Ударопрочная дверь со Стеклопакетом триплекс.


 ГОРОДА КАРЛУКОВ (VIII—Х вв.)

Один из крупных городов карлуков — Тальхиз, или, по-современному, Талгар. В произведении “Худуд аль-алам” говорится о его расположении на горе между чигилами и карлуками. Этот город, являясь экономическим, политическим и культурным центром тюрков в Илийской равнине, достиг своего расцвета начиная с карлукской эпохи, т.е. в IX—XII вв. Фактором, повлиявшим на такое скорое развитие города, было его расположение на караванных дорогах, связывавших восток и запад.
 
В результате раскопочных работ выяснилось, что этот город был крупным ремесленным центром. Здесь достигли высокого уровня развития изготовление изделий из стекла и кости, лепка кувшинов, кузнечное дело, обработка металла. В X—XI вв. в связи с принятием жителями ислама город превратился в крупный центр духовной культуры.
 
Карлуки жили и в городах отрарского оазиса. Их усиление в этом регионе относится к VIII—X вв. Крупный памятник этого периода — Куйрук тобе. Во время раскопок фундамента города было обнаружено несколько замечательных памятников, относящихся к карлукской эпохе. Один из них — найденные во внутренней крепости города деревянные дощечки с сюжетами, нарисованными орнаментальным узором. Эти сюжеты дают представление о жизни внутренней крепости. Например, на одной изображено “Сватание”. На ней два человека: мужчина и женщина. На мужчине чапан, похожий на одежду древнетюркских каменных балбалов. Видно, что оба из богатых семей. На сюжете следующей дощечки изображены осада крепости и ее оборона. Защитники стреляют из лука со стен крепости. В центре композиции — изображение бога с луной и солнцем в ладонях (руки подняты вверх). Отсюда видно, что сюжет перекликается с мифологией.
 
В арабских источниках описывается, что в IX в. за неуплату дани арабам карлукским царем Отрар-бендтеги арабский полководец Xасан ибн-Сахл с целью подчинения Отрарской области совершил набег и взял в плен сына и жену карлукского ябгу. Поэтому вполне вероятно изображение карлуков на этих памятниках.

 

О соответствии Отрар-тобе и средневекового Тарбенда писали казахские авторы. Его площадь около 200 га. В VII—VIII вв. Отрарская область, будучи крупным центром, играла важную роль в политической жизни соседних государств. На лицевой стороне найденной здесь монеты изображен герб тюрков, а на другой стороне — эмблема Шашалев. Надо заметить, что поскольку монета была медной, она использовалась только в окрестностях Шаша.
 
В начале средневековья медная монета, не используясь за рубежом, быстро теряла свое покупательское значение. Поэтому монета Отрар-тобе имела хождение у двух местных народов — тюрков и согдийцев или указывала на родственность местного правителя с тюркским правителем (может, наличие родового герба на лицевой части свидетельствовало о подвластности тюркскому правителю). В арабских источниках не зря называли отрарского правителя “царь Отрар-бенда”. Есть основания полагать, что отрар-бендская монета была изготовлена в VII в. или начале VIII в., потому что со второй половины VIII в. все страны Средней Азии перешли на халифатский образец чеканки монет.
 
Крупными городами карлуков на юго-западе были Тараз и Испиджаб (Сайрам). Тараз в свое время относился к Западнотюркскому каганату, затем считался тюргешским городом. По археологическим сведениям, площадь городского шахристана на севере — 370 м, на западе — 160 м, а на юге — до 200 м. Пик расцвета Тараза относится к IХ—Х вв. Если в середине VII в. площадь Тараза равнялась 2,7 км, то к IХ в. она выросла в два раза. Таразский регион состоял из нескольких небольших городов и селений.
 
Особенности развития городов в Таразском регионе можно разделить на две группы по обеспечивающему хозяйству. Города в северо-западной части развивались благодаря земледелию, ремеслам, торговле, а в юго-восточной части города росли за счет руд, ископаемых богатств, земледелия. В описаниях Беклу, Атлаха, Хакумета, Чигила в средневековых источниках говорится о базаре, скотоводстве, виноградарстве, о Такабкете, Жуле, Сусе, Шелжи, указывается на их близость к горам.
 
