Главная   »   Казахская литература(хрестоматия) за 6 класс (1999 год)   »   ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ рассказывает о тайном совещании, которым заканчивается эта повесть


 ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ рассказывает о тайном совещании, которым заканчивается эта повесть

 

 

После ужина я прошел в дальнюю комнату, зажег настольную лампу и, чтобы ничего не было видно, задвинул оконные шторы. В левом дальнем углу стояло большое зеркало. Я придвинул стол вплотную к нему, положил на стол хорошую тетрадку в картонной обложке, ручку, поставил чернильницу со свежими, специально купленными после обеда в сельмаге чернилами.
 
Я тщательно огляделся по сторонам и убедился, что никто не наблюдает за мной и не может наблюдать.
 
Потом я придвинул к столу полукресло и сел на него.
 
Прямо передо мной в зеркале я увидел бритую голову и плоский нос мальчишки по имени Кожа, известного на всю округу своим озорством.
 
Постучав рукой по чернильнице, я шепотом объявил:
 
— Тайное совещание по вопросу о личности Кадырова Кожи считаю открытым. На повестке дня один вопрос: что я должен делать, для того чтобы стать примерным и дисциплинированным учеником.
 
Я вписал этот вопрос в тетрадь и взглянул в зеркало на сидевшего напротив меня преступника Кожу.
 
— Ну, говори, герой!— потребовал я.
 
Этот бесстыдник оставался все таким же, как обычно. Он оскалил зубы и захихикал. Потом он вытаращил глаза, выставил нижнюю губу и начал кривить рот, явно передразнивая меня. Я очень рассердился, сдвинул брови и сурово посмотрел на дезорганизатора. Он поступил точно так же.
 
— Встать!—крикнул я и стукнул кулаком по столу.
 
Кара Кожа вскочил на ноги.
 
— Садись!
 
Он снова сел.
 
— Что случилось, внучек?— спросила бабушка, просовывая голову в дверь.— Зачем ты меня звал?
 
Я резко повернулся к ней:
 
— Никого я не звал… Не мешайте мне!
 
— Мне показалось, что ты кого-то окликнул.
 
— Это я не вас… Здесь происходит тайное совещание. Не мешайте, пожалуйста!
 
— Тайное?
 
— Да, тайное!
 
Я считал, что после этих слов бабушка повернется и уйдет. Но она, наоборот, подошла ко мне, и я заметил в глазах бабушки тревогу.
 
— О аллах!— воскликнула бабушка.— Что за чепуху несет этот мальчик? О каком совещании он говорит? Зачем придвинул стол к зеркалу?
 
Бабушка положила свою теплую, мягкую ладонь на мой лоб. Другая, точно такая же бабушка, в свою очередь, положила ладонь на лоб мальчишки в зеркале.
 
Я начал сердиться:
 
— Ну что вы за человек! Вы все равно не поймете, в чем дело. Я сам провожу секретное совещание и разбираю вопрос о себе. Вам нельзя быть здесь. Это секретно!
 
Слезящиеся карие глаза бабушки уставились на меня с недоумением и жалостью.
 
— Кожатай, птенчик мой,— умоляющим тоном сказала бабушка.— Скажи “бисмилла”, птенчик. Ты и в прошлую ночь бормотал: “Собрание открыто… Приступаем к разбору”… Ну скажи “бисмилла”.
 
Я понял, что бабушка не уйдет, пока я не сделаю ей этой уступки, и завопил, как будто у меня в стуле появился большой гвоздь:
 
— Бисмилла! Бисмилла! Бисмилла!
 
Бабушка все-таки не уходила.
 
— Что это у тебя за совещание?— покачала она головой.— Разве бывают такие совещания, когда человек сидит один? Я тоже бывала на совещаниях, там всегда так накурено, что едва не задыхаешься… Прилег бы ты, отдохнул.—Бабушка гладила меня по голове, как будто я был строптивым жеребенком.
 
— Дорогая бабушка!—взмолился я.—Умоляю вас! Не мешайте мне, пожалуйста!
 
И хотя бабушка упиралась, я все-таки взял ее за плечи, вывел за дверь и запер дверь на крючок.
 
… Тайное совещание продолжалось целый час. В конце оно единогласно пришло к решению, которое я полностью записал в тетрадку с картонной обложкой. “Решение.
 
Разбирая личное дело, связанное с Кожой Кадыровым, тайное совещание постановило:
 
Первое. Недисциплинированность показывает человека только с отрицательной стороны. Я в этом окончательно убежден:
 
Пункт “а”. С этого момента я никогда ни с кем не буду драться. Ни к кому не буду лезть, потому что это обязательно кончается скандалом.
 
