 года, и заканчивается смертью поэта. За изображением раннего возраста следует, таким образом, непосредственно период политической и поэтической зрелости героя. Соответственно и социальная обстановка — хотя многое остается еще без изменения — обнаруживает важные различия между жизнью, изображенной в первом и во втором томах. В последнем изображены события накануне русской революции 1905 года. Неимущие казахи (жатаки) уже научились оказывать сопротивление угнетателям. Чтобы избежать деспотизма, многие из них перешли на оседлый образ жизни. Народные герои (такие, как Базаралы) предпринимают смелые и решительные шаги, стремясь отомстить богачам, Абай был их близким другом.
 
Нелегок путь Абая. Его ненавидели и осуждали власть имущие, из чьих рядов он сам происходил, ему не могли простить того, что он отошел от своих. Его называли «русским рабом», затевали против него различные интриги, инсценировали убийства. Ему суждено было узнать горечь разочарования, неудач, обиды. Оба его сына, которые должны были продолжить дело отца, умирают от туберкулеза. Однако поддержкой и опорой в эти тяжелые минуты оставались для Абая русские демократы и революционеры, которые жили в ссылке среди казахов, а также все увеличивающаяся армия бедных казахов как непосредственно в степи, так и в уездном городе Семипалатинске, где начинал формироваться политически сознательный пролетариат.
 
* Роман-эпопея «Путь Абая» — это книга, которая вызывает еще и сегодня (спустя добрых десять лет после первого его выхода в свет) во всем мире неугасающий интерес как произведение высокого литературно-художественного уровня. Внутренняя жизнь отставшего народа, находящегося на пороге современного развития, изображена здесь настолько широко и емко, настолько правдиво и ярко, что трудно представить более совершенное отображение ее. Великолепно, без тени шаблона показаны взаимоотношения между передовой личностью и обществом во всем многообразии социальных, культурных, а также чисто человеческих условностей. Изображение страстной борьбы за свободу, за права простого человека сочетаются с поэтическим гимном всему прекрасному и благородному, что существует в этом мире.
 
Впрочем, представляется уместным здесь, как и при обсуждении первого тома, указать на то, что романы Ауэзова таят в себе некоторые трудности для европейского читателя. Ауэзов — рассказчик с восточным живописным стилем, и он это не отрицает. Он пишет в национальной традиции; очень широко, и, как. это сначала кажется, очень пространно. Встречаются повторения, появляются все новые имена, названия, многословные описания предметов. Нужно набраться терпения и иметь время, чтобы читать эту книгу. Но как только привыкнешь к стилю ее, тотчас оказываешься плененным и сразу же познаешь, что в основе всего произведения лежит хорошо продуманная схема композиции, отличающаяся строгостью и масштабностью, и заполнена она удивительными по живописности элементами неподражаемого убранства. Именно этим выигрывает данное творение, которое можно сопоставить с восточной архитектурой, лучезарным сиянием и драгоценностью.
 
Эрих Мюллер (Германская Демократическая Республика)