Главная   »   История Казахстана за 10 класс. Хрестоматия. С. Жолдасбаев   »   КОГДА КАЗАХИ РАЗДЕЛИЛИСЬ НА ТРИ ЖУЗА?
загрузка...


 КОГДА КАЗАХИ РАЗДЕЛИЛИСЬ НА ТРИ ЖУЗА?

Когда разорились сорок Кырымов, тридцать Румов, сорок черных калмыков, Катсыбанов, десять Ногаев, когда умер Орманбет-бий, часть Ногайлы отделилась от алаша тай. Говорят, с этих пор осталось выражение “разорили как ала-тай”. В те времена были Кундукер, Кубан, Котан, Когам.
 
Было выражение: “У всех слов есть один корень, их исток — Майкы бий”. Поговаривают, он посадил десять ханов на трон. В то время в Бухаре правил один из сорока ханов — красный Арыстан хан. У него одного по пятницам азан провозглашали пятнадцать муэдзинов. Говорят, минарет был построен тем красным Арыстаном.
 
Не имея детей от байбише, хан женился на девушке из завоеванного им народа Кызылаяк, которая родила ему ребенка, пестрого как сорока. Байбише, завидовавшая тому, что ребенка родила не она, а младшая жена, стала наговаривать хану: “Не расти этого ребенка своим ребенком, пусть он исчезнет. Когда он вырастет, он запестрит твой народ, испортит его как пегая лошадь”, и хан приказал сорока молодцам: “Переведите этого ребенка и его мать через Сырдарью! Умрет — так умрет, не умрет — будет бродягой. И выгнал их. — Пусть эта женщина и ребенок во второй раз не увидят эту землю. И вы больше не увидите”.
 
Они перешли Сырдарью и, выжив, пришли в предгорья Алатау — Каратау. Ребенок стал чураться людей с тех пор, как начал добывать свой хлеб. Сделал тетиву из таволги, стрелы из жузгуна, что добывал, тем и питался, и стал непревзойденным стрелком. В двенадцать лет повстречался он сыну Майкы бия Уйсуню, охотившемуся в лесу, и не проронил ни слова. Уйсунь батыр по приходу домой сказал отцу: “Видел я ребенка, сидевшего в тени дерева. Спутал бы с луной, да у него рот есть, спутал бы с солнцем, да у него глаза есть, стать в нем, прелесть такая, что проглотил бы с ложкой воды. Сидит, съежившись, как колпачок сокольника. Сам явно покрыт растительностью Азраила. Никто и не подступится к нему. Единственный недостаток — он немой”.
 
Майкы бий был хромым, всю жизнь передвигался в коляске. В его коляску запрягали не животных, а человека. Он сказал: “Отвезите меня в коляске, посмотрю”.
 
Майкы бий направлялся туда с мыслью, что видал он возникшего из тумана настоящего сына Чингиса, а этот должно быть, единственный черный дух, спустившийся на землю. Ребенок, увидев его, слетел с места и когда он сказал: “Ассаламалейкум, опора всех ханов, надежда всех бедных”, Майкы бий ответил: “Алейкумассалам, будь здоров, сын мой. Ты родился в счастливый день, да не достиг своей земли. Пошли со мной, садись рядом, — и привел к себе домой, поставил четырехугольный казан, зарезал гнедую лошадь, созвал нижний народ, поставил главным Уйсуня, отобрал сто лучших молодцов и благословил их: “Этого ребенка наколите стрелой на головы, щитом держите перед лицом, знаменем поднимите над собой. Идите дальше Каратау, пересеките Чу и Сарысу, Айдахарлы, Кудайберди. Обложите их данью. Думайте, как стать страной, народом с помощью силы белых рук, концов белых копий. Когда-нибудь этот мальчик станет ханом, а вы — его прислужниками. Если хан справедлив, не сойдет он с престола; если прислужники стойкие, по земле пойдут корабли”, — и отправил в путь.
 
Участники похода перешли Каратау, пересекли Чу и Сарысу, пришли в земли, о которых говорил Майкы бий, нарушив сон, брали лошадей; нарушив замки, брали девушек. Кочевые народы брали во время кочевки, а оседлые брали на месте. Завладев кипящими казанами и построенными домами, начали обосновываться. Каждый обзавелся скотом, семьей, домом. Почему бы не быть страной, почему бы не быть народом, раз, не покупая, имеешь дом, без калыма берешь жену? Об этом услышал красный Арыстан хан. Отправил он послов биям Майкы, Кубану, Кундукеру, Когаму, Котану: “Зачем взбудоражили моего сына, дав ему молодцов-приспешников? Верните мне сына, пусть берет, что пожелает”.
 
Тогда аксакалы отправили с сотней джигитов сына Котана Болата. Когда они пришли и сказали: “Возвращайся”, им ответили: “Не говори нам “возвращайся” и сам не возвращайся, что вас ждет в той стране, где нет ничего хорошего, а одни страдания?” Посланцы согласились с этим и не стали возвращаться. Поскольку красный Арыстан хан все время посылал людей, отправили сына Когама Алшына с сотней молодцов. Добавили к ним тринадцать старцев. Говорят, если число народа достигнет трехсот тринадцати, даже если весь мир ополчится против них, не сможет ничего сделать.
 
И они обосновались здесь.
 
Теперь решили они продемонстрировать всем, что стали народом, стали страной, и посадили они пегого мальчика на кошму, и понесли его на кошме на вершину Улытау, и избрали ханом. Дали ему имя “Алаша хан”. Первая сотня джигитов назвала своего предводителя, господина Уйсуня “Великим жузом Уйсуня”. “Пусть они будут основой, опорой, они не пойдут на врага, оставаясь нерушимым ядром”, — сказали они. “Сто молодцев, пришедшие вторыми, и предводитель господин Болат-ходжа, пусть они будут преградой, средним звеном и назовутся Средним жузом “Акжол”. Последняя сотня — их предводитель господин Алшын — храбрые недрогнувшие парни, не знающие страха смерти, пусть они будут дозорными и воюют с врагами, и назовутся Младшим жузом “Алшын”. Сбегут дозорные, останется преграда. Сбежит преграда, останется опора, каменное ядро, они не сбегут. Они будут стоять до смерти. Это и есть место, где казахи назвались тремя жузами.
 
В стародавние времена Жузом звали предка казахов. “Алаш” был боевым кличем, на врага скачите с криком “Алаш, алаш!”, не сказавшего “Алаш, алаш!” ударь, даже если он окажется твоим отцом. Отсюда пошло выражение: “Когда был алаш, когда был Алаша хан, когда домом было дерево, а девизом — алаш, не были ли детьми трех жузов казахи?” До Алаша хана казахи не были народом со своими землями.
 
Кто говорит, Болат-ходжа. Кто говорит: Акжол. Кто говорит, что это имена одного человека. Говорят, Акарыс, Жанарыс, Бекарыс — имена предков трех жузов. Кто говорит, что их предки — хромой Келимбет, желтый Келимбет, черный Келимбет, Науан, Шодан. Но никто не знает, кто они на самом деле.
 
Машхур Джусуп Копеев. Когда казахи разделились на три жуза?//
Қазак тарихы, 1993. № 2. С. 15—17.
<< К содержанию

Следующая страница >>