Примечание. Если придираться буду не я, а другой, я должен его предупредить, чтобы он отстал. После слов “Хочешь заработать? Сейчас я тебе задам” и других, по возможности, вежливых предупреждений я имею право для обороны пустить в ход кулаки.
 
Пункт “б”. С этого момента никого — ни взрослых, ни маленьких, ни лошадей, ни собак, ни кошек— не бранить такими словами, как “черт”, “дрянь” и прочее. Если кем-нибудь или чем-нибудь недоволен и не выругаться нельзя, ругаться культурно: употреблять слова “бестактно”, “недисциплинированно”, “недостойно” и так далее.
 
Второе. Ежедневно перед сном на тайном совещании проверять, как выполняются все эти пункты.
 
Т р е т ь е. За каждый свой плохой поступок буду подвергаться немедленному наказанию.
 
Четвертое. Немедленно порвать всякие дружеские связи с Султаном. Если я заговорю с Султаном, то...” Я начал придумывать, что за наказание должно последовать, но ничего не мог придумать. Потом мне в голову закралось сомнение:
 
“Ну хорошо,— рассуждал я,— что значит “заговорю с Султаном”? А если разговор будет деловой?”
 
Я зачеркнул этот пункт и написал заново: “Перестать слушаться Султана, не дружить с ним, не поддаваться вредному влиянию”.
 
Дальше шли пункты о хорошей учебе. Я брал обязательство стать во второй четверти отличником.
 
Самым главным был шестой раздел.
 
“Если я не выдержу этого великого испытания,—записал я,—то мне не стоит учиться. Я должен тогда выбрать другой путь в жизни, чтобы стать человеком и не заставлять мою несчастную (из-за собственного сына!) маму переживать все хулиганские выходки, которые я совершу. Решение принято единогласно!”
 
Раздался стук в дверь. Это была бабушка.
 
Я встал и открыл дверь.
 
Мне очень не хотелось сразу же после такого решения ссориться с бабушкой. Но никакая сила в мире не могла бы заставить меня сейчас заснуть… Я пробормотал что-то насчет душной комнаты и того, что нужно бы прогуляться перед сном.
 
Бабушка глубоко вздохнула и покачала головой.
 
Вот кто никогда не поверит в то, что я могу исправиться!
 
Я выскользнул на улицу.
 
— Кожа, Кожа!— услышал я негромкий шепот и оглянулся.
 
Конечно, это был Султан.
 
—Я стучался к тебе,— объяснил он.—А старуха меня не пускала. Если бы моя бабка так разговаривала с моими приятелями, я бы задал ей перцу.
 
Я промолчал.
 
— Подумаешь, — Султан пренебрежительно, сквозь зубы, сплюнул.— Скоро у меня будет столько денег, что я смогу купить себе все, что захочу: ружье, коня, шубу, сапоги...
 
—Где ж это ты наворуешь столько денег?
 
— Воровать?—Султан пожал плечами.—Это, милок, занятие не для меня. Я поступил работать… Я и тебя могу устроить. Поэтому и ждал.
 
— Я же хожу в школу!
 
— Можно работать и после школы. Кроме того, что я делаю днем, мы могли бы вместе сторожить ящики ночью… Развели бы костер, напекли картошки… Вот здорово-то было бы!
 
— Нет, Султан,— покачал я головой,— ночью нужно спать. Как же невыспавпшмся сидеть на уроках и отвечать?
 
— А шпаргалки на что?—засмеялся Султан.—Такой ловкий парень, как ты, Кожа, может ответить и ничего не зная...
 
— Пойду Спать,— сказал я Султану.
 
— Теперь я вижу, какой ты друг!—зло прошипел он.— Ничего, попадешь вот в ад, пожарят тебя в красном земляном котле, узнаешь, как нарушать клятвы.
 
Я засмеялся.
 
— Слушай, Кожа,—остановил меня Султан,—аллах с ней, с твоей работой. Я как-нибудь и сам покараулю… Только вынеси мне хлеба, масла и картошки...
 
— Зачем?
 
— Домой показываться не хочу. Как отец устроил меня на работу, я опять побежал к речке и кричал, что утоплюсь… И что же, ты думаешь, сделал этот вредный старик? Он заорал: “Топись!”
 
— А ты?
 