Общий пример крупных городов рассматриваемого периода мы видим в описании аль-Махуси города Испиджаба: “У него (Испиджаба — С. С.) есть рабад и жилая медина. В ней (медине) находятся закрытые базары, базар ткани и большая мечеть. Четверо ворот ее (медины) называются Нуджакет, Фархан, Шакрана, Бухара, и у каждых ворот есть рабад. Рабады: рабад нахшебцев, рабад бухарцев, рабад самаркандцев, рабад каратегин… Там (в городе), поговаривают, есть 1700 рабадов. Вокруг его рабадов — забор, а внутри есть опустевшая внутренняя крепость… Город чистый, жизнь спокойная”.
 
Наличие в Испиджабе ворот, одноименных с соседними городами, показывает его тесные торговые, культурные и политические связи с близлежащими областями.
 
Один из населенных пунктов Таразского округа — городок Чигил. В описании Макдиси “Чигил — небольшой населенный пункт, в котором слышны человеческие голоса из Тараза”. А. Н. Бернштам считает его городком Кош-тобе. Г. И. Панцевич и Т. Сенигова считают Чигилом Жалпак-тобе в 1,5 км от Тараза. Известно, что чигилами называли племя в составе карлуков.
 
На южном побережье Тюркского озера (ныне Иссык-Куль) находился город Верхний Барсхан. Средневековые источники подтверждают, что здесь проживало чигильское племя карлуков.
 
Вообще внутреннее строение всех городов того времени можно видеть на примере города Тальхиз. Место, где расположен город, квадратной формы, центральная часть его является высокой площадкой. Общая площадь — 28 га, 9 га из них занимает центр. Расположен город в удобном месте. С запада течет река, обеспечивающая городских жителей водой, горы на юге дают возможность поставить сторожевой пост, наблюдающий за приближением врага. А на севере и востоке есть пастбища и поле. Тальхиз к тому же находился в сети торговых караванов местного и международного значения. Город внутри состоял из клеток кварталов, составленных прямыми улицами, каждый квартал состоял из 12—14 домов, сообщавшихся между собою мелкими улочками. Есть мнение, что каждый квартал состоял из семей с родственными связями.
 
Каждое жилище состояло из жилого дома и хлева. Двери хлевов выходили на юг, что было удобным для вывода животных на пастбище. И суровой зимой жители жилых кварталов особенно не чувствовали холод, потому что холодный ветер не мог проникнуть в квартал из-за узких улочек и высоких стен.
 
На становление городов очень влияла религия. Во второй половине VIII в. влияние ислама на правивших в Семиречье и Южном Казахстане карлуков было сильнее, чем на другие тюркские родоплеменные объединения. Однако этого нельзя сказать обо всех карлуках.
 
В рассматриваемое время в городах быстро происходили этнические процессы. Усиливалась тюркизация горожан. М. Кашгари пишет, что согдийцы Баласагуна, Испиджаба и Отрара стали как тюрки, приняли их обычаи, традиции.
 
Из-за установления власти тюркоязычных народов на территории современного Южного Казахстана и Семиречья начался процесс ассимиляции с тюркским языком исконных местных жителей, особенно согдийцев. Но этот процесс не мог охватить равномерно все земли, потому что завоеватели не затрагивали давние производственные методы завоеванного края, ограничиваясь обложением налогом, вследствие чего тормозилась языковая ассимиляция в городе.
 
В жизни кочевых карлуков важную роль играла культура подчиненных им городов. Материалы исследования города Тараз VIII и IX вв. доказывают, что он был тесно связан с Шашем и согдийскими городами, имевшими собственную экологию и культуру. В источниках говорится, что в 630 г. в Таразе жили купцы из многих стран, из его стен слышалась арабская, персидская и тюркская речь, — это дает представление о неоднородности горожан с этнической точки зрения. Найденные во время археологических работ согдийские писания и согдийские надписи на монетах говорят о том, что карлуки и согдийцы жили смешанно.
 
