Мухтар Ауэзов, «Абай»

Абай — казах. Знакомо? Представляем: Казахстан. Все-таки незнакомо. Я уточняю: Казахская Советская Социалистическая Республика. А, наконец-то, это что-то вроде России! Точно так же, как мальтиец это что-то вроде француза, отличающегося своей историей, своим языком, своими традициями; это другой народ...
 
Жил-был в XIX в. в одном богатом и могущественном казахском роде любимый всеми юноша-красавец Абай. Он, как и его народ, жил кочевой жизнью, колесил вместе со своим аулом и его стадами по степям и горам Восточного Казахстана. Абай получил хорошее исламское образование: читал по-узбекски, по-арабски, по-персидски. Для него была открыта дорога почестей, его ждала карьера местного властителя под русским покровительством...
 
Абай не пошел этой дорогой. Он страдал от мучительной любви. Тогжан, которую он любил, была выдана за другого в дальний аул, а его женили на девушке, которую он не знал... Родители поженили своих детей по выгоде. Дети подчинились. Таков был закон и обычай.
 
Разлука с любимой для Абая — это утрата не только личного счастья, но и чего-то большего; он усомнился в правомерности существования таких обычаев к феодальной жизни, которые всячески осуждали и подавляли порывы человеческой души. Благоденствовали лишь жестокие, властные люди. В связи с интимной раной он постепенно становится защитником притесняемых влюбленных, несчастных, бедняков. Абай стал исправителем пороков, поборником справедливости. Он принялся искать новый путь для казахов и поэтому углублял свое образование. Абай изучил русский язык, познакомился с западной культурой; расширился его кругозор. Он лучше представлял путь, по которому следовало идти...

 

Это он, Абай, создал казахскую письменность, сделал первые переводы произведений великих авторов — Пушкина (он перевел письмо Татьяны, и эта меланхолическая песнь была настолько пронизана его внутренним пламенем, что смогла зажечь всю молодежь). В этом деле Абаю помогали некоторые русские. Например, Михайлов, сосланный революционер, который поддерживал Абая в его стремлениях. Если в настоящее время русские и бывшие колонизованные народы связаны братски в свободном союзе, то это благодаря таким людям, как Михайлов... Вследствие этого Абай испытывает к русским двойственное чувство: ненависть к тиранам и самодурам, интерес к народу и культуре.
 
Однако все сказанное— это лишь схема, одна из многих, которые можно извлечь из книги: история
 
любви, история нравов, удивительные пейзажи, и эта жизнь, которая делает Абая великим акыном, великим поэтом. Обо всем этом нельзя рассказать, как нельзя рассказать об апофеозе всепобеждающей любви, о старости счастливого мудреца, почитаемого и слушаемого. Но все это вы найдете в великолепном романе с немного замедленным и обширным ходом повествования, с тысячами деталей, которые передают атмосферу жизни народа, так мало известного у нас и близкого нам.
 
Я упрекну издателя лишь за то, что он не делал упор, представляя книгу, на широкий талант автора — Мухтара Ауэзова (сам он, как и Абай, был поэтом, лингвистом и переводчиком). Мне остается пожелать, чтобы в следующих изданиях этой серии предусмотрели карту республики, сказали несколько слов о ее народе...