Главная   »   Историко-партийная наука в Казахстане   »   ИЗ ИСТОРИИ СТАНОВЛЕНИЯ В РЕСПУБЛИКЕ ИСТОРИКО-ПАРТИЙНОЙ НАУКИ


 ИЗ ИСТОРИИ СТАНОВЛЕНИЯ В РЕСПУБЛИКЕ ИСТОРИКО-ПАРТИЙНОЙ НАУКИ

 

 

И. М. Козыбаев, кандидат исторических наук
 
 
Победа Великой Октябрьской социалистической революции — главного события XX века — положила начало развитию общественных наук на принципиально новой, единой основе марксистско-ленинской теории и методологии, открыла огромные возможности для прогресса науки, в том числе исторической. При активном участии
 
В.И. Ленина — первого историка и историографа истории партии, была выработана государственная политика в области науки, которая, став интернациональной, уделяла особое внимание ранее отсталым национальным окраинам.
 
Применительно к исторической науке это означало формирование научно-исторических центров, подготовку кадров историков-марксистов, создание источниковой базы и широкомасштабных исследований на основе научной методологии исторического познания и, наконец, использование ее воспитательных функций (связь с важнейшими идеологическими и практическими задачами социалистического и коммунистического строительства; пропаганда марксистско-ленинской теории и исторических знаний; борьба с антимарксистскими концепциями и буржуазной идеологией). Осуществление всех этих задач связано с именем В. И. Ленина.
 
Начало историко-партийной науки положил Истпарт (Комиссия для собирания и изучения материалов по истории Октябрьской революции и истории Коммунистической партии), организованный согласно постановлению СНК РСФСР от 21 сентября 1920 года при Наркомпросе. С 1 декабря 1921 года он перешел в ведение ЦК РКП (б) на правах отдела. Его создание было продиктовано ленинским положением о том, что к истории собственной партии нельзя относиться как к «хаосу». Центральный Истпарт и его местные комиссии провели огромную работу по пропаганде в массах идей марксизма-ленинизма, решений партии и правительства; по разоблачению идеологических диверсий политических противников большевизма; по воспитанию кадров историков-марксистов; по созданию Источниковой базы историко-партийной науки и исследованию истории партии в целом и ее местных партийных организаций в особенности; по коммунистическому воспитанию трудящихся. В результате они оказали существенное влияние на формирование всей советской исторической науки.
 
Составной частью советской системы научно-исторических центров стали научно-исследовательские учреждения и организации исторического профиля в Казахстане, становление которых проходило в условиях ожесточенной борьбы с идеологическими диверсиями буржуазных националистов. Важно подчеркнуть, что в создании научноисторических учреждений в Казахстане, формировании кадров историков-марксистов огромная роль принадлежит культурным центрам страны. В этом проявилась историческая закономерность социализма — укрепление интернационального единства народов в ходе строительства социализма.
 
Как и все национальные районы страны, Казахстан включился в сферу действия советской системы научноисторических центров. В республике в 20—30-е годы функционировало несколько научно-исторических учреждений. Прежде всего — это государственные архивы. К их организации приступили сразу же после освобождения территории Казахстана от белогвардейских банд и интервентов. Назначение уполномоченного Главархива по Оренбургской губернии (сентябрь 1919 г.), образование при историко-статистическом отделе Кирвоенкомата особой ученой архивной комиссии (начало 1920 г.), создание Омского (январь 1920 г.) и Семипалатинского (апрель 1920 г.) губернских архивов были первыми шагами архивного строительства в крае. В сентябре 1921 года открылся Центральный краевой архив с секцией истории революции. Принятие положений о Центральном краевом архиве (1922, 1923 гг.) и губернских архивах содействовало их работе и позволило в 1924 году завершить организацию республиканского архивного центра и сети местных архивных органов. В 1928—1930 годах структура архивных органов республики менялась в соответствии с ее административно-территориальным делением. Но это не нарушило порядок пользования материалами архивных фондов.
 
