Главная   »   История Казахстана за 11 класс. Хрестоматия. Общественно-гуманитарное направление   »   Раздел III. ПОЛИТИЧЕСКОЕ И ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ КАЗАХСТАНА В 1920—1930 гг.


 Раздел III. ПОЛИТИЧЕСКОЕ И ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ КАЗАХСТАНА В 1920—1930 гг.

Председателю Киргизского Центрального
Исполнительного Комитета, Народному
комиссару просвещения КССР
от граждан Садвакасова Смагула,
Байдильдина Абдрахмана
и Алдунгарова Ергалия

Докладная записка
 
19 августа 1922 г.
 
Киргизская Автономная Республика как составная часть Российской Федерации начинает новое строительство на основах, провозглашенных революцией русского пролетариата. Только что начинает налаживаться работа краевых аппаратов, которые до сего времени находились в стадии организации и оформления.
 
Новая экономическая политика предполагает длительную борьбу с капиталом в мирной обстановке. Наступает период кропотливой творческой работы. Возьмем ли мы нашу промышленность, земледелие, скотоводство, возьмем ли просвещение — для всех ставится лозунг: “Практическая работа”.
 
И вот, когда мы сталкиваемся с практикой, когда мы от слов переходим к делу, от революционных действий к революционной законности, оказывается, что мы многого еще не знаем, многому нужно еще поучиться. Тем более эта нужда в практических работниках остро ощущается у нас в Киргизской Республике.
 
То малочисленное количество киргизских работников, которое пребывает в настоящее время на различных постах, состоит равным образом из молодежи. Молодежь вступила на революционный путь со школьной скамьи. Огонь и воду она прошла в процессе борьбы.
 
Революция учила киргизскую молодежь бороться, но не творить.
 
Поэтому молодежи теперь необходимо учиться, учиться творить и уметь творить. Но для умелого творения необходимо знание, знание не поверхностное, а глубокое и солидное.

 

Перед нами непочатый край работы. Нам нужно создать крупную индустрию, рациональное сельское хозяйство и образцовые санитарно-гигиенические условия.
 
Для этого нужны инженеры всех специальностей, агрономы, ветеринары и медицинские врачи. И этих людей должна дать киргизская молодежь. Счастливое сочетание, что из революционной молодежи выработаются и наши спецы, сулит нам великую перспективу грядущего.
 
Как известно, Россия и прежде считалась отсталой в техническом отношении страной. Русская научно-техническая литература состояла исключительно из переводов немецких и других оригиналов. Великие изобретатели в области техники вышли главным образом из Западной Европы.
 
Если к этому прибавить то, что за время революции Россия, изолированная от Европы сначала стальной блокадой, а потом экономической, не могла следить за всеми новооткрытиями и применить их в жизни, то станет достаточно ясным, насколько остальная Европа в техническом смысле стоит выше России.
 
Исходя из этого мы считаем, что получение технического образования наиболее целесообразно за границей, в частности, в Германии, с которой, кстати сказать, Россия имеет нормальные дипломатические взаимоотношения.
 
В Германии лучше, чем где-либо, можно было бы получать техническое образование, ибо там есть возможность черпать все из первоисточников.
 
Целесообразность отправки молодых людей за границу следует мотивировать еще причинами чисто психологического свойства.
 
Поскольку мы будем учиться, живя в революционной стране, постольку наше внимание будет отвлечено от чисто научных вопросов и тем самым учение будет хромать. Кроме того, нам кажется, что вне дома можно чувствовать себя гораздо более ответственным за свое дело, чем дома. То сознание, что нас отправили за границу приобрести знания, будет стимулом, который будет нас ежечасно, ежеминутно толкать вперед и заставит учиться.
 
Вот какие мотивы заставляют просить Вас об отправке за границу лиц для получения технического образования. Другие отрасли науки, как общественно-юридические, научно-педагогические и прочие, по нашему глубокому убеждению, необходимо получить в России. Во-первых, потому что в этих областях русская общественная мысль далеко превзошла Европу, во-вторых, потому что философские образования этих наук при новом государственном режиме в России совершенно иные, чем в Европе. Буржуазно-европейская юриспруденция, точно так же и педагогика, совершенно не нужны Советской России, а потому и нет надобности их обучения за границей.
 
Предоставляя свои силы и знания в распоряжение трудового народа и выражая свое желание ехать за границу, мы вовсе не представляем себе, что едем туда для получения якобы “культуры”, как это представляют себе некоторые люди, вроде представителей туркмен (доклад Иомудского об отправке за границу молодых людей для учения).
 
Нечего Востоку у буржуазной Европы получать “культуру”, Востоку нужна техника европейской цивилизации и только техника.
 
Трудовой киргизский народ, веками служивший “извозной клячей” царско-ростовщического правительства России, вступает теперь на новый путь братского сотрудничества с остальными нациями России.
 
С превеликим вниманием трудовые массы следят за своими руководителями, смогут ли они обновить и оживить эту широкую беспредельную степь. А эту задачу возможно выполнить только тогда, когда мы будем вооружены современной технической наукой.
 
Подходя к практическому осуществлению нашего предложения мы имеем сказать следующее:
 
1. Отпустить средства минимум на 30 человек, которые должны быть отправлены в этом году осенью за границу.
 
2. Наркому просвещения КССР теперь же приступить к составлению списков молодых людей, желающих учиться за границей.
 
3. Теперь же поручить Кирпредставительству в Москве, чтобы оно приступило к подготовительной работе по отправке за границу людей (получение визы, заграничных паспортов, обмен денег на иностранные валюты и проч.).
 
Со своей стороны мы все трое изъявляем желание поехать учиться за границей и просим о зачислении нас в число стипендиатов.
 
Известия АН КазССР. Серия общественных наук.
1991. № 4. С. 84—85.