— Что я? Неужели, ты думаешь, я буду топиться?! Пришлось пойти работать… Мало того, старик так отходил меня кнутом, что до сих пор присесть не могу. И как только увидит меня, кричит и кричит, что я опозорил весь род, хватается за кнут. — Погоди,— удивился я,— ты же говорил, что тебя упрашивали пойти на работу...
 
Султан смерил меня гневным взглядом.
 
— Ты мне зубы не заговаривай,— грубо сказал он,— не хочешь дать мне хлеба, так и скажи. Жадюга!—Он добавил еще несколько слов, которые лучше не повторять.
 
Я вынес ему хлеба, картошки, масла и даже разыскал большую копченую селедку.
 
— Вот это Кожа! Ай да приятель!— восхитился Султан.— Ты приходи запросто ко мне. Я дам тебе подержать тудавлит,— рассыпался Султан,— научу тебя, как с ним обращаться.
 
— Научись лучше правильно говорить. Не тудавлит, а теодолит, и я сам умею с ним работать. Меня Рахманов научил.
 
Султан, видимо, не на шутку обиделся.
 
— Строишь из себя!—сказал он, шмыгая носом.— Ну ладно, с паршивой овцы хоть шерсти Клок.—Он подхватил картошку, хлеб, селедку и скрылся.
 
“А ведь и я мог стать таким”,—пронеслось у меня в голове. Султан ведь тоже думал, что ему всю жизнь все будет сходить с рук, что так и промчится он сквозь дни и годы капризным, своевольным жеребчиком. Но и к этому жеребчику подобрали оглобли.
 
Долго еще я слышал удаляющийся стук—шаги Султана Сугурова, моего друга, казавшегося прежде таким сильным, независимым и гордым и ставшего в один прекрасный день жалким попрошайкой и трусом.
 
“Если бы я сказал, что иду топиться, я бы уж лучше утопился”,— подумалось мне...
 
И вдруг я рассмеялся. До какой же нелепости нужно дойти, чтобы всерьез рассуждать о таких вещах.
 
“Ветер очищает воздух, смех — душу”,— не раз говорила бабушка. Так случилось и со мной. Мне вдруг стало как-то беспричинно и внезапно хорошо и весело.
 
Я огляделся. Давно я не видел такой чудесной ночи, как сегодня. Чистое шелковое небо было увешано звездами, как платье невесты — украшениями. Месяц, словно заразившись моим чудесным настроением, светил вовсю: можно было решать задачи и найти на карте самую маленькую деревню при этом свете.
 
На невидимой в темноте речке появился сверкающий серебряный мост—это тоже сделал месяц! И мне показалось вдруг, что по этому мосту проходит волшебная дорога в новый, незнакомый мир. И серебряные огоньки чудесного моста манили и звали: шагай смелее!
 
 
ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ:
 
1. Что вы узнали о главном герое книги Б.Сокпакбаева? Понравился ли он вам? Почему? Как он сам оценивает свои поступки и внешность?

2. Какова самая заветная мечта мальчика?

3. Кто из мальчишек и девчонок не мечтал совершить подвиг… О каких подвигах мечтал Кожа?
 
4. Почему Кожа постоянно попадал в нелепые или неприятные ситуации?

5. За что любили ученики и педагоги учителя Рахманова? Какова роль этого героя в повести?

6. Назовите положительные и отрицательные качества главного героя. Какими поступками мальчика вы восхищались, а какие осуждали?

7. Расскажите о бабушке мальчика. Встречались ли вам такие люди, как эта пожилая женщина?

8. Охарактеризуйте Султана. Что вы думаете о нем? Можно ли согласиться с бабушкой и матерью героя, что Султан плохо влияет на ребенка?

9. Какая глава повести вызвала у вас не только смех, но и заставила задуматься, увидеть главного героя совсем другим?

10. В повести есть пословица: “Ветер очищает воздух, смех — душу”. Подумайте о том, как отражает она замысел автора.

11. С какой стороны Кожа увидел Султана во время последней встречи? Какие выводы.для себя он сделал?

12. Кому из героев книги вы симпатизируете, а кому — нет? Почему?

13. Чему учит писатель своего читателя? Какие нравственные уроки извлекаем мы из его повести?

14. Случалось ли вам совершать плохие поступки? Всегда ли у вас хватало мужества признаться в этом? Чего вы больше всего при этом боялись? Какие жизненные уроки вы извлекли из своих детских ошибок?

15. Напишите небольшую письменную работу на тему: “Случай из моего детства”.
 
 
<< К содержанию                                                                                Следующая страница >>