КАСПИЙ МЕЖДУ ТЫСЯЧЕЛЕТИЯМИ — bibliotekar.kz - Казахская электронная библиотека



 КАСПИЙ МЕЖДУ ТЫСЯЧЕЛЕТИЯМИ

Что же собой представляет Каспийский регион в настоящий момент?
 
Для более четкого понимания попытаемся определить, применимо ли понятие геополитического региона к При-каспию, можно ли говорить о его геополитической самодостаточности?
 
На этот счет есть несколько вариантов, каждый из которых представляет определенную точку зрения на Каспийский регион, имеющуюся среди экспертов.
 
С точки зрения одной из экспертных групп, Каспий — это уникальная “кладовая” энерго-и биоресурсов планеты со специфической экосистемой.

 

Привлекающий мировые геоэкономические, экологические и биохозяйственные интересы, Каспий выглядит обособленным геополитическим регионом, способным объединиться в некую общность. Этому также способствует разделяемая всеми приграничными странами точка зрения о совместном использовании толщи воды. В силу этого Каспийский регион представляется как стратегический форпост, являющийся важным элементом геополитической ситуации в Центральной Евразии.
 
Вторая точка зрения рассматривает Каспийский регион как составляющую часть северного ареала так называемой глобальной “дуги нестабильности”, простирающейся от Алжира до Юго-Восточной Азии, проходящей через Балканы, Ближний Восток и Кавказ, Афганистан, Кашмир.
 
С точки зрения третьей группы экспертов, Прикаспий — это пограничный регион, находящийся на стыке Кавказа, Среднего Востока, России и Центральной Азии. Соответственно он является границей между христианской, исламской и буддийской цивилизациями.
 
Некоторые эксперты используют понятие “Большая Центральная Азия”. Они включают в него внутренние пространства Евразии, бассейны Каспийского и Аральского морей, бессточные области в центре континента и ограждающие их горные системы, включая в него западные рубежи — Хорасан (Восточный Иран), Кавказ и Волго-Каспийский бассейн.
 
С точки зрения политической географии, Каспийское море является периферией крупной системы приморских регионов — одной из составляющих системы, начинающейся в Атлантическом океане и охватывающей через Средиземное и Черное моря сразу несколько регионов.
 
Данный макрорегион включает в себя несколько “крупных морских узлов, которые по своей значимости образуют своеобразную иерархию.
 
Если обратиться к давним и не столь давним временам, то, говоря о Каспии и его берегах, можно заметить одну особенность: исторические хроники, мифология и легенды одних и тех же народов относились к Каспию диаметрально противоположно: то возвеличивая, то всемерно принижая его. И в любом случае, описание и характеристика Каспийского моря неизменно окрашивались в некие мистические полутона.
 
Древние греки, например, одновременно считали При-каспий своей прародиной, центром Земли и в то же время окраиной Земли. Именно там Прометей донес живительный огонь грекам и там же в наказание был прикован к Кавказским горам. Некоторые исследователи даже полагают, что на берегах Каспийского моря находилась древнейшая цивилизация, чьи города были затоплены разлившимся Каспием, уровень которого постоянно колебался в разные исторические эпохи. Недаром, согласно библейским преданиям, Ноев ковчег нашел свое пристанище на горе Арарат.
 
В то же время Александр Македонский, вышедший на Прикаспийскую низменность, считал Каспийское море неким болотом, совершенно не заслуживающим какого-либо внимания и северной окраиной ойкумены, за водами которой находятся пустынные и незаселенные земли.
 
Тем не менее, в истории многих стран и народов, в их мифологии и культуре Каспий всегда фигурировал как некая знаковая величина, которая символизировала или начало, или конец микрокосмоса и мировоззрения отдельного этноса или государства.
 
Таким образом, Каспий считался своего рода областью пересечения всех мировых цивилизаций и религий. Как образно выразился по этому поводу Велимир Хлебников: “Каспий—это треугольник Христа, Мухаммеда и Будды”.
 
С другой точки зрения, Каспий — остатки огромного пра-океана Тетис, находящегося в самом центре праматерика Гондвана.
 
Этот реликт доисторической эпохи сегодня является самым большим внутренним водоемом планеты.
 
Совсем недавно Каспийский регион считался своего рода геополитической периферией. Туманные оценки потенциальных энергоресурсов Каспийского шельфа и континентального Прикаспия составляли своего рода “каспийскую мифологию”, которую считали только неубедительной и недостоверной попыткой повышения престижа самого географического региона.
 
Разумеется, что США в последнее время также уделяют огромное внимание Каспийскому региону.
 
В подходах нынешней администрации Белого дома значение Каспийского региона очевидно.
 
Роль региона в энергетической стратегии США возрастает.
 
Это выражается, в частности, в следующем:
 
— по-прежнему поддерживается проект строительства трубопровода Баку—Джейхан;
 
— оживление интереса Вашингтона к региону произошло в результате обнаружения значительных запасов углеводородов на месторождении Кашаган.
 
Это активизировало деятельность США, в том числе через привлечение возможностей европейских инвесторов, работающих на рынке Казахстана.
 
Каждая заинтересованная сторона прекрасно осведомлена о потенциальных богатствах Каспия.
 
Действительно, по оценкам, доказанные запасы нефти составляют 4—6 млрд. тонн или 3% мировых запасов. Уже в настоящее время объем добычи каспийской нефти составляет 1,5% мирового или 4% стран Ближнего Востока. В целом производственный потенциал Каспия к 2010 г. оценивается в 150—200 млн. т или 12% производственных мощностей стран Ближнего Востока к тому же периоду.
 
Кроме того, минеральные ресурсы Каспия достаточны для того, чтобы развернуть здесь целый ряд высокоэффективных производств и промышленных комплексов. Так, прибрежные прикаспийские страны (Казахстан, Туркменистан, Азербайджан, Россия, Иран) пытаются решить свои экономические проблемы за счет поставок энергосырья на мировой рынок. Поэтому, должен заметить, что стратегия прикаспийских государств строится на масштабном привлечении иностранных инвестиций на развитие топливно-энергетического комплекса в регионе. Так, к примеру, в разработке каспийской нефти и газа сегодня участвуют около 40 компаний, в том числе 11 — США, 5 — Японии, 4 — Англии, 3 — Франции, Турции, 2 — Норвегии, 1 — Италии, Германии, Южной Кореи, Саудовской Аравии, Финляндии, Аргентины, Сингапура, Малайзии, Австралии и др.
 
Назарбаев Н. Критическое десятилетие.
Алматы: Атамура, 2003.