В архитектуре тюрко-карлукских городов было заметно очень сильное влияние согдийской культуры. Их художники по просьбе тюркских аристократов и вельмож оформляли стены городских строений. Особенно значительное место занимали первые личные надписи, узоры и орнаменты согдийцев.
 
Немалым было и влияние карлукской культуры, в том числе ремесла, на согдийцев. Это можно заметить при изучении ремесленных изделий. Например, установлено, что распространившиеся повсеместно в VIII—X вв. в Таразе птицеподобные кувшины позже появились у согдийцев. На развитие ремесла в городах особенно повлияли связь, взаимоотношения с кочевыми тюрками. Необходимые в быту и хозяйстве предметы и приспособления они приобретали в городах, что увеличило спрос на изделия городских ремесленников. В результате ремесленное хозяйство процветало, увеличился городской рабад.
 
На рост городов влияли многие политические, социальные и экономические факторы. Главные из них: обеспечение безопасности торговых караванов на Великом Шелковом пути, хозяйства в землях, где соседствовали кочевники и оседлые, политические взаимоотношения, возникновение религиозных центров и др. Хотя эти факторы были характерны для всех населявших эту территорию тюркоязычных народов, особенное значение они имели для карлукской конфедерации, где они, в отличие от других родственных племен, непосредственно соседствовали, даже жили смешанно с оседлыми земледельцами. Великий Шелковый путь в Средней Азии, Южном Казахстане и Семиречье проходил через эти города карлуков. Кроме того, усиление, внедрение исламской религии совпало со временем господства карлу-ков. Часть карлуков уже в середине VIII в. приняла ислам.
 
Города Южного Казахстана и Семиречья по особенностям строения и развития делятся на три региона. Особенности карлукских городов, расположенных на юге Казахстана, замечаются в исследовании Отрарского оазиса (например, селения Баба-ата и Куйрук-тобе). Эти города состоят из нескольких частей. Крепость, в которой располагались правящие аристократы, шахристан, вокруг него рабад, в котором жили ремесленники и купцы. Особенность, свойственная городам Юго-Западного Семиречья, — наличие за крепостью и шахристаном огражденных земельных участков. Эта особенность часто встречается в городах, обнаруженных в Жамбылской области. Города на Или сформировались из зимовок полукочевых карлуков, в том числе из селений группы богатых семей; окрестности города ограждались длинным прямоугольным забором. К ним относятся Койлык, Тальхиз (Талгар), другие города. В рассматриваемом периоде в развитии городов Семиречья и Южного Казахстана при формировании культурнохозяйственного типа существовала проблема, на которую следует обратить особое внимание. В этой связи С. П. Толстов писал о развитии городов следующее: “Нельзя говорить, что это результат только земледельческой части восточного общества. В условиях общественного разделения труда в качестве центра между животноводами и земледельцами город является звеном, сохраняющим внутреннюю связь в обществе”.
 
Обеспечивающая эти связи внутренняя торговля сформировалась в междугородних связях Центрального Казахстана, Южного Казахстана и Семиречья.
 
Экономические связи Улытау, Центрального Казахстана, Шаша и Тараза мы видим в распространении оружия из металла. Например, наконечники стрел из железа, бронзы были найдены в культурных слоях Улытау, вдоль реки Сарысу, в Бетпакдале. В жезказганских месторождениях изготовляли наконечники стрел. О том, что красивые стрелы и луки продаются в Шаше и Таразе, писал Фирдоуси в своей “Шахнаме”. Когда-то центром изготовления таких стрел был Сыгнак.
 
