О ПРИНЯТИИ КИРГИЗАМИ РУССКОГО ПОДДАНСТВА И НАЗНАЧЕНИИ ПОСЛЕДНЕГО ХАНА ШИРГАЗИ (1730—1812 гг.) — bibliotekar.kz - Казахская электронная библиотека

Главная   »   История Казахстана за 8 класс. Хрестоматия. Касымбаев Ж. К.   »   О ПРИНЯТИИ КИРГИЗАМИ РУССКОГО ПОДДАНСТВА И НАЗНАЧЕНИИ ПОСЛЕДНЕГО ХАНА ШИРГАЗИ (1730—1812 гг.)


 О ПРИНЯТИИ КИРГИЗАМИ РУССКОГО ПОДДАНСТВА И НАЗНАЧЕНИИ ПОСЛЕДНЕГО ХАНА ШИРГАЗИ (1730—1812 гг.)

Главным виновником вступления киргизов Меньшей орды в подданство России был хан Абулхаир, и поэтому краткая характеристика этого человека здесь будет уместна, тем более, что характером его легко объясняются многие странности в самой истории народа. Человек этот был то, что в настоящее время называют энтузиастом; горячо и необдуманно за все брался, а при неудаче также скоро охладевал к предприятию, чтобы затеять новое. Если к этому прибавить обыкновенные свойства азиата: лживость, уклончивость, хитрость и корыстолюбие, то очевидно, что он нигде не мог добиться прочного влияния. При выборе в ханы Малой орды его поддерживала весьма слабая партия, однако он успел, приняв русское подданство, устроить дела так, что его избрали в ханы и в Большой орде. Успех здесь был, впрочем, кратковременный; насилия и поборы вывели народ из терпения — хана изгнали. Он вздумал ограбить Бухару, что и исполнил, не сделав однако ничего прочного; хотел воспользоваться бунтом башкиров, бросился туда, — однако русское влияние его пересилило. Не успев и здесь, Абулхаир начал заискивать у Дзюнгорского (джунгарского — Ж.К.) владетеля, короткое время был ханом в Туркестане, но изгнан киргизами Большой орды. Видя и тут неудачу, он прибегнул опять к России, прося помочь ему выстроить город на Сыр-Дарье. Просьбу его однако не исполнили. Затем удалось ему добиться ханского достоинства в Хиве — и опять ненадолго. Сделавшись ханом, он тотчас начал грабить туркмен, за что пришлось поплатиться потерею ханства при нашествии персидского Надир шаха. Тогда он явился опять в Степи, уже совершенным искателем приключений, хотя также высокомерным, как всегда: с оренбургским начальством поссорился за нежелание заменить одного его сына, бывшего аманатом, другим, незаконнорожденным. Несчастие не научило его ничему; он опять начал интриговать, заискивать у Персии, уговаривать и наущал купцов к набегам на русские пределы, и в то же время грабил и разорял на Сыре каракалпаков; наконец, хан перешел в Среднюю орду, но тут был убит Барак султаном, имевшим в то время большое значение в этой Орде. Если припомнить, что во все свои предприятия он вмешивал, волею или неволею, хоть часть своего народа, то можно себе представить, сколько зла причинил этот человек всем, и своим, и чужим.

Теперь посмотрим, как совершилось вступление киргизов в русское подданство. В 1730 г. Абулхаир хан находился в крайности и, не видя другого исхода, особенно во вражде своей с ханом Каипом, подговорил незначительное число своих приверженцев вступить в русское подданство. Решившись на это, он отправил в Уфу к воеводе Бутурлину посольство с письмом, конечно, как будто бы от всей Орды, изъявляя от имени своего и народа желание вступить в подданство России. Бутурлин, нимало не медля, отправил посольство в Петербург, здесь точно так же неизвестность о бессилии и малом значении Абулхаира в Орде помогла посольству; слова его приняли за чистую монету. Казалось, все шло как нельзя лучше. В Петербурге, одарив щедро посланцев, придали к ним из Коллегии иностранных дел мурзу Тевкелева, из Уфы некоторых дворян и казаков и отправили всех обратно в Орду. Немало изумились киргизы, узнав, что между ними находится чиновник русского правительства и требует от них присяги на верность русскому царю. Тевкелев скоро увидел лживость всех представлений Абулхаира, но делать было нечего — отступать было некуда.
 
Мейер Л. Киргизская степь Оренбургского ведомства // Материалы
для географии и статистики России. СПб., 1868. С. 6—7.