http://www.drdoors.ru/ замена замка спб - аварийная замочная служба замена замков.


 Феллага из другого мира

... Нет ничего удивительного в том, что такое грандиозное, величественное событие, как Великая Октябрьская социалистическая революция, вдохновляет советскую литературу. Было бы более удивительным, если бы литература осталась безразличной к столь важным событиям, как это случилось с французской литературой периода Жюля Ферри. А так как четырехлетняя война народов СССР была кульминационным пунктом всей сорокалетней истории социалистического государства, то нечего и удивляться, что ей посвящено столько больших и малых книг.
 
Роман Мусрепова («Солдат из Казахстана») — живое, в некоторой степени даже автобиографическое свидетельство эпохальной борьбы народов Советского Союза за свою свободу. Треть книги посвящена дням Октября, истории-Казахстана, едва приобщившейся к советской действительности, первым пятилеткам. В последующих главах речь идет о годах войны.
 
К сожалению, переводчик и издатели не предпослали роману биографии Габита Мусрепова. Из каких соображений вытекает это упорное нежелание знакомить нас с зарубежными авторами, мне не понятно. Мусрепов прошел сложный путь, много видел и Знает жизнь. В какой мере роман автобиографичен, судить трудно, но несомненно одно: написан он очень хорошо, в нем чувствуется прелесть слышанных в детстве сказок и легенд. Главы книги, даже те, где повествуется о трудных буднях солдатской жизни, написаны языком, от которого веет тонким ароматом восточных роз, лиризмом сказок «Тысяча и одна ночь».

 

Но не это главное, и даже не герои романа (которых, к сожалению, забываешь, за исключением солдата), и не события, полные драматизма: фронт, госпиталь, снова фронт, отступление, наступление, танки и окопы... Ценность книги в том, что она раскрывает сущность происшедших изменений, в полный голос говорит о них.
 
Кое-кто, я в этом уверен, найдет героизм романа скучным, оптимизм надоевшим, страсть к правде, добру и прекрасному неестественной, патриотизм слишком всеобъемлющим, а ненависть к фашизму не в меру сильной. Как это, скажут они, в книге нет ни одного труса, ни одного мошенника, ни одного несознательного.
 
Действительно, персонажи фильма «Летят журавли» в этом смысле более разнообразны. «Солдат из Казахстана» — такое же правдивое и реалистическое полотно, как этот фильм. Согласен, «Солдат из Казахстана» отводит мало места теневым сторонам, его лирический реализм игнорирует их, но это не значит, что роман плох.
 
Да, в романе нет отрицательных героев и вообще нет ничего экстраординарного, что так привыкли искать и находить наши западные читатели в книгах. Может быть, роман — сплошная идиллия, а может быть, и вообще не бывает массового героизма и массового патриотизма? Нет, они существуют! Почитайте мемуары наших соотечественников периода буржуазной революции 1789—1793 гг. А Гюго и его роман «Девяносто третий год»?! Здесь тоже нет предателей, трусов и мошенников.
 
Все это я говорю к слову, ибо, как ни велики были потрясения Французской буржуазной революции, но они не идут ни в какое сравнение с преобразованиями мира и человека, происшедшими после Великого Октября.
 
Роман «Солдат из Казахстана» интересен для французского читателя и с другой стороны. Герой романа — казах, человек из бывшей царской колонии. Современный Алжир и Франция находятся в таком же соотношении, в каком находились Россия и Казахстан до революции 1917 г.
 
Попытаемся вообразить на месте героя романа молодого алжирца, кстати, это не так трудно сделать, следуя по главам книги. Представьте себе, что в Париже в 1917 году свершилась социалистическая революция. Республика провозглашает: «Граждане, добьемся свободы для всех народов, наших братьев, и прежде всего для тех, кого угнетают от нашего имени, от имени французского народа!»
 
Наша молодая республика борется не только с владельцами земельных угодий и колониальными магнатами, но и с губернаторами и их присными, с невежеством, завещанным нам деспотизмом, с иностранным вмешательством. За сорок лет, последовавших за нашей воображаемой революцией, Франция сделала громадный скачок вперед в экономической и культурной жизни, но ее успехи ничто по сравнению с фактическим прогрессом Алжира, Мадагаскара и Сенегала.
 
Наш юноша-алжирец покидает родное нищее селение в первые годы нового строя. Страна разрушена. Губернаторы сами себя провозглашают председателями коллективных хозяйств. Мало кто знает, что такое коллективное хозяйство—колхоз, и меньше всех—наш безграмотный алжирец. Он уходит из селения, оставив мать и любимую девушку. Попадает в город, по тем временам не особенно значительный, такой же, как Гурьев. Бурное, безудержное кипение новой жизни, энтузиазм свободного народа подхватывают его, увлекают в вихрь событий, смешивая алжирцев и французов, как некогда смешали и увлекли русских и казахов. Вполне естественно, что он начинает учиться. Учебных заведений здесь так же много, как и в Советском Казахстане. Страстное тяготение всего свободного народа, всей страны к знаниям захватывает и его. Герой приобретает специальность; он не инженер и не поэт (даже социалистическое общество — по крайней мере, пока — не состоит из инженеров и поэтов). Он простой парикмахер. Жизнь мало-помалу налаживается. Один из его друзей уходит в армию. Наш молодой алжирец хочет последовать его примеру, но судьба уготовила ему другой путь: его стране, Алжиру — Казахстану, где еще очень и очень много безграмотных, нужны учителя-алжирцы, чтобы учить детей их родному арабскому языку.
 
Годы идут. Нищета отступает, конечно, не сразу, вначале медленно, потом быстрее, еще быстрее. В Алжире строят новые города, такие, как Караганда в Казахстане. Множество городов возникает из песков, поднимаются новые столицы, прекрасные, как Париж. Время движется вперед семимильными шагами. Люди преобразуют пустыни и преображаются сами.
 
И вот наш молодой алжирец 30 лет спустя после провозглашения независимости и равенства Алжира. Он гордится своей Родиной и сражается в рядах социалистической армии, где можно встретить и алжирца, и француза, против тех, кто не признает равенства рас и наций, против тех, кто считает независимость для других ненужной роскошью. Он борется против фашизма. В республиканской армии его цветистый язык, средиземноморский акцент вызывают улыбку, однако, его уважают, как и всякого другого, из какой бы республики он ни был.
 
Наш алжирец вступил в новую жизнь не инженером или романистом, и в армии он не летчик или танкист, а только регулировщик движения на мосту через реку Мез, запруженную беженцами, обозами, войсками — регулировщик на мосту, который без конца бомбят, и где умирают, не видя врага.
 
Отечественная война социалистических республик, в число их входит и Франция, началась в результате вероломного нападения врага и вызвала отступление республиканской армии. Париж в опасности. Как карагандинские шахтеры и колхозницы Казахстана, стиснув зубы, работали, всегда помня, что враг угрожает Москве, так и французские докеры работают не покладая рук ради Парижа, не желающего сдаваться. После первого года горьких поражений наступил долгожданный день первого успеха. Враг отбит, Москва-Париж свободны. Победы следуют одна за другой. Еще одно, последнее усилие — и рука алжирца или француза водружает знамя победы над логовом поверженного фашизма.
 
Пьер Филибер (Франция)