Главная   »   Изучение развития культуры народов средней Азии и Казахстана в курсе истории СССР. А.З.Измайлов   »   § 4. БОРЬБА ПРОСВЕТИТЕЛЕЙ НАРОДОВ СРЕДНЕЙ АЗИИ И КАЗАХСТАНА ЗА ДЕМОКРАТИЧЕСКУЮ КУЛЬТУРУ


 § 4. БОРЬБА ПРОСВЕТИТЕЛЕЙ НАРОДОВ СРЕДНЕЙ АЗИИ И КАЗАХСТАНА ЗА ДЕМОКРАТИЧЕСКУЮ КУЛЬТУРУ

 

Через русский язык — к русской и европейской культуре

 

 

 В процессе культурного роста народов Туркестана важную роль играли русский язык и русская литература. В царские времена, как отмечала Н. К. Крупская, русская литература и русский язык были той наукой, «через которую контрабандой врывалась политика». Ведь это был основной канал приобщения местного населения к передовой культуре России.
 
Многие просветители Средней Азии читали произведения
 
А. С. Пушкина, переводили их на местные языки. Они знали, что величайший поэт обратил внимание не только на силу и гибкость русского языка, но и на его проникновенность, «общежительность» по отношению к другим языкам. Русский язык, говорил он, «гибкий и мощный в своих оборотах и средствах… переимчивый и общежительный в своих отношениях к чужим языкам». Подчеркнутые А. С. Пушкиным черты русского языка впоследствии в немалой степени способствовали широкому заимствованию слов из русского языка и обогащению литературного языка народов Средней Азии и Казахстана.
 
Выдающиеся мыслители, поэты, ученые, просветители Туркестанского края, вслед за великими русскими учеными и писателями, видели в русском языке неисчерпаемый источник разума, вдохновения, надежды и прогресса.
 
Из учебника учащиеся уже знают о том, что крупнейшим узбекским поэтом того времени был Закирджан Фуркат (1858— 1909). Он призывал к сближению с русским народом, к освоению его культуры как важному средству развития своей национальной культуры. Поэт-демократ 3. Фуркат в трудных условиях реакции смело выражал чувства дружбы к русскому народу, отвергал пример отсталых феодальных стран — Турции, Ирана и др. В стихотворении «Гимназия» он призывал узбекскую молодежь изучать русский язык и литературу. Свободно владея русским языком, Фуркат перевел на узбекский язык произведения А. С. Пушкина, отдельные басни И. А. Крылова. Поэт говорил, что его родину «от угнетения может спасти только сам народ, его железная воля, стремление к просвещению, которое следует перенимать у такой передовой страны, как Россия». В стихотворении «О науке» Фуркат так обращался к молодежи:
 
О юноши! Затмил преданья прошлых лет
Российской мудрости неоценимый свет,
Изобретателям науки нет числа,
Нам их великая Россия принесла.
 
Фуркат высоко ценил узбекское национальное искусство, однако и в этом отношении он советовал учиться у передовых представителей русской культуры. «Несколько раз,— писал он,— я был в русском театре и видел там представления, знакомился с порядками… В театре русские актеры воспроизводят жизнь и нравы прежних людей, их взаимоотношения, поступки, даже отдельные смешные места даются не столько для смеха и развлечения, сколько для назидания».
 
Другой узбекский поэт-демократ — Мухаммад Амин-Ходжа Мукими (1850—1903) еще в 1898 г. в письме своему племяннику советовал «учиться хорошо, овладеть великим русским языком, на котором написаны лучшие произведения мировой литературы». Произведения Мукими «Прошение от жителей селения Хафалак», «Землемеры», «Путевые записки», «Минг-баши», «Вексель» проникнуты демократическим содержанием, соответствуют настроению духовно-творческой жизни народа.
 
Видный узбекский просветитель Саттархан Абулгафаров (1843—1902) был неустанным поборником русско-узбекской дружбы. После посещения Петербурга он убеждает соотечественников в том, что узбекско-русское сближение «оказало бы благотворное влияние» на узбекский народ. Наблюдая строительство моста через речки в Ходженте и Чирчике, он воочию убедился в необходимости освоения народом технических знаний. Он считал, что «самым главным средством к изучению этих наук служит знание русского языка...»
 
