Свежая информация купить сухой корм для собак на нашем сайте.


 § 4. РАЗВИТИЕ ПРОСВЕЩЕНИЯ И КУЛЬТУРЫ В ТАДЖИКИСТАНЕ

 

 

После национального размежевания по всему Таджикистану развертывается широкая сеть общеобразовательных школ. Уже через год, в 1925 г., республика имела 57 школ и 8 интернатов. В 1927 г. число школ и интернатов доходит до 346. Здесь обучается 8 тыс. детей, но в их числе пока было всего лишь 143 девочки-таджички. После введения всеобщего начального обучения в Таджикистане, как и повсюду в стране и по всей Средней Азии, наблюдается бурный рост школьной сети и контингента учащихся. В 1932/33 учебном году в республике уже было 2300 общеобразовательных школ, в которых обучалось 125 тыс. учащихся. В семилетних и средних школах количество учащихся за пятилетие увеличилось более чем в 10 раз.
 
В Таджикистане очень остро стоял вопрос об охвате учебой девушек-таджичек. Женское образование здесь пробивало себе дорогу, ломая сопротивление классового врага и обветшалые религиозно-бытовые традиции. Ликбезы стали университетами таджикской женщины. Окончив в 1926 г. ликбез, сбросив паранджу, получив среднее образование в техникуме шелководства, поднялась затем до уровня государственного деятеля — члена правительства республики простая женщина-таджичка Мастура Авезова. Такой же путь прошла Гавхар Шарапова — одна из первых организаторов колхозного движения в Таджикистане. Ныне персональная пенсионерка Гульнара Юсупова, вспоминая далекие годы, говорит: «Конечно, грамота — большое дело, но не только за это так тепла память о той кибитке, где вечерами работал кружок ликбеза. Там впервые я и еще 27 таких, как я, поняли, что при Советской власти мы стали равноправными людьми, что теперь наша власть — власть народа. Мы сбросили паранджу, открыто и гордо стали смотреть на людей. Вот почему мне дорога память о ликбезе». Нелегко было создать национальные кадры учителей из числа женской молодежи. Одна из первых таджикских учительниц Бахри Таирова тайком бегала под паранджой на курсы ликбеза, училась читать и писать, слушала беседы о праве женщин на образование. Лишь благодаря Советской власти она сбросила паранджу, окончила педагогический техникум, стала лучшей учительницей республики. Бахри Таирова дала путевку в жизнь многим таджичкам, ставшим впоследствии инженерами, врачами, учителями, артистами, специалистами сельского хозяйства.
 
Эмансипация женщины вызывала яростную злобу баев, духовенства, басмачей. В борьбе за народное просвещение пали жертвой десятки лучших дочерей Советского Таджикистана. Вот что пишет об этом деятель народного образования республики Р. Юсуфбеков: «Трагические события произошли весной 1929 года в Каратегине. К этому времени по всей Средней Азии уже отпылали костры, на которых жгли паранджи, но не везде были сожжены дикие средневековые пережитки. Окончив организованные в Гарме педагогические курсы, три девушки приехали учительствовать в родной кишлак Хаит. В Каратегине в это время появились басмаческие банды Фузайл-Максума. Захватив Хаит, басмачи стали расправляться с активистами. Фузайл-Максум решил устроить публичную казнь трем учительницам: Сайрам Абдуллаевой, Муалламабиби Касымовой, Алымбиби Гадоевой. В присутствии силой согнанных жителей, в том числе и женщин Хаита, девушки были повешены».
 
Сопротивление классового врага не могло остановить новой культуры в Таджикистане, поступательное движение вперед. За годы первой пятилетки количество учителей в республике увеличилось с 543 до 3 795, больше половины из них составляли учительницы-таджички. В начале 1938 г. в Таджикистане работало 16 педагогических училищ и 2 педагогических института (в Сталинабаде и Ленинабаде), в которых к педагогической деятельности готовились 2 343 студента. В 5,5 раза увеличилось число учащихся в V—X классах. Это было большим успехом в развитии народного образования в республике.
 