Во времена карлуков на развитие городов сильно влияли кочевники. Градостроительство велось с учетом возможностей одновременно заниматься животноводством. В качестве примера можно привести вышеупомянутый город Тальхиз. Это дает возможность параллельно заниматься земледелием и животноводством, а за счет этого обеспечиваются рост и развитие ремесла. Развитие городов в направлении взаимодополнения и тесной связи таких комплексных хозяйств привело к расширению их географических границ, и город мог создать вокруг себя крепкие экономические и культурные районы. Это было особенное направление в развитии первых средневековых восточных городов. Подобное развитие позже повлияло на процветание средневековых городов во времена государства Караханидов.
 
Заселение кочевых карлуков в городах повлияло на развитие окрестностей больших городов и на хозяйство местных оседлых народов. Увеличение обработанных земель в пригороде, развитие ремесла сказалось на усилении общего процесса феодализации.
 
Развитие городов способствовало развитию торговли. К тому же в этих землях проходил давно сформировавшийся Великий Шелковый путь. В VIII—X вв. дальнейшему процветанию Великого Шелкового пути способствовали карлуки. Если в VII в. дорога, соединяющая Китай и западные страны, проходила через Кашгар — Фергану, то начиная с VII в. она проходила через Южный Казахстан и Семиречье, так как в это время в связи с политическим положением в Ферганском регионе караванные пути были небезопасны.
 
Населявшие Южный Казахстан и Семиречье тюрки были заинтересованы в сохранении и развитии торговых путей.
 
На возросшее значение этой дороги повлияло и расположение орд тюркских каганов. Они обеспечивали безопасность торговли. В источниках говорится, что для защиты торговых караванов от врагов-грабителей набирались отряды из гэлолу, т.е. карлуков, и они охраняли караван. На территории карлуков Великий Шелковый путь шел до Шаша — Испиджаба — Тараза и дальше раздваивался. Одно направление уходило к северным кимакам, второе — к югу, в Нижний Барсхан — Касрабас — Кулан — Мерке и через Великий Барсхан направлялось в Восточный Туркестан.
 
Крупным торговым центром карлуков был город Испиджаб. Все купцы восточных стран собирались в этом городе, что повысило интерес городских феодалов к торговле, и они построили рабад с большим базаром. Когда Кара-тегин был правителем, с этого базара получали ежемесячно прибыль в 7 тысяч дирхемов. Рабады строились и в другом городе карлуков — Мерке.
 
Перекресток нескольких караванных дорог сделал Тараз крупным торговым центром. Город на северо-востоке непосредственно связан с кочевниками. В Таразе жили купцы из других стран и были свои колонии купцов. И в Исфахане жило много торговцев из Тараза. На превращение Тараза в крупный торговый центр также повлияли плотное население городов в его округе и изготовление ими различных хозяйственных и производственных изделий.
 
В связи с проложением дороги к Тальхизу в долине Или участились торговые караваны в Восточный Туркестан, на Алтай и в Монголию, а из Испиджаба торговые пути разветвлялись в населенные пункты вдоль рек Центрального Казахстана, такие, как считающиеся летними пастбищами карлуков — Кенгир, Жезди, Нура. В этих краях купцы могли вести торговлю среди кыпчаков и кимаков.
 
Лежащий на Великом Шелковом пути город карлукских аристократов Орнек входил в территорию Таразского округа VIII—X вв.
 
На дороге у Таласской равнины в долине Чу находился город Касрабас. О нем Ибн Хордадбек писал: “Это место — теплое селение, где зимуют карлуки, а рядом с ними располагаются зимовья халажей”. По последним предположениям, он назывался городок Акыртас, т.е. караван-сарай. То, что Акыртас — город карлуков, доказывает множество тюркских могил вокруг.
 
Город Коялык в Илийской равнине был торговым центром карлукского ябгу. О нем Б. Рубрук писал в своем путешествии: “На следующий день, перевалив через крупные горы на юге, пришли к красивой местности с высокими горами справа, с двадцатипятидневным озером или морем слева. Воды, текущие с гор, впадают в это озеро… Для удобства пасти скот было много городов, большинство которых подчинили татары. Там мы нашли большой город Коялык”.
 