Свою лепту в создание источниковой базы науки, разработку проблем истории Казахстана, формирование и воспитание кадров историков-марксистов внесла общественно-политическая и научная периодика республики и среднеазиатского региона (журналы «За партию», «Большевик Казахстана», «Аул коммуниси», «Коммунистическая мысль», «Военная мысль», сборники Истпарта «Красная летопись Туркестана», «Революция в Средней Азии», издания губернских и областных партийных комитетов; областные, краевые и республиканские газеты).
 
Большой интерес к изучению истории Казахстана проявляли научные учреждения Академии наук СССР. В республике академическая сеть возникла в 1932 году, когда была образована Казахстанская база, в 1938 году преобразованная в Казахский филиал АН СССР. В ее составе в конце 1933 года открылся Казахский научно-исследовательский институт национальной культуры, который занялся изучением истории, археологии, литературы и фольклора, музыки и танцев, языковым строительством. На основе историко-археологического сектора института в 1936 году был образован сектор историй Казахстанской базы.
 
Лучшие традиции дореволюционного краеведения развивало Общество по изучению Киргизского края (с 1925 г.— Общество изучения Казахстана). Оно объединило краеведческие силы. В его ведении была также музейная и выставочная работа.
 
Задача подготовки грамотных партийных работников и преподавателей по социально-экономическим дисциплинам стояла перед Казахстанским институтом марксизма-ленинизма (1932—1938 гг.), созданным по типу Института красной профессуры на правах его подготовительного отделения. В 1934 году институт был реорганизован: открылись основное и подготовительное отделения, соответственно со сроком обучения в три и два года.
 
Все названные научно-исторические центры в той или иной степени занимались сбором, изучением, публикацией материалов и исследований по истории российского революционного движения (включая и Казахстан), истории Октябрьской революции и истории Коммунистической партии. Однако Истпарт был основным научным центром, решавшим исследовательские, идеологические и организационные вопросы, связанные с изучением истории партии и Октябрьской революции. Таким образом, становление и развитие историко-партийной науки в Казахстане в 20—30-е годы связано, главным образом, с деятельностью Истпарта — первого в республике научно-исследовательского учреждения по общественным наукам.
 
Вопрос о комиссии Истпарта первоначально рассматривался президиумом Киробкома РКП (б) в июне 1921 года. Трудности становления казахстанской партийной организации сказались и на создании истпарта при обкоме, вторично обсудившего о нем вопрос 11 сентября 1922 года. В декабре было утверждено бюро Истпарта, которое не раз претерпевало организационные изменения: в декабре 1923, в апреле и ноябре 1924 года и позже. Обком партии стремился расширить фронт работ Истпарта, что, естественно, усложняло его задачи и использование квалифицированных работников. Из-за частой переброски партийно-советских кадров нередко менялся состав бюро Истпарта.
 
В 1931 году по решению Казкрайкома ВКП(б) в республике организуется Казахстанский институт марксизма-ленинизма (КИМЛ) при КазЦИКе, преобразованный в 1933 году в Казахстанский научно-исследовательский институт марксизма-ленинизма (КНИИМЛ).
 
Крупным событием в идеологической жизни республики было слияние по решению Казкрайкома ВКП(б) от 11 апреля 1934 г. КНИИМЛа с Истпартом крайкома в Казахстанский институт Маркса — Энгельса — Ленина на правах отдела крайкома. До 1940 г. он сохранял название КНИИМЛа, а включенный в систему Института Маркса — Энгельса — Ленина при ЦК ВКП(б) на правах филиала был переименован в Казахстанский филиал ИМЭЛ при ЦК КП(б) Казахстана. Объединение КНИИМЛа с Истпартом — закономерное явление в развитии советской историко-партийной науки: в центре и на местах еще раньше произошло организационное укрепление исследовательских учреждений, что отражало достигнутый уровень развития истории партии как науки.
 
