Главная   »   История Казахстана в произведениях..   »   Страбон. География.


Страбон. География.

20 июля 2013 - Библиотекарь

 Страбон

География

Перевод и примечания В. В. Латышева
Дополнительные примечания Л. А. Елъницкого
Книга I
 
1. (10/7С)… Вслед за этим [поэт Гомер упоминает] о народах, обитающих вокруг Пропонтиды и Понта Евксинского до Колхиды и о походе Ясона.
Он знает также и Боспор Киммерийский, зная киммерийцев; и, конечно, невозможно, чтобы он знал только имя киммерийцев и не знал самого народа, который в его время или немного раньше совершил набег на всю страну от Боспора до самой Ионии1. По крайней мере, он намекает и на туманный климат их страны и говорит так: "туманами и облаками покрыты; и никогда не освещает их яркое солнце, но распростерта над ними губительная ночь"2. Он знает и Истр, так как упоминает о мисах, фракийском народе, живущем по Истру3.
2.  (1/14С)… Владычество римлян и парфян прибавило многое к таким [т. е. географическим] познаниям наших современников, подобно тому, как поколениям, жившим после похода Александра, много знаний дал этот поход, как говорит Эрато-сфен4: он открыл нам большую часть Азии и весь север Европы до Истра, а римляне — весь запад Европы до реки Альбис5, разделяющей Германию на две части, и страну по ту сторону Истра до реки Тиры6. Дальнейшие области до меотов7 и побережья, оканчивающегося областью колхов8, сделал известными Мит-ридат, прозванный Евпатором, и его полководцы, парфяне же расширили наши сведения о Гиркании, Бактриане9 и о живущих выше этих стран скифах, которые были менее известны прежним поколениям.
(9/20)… Точно так же, зная, что киммерийцы жили у близкого к северу и туманного Боспора Киммерийского, [поэт Гомер] удобно перенес их в какое-то мрачное место у преисподней, выгодное ему для баснословных рассказов в описании странствований Одиссея10; а что он знал их, это доказывают хронографы, относящие вторжение киммерийцев ко времени незадолго до него или к его времени. (10/21) Подобным же образом, зная колхов, плавание Ясона в Эю11 и басни и рассказы о Кирке и Медее, именно об их волшебстве и сходстве характеров, он сочинил родство этих женщин, живших на столь далеком расстоянии одна от другой, так как одна жила в отдаленном углу Понта, а другая в Италии12, и Ясон в своих странствованиях, быть может, доходил до Италии: ибо указываются некоторые признаки странствований аргонавтов и около Керавнских гор, и около Ад-рия, и в Посидониатском заливе, и на островах, лежащих перед Тирренией [Этрурией]13. В пользу этого предположения прибавили кое-что Кианеи (у некоторых называемые Симплегадски-ми скалами)14, делающие трудным плавание через Византийский пролив. Таким образом, от Эй получила название Ээя15, от Симплегад — Планкты16, и плавание Ясона между ними представилось правдоподобным… Вообще, люди тех времен представляли себе Понтийское море как бы другим океаном17 и отплывших туда воображали уехавшими столь же далеко, как и выплывших на большое расстояние за Геракловы столпы; оно считалось наибольшим из наших морей, и поэтому его специально называли "морем" по преимуществу, как Гомера — поэтом. Может быть, и вследствие этого поэт перенес события из Понта в Океан, так как это легко могло быть принято слушателями, благодаря господствовавшему тогда представлению… Может быть,.и одноглазых киклопов поэт перенес из рассказов о Скифии: говорят, что именно таковы аримаспы, которых вывел Аристей Проконнесский в «Аримаспее»18.
2. (27/33 С)… Я утверждаю согласно с мнением древних эллинов, что, подобно тому, как известные народы северных стран назывались одним именем скифов или номадов, как называет их Гомер, а впоследствии, когда сделались известными и западные страны, их обитатели назывались кельтами и иберами или смешанно кельтиберами и кельтоскифами, ибо вследствие неведения отдельные народы в каждой стране подводились под одно общее имя, — так все южные страны у океана назывались Эфиопией.