На процветание торговли заметно влияли кочевые тюрки. Горожане получали от кочевников лошадей, скот, шерсть, шкуры, войлок, молоко, кефир, сливки, сыр в большом количестве. В одном из сельджукских документов написано: “их (кочевников — авт.) предметы и товары являлись причиной богатства, удовлетворения и пользования оседлых людей”.
 
Из неиссякаемого, постоянно привозимого кочевыми тюрками сырья сами горожане приспособились изготавливать определенные изделия. Например, по словам аль-Макдуси: “Из Шаша привозятся качественные седла, колчаны и полотенца. Шкуры привозятся от тюрков и дубятся. Из Ферганы и Испиджаба вместе с белой тканью, оружием, мечами, медью и железом привозятся и тюркские слуги. Из Тараза прибывают козлиные шкуры, из Шелжи — серебро. Как из Хуттала, так и из Туркестана в эти места привозятся лошади и мулы”.
 
Перед приходом Караханидов в Южном Казахстане и Семиречье началось формирование имеющего важное значение внутри государства общего рынка. Разумеется, такое явление в то время могло быть результатом только тесного, близкого сосуществования оседлых и кочевников.
 
Немалая часть товаров международной торговли оставалась у тюрков Семиречья и Южного Казахстана. Украшения и ценные вещи Византии, Согдианы, Китая покупали тюркский каган и другие богатые аристократы. В качестве примера можно сказать о серебряных кувшинах с византийской печатью и их золотых монетах, а также о китайских зеркалах, найденных при археологических раскопках. В торговых отношениях карлуков Семиречья особое место занимал Китай. Кочевые тюрки покупали у них шелк и отдавали сырьевые изделия. Однако они не только отдавали им сырье, но и выставляли на базар свои изделия (например, масло, соль, щиты и копья, а также ткани и мускус).
 
В IX—X вв. на дальнейшее развитие торгового пути, проходящего через Южный Казахстан и Семиречье, особенно повлияла принесенная арабами исламская религия. Богатые купцы проповедовали мусульманскую культуру. Они вкладывали свои деньги в базары и приумножение учреждений при них.
 
В торговле карлуков огромную ценность представляли лошади. Скрещенные с дикой породой, эти выносливые лошади играли большую роль на охоте, в походе. У карлуков настолько распространилась торговля лошадьми, что они могли легко обхитрить самих купцов.
 
У крупных племен в составе карлуков — ягма, тухси, чигилы — было много охотников. Поэтому они на торговлю выставляли и ценные шкуры зверей. Сведения об этом часто встречаются в известной "Худуд аль-алам”.
 
В VI—X вв. тюрки, совершая набеги на соседние страны, забирали себе много рабов. “Они (тюрки — С.С.) вновь пришли грабить самундское поселение, пленили мусульман”. Гардези писал о том, что киргизы, налетев на гузов, ограбив их, убили людей, а оставшихся в живых продали в рабство. Аль-Жахиз рассказывает, как пленили карлука и сразу же продали. В рабство попадали и тюркские женщины. В знаменитой “Шахнаме” Фирдоуси говорится о красивых тюркских девушках, привезенных из Тараза. Уместно в качестве доказательства сказать, что в IX—X вв. багдадские халифаты зачастую брали тюркских женщин. Ибн Бутлан говорит о выносливости тюркских женщин в рабстве.
 
Торговля рабами усилилась к IX в. Причиной тому послужило создание арабскими полководцами своей гвардии из тюркских рабов. Первым организовал такую гвардию халиф Мутасим. В ее состав в основном набирали тюрков-карлуков. Крупной транзитной дорогой торговли рабами были Мавераннахр и Xорезм. Здесь наряду с тюрками продавали и славянских, хазарских рабов.
 
Карлуки в рассматриваемый период находились на важной части Великого Шелкового пути и имели отношения с мировой цивилизацией, что реализовалось только благодаря взаимному влиянию миров кочевников и оседлых.
 
Сыздыков С. Города карлуков // Казак тарихы, 1994.
№ 6. С. 13—19.
<< К содержанию

Следующая страница >>