На КНИИМЛ возлагались важные задачи: перевод на казахский язык произведений классиков марксизма-ленинизма; подготовка и издание документов, материалов и научно-исследовательских работ по истории партийной организации республики, Октябрьской революции и революционного движения в Казахстане; участие в создании истории гражданской войны в крае, истории местных фабрик и заводов.
 
В республике создаются и губернские истпарты, причем некоторые из них раньше Истпарта при Киробкоме. Это объясняется пониманием на местах важности истпар-товской работы, наличием подготовленных людей.
 
Пионером истпартовского дела в крае был Семипалатинский губернский истпарт, созданный при содействии руководителя Сибирского истпарта, старейшего большевика В. Д. Вегмана в конце 1921 года. Большинство губернских истпартов было организовано в 1922 году: Акмолинский — в марте, Актюбинский — в апреле, Уральский — в сентябре, Кустанайский — в декабре. Букеевский губистпарт образован в январе 1923 года, а Джетысуйский — в июле 1924 года.
 
Таким образом, система истпарта в Казахстане возникла и развивалась одновременно с созданием и укреплением Казахстанской партийной организации.
 
В целях совершенствования истпартработы, руководствуясь решениями XII съезда партии, Секретариат ЦК РКП (б) в августе 1923 года пересмотрел сеть истпартов местных партийных комитетов. Из ста действовавших в стране истпартов оставили 39 наиболее работоспособных, в том числе и Истпарт Киробкома РКП (б).
 
С этого времени централизованным образом финансировался только Истпарт при обкоме партии (две штатные единицы), который, как и прежде, опирался на помощь и поддержку местных партийных организаций. Что касается губернских истпартов, то некоторые из них были ликвидированы в конце 1924 года, их работа выполнялась по совместительству и на местные средства.
 
В этих условиях выросло значение того подразделения науки, которое можно назвать общественным сектором — уполномоченные Истпарта и группы содействия. Казахстанский истпарт использовал разнообразные формы для привлечения к его работе актива (несколько сот человек). Начиная с 1923 года в губерниях, уездах, волостях, партийных ячейках выделялись уполномоченные истпарта, создавались комиссии, группы и ячейки содействия. Деятельность их во многом была результативной. Своеобразная структура истпарта сложилась в Джетысуйской области. Здесь существовали такие подразделения: корреспонденты и уполномоченные истпарта, его областное бюро и отдельно Алма-Атинское совещание. К сожалению, не представляется возможным назвать численность этот актива из-за сложности обобщения (большая текучесть кадров, неоднократное изменение административно-территориального деления края, отсутствие данных за 20— 30-е годы). Вместе с тем даже отрывочные сведения позволяют оценить масштабы истпартовской работы. Так, членом губернской комиссии содействия Семипалатинскому истпарту было создано 12—13 ячеек содействия, в одной из них состояло 38 коммунистов. Или другой пример, в начале 30-х годов, когда в республике активизировалось изучение истории гражданской войны, функционировали наряду с краевой комиссией 30 районных комиссий содействия при райкомах партии. Они работали на материалах истпарта и в самом тесном контакте с ним.
 
Истпарты постоянно стремились к широкому участию общественных организаций в его работе: профсоюзов, комсомола, работников печати, архивистов, писателей, военных. К уполномоченным истпарта предъявлялись повышенные требования. Во многих документах имеются такие строки: «На эту работу могут быть назначены лишь политически грамотные, выдержанные в партийном отношении товарищи». Партийные организации тщательно подбирали кадры для истпартов, от личных качеств, принципиальности и знаний которых в основном зависел успех дела. Так, политработник Красной Армии, председатель Кустанайского ревкома, ответработник Киробкома, впоследствии доктор технических наук П. С. Мамыкин стал первым секретарем истпарта обкома. Затем около трех лет возглавлял Истпарт бывший журналист и заведующий Кир-госиздатом М. А. Васильев, который сумел организовать работу на местах, придать ей стабильный характер. В разные годы Истпарт (как отдел крайкома) возглавляли С. Сейфуллин, А. Д. Уразбаева, Н. Т. Тимофеев. Членами бюро Истпарта являлись член партии с 1914 года, член обкома партии, председатель Казсовпрофа П. Б. Журевский; председатель КазЦИК С. Мендешев; активный участник гражданской войны А. Айтиев. Уполномоченные истпартов губкомов С. Шарипов, М. П. Баталов, А. Розыбакиев позже вошли в состав Истпарта Казкрайкома ВКП(б). Бывшего учителя, заведущего Семипалатинским истпартом П. Ф. Запорожского губком рекомендовал в Институт красной профессуры.
 