(28/34 С) Древнее мнение об Эфиопии разделяет и Эфор19, который в рассуждении о Европе говорит, что если область неба и земли разделить на четыре части, то часть, обращенную к востоку [собственно к ветру Апелиоту], занимают индийцы, к югу [Ноту] — эфиопы, к западу — кельты, к северу [к ветру Борею] — скифы20. При этом он прибавляет, что Эфиопия и Скифия больше других стран: "Кажется, говорит он, что эфиопский народ тянется от зимнего востока21 до запада, а Скифия противолежит ему".
(38/45 С) Неправильно также рассуждает Деметрий Скеп-сийский22, и даже именно он оказался виновником некоторых ошибок Аполлодора23. Горячо возражая Неанту Кизикскому24, сказавшему, что аргонавты во время засвидетельствованного Гомером и другими писателями плавания в Фасис воздвигли подле Кизика святилища Идейской матери25, — он говорит, что прежде всего Гомер даже не знал путешествия Ясона в Фасис. Но это противоречит не только словам Гомера, но и его собственным: он говорит, что Ахилл опустошил Лесбос и другие местности, но воздержался от опустошения Лемноса и близких к нему островов вследствие родства с Ясоном и сыном его Эвне-ем26, тогдашним владетелем острова. Каким же образом поэт знал то, что Ахилл и Ясон были родственниками или одноплеменниками, или соседями, или людьми близкими в каком бы то ни было отношении..., а не знал того, откуда вышло, что Ясон, уроженец фессалийского города Полка, на родине не оставил по себе никаких преемников, а сына своего поставил владыкою Лемноса! Или знал Пелия и его дочерей.., а из случившегося с Ясоном, кораблем Арго и аргонавтами совсем не слыхал того, о чем единогласно рассказывается всеми, касательно же плавания от Эета без всякого исторического основания выдумал, будто оно происходило на океане?27.
(39) Ибо как все говорят, что плавание к Фасису, совершенное по распоряжению Пелия, имеет за собою некоторую вероятность, так и возвращение и занятие мимоездом некоторых островов и даже, клянусь Зевсом, отдаленное странствование Ясона, подобно Одиссееву и Менелаеву, принадлежит к числу фактов, засвидетельствованных еще ныне существующими памятниками и удостоверенных голосом Гомера. У Фасиса показывается город Эя, царствование Эета в Колхиде считается достоверным, и это имя у туземцев является народным. Существуют также рассказы о волшебнице Медее и о богатствах той страны, состоящих из золота, серебра и железа и заставляющих предполагать истинную причину похода, по которой и раньше Фрикс снарядил это плавание. Существуют и памятники обоих походов: Фриксов на рубеже Колхиды и Иберии, и Ясоновы, которые показываются во многих местах Армении, Мидии и соседних с ними стран28. Да и в окрестностях Синопы и на ее побережье, на Пропонтиде и Геллеспонте до местностей у острова Лемноса указывают много следов походов Ясона и Фрикса, а следы путешествия Ясона и преследовавших его кол-хов указываются даже до Крита, Италии и Адрия29; о некоторых из них свидетельствует и Каллимах.., говоря… о колхах: "Они, у Иллирийского пролива опустив весла, близ камня змея  белокурой Гармонии основали городок, который какой-нибудь грек мог бы назвать "городком изгнанников"31. Некоторые утверждают, что Ясон со своими спутниками проплыл и вверх по Истру на большое расстояние, а другие — что даже до Адрия32. Одни говорят так по незнанию местностей, а другие утверждают, что и река Истр33, получая начало из большого Истра, впадает в Адрий; в этих словах нет ничего невероятного и невозможного.
(40) Воспользовавшись подобными поводами, поэт [т. е. Гомер] кое-что излагает согласно с историческими рассказами, но прибавляет к ним и от себя, следуя обычаю, общему для всех поэтов и своему собственному. Он согласен с историческими рассказами, когда называет Эета, говорит про Ясона и Арго, от Эй вымышляет Ээю… и на основании рассказов о Медее делает волшебницей Кирку, "родную сестру злокозненного Эета"; но к этому он вымышляет выход в открытый океан во время странствований после этого плавания [т. е. в Колхиду]34...