Замечательным педагогом-просветителем узбекского народа был Абдулла Авлони (1878—1934). Ученый хорошо владел русским языком, был знаком с произведениями русских педагогов. По своей инициативе он открыл школу и давал узбекским школьникам частные уроки по русскому языку. А. Авлони в газете «Осие» в 1908 г. писал: «Главным путем к нашему прогрессу и развитию служит путь российского и европейского развития».
 
Особое место в пропаганде русской науки и культуры среди народов Туркестана занимает поэт и драматург, педагог и общественный деятель Хамза Хаким-заде Ниязи (1889— 1929). Глубоко и всесторонне изучивший педагогическое и литературное наследие просветителя, А. А. Бабаханов пишет: «Хамза был искренним другом русского народа, высоко ценил русскую культуру и литературу. Он много лет неутомимо и плодотворно трудился над приобщением узбекского народа к русской культуре, неустанно призывал свой народ, особенно молодежь, изучать русский язык, на котором написаны произведения мирового значения». «Для процветания нашего Туркестана,— писал Хамза Хаким-заде,— нужны русский язык и русская передовая наука».
 
На протяжении столетий самые тесные узы дружбы и сотрудничества связывали казахский и русский народы. Историки педагогической мысли казахского народа А. И. Сем-баев, Т. Таджибаев, К. Бержанов и другие в своих исследованиях показали давние связи Казахстана с прогрессивными педагогами и мыслителями России. А. И. Сембаев по этому поводу пишет: «Революционно-демократические идеи В. Г. Белинского, Н. Г. Чернышевского, Н. А. Добролюбова, а также идеи классика русской педагогики К. Д. Ушинского и других русских прогрессивных деятелей оказали влияние на мировоззрение просветителей казахского народа».
 
 Из учебника учащиеся уже получили некоторые сведения о деятельности поэта и просветителя Абая Кунанбаева (1845— 1904), который стал основоположником литературного языка и письменной литературы в Казахстане. Представляется целесообразным несколько расширить эти сведения.
 
Абай Кунанбаев по праву считается основоположником новой письменной литературы казахов и казахского литературного языка, одним из самых выдающихся просветителей народов Средней Азии и Казахстана. Благодаря блестящим переводам Абая казахский народ впервые прочитал «Евгения Онегина» Пушкина, познакомился со стихами Лермонтова и баснями Крылова. Такие произведения Абая, как «Поэзия — властитель языка», «Если умер близкий», «Не для забавы я слагаю стих», проникнуты идеями гуманизма и защиты народных интересов. В своих поэмах и стихотворениях поэт убежденно говорит о необходимости приобщения казахского народа к русской культуре, прославляет труд и разум, утверждает идею служения народу.
 
Киргизский акын-демократ Токтогул Сатылганов.
 
Большой знаток русского языка, выдающийся просветитель Абай Кунанбаев видел в русском языке опору для прогрессивного развития своей родины. Обращаясь к своему народу, он проповедовал: «Русские видят мир. Если ты будешь знать их язык, то на мир откроются твои глаза… Изучай культуру и искусство русских. Это ключ к жизни. Если ты получишь его, жизнь твоя станет легче».
 
Казахский просветитель Чокан Валиханов (1835—1865) после беседы с Н. Г. Чернышевским в 1861 г. (в редакции журнала «Современник») вдохновенно писал: «Я после беседы с ним окончательно укрепился в мысли о том, что мы без России пропадем. Без русских — это без просвещения, в деспотии и темноте». Ч. Валиханов подчеркивал, что казахи и киргизы связаны с русскими «историческим и даже кровным родством», они считают себя «братьями русских по отечеству. Поступили в русское подданство добровольно».
 
Еще один казахский просветитель, основатель русско-казахских школ, составитель казахского алфавита на основе русской графики — Ибрай Алтынсарин. Он издал еще в 1879 г. «Начальное руководство к обучению киргизов (казахов) русскому языку», послужившее основой для всей последующей работы по вопросам преподавания русского языка в казахской школе. В этом пособии он писал: «… изучение русского языка… должно быть главной задачею преподавателей русско-киргизских школ».
 
Свою любовь и восхищение русской поэзией и русской словесностью народный поэт Джамбул Джабаев передал словами песни:
 
Сиянию камня не будет конца,
Так Пушкина песнь освещает сердца.
 
