Самая детальная информация эрозин тут.


 Казахи и мы...

На самом деле, экзотическим миром явился бы Восток, как он представляется своими особенностями для внешнего мира. В этом случае лишь пестрое разнообразие базаров, остатки мечетей тысячелетней давности следовало бы брать на заметку. Намного ли отличны проблемы Востока от проблем Европы, от проблем нашего мира. По мнению Киплинга, Восток и Запад никогда не могут встретиться друг с другом. Илья Эрен-бург, достигший высот европейской культуры, заявил, что разделение мира на Восток и Запад является не только следствием произвольного толкования [этих понятий], оно и антигуманно...
 
В нашей стране проходят дни казахской культуры. Можно было бы сказать много слов о действительно экзотических чертах казахской культуры. Народные песни Джамбула Джабаева полны легенд, причем одна краше другой. А этот внезапный скачок, который совершила казахская культура из состояния культуры средневековой в реальность XX века за какие-то два-три десятилетия, сам по себе может расцениваться как проявление романтической героики.
 
Хорошо помню, как в позапрошлом году в Баку один литератор, казах, рассказывал мне о положительном герое казахской литературы, о ее главных проблемах... Он процитировал песню о Кобланды-батыре, герое одного из известных казахских эпосов: «Вспомним далекое прошлое, когда у кипчаков жил сын Токтарбая Кобланды-арыстан...» После этих слов он упомянул Джойса, как наиболее предпочитаемого им писателя. Нужно ли говорить, как это было неожиданно для меня, когда он заметил, что техника стихосложения венгерского поэта Ийеша в какой-то мере родственна казахскому эпосу. Романтический случай? Пожалуй.

 

Думаю, что новую литературу Советской Средней Азии заметили в мире тогда, когда эта литература начала отображать явления самой действительности, ее суровые факты без романтического украшательства и фальшивых красок. С казахами родственны по судьбе и языку киргизы. Их писатель Чингиз Айтматов, ставший сегодня всемирно известным, смолоду был популярным в народе и считался по-настоящему значительным мастером именно потому, что в широком плане показал отношения людей эпохи быстрого подъема. Наряду с успехами он изобразил также пережитые людьми ужасные трудности, порой тяжелые трагедии, которые в силу необходимости возникают в ходе развития, в период таких преобразований.
 
Однако Айтматов далеко не единственная творчески одаренная личность. Его имя скорее всего я упомянул лишь потому, что его у нас хорошо знают.
 
Литература Советского Казахстана дала не один блестящий пример такого реалистического, гуманного, общечеловеческого подхода к событиям жизни, которые способствовали возвышению нации.
 
О Сакене Сейфуллине, большом писателе казахского народа, современники говорили, что именно те его соплеменники, которые называли молодого коммуниста безбожником, предателем, еретиком, после Октябрьской революции стали националистами. В своем автобиографическом романе, названном «Трудный путь, тяжелый переход», он отмечает необходимость беспощадной борьбы против отсталости, националистической спеси, племенной междоусобицы.
 
У Сакена много последователей, прежде всего это Мухтар Ауэзов, исключительно образованный ученый и писатель, который, являясь знатоком древней культуры и имея способности людей эпохи Ренессанса, использовав в своих трудах опыт Востока и Запада, стал подлинным мастером искусства, выразившим в своем творчестве как национальное, так и общее, универсальное. На венгерский язык переведены романы и повесть Ауэзова. Роман («Путь Абая») повествует о жизни крупнейшего казахского поэта Абая Кунанбаева. Показ жизни Абая, однако, лишь предлог для Ауэзова. Писателя волнует фактически единственный конфликт из этой большой жизни, а именно: что делаем человек, точно знающий интересы своей нации, если обстоятельства времени противопоставляют его большинству нации? Что делает человек, который не хочет стать мучеником, но обстоятельства — отношения с семьей, с родом, противопоставление нации, последовательное выступление за прогресс — вынуждают его быть таким.
 
Между казахами и нами, вероятно, можно найти и непосредственные исторические связи, однако, они большей частью являются случайными...
 
Подлинные связи следует искать серьезно на таких параллельных путях развития, где они проявляются в общности социалистического образа мышления, или же в его схожих формах...
 
О казахах, об их культуре следует рассказать еще многое.
 
Степень просвещенности такого народа, который пятьдесят лет назад на 98 процентов был безграмотным, заслуживает огромного интереса.
 
Неделя казахской культуры, которая является не только интересным явлением в духовной жизни народа, но и полезным мероприятием, расширяет и горизонты венгерской культурной жизни.
 
А. Костан (Чехословакия)