Почему гибли казахи? — bibliotekar.kz - Казахская электронная библиотека



 Почему гибли казахи?

Подсчеты демографа Татимова и начальника управления учета народного хозяйства Казахстана в 30-х годах Сматова совпали, они определили, что в 1930 г. в Казахстане проживало около 1 млн. 170 тыс. казахов. По нашему мнению, не вызывает сомнения то, что большая половина этих казахов погибла в годы страшного голода. Если вычесть беженцев, оставшихся в живых (в Казахстане около 300 000 человек, вернувшиеся в республику — 200 000 человек, оставшиеся в соседних республиках и за рубежом около 400 тыс. человек), мы не досчитываемся еще свыше 2 млн. 300 тыс. человек.

Правда, по официальному учету правительства республики в 1933 г. численность недостающих людей со времен голода по республике достигает 2 млн. 600 тыс. Но мы точно не можем сказать, что в это число входят те 300 000 казахов, оставшихся за пределами республики, о которых 29 марта 1933 г. Л.И.Мирзоян написал специально И. Сталину и
 
В. Молотову. Известно, что Т.Рыскулов в своем письме от 9 марта 1933 г. И.Сталину писал о находившихся за пределами республики 240 тыс. беженцах. Но и он, всегда болеющий душой за казахский народ, не смог назвать точное количество мигрировавших в Нижнюю Волгу, на Дальний Восток и Северный Кавказ казахов. Возможно, что у Турара не было конкретных сведений о них. Например, органы ОГПУ засекречивали эти сведения. Мы только недавно определили количество мигрировавших людей в Китай — около 60 тыс. человек.
 
На китайской стороне вели точный учет казахов, переходивших границу в весенние месяцы 1932 г. Такой учет велся для окончательного решения проблемы “присвоения гражданства Китая прибывшим сюда из-за рубежа.”
 
Сколько людей погибло от голода в 1930—1933 гг. в странах бывшего СССР? На этот вопрос можно получить исчерпывающий ответ в исследовательских материалах зарубежных историков, которые публиковались только за границей. Мы приводим отрывок из исследования М.Гел-лера и А.Некры “Утопия у власти”, вышедшего в 1982 г. за рубежом: “Спустя десять лет Сталин пишет Черчиллю о том, что во время коллективизации были наказаны “бедняки”, около десяти миллионов кулаков, большое количество из них было уничтожено, в 1935 г. Молотов информирует, что в 1928 г. зажиточных кулаков насчитывалось 5 618 000, а к 1 января после раскулачивания осталось 149 000. Еще одни официальные сведения показывают 6,8 млн. человек — представителей одного класса, подлежащих уничтожению накануне коллективизации. Александр Орлов и некоторые зарубежные журналисты, поддерживающие политику Сталина, сообщают о 5—7 млн. жертв голода. В сведениях ОГПУ Сталину эта цифра достигает 3—3,5 млн. человек. Советский демограф Б.Урланис показывает на уменьшение численности населения на 7,5 млн. человек (с конца 1932 до конца 1933 г.). Сравнивая всевозможные сведения, Роберт Конквест осторожно указывает численность жертв голода и болезней — 5—6 млн. человек.
 
Н. Валентинов, автор экономических обзоров, в настоящее время пользующийся псевдонимом Е.Юрьевский, подсчитал, что в годы “Сталинской аграрной реформы”, по сравнению с привычными движениями до революции, погибли 14,8 млн. человек.
 
И. Г. Дядькин в своей статье 1976—1978 гг. пишет об уменьшении численности населения в 1926—1936 гг. на 15,2 млн. человек.
 
Теперь попытаемся ответить на вопрос: “Почему казахи подверглись голоду?” Конечно, самая главная причина, приведшая к страшному голоду такие отдельные страны бывшего Советского Союза, как Украина, Казахстан — сталинская тоталитарная система или сталинская аграрная реформа, это грубый поворот истории, основанный на силовом, насильственном механизме.
 
Сейчас ее называют насильственной коллективизацией. Это чрезвычайное направление не рассматривало другие альтернативные предложения, традиционное развитие хозяйства в Казахской степи.
 
Мнения, предложения таких представителей интеллигенции, как А. Букейханов, А. Байтурсынов, М. Дула-тов, К. Кеменгеров, С.Садуакасов по сохранению развития национального хозяйства, не рассматривались, не обсуждались, а их самих подвергли открытой репрессии.
 
Кроме них, с предложениями по сохранению казахского традиционного хозяйства выступали российские ученые и специалисты, в то время побывавшие в Казахстане и специально исследовавшие нашу страну.
 
В доказательство нашим аргументам ниже приводим мнения, высказанные этими людьми накануне коллективизации.
 