3. (2) ...[Эратосфен] поверил, что Исский залив35 представляет собою самый восточный пункт нашего моря36, тогда как пункт у Диоскуриады37, лежащей в отдаленной окраине Понта, почти на три тысячи стадиев восточнее его даже по тому измерению по стадиям, о котором говорит он сам38… Сказав, что древнейшие народы плавали и с целью грабежа или торговли, но не выходили в открытое море, а плавали вдоль берегов, как и Ясон, который, по его словам, оставив корабли, из Колхиды дошел походом до Армении и Мидии39, он потом говорит, что в древности никто не дерзал плавать ни по Евксину, ни вдоль Ли-бии, Сирии и Киликии...
(4/49 С) ...[Эратосфен] одобряет мнение физика Стратона40, а также лидийца Ксанфа41. Последний говорит, что при Артаксерксе42 случилась сильная засуха, так что высохли реки, озера и колодцы; что он сам знает во многих местах вдали от моря камни в виде раковин, отпечатки "морских гребней" и "хера-мид"43 и болота с морской водой в Армении, области матиенов и нижней Фригии, вследствие чего и убежден, что эти равнины некогда были покрыты морем. Стратон еще более входит в рассмотрение причин, говоря, что, по его мнению, Евксин прежде не имел прохода у Византия, но что впадающие в него реки прорвали его силою своего течения и затем вода излилась в Пропонтиду и Геллеспонт… Затем он говорит, что Понт чрезвычайно мелок, а Критское, Сицилийское и Сардинское моря очень глубоки: так как в Понт течет множество огромных рек с севера и востока, то он наполняется илом, а прочие моря остаются глубокими, что поэтому-то вода Понтийского моря очень пресна, и течение его совершается в те места, где понижается дно; по его словам, ему кажется, что с течением времени весь Понт может быть занесен илом, если сохранятся подобные течения: ведь и теперь уже имеет вид болота часть левой стороны Понта, именно Салмидесс, называемые у моряков Грудями, местности у Истра и Скифская пустыня44...
(7/52 С)… Вообще не согласно с законами физики уподоблять море рекам; ибо реки текут по наклонному руслу, а море стоит без покатости. Проливы имеют течение по другой причине, а не потому, что ил, наносимый из рек, возвышает морское дно. Заносы ила образуются у самых устьев рек, как, например, у устьев Истра так называемые Груди, Скифская пустыня и Салмидесс45, причем этому содействуют и другие потоки; у устьев Фасиса колхидское побережье, песчаное, низменное и топкое, у Фермодонта и Ириса — вся Фемискира, равнина амазонок и большая часть Сидены; то же бывает и у других рек...
(15/57 С)… Сказав, что если бы наше море раньше образования разрыва у Геракловых столпов настолько наполнялось водою, насколько товорйт Эратосфен, то и вся Либия и большая часть Европы и Азии должны были бы раньше находиться под водою, [Гиппарх] прибавляет к этому, что в Понт должен был бы в некоторых местах сливаться с Адрием, так как Истр, начиная от местностей у Понта, разделяется на два рукава и течет в то и другое море вследствие положения страны. Но Истр берет начало не из припонтийских местностей, а, напротив, из гор, лежащих над Адрием, и течет не в оба моря, а только в Понт, разделяясь на рукава только у самых устьев. Здесь он разделяет неверное представление некоторых из своих предшественников, предполагавших существование одноименной с Истром реки, отделяющейся от него и впадающей в Адрий; от нее, по их мнению, получил свое название народ истров46, через страну которого она протекает, и Ясон этим путем совершил обратное плавание из Колхиды47.
