Истина о “белых пятнах” — bibliotekar.kz - Казахская электронная библиотека



 Истина о “белых пятнах”

Кто виновен во всех отрицательных явлениях, которые пришлось испытать при построении социализма? Объективные причины: социализм строился в одной единственной стране, окруженной со всех сторон капитализмом. Противоречия всемирного империализма хотели решить за счет социализма. Возник ненавистный, разжигающий войну фашизм, распространивший огонь будущей мировой войны. История дала мало времени советской стране, советскому народу для построения социализма. Таким образом: 1) возникла “революционная нетерпеливость“; 2) не было опыта построения социализма, каждый шаг осуществлялся героическим трудом; 3) до Великой Октябрьской социалистической революции ленинская партия и рабочий класс являлись разрушительной силой старого режима, в новом времени они должны были овладеть навыками для создания нового общества. При переходе от старого качества к новому во время революционного подполья и гражданской войны сформировался командно-административный метод. Созданная Лениным модель социализма опиралась только на силу; 4) победный путь, пройденный в первые десять лет после Великой Октябрьской социалистической революции, гражданской войны, построения социализма воодушевил партию, народ, породил чрезмерную веру в беспрепятственное достижение новых побед и в будущем подталкивал к научно необоснованному героизму.

Субъективные причины отрицательных явлений:
 
1) идейная недееспособность краевых партийных организаций и ее руководителей; 2) несформированность в обширной Казахской степи современного рабочего класса; 3) борьба, возникшая из-за отсутствия экономической, научно-технической, психологической возможностей для построения социализма; 4) частнособственническая стихия во время исторического поворота не смогла показать ни организованности, ни дисциплины, ни стойкости, что могло привести к утрированному революционизму; 5) теоретическая несостоятельность.
 
Дерзкая, грубая, ошибочная система периода коллективизации сформировала голощекинщину. Она породила теоретическую субъективность, а на практике — подстрекательство и авантюризм, из-за этого партийная организация Казахстана заболела “детской болезнью” левых, которая имела место в коммунистическом движении.
 
Во-первых, Голощекин считал, что Октябрьская революция пронеслась ураганом мимо казахского аула, не задев его, в течение восьми лет он отрекался от своего противоречивого мнения о создании “Малого Октября”.
 
Во-вторых, по его мнению, кочевой образ жизни казахских крестьян — это привычное бытовое явление, что оно у них в крови и старался “доказать” с теоретической точки зрения бытие народа.
 
В-третьих, сформировал идею о том, что в процессе перевода кочевого населения на социалистический путь развития нельзя обойтись без жертв. (См. “Советская степь”, 1 сентября 1931 г.).
 
В-четвертых, он считал, что при экстенсивном переводе животноводства на высшую ступень развития, уменьшения поголовья скота — это объективная закономерность (См.: VI пленум Казахского краевого комитета ВКП(б). Стен. учет. С.150).
 
В связи с этим видный деятель Компартии Казахстана С. Сегизбаев высказался так: “Мы должны выступать против политической ошибки, которая заключается в том, что во время пролетарской диктатуры, перехода от одной социально-экономической формации к другой ступени, в данном случае от кочевого образа жизни к оседлому, не обходится без жертв”. (Там же. С. 333).
 
В-пятых, основные особенности Казахстана были уничтожены в 1925—1930 гг., т.е. во времена Ф.Голоще-кина, он сформировал мнение, что “на данном этапе Казахстан стал равным всему Союзу”. (VI пленум Казахского краевого комитета ВКП(б). Стен. учет. С. 269).
 
А эта “теоретическая” база нужна была для проведения коллективизации на уровне высокоразвитых районов. В-шестых, Ф.Голощекин приходит к теоретически негативному выводу: “В период разрушения полуфеодальных отношений не обойтись, особенно в ауле, без обострения классовой борьбы” (Голощекин Ф.И. Партийное строительство в Казахстане. М., 1930. С.226). Таким образом, он “теоретически” обосновал происходящие репрессивные меры. В-седьмых, по мнению Ф.И.Голощекина, часть казахских коммунистов с националистическим уклоном и они не подлежат воспитанию. Вторую категорию людей он сравнил с хамелеонами, меняющими цвет кожи в зависимости от ситуации. “Их третья группа — сказал он, — это те люди, которые хотят свалить всю ответственность за совершенные ошибки на одного Голощекина”. Эти мнения Ф.И.Голощекин высказал во время прощания, после восьмилетней работы руководителем Краевой партийной организации Казахстана. Другими словами, у него сложилось мнение, что во всей республике нет ни одного честного коммуниста-казаха, достойного стать руководителем, и не скрывал этой своей неприязни.
 
Подводя итоги, можно сказать, что революционер-практик Голощекин не достиг уровня революционера-теоретика.
 
За грубые ошибки во время коллективизации были в ответе и члены бюро Краевого партийного комитета, работавшие вместе с Ф. Голощекиным, председатель Совета Народных Комиссаров, работники Краевой партийной организации.
 