Посылая на истпартовскую работу испытанных большевиков, выходцев из рабочих и крестьян, используя коммунистов, получивших образование, партия решала проблему подготовки кадров историков-марксистов. Многие выпускники Коммунистического университета трудящихся Востока, Коммунистического университета им. Я. М. Свердлова, Института красной профессуры, Среднеазиатского и Ленинградского комвузов, Академии комвоспитания прибыли в Казахстан. Среди них А. Лекеров, И. Кабулов,
 
С.Сегизбаев, М. Тулепов, К. К. Галето, И. Спиридонов, Н. С. Нейц и др. Кадры историков готовили КазПИ, КазГУ, Казахстанский коммунистический университет, Казахстанский институт марксизма-ленинизма. В Среднеазиатском, Сибирском, Казахстанском истпартах начинали заниматься научной работой Т. Рыскулов, Н. Т. Тюряку-лов, С. Д. Асфендиаров, Г. У. Бузурбаев, П. Г. Галузо, Е. Федоров, А. К. Бочагов, Ш. Я. Шафиро.
 
Всей истпартовской сетью в крае руководил Истпарт ЦК партии, который субсидировал истпарты, высылал им литературу, разрабатывал методические рекомендации, указывал на недостатки и корректировал планы работы, обобщал местный опыт, проявлял заботу о формировании кадров историков и архивистов, нацеливал на мероприятия первостепенного значения.
 
В деятельности местного Истпарта можно выделить три периода.
 
В 1922—1924 годы происходило организационное становление Истпарта. Данный период длился в Казахстане дольше, чем в целом по стране. Он выразился в создании разветвленной истпартовской сети, разъяснении и пропаганде целей и задач комиссии, в определении направлений ее деятельности, причем особое внимание уделялось поиску, концентрации и обработке архивных документов, формированию источниковой базы историко-партийной науки.
 
В 1925—1930 годы структура республиканского Истпарта изменилась. В данный период усилились связи Истпарта и архивных учреждений, налаживались творческие контакты с научно-историческими центрами других регионов, намного расширилась деятельность комиссии, началась концентрация архивных документов при партийном архиве. Истпарт не только выявлял и сохранял документальные источники, но и способствовал созданию их новых видов — мемуаров. Возросло значение пропагандистской деятельности истпарта, особенно в связи с празднованием знаменательных дат. Им организуются музейные и архивные экспозиции, публикуются материалы по историко-революционной тематике в периодической печати. Увеличивается издательская продукция Истпарта — выходят брошюры, сборники воспоминаний, ведется подготовка к освещению ряда конкретно-исторических событий.
 
Третий период в деятельности Истпарта охватывает 1931—1934 годы. В этот период силы историков-марксистов объединяются: в республике организуют КИМ Л и КНИИМЛ, в состав последнего в 1934 году входит и Истпарт крайкома. Увеличиваются штаты Истпарта и партархива. Сотрудниками КИМЛ и Истпарта становятся выпускники коммунистических университетов, Института красной профессуры. Создаются республиканские партийные журналы. Организуются дискуссии по ряду вопросов истории Казахстана и краевой партийной организации. Заметно расширяется проблематика исследований. Возрастает удельный вес документальных изданий, переводов работ классиков марксизма-ленинизма. Сбор архивных материалов и воспоминаний, усиление истпартовской работы на местах связаны с деятельностью комиссий содействия по изданию истории гражданской войны. В итоге создаются возможности для подготовки обобщающего труда — «Очерков истории Казахстанской партийной организации». Истпарт превращается в основной центр по разработке истории краевой партийной организации и Октябрьской революции.
 