3.  (21/61 С) Присоединяют [к переменам от землетрясений] и перемены от переселений… Так, западные иберы48 переселились в местности, лежащие выше Понта и Колхиды и, по словам Аполлодора, отделяемые от Армении рекою Араксом, а на самом деле скорее Киром и Мосхийскими горами49; египтяне переселились к эфиопам и колхам50… Вообще, ныне составленный труд наш полон подобных примеров; некоторые из них известны большинству читателей; переселения же каров, тре-ров, тевкров и галатов51, как равно и отдаленные странствования вождей, как например, Мадия скифского, Теарко эфиопского, Коба трерского, Сесостриса и Псамметиха египетских52, или странствования персов от времен Кира до Ксеркса — не всем известны, подобно предыдущим. Киммерийцы, которых называют и трерами, или какой-нибудь из их народцев, часто делали набеги на правую сторону Понта и смежные с нею области, вторгаясь то в Пафлагонию, то даже во Фригию Часто и киммерийцы и треры совершали подобные набеги; треры и Коб, в конце концов, говорят, были изгнаны киммерийским царем Мадием54...
4.  (2/63 С)… Затем, определяя ширину обитаемой земли, [Эрато-сфен] говорит, что от Мероэ55 по проходящему через нее меридиану до Александрии десять тысяч стадиев, отсюда до Геллеспонта — около восьми тысяч ста, затем до Борисфена пять тысяч, наконец, до круга, проходящего через Туле56… еще около одиннадцати тысяч пятисот.
(4) Гиппарх и другие писатели предполагают, что параллельный круг, проходящий через Борисфен, тождествен с проходящим через Византии, с массалийским57...
(7) Затем [Эратосфен] говорит, что было много рассуждений о материках и что одни разделяют их реками, именно: Нилом и Танаисом, представляя в виде островов, а другие — перешейками, именно: 1) находящимися между Каспийским и Понтий-ским морями и 2) находящимися между Красным морем и Эк-регматом58, причем эти последние называют материки полуостровами; он замечает при этом, что не понимает, каким образом подобное исследование может иметь практическое значение, и считает его скорее только спором людей, подражающих Демокриту59.
 
Книга II
 
1. (11) Что морской путь от Амиса до Колхиды идет по направлению к равноденственному востоку60, это доказывается и ветрами, и временами года, и плодами, и самим восходом солнца; в том же направлении идет перевал к Каспийскому морю и следующий затем путь до Бактрии61.
(16/73 С) Какое же, подобное этому62, благосостояние можно найти около Борисфена и приокеанской Кельтики? Ведь там даже не растет виноградная лоза или, по крайней мере, не дает плодов. В местностях более южных и приморских, а также в странах по Боспору она дает плоды, но мелкие, и на зиму засыпается землею. Лед в этих местностях столь крепок у устья Меотийского озера63, что в том месте, где зимою военачальник Митридата победил варваров в конной битве на льду, он же разбил в морском сражении тех же варваров летом, когда лед растаял. Эратосфен приводит и надпись в пантикапейском храме Асклепия на лопнувшей от мороза медной гидрии: "Если кто из людей не верит, что у нас делается, пусть убедится, взглянув на эту гидрию, которую поставил здесь жрец Стратий не в качестве прекрасного приношения богу, а в доказательство суровости зимы". Итак, если климатические условия перечисленных местностей нельзя сравнивать даже с боспорскими64, не говоря уже о том, что замечается в Амисе и Синопе (ведь эти местности можно назвать еще более умеренными по климату, нежели те), то едва ли можно их сравнивать с местностями по Борисфе-ну и окраинами Кельтики. Ибо вряд ли находятся на одной высоте с Амисом, Синопой, Византием и Массалией те пункты, которые единогласно признаются лежащими на три тысячи семьсот стадиев южнее Борисфена и кельтов.
(18/75 С) Гиппарх говорит, что у Борисфена и в Кельтике в продолжение целых летних ночей свет солнца дает отблеск, простираясь кругом от запада к востоку, а во время зимнего солнцеворота солнце поднимается над горизонтом никак не больше, чем на девять локтей.
(39/91 С) ...[Гиппарх] говорит, что и по Эратосфену один и тот же меридиан проходит и через Канопское устье Нила и через Кианеи и отстоит он от Тапсакского [меридиана] на шесть тысяч триста стадиев, а Кианеи отстоят на шесть тысяч шестьсот стадиев от Каспийской горы, которая лежит у перевала из Колхиды к Каспийскому морю; таким образом, если вычесть триста стадиев, получается одинаковое расстояние от Ки-анейского меридиана до Тапсака и Каспийской горы; стало быть, Тапсак и Каспийская гора некоторым образом лежат на одном и том же меридиане65.