В результате активной работы ликбезов грамотность населения республики к 1 января 1939 г. поднялась до 82,8%, в том числе среди мужчин —87,4%, среди женщин —77,5%.
 
Постепенно развернулась сеть культурно-просветительных учреждений. В 1927 г. в Таджикистане было 11 библиотек с общим книжным фондом 12 тыс. экземпляров. Действовало 8 клубных учреждений, в том числе 3 специально женских; 23 чайханы — любимое место отдыха местных жителей. Газеты «Советский Таджикистан», «Красный Таджикистан» освещали хозяйственно-культурную жизнь республики. Таджикское книжное издательство за три первых года своего существования выпустило 56 названий книг общим тиражом 291 тыс. экземпляров.
 
В годы первой пятилетки появились первые вузы в республике. В 1931 г. был основан Душанбинский педагогический институт, в 1932 г.— Ходжентский педагогический институт. В 17 педагогических училищах училось 2020 учащихся. В 1932 г. в республике уже издавалось 29 газет; было выпущено 928 названий книг тиражом около 6 млн. экземпляров. Основанный еще в 1929 г. первый профессиональный театр им. Абулькасима Лахути ставил пьесы Д. Фурманова «Мятеж», К. Яшена «Два коммуниста».
 
В 1932 г. с помощью русских ученых — академиков
 
В.JI. Комарова и Д. Н. Прянишникова организуется таджикская база АН СССР, где развертываются первые научные исследования по изучению природных богатств республики.
 
В 1933 г. был основан республиканский научно-исследовательский институт школ, в 1936 г. Вахшская почвенномелиоративная станция, а в 1937 г.— геологический сектор таджикской базы АН СССР.
 
Таджикская советская литература обогатилась новыми произведениями. В 20-х гг. выдающийся таджикский писатель С. Айни в повести «Одина» (1924) с глубоким знанием рисует жизнь и приключения таджикского крестьянина-бедняка. Позже появляются его многоплановые романы «Дохунда»
 
(1929), «Рабы» (1934), в которых писатель отображает жизнь своего народа в течение столетия — до и после Октября, когда произошел коренной поворот в жизни таджикского народа.
 
В 1924 г. из Ирана в Таджикистан эмигрировал первый пролетарский поэт Ирана — Абулькасим Лахути. В том же году он выпускает сборник «Красная литература», в котором в полной силе проявился революционный талант поэта. Появление Лахути в таджикской литературе было встречено восторженно. Садриддин Айни назвал его «красным литератором». Лахути выступил как автор первой таджикской лирико-эпической поэмы «Кремль», написанной под впечатлением посещения Московского Кремля в 1923 г. Он внес в таджикскую литературу идеи интернационализма и международной солидарности, особенно ярко выраженные в произведении «Единство и организация» (1924). Лахути смело выступил в защиту угнетенных женщин Востока в стихотворениях «Сними чадру» (1925), «О, славная дочь Ирана» (1926).
 
В эти годы в таджикской литературе видное место занимала и тема борьбы за новую школу, за развитие женского образования. Перу ходжентского поэта Мухитдина Аминзода принадлежали, например, стихотворения «Неграмотность — несчастье» (1926), призывавшее рабочих и крестьян быстрее овладеть грамотой, и «Сокровищница знаний», посвященное выходу в свет первого таджикского журнала.
 
Репертуар Таджикского драматического театра пополнился такими пьесами, как «Борьба» А. Усманова, «Враг» Д. Икрами, «Платон Кречет» А. Корнейчука и др. В 1936 г. были организованы музыкально-драматические театры в Хороге, Кулябе, Гарме. С 1937 г. начал свой первый театральный сезон Русский драматический театр.
 
К 1937 г. Таджикистан покрылся густой сетью культурно-просветительных учреждений. В республике было 400 библиотек, из них 285 в сельских местностях, 667 клубных учреждений, 130 киноустановок; успешно работала киностудия; издавалось 7 республиканских газет и 7 журналов. На таджикском языке были изданы произведения А. С. Пушкина, JI. Н. Толстого, А. М. Горького, В. В. Маяковского и других писателей.
<< К содержанию

Следующая страница >>