В целом главным в деятельности истпарта в Казахстане, как и всей историко-партийной науки страны этих лет, было освоение и утверждение ленинской концепции истории партии.
 
В деятельности истпарта в Казахстане, в крае, миновавшем капиталистическую стадию развития, наблюдались общие и специфические черты развития советской историко-партийной науки.
 
Специфика истпартовской работы в Казахстане состояла в следующем. Истпарты создавались как отделы партийных комитетов; Казахский истпарт не имел своего печатного органа; малочисленность кадров марксистов со знанием местных языков; преобладание в тематике локальных тем, а в публикациях — статей и брошюр; большой удельный вес переводной марксистской литературы, в том числе произведений классиков марксизма-ленинизма. И наконец, своеобразием и заслугой Истпарта в крае было формирование национальных марксистских кадров.
 
Но наряду с Казахстанским истпартом историю революционного движения на территории казахских районов, входивших в состав Туркестанской АССР, изучал Туркестанский истпарт, созданный в мае 1921 г. при ТуркЦИКе. Окончательно Туркбюро истпарта было оформлено осенью 1922 года. Казахстанский материал освещался на страницах печатного органа Туркестанского истпарта — журналов «Красная летопись Туркестана», «Революция в Средней Азии» и «Кызыл Шарк» и в других изданиях. Нельзя забывать и о вкладе Сибирского, Омского и других истпартов сопредельных регионов в разработку истории партийных организаций Казахстана.
 
Каковы же основные направления деятельности Казахстанского истпарта, которые позволяют определить его роль и значение в историографии Казахстана.
 
Прежде всего важнейшей задачей в период становления историко-партийной науки было накопление и систематизация фактического материала, с одной стороны, и его обобщение, выработка научной теории, с другой. На первый план выдвигалась собирательская работа, создание источниковой базы. Тем самым подготавливались условия для дальнейшего развития научных исследований. Собирательскую работу в те годы вели все научно-исторические центры при активной помощи общественности.
 
Немаловажную часть работы Истпарта составляла пропагандистская деятельность, а также ведение научно-исследовательской работы по истории революционного движения и местных партийных организаций. Тематика работ была широкой: зарождение социал-демократического движения в крае, история первой русской революции и национально-освободительное движение 1916 года, период Октябрьской революции и гражданской войны, история первых лет социалистического строительства. Созданные работы, рассчитанные на массового читателя, имели тесную связь с общественно-политической мыслью тех лет, с практикой социалистических преобразований.
 
Вместе с тем на развитие историографии проблем периода с 1900 по 1921 год повлияли ошибочные концепции, преодоленные в начале 30-х годов, а также состояние источниковой базы. Мы имеем в виду точку зрения, суть которой выразил проф. П. М. Пахмурный. Он писал: «Считалось, что история Компартии Казахстана началась с 1921 года, с первой областной партийной конференции, положившей начало оформлению партийной организации республики. А предшествовавшие два десятилетия рассматривались исследователями как ее предыстория. К этой предыстории было отнесено и участие трудящихся края вместе с рабочими и крестьянами всей страны под руководством ленинской партии в двух буржуазно-демократических революциях и в Великой Октябрьской социалистической революции».
 
Дополнив названные причины такими, как объективные трудности в публикации работ, непрекращающаяся идеологическая борьба с буржуазными националистами, малочисленность и недостаточная подготовленность кадров историков-марксистов, станет ясно, почему основная продукция Казахского истпарта в 20-е годы представлена в основном статьями и брошюрами. Позднее истпарт перешел к изданию тематических сборников документов и воспоминаний, хроники событий революционной борьбы. Этот вид литературы стал преобладающим в его изданиях.
 