Видный деятель О.Исаев информировал VI пленум Краевого партийного комитета о своей ответственности за совершенные ошибки в письме, написанном им в 1932 г. в Центральный комитет ВКП(б), где он информировал о сложившейся ситуации в республике. Справедливости ради нужно сказать, что О.Исаев слишком поздно проинформировал и не смог открыто противостоять неправильной политике Ф.Голощекина. В искажении ленинских принципов коллективизации особо выделялись и секретари Краевого партийного комитета И.Курамысов, Т.С.Голюдов (VI пленум Казахского краевого комитета ВКП(б). Стен. учет. С. 358).
 
В особо ответственный период истории идейно-организованное единство партийной организации республики не было на должном уровне. Краевая партия вела борьбу только с местным национализмом, при этом оставив вне внимания нарастающий колониально-шовинистический уклон (см.: VI пленум Казахского краевого комитета ВКП(б). Стен. учет. С.207). Борьба против национализма породила недоверие к честным, справедливым коммунистам. Например, С.Мендешова считали правым эсером, затем его причислили в ряд великодержавных шовинистов. Как-то Ф.Голо-щекин сказал: “Когда-то товарищи из группы Мендешова были “левыми”, у которых не было определенной программы, но они в основном боролись за направление партий”. И.Курамысов оценил так: “Мендешовцы” прикрываются словом “левые”, а на самом деле, по сравнению с другими, они больше относятся к “правым“. “Мендешовцы” — не такая уж маленькая группа. Это реакционное течение, которое отходит от партийного руководства, партийного направления”. С.Мендешов на самом деле был верным деятелем, прошедший сквозь огонь революции, хотя его считали и “левым”, и “правым”. В национализме в то время также обвинялся один из основателей казахской советской литературы, пламенный поэт С.Сейфуллин. Также гонения честных деятелей породили недоверие к социалистическому идеалу, истинные националисты только усиливали позицию баев и кулаков.
 
Козыбаев М. Истина о белых пятнах.
Алма-Ата, 1992. С. 92—98.
 
Результаты работ комиссии Президиума Верховного Совета Республики Казахстан об исследовании постановлений Центрального исполнительного комитета Казахстана и Совета Народных Комиссаров КАССР от 27 августа 1928 г. “О конфискации байских хозяйств”, “О конфискации хозяйств особо крупных баев и полу-феодалов и уголовной ответственности, оказавшим сопротивление на переселение”, “О мероприятиях по укреплению социалистического переустройства сельского хозяйства в районах сплошной коллективизации и по борьбе с кулачеством и байством”.
 
7 декабря 1992 г.
 
Комиссия Президиума Верховного Совета Республики Казахстан, исследовав материалы республиканских, ведомственных архивов, статистических данных, периодических изданий, воспоминания свидетелей, подводит эти итоги.
 
В списке жутких, душераздирающих трагедий ХХ в. наряду с такими преступлениями, направленными против человечества, как меры наказания большевиками крестьян, “гибель от голода”, сталинское “переселение народов”, “культурная революция” Мао, находятся и истребления, гонения, принятые по отношению к народу Казахстана.
 
Пройдут годы, сменятся поколения, но наша история вновь и вновь будет возвращаться к этой ужасной трагедии, вследствие преступного режима сотни тысяч наших соотечественников вынуждены были скитаться по всему миру, покинув свой отчий край.
 
Казахстан превратился в мощный испытательный полигон. Здесь пытались реализовать марксистскую теорию “Возможности перехода отсталых народов, минуя капитализм, к социализму”, эта попытка вконец разорила традиционную систему существования казахского этноса и привела к такой катастрофе, какой раньше в истории не было. Масштаб трагедии был настолько глобален, что мы со всей моральной ответственностью можем заявить, что это политика геноцида.
 
Такое определение возникает из строгих норм международного права, указанных в международной конвенции “о предупреждении преступлений геноцида и меры наказания за такое преступление”. Исследовав документальные материалы, свидетельские показания, материалы судебных и внесудебных органов, статистические данные, комиссия Верховного Совета подводит итоги.
 
1. Комиссия считает конфискацию имущества зажиточных крестьян, насильственную акцию по массовому переселению, оседлость и коллективизацию кочевых и полукочевых хозяйств, насилие по сбору сельскохозяйственных продуктов незаконными, противоречащими правам человека, и оценивает их как преступление государства по отношению к своему народу. Политика руководства Казкрай-кома, ОГПУ СССР по Казахстану, направленная против народа, также командование военного округа в 1929— 1932 гг. спровоцировали выступления народа, которые завершались принятыми мерами наказания по отношению к народу Казахстана, многочисленными гонениями, репрессиями. 2. Политическая и уголовная ответственность за трагедию Казахстана, за организацию и проведение анти-человечных, антигуманных действий в первую очередь возлагается на руководство ВКП(б) и Казкрайкома. Краевой партийный комитет предварительно определял на деле цели и задачи политических событий Центра и подготавливал способы, пути их реализации, строго контролировал ход выполнения и их результаты.

Егемен Казахстан. 1992, 22 декабря.