И если сегодня благодаря хорошему знанию русского языка выпускники казахских школ, как правило, легко поступают в любой вуз Советского Союза и успешно его оканчивают, если русский язык вошел в жизнь каждой казахской семьи, если казахская молодежь глубоко проникнута чувством интернационализма, то в этом надо видеть в немалой степени воплощение в жизнь идейного наследия замечательных казахских просветителей.
 
Таджикский народ имел исторические связи с Россией. В XIX в., особенно после вхождения Средней Азии в состав России, сюда проникают общественно-политические и демократические идеи русского народа.
 
Известный таджикский просветитель Ахмад Дониш (1827— 1897), трижды посетив пределы России, стал настойчиво пропагандировать необходимость изучения русского языка, овладения русской культурой, преобразования общественной жизни бухарского эмирата по европейскому образцу. А. Дониш призывал своих соотечественников к овладению научными знаниями, различными профессиями, не ожидая помощи с неба. Просветитель иронически заметил: «Аллах в Коране сказал: ваш хлеб насущный на небе. Однако никто не видел, чтобы с неба падало что-либо, кроме снега и дождя». А. Дониш стоял за самое широкое приобщение своего народа к русской культуре, он высоко оценивал русскую поэзию, живопись, музыкальное искусство.
 
Представители разночинской интеллигенции Ташходжа Асири и особенно С. Сидики активно боролись за изучение таджиками русского языка. С. Сидики, например, открыл школу в родном кишлаке и учил русскому языку крестьянских детей. Много сил и энергии положил он для того, чтобы таджикская школа после Октября развивалась на социалистических началах.
 
Видный туркменский просветитель Овез Мухамедяр Оглы призывал своих земляков обучать Детей не только на родном, но и на русском языке. Осуждая реакционную пропаганду мусульманского духовенства, он с горечью обращался к родителям: «Уважаемые отцы! До каких пор вы будете не понимать значение науки, до каких пор вы будете говорить, что «науки, изучающиеся через русский язык и другие языки,— это грех»? Вы оставляете своих детей в темноте и невежестве». Он советовал: «Хорошенько посмотрите вокруг, как мы отстали от других». В Туркмении впоследствии была осуществлена огромная работа по созданию учебников, учебных пособий, словарей, методической литературы для успешного изучения русского языка.
 
Киргизский народ, как и все другие народы Туркестана, издавна стремился к изучению русского языка. Это стремление особенно ярко выразилось в творчестве Токтогула Сатыл-ганова (1864—1933) и Тоголока Молдо (Байымбета Абдрахманова) (1860—1942).
 
Великий акын-демократ Токтогул Сатылганов, скитаясь по ссылкам, «сроднился,— по его собственным словам,— с русскими». В годы царской ссылки общение с русскими революционерами и политическими заключенными других народов определило его общественно-политические взгляды, воспитало в духе интернационализма. В стихотворении «Знай желание друга» он говорил: «Клад науки — у русских» и от всей души призывал свой народ овладеть этой наукой.
 
Киргизский акын-просветитель Тоголок Молдо с большой теплотой говорил о русском народе, неустанно воспевал идею дружбы и чувство благодарности «к бескорыстным русским людям, оказавшим неоценимую помощь киргизскому народу».
 
Таким образом, просветители народов Средней Азии и Казахстана ярко и убедительно показали богатство, могучую силу, непреходящее значение великого русского языка. Они видели, что русский язык и литература являются могучим средством приобщения к передовой русской культуре. Такому языку нельзя было не научиться добровольно, такой язык не мог не способствовать и действительно способствовал развитию науки, культуры и просвещения в дореволюционном Туркестане. Ни один язык, кроме русского, на протяжении всей истории человечества еще не поднимался до уровня второго родного языка многих национальностей. Все те языки, которые на какой-то период использовались для общения между людьми разных национальностей, страдали функциональной и социальной ограниченностью. Латинский язык в средневековой Европе, арабский язык у тюркоязычных народов, французский и английский языки в бывшйх колониальных и зависимых странах не выступали и не могли выступать в качестве второго родного языка для трудящихся. Больше того, эти языки нередко служили средством национального и социального угнетения. Только русский язык, сыграв свою прогрессивную роль еще во второй половине XIX в., впоследствии по праву стал вторым родным языком, средством сотрудничества и межнационального общения трудящихся всех народов Советского Союза.
<< К содержанию

Следующая страница >>