Что касается авторов опубликованных работ, то ими в большинстве были штатные сотрудники истпарта и его актив, печатали прежде всего имеющийся материал. Например, по удельному весу изданных материалов в разрезе местных партийных организаций выделяется Куста-найский регион, что объясняется активной работой местного истпарта, действенной помощью партийных организаций.
 
Возникает вопрос, когда появляются первые работы, делаются первые шаги по изучению истории местных партайных организаций Казахстана? ІІо нашему мнению, с 1922 года. В данной связи хочется привести один любопытный факт: в конце 1921 года в Кустанайский губком партии поступил ряд очерков, написанных партийными работниками. Их названия: «История Федоровской организации РКП», «Краткая история Всесвятской районной организации РКП (б) с февраля 1920 г.», «История Боровского райкома РКП (б) по 1 июля 1921 г.», «История возникновения РКП (б) в Денисовском районе». Разумеется, данные очерки не претендуют на историческое исследование, однако, как показывает изучение материалов Кустанайского истпарта, они вместе с другими источниками послужили основой публикации истпарта по истории партийных организаций Кустанайского и Федоровского районов. Необходимо учесть, что многие задумки, планы истпартов по ряду объективных и субъективных причин в то время не были реализованы. Так, тогда не были изданы сборники Казахского истпарта по истории революции 1905—1907 годов, Октябрьской революции и гражданской войны, национально-освободительного восстания 1916 года и др.
 
К середине 30-х годов были налицо некоторые успехи Казахского истпарта в области разработки и освещения узловых проблем истории революционного движения. Одновременно они являлись показателем развития историкопартийной науки республики.
 
По дооктябрьскому периоду истории Компартии Казахстана исследователи только приступали к разработке вопросов о распространении марксистско-ленинских идей, деятельности первых местных социал-демократических групп и организаций РСДРП. Наибольшее внимание историки уделяли национально-освободительному восстанию казахских трудящихся против царизма в 1916 году. По другим проблемам имелись лишь отрывочные сведения, например, о распространении марксизма в крае на переломе веков, о конкретной деятельности большевиков. Разработка проблематики начального этапа рабочего и социал-демократического движения ограничивалась в основном созданием ее источниковой базы. В целом по всему дооктябрьскому периоду шло накопление материала, который был опубликован в последующие годы в ряде документальных сборников.
 
Речь идет о сборниках «1905 год в Оренбургской губернии» (Оренбург, 1925) и «Национально-освободительное восстание казахских трудящихся против царизма» (Алма-Ата, 1937). Так, последний сборник составители разбили на главы, в которых освещался ход событий в разных районах Казахстана. Из 50 воспоминаний более десятка ранее публиковались, поэтому наибольший интерес представляли напечатанные впервые. Они объединены под заголовком «Рассказы мобилизованных на тыловые работы». Перед нами воссоздается картина большевизации мобилизованных казахов и в целом повышения классового самосознания казахских трудящихся. В сборнике имеется летопись восстания. Причем из более чем 230 фактов ссылок только две на архивные фонды, хотя сам текст пестрит фразами: «Доносил семиреченский губернатор», «по поводу этих волнений местная администрация сообщала», «газета «Казак» писала» и т. д., что говорит об использовании в основном документов архивов, периодической печати и воспоминаний.
 
Из исследовательских работ этого периода следует отметить статью Т. Рыскулова по истории первой русской революции, привлекающей интересной постановкой методологических вопросов; публикации С. Ужгина и
 
3.II. Толстых на «Страничке истпарта» и серию работ сотрудников КНИИМЛа С. Брайнина и Ш. Шафиро, которые доказательно выступили против утверждений о якобы объективно-революционной роли алашской интеллигенции в восстании 1916 года и показали предысторию восстания, его историческое значение, решающую роль в нем народных масс; своеобразный вид научной продукции — тезисы КНИИМЛа «Национально-освободительное восстание казахских трудящихся против царизма в 1916 году». Нет нужды идеализировать эти работы, они продукт своего времени и не лишены существенных недостатков.
 
Центральной темой историко-партийной мысли страны вообще и Казахстана в частности была история Октябрьской революции и гражданской войны.
 