Профессор Вернер “В настоящее время казахское хозяйство адаптировалось в окружающей природе, полностью соответствует ей и поэтому в данной ситуации оно должно оцениваться как самое продуктивное”.
 
Профессор Шевцов: “Уничтожение кочевого образа жизни в Казахстане повлекло бы за собой не только исчезновение животноводства в степи и казахских хозяйств, но и превращения этой земли в безводную, безлюдную, необитаемую местность”.
 
М.Сириус: “Посевное хозяйство или земледелие не сыграют особой роли, так как в данном районе выгодным использованием хозяйства является сам кочевой образ жизни”.
 
А.Ермаков: “Учитывая природные условия казахской степи и плотность населения, можно смело утверждать, что животноводство — это долгосрочное основное занятие коренного населения, а в связи с этим должен существовать кочевой образ жизни. Поэтому ради интереса культуры и цивилизации нельзя увлекаться идеями о необходимости в ближайшее время превращения их в земледельцев и перевести на оседлый образ жизни. Это подтверждается опытами Швейцарии, Нормандии, Аргентины и Австралии”.
 
Е.Тимофеев “Такие хозяйства все равно будут кочевать и искать себе пастбища. В данной ситуации кочевое хозяйство — самое высшее достижение экономики. Его нужно не уничтожать, а наоборот, инициировать, поддержать и по возможности развивать”.
 
К сожалению, большая часть заводов, фабрик, построенных во время сталинской индустриализации на слезах и крови крестьян, развалилась уже в первые годы войны. К 1942 г. осталась в целости только третья часть (это 68% от основного промышленного фонда). То есть, советское общество воевало с фашизмом не 18 млн. т стали, которая выпускалась в 1940 г. во время срочной сталинской индустриализации, а всего 8—10 млн. т, которая добывалась в 1942—1944 гг. (Великая Отечественная война 1941—1945. Энциклопедия. М., 1985. С. 803, 807, 810, 815).
 
А кто виноват в том, что вместо 18 млн. только 10 млн. стали использовалось? Конечно, проводившая эту политику сталинская коммунистическая политика. Почему такие заводы не строились в Казахстане и республиках Средней Азии, где добывалось сырье и куда не могла дойти бомбардировочная авиация врага? Ведь все равно с конца 1941 г. все уцелевшие заводы европейской части страны перебазировали сюда? — возникают вот такие спорные вопросы.
 
Секрет в том, что республики вроде Казахстана должны быть в основном как сырьевые базы, полуколониальные национальные округи, где функционировали бы предприятия второго сорта.
 
О такой политике еще в 1928 г. открыто, смело говорил Смагул Садуакасов. Центр не признавал Казахстан, считал его колонией, это их шовинистическое намерение было известно давно.
 
Но почему довели казахских крестьян до массовой гибели от голода?
 
Зарубежные коллеги и политические деятели, которых мы до настоящего времени считали буржуазными искажа-телями, дали ответ уже давно. Давайте прислушаемся к мнениям некоторых, раннее у нас не опубликованным и запрещенным”.
 
А.Райт: “Вся история советской политики в области сельского хозяйства является историей насильственного финансирования крестьянских хозяйств во время индустриализации”.
 
А.Кренкшоу: “Улучшение жизни и быта городского населения в СССР проводилось за счет объединения крестьян”.
 
М.Мейснер: “История марксизма России — это история торжественной победы города над деревней”.
 
М.Фейксод: “Советский режим вместо сотрудничества с миллионами частными крестьянскими хозяйствами имел возможность ведения своей политики в виде контроля только в малочисленных колхозах”.
 
Ф.Мосли: “Коллективизация является переворотом в социальной структуре и организации стран”.
 
Н.Дейнер: “Сторонниками коллективизации была меньшая часть крестьян, бедняки. А большая часть крестьян самоотверженно сопротивлялась, противостояла власти”.
 
Л.Шапиро: “Коллективизация, проводимая против кулаков, превратилась в войну против всех крестьян”.
 
Сетон-Уотсон: “Коллективизация — это война коммунистической партии и ее вооруженных сил против русских и нерусских крестьян”.
 
Да, судя по этим высказываниям, нетрудно заметить, что мировая интеллигенция осуждает сталинскую аграрную реформу и политику интенсивной индустриализации русской коммунистической партии, проводимую в конце 20-х — начале 30-х годов.
 
К сожалению, ни ученые, ни исследователи всего мира до сих пор не уделяют достаточного внимания на массовую гибель казахов. У них нет секретных архивных документов, которые мы только заполучили. Поэтому всю правду о себе сегодня скажем только мы.
 
Гибель красных /Сост.:
Кыстаубаев З., Хабдина Б.
Алматы: Онер. 1993. С. 154—162.