Научная продукция историков республики по данной тематике, всесторонняя оценка которой дана в современной историографии, представлена статьями, брошюрами, книгами, сборниками документов и воспоминаний, хрониками гораздо шире, чем другие исторические периоды. К сожалению, в них еще преобладала локальность изучения, почти отсутствовали обобщающие исследования. Однако данные публикации имели и преимущества. К ним относится обогащение источниковой базы, создание при активном содействии участников революционного движения правдивой истории первых лет Советской власти. В условиях ожесточенной идеологической борьбы крайне важны и актуальны были исследования, разоблачавшие идеи о якобы объективно-революционной роли националистической интеллигенции в революционном движении. Работы, написанные по свежим следам событий, использовались парторганизациями края в коммунистическом воспитании трудящихся. В изучаемый период первыми исследователями истории Великого Октября и гражданской войны в Казахстане были непосредственные участники событий и незначительный отряд первых историков-марксистов края.
 
Среди наиболее содержательных работ выделим солидный по тем временам сборник Кустанайского истпарта «На переломе жизни» (Кустанай, 1923), историко-революционный роман С. Сейфуллина «Тар жол, тайгак кешу», написанный на основе фондов истпарта, сборник «Красные партизаны Кустаная» (Алма-Ата — Москва, 1934), летопись важнейших событий периода Октября и гражданской войны. На страницах всесоюзного истпартовского журнала «Пролетарская революция» была опубликована статья И. Грушина (в прошлом председателя Кустанайского истпарта), которая свидетельствовала о важности изучения истории Кустанайского крестьянского восстания, знакомила читателя со степенью ее разработки. В «жиляевщине» редколлегия журнала видела проявление мелко буржуазной идеологии, ставшей социальной базой отчаянного авантюризма, спровоцировавшего, например, Кронштадтский мятеж, выступления Сорокина, Козыря. Или же публикации Семипалатинского истпарта, в частности статьи П. Запорожского. Известный советский историк Г. Лелевич отмечал, что «целый ряд фактов, сообщаемых автором, послужит ценным материалом для будущего историка белого террора».
 
На этапе становления историко-партийной пауки в республике обобщался опыт первых шагов социалистического строительства: рассматривались вопросы об особенностях некапиталистического пути развития Казахстана, о характере производственных отношений в доколхозном ауле, о практике социалистического строительства, о партийном строительстве в крае и др. Хотя эти работы и содержали ценные факты, им не были чужды элементы схематизма и упрощенчества. В целом итоги развития историко-партийной науки в республике к середине 30-х годов следует расценивать как подготовительные меры к созданию истории казахстанской партийной организации.
 
Подытоживая достижения историко-партийной историографии Казахстана 20-х — первой половины 30-х годов, можно сказать, что, несмотря на отдельные недостатки, она сделала большой вклад в разработку истории местных партийных организаций, внесла новизну в решаемые ею научные проблемы. Казахстанский истпарт — составная часть научно-исторических учреждений партии — положил начало формированию богатейшей документальной базы и научной разработке проблем истории Компартии Казахстана. Он был основным центром по изучению истории казахстанской партийной организация, постановка и начало исследования которой, несмотря на ошибки и заблуждения, отражали поступательное развитие историко-партийной науки.
 
Формируя структуру историко-партийной науки,
 
В. И. Ленин, партия рассматривали осмысление социального опыта и возникающих проблем, творческое развитие марксизма-ленинизма при непременном условии верности его основополагающим принципам как важную и ответственную задачу. Этому завету партия верна и сегодня. В Программе КПСС записано, что «партия считает своей важнейшей обязанностью дальнейшее творческое развитие марксистско-ленинской теории на основе изучения и обобщения новых явлений в жизни советского общества, учета опыта других стран социалистического содружества, мирового коммунистического, рабочего, национально-освободительного и демократического движений, анализа достижений естественных, технических и общественных наук».
 
 
<< К содержанию                                                                                   Следующая страница >>