4.  (5/107 С)… Ложно то мнение Полибия, что Танаис течет от летнего востока: ибо все сведующие в географии этих стран утверждают, что он течет с севера в Меотиду, так что устья реки, выход из Меотиды и самая река, насколько она известна, лежат на одном и том же меридиане66.
(6) Некоторые не заслуживающие внимания писатели говорили, что Танаис берег начало из мест, близких к Истру, и течет с запада, не сообразив при этом, что в промежутке текут в Понт большие реки Тира, Борисфен и Гипанис, из коих первая параллельна Истру, а прочие — Танаису; и если не открыты истоки ни Тиры, ни Борисфена,, ни Гипаниса, то страны, лежащие севернее их, должны быть еще гораздо менее известны. Стало быть, мнение, проводящее Танаис к Меотиде через эти страны и затем заставляющее делать поворот к нему (ибо устья реки ясно указываются в северных частях озера и притом в самом восточном их краю), должно быть ложно и неосновательно67. Точно так же неосновательно мнение, утверждающее, что эта река течет через Кавказ к северу и затем поворачивает в Меотиду. Есть и такое мнение; но никто не говорит, что она течет с востока: ибо если бы она текла таким образом, то более авторитетные писатели не стали бы указывать, что ее течение противоположно Нилу и некоторым образом диаметрально противоположно, как будто бы течение обеих рек идет по одному и тому же меридиану или по соседнему.
(7 конец / 108 С). Не несообразно принимать за границы материков Танаис или Нил, но считать таковыми летний или равноденственный восток — странно68.
5. (7/114 С) Выше Борисфена обитают крайние из известных нам народов скифского племени — роксоланы69, живущие южнее последних известных нам обитателей стран, лежащих выше Британии. Лежащие за ними страны уже необитаемы вследствие холода. Южнее их и выше Меотиды живут савроматы и скифы до места жительства восточных скифов70.
(9/116 С)… Если прибавить к расстоянию от Родоса до Бори-сфена расстояние в четыре тысячи стадиев от Борисфена до северного предела земли, то получается всего двенадцать тысяч семьсот стадиев.
(12/118 С)… Преимущественно современники наши могут сообщить кое-что достоверное о том, что касается британцев, германцев и народов, обитающих по Истру как по эту, так и по ту сторону, именно гетов, тирегетов и бастарнов71, а также и народов кавказских, как, например, албанов и иберов72.
(18/121 С) Мы говорим… что наша обитаемая земля, будучи окружена морем, принимает в себя из внешнего моря, что у океана много заливов, а самых больших четыре; из них северный называется Каспийским морем, а некоторые называют его Гирканским; Персидский же и Аравийский заливы вливаются от южного моря, первый, главным образом, против Каспийского моря, а второй — против Понтийского; четвертый залив, значительно превосходящий по величине вышеупомянутые, образует море, называемое внутренним и нашим; оно получает начало на западе от пролива у Геракловых столпов и тянется до восточной части, имея разную ширину, затем разделяется и оканчивается двумя морскими заливами, одним — слева, который мы называем Понтом Евксинским, и другим — состоящим из Египетского, Памфилийского и Исского морей.
(22/124 С)… Эгейское море и Геллеспонт изливаются к северу в другое море, которое называют Пропонтидой, и это опять — в другое, в так называемый Евксинский Понт. Этот последний состоит как бы из двух морей: почти по средине его выдвигаются два мыса, один — из Европы, с северной стороны, а другой, противоположный этому, — из Азии; они суживают находящийся между ними пролив и образуют два больших моря. Европейский мыс называется Бараний лоб, а азиатский — Карамбис; они отстоят друг от друга приблизительно на тысячу стадиев. Море к западу от них имеет в длину от Византия до устьев Борисфена три тысячи восемьсот стадиев, а в ширину две тысячи; в нем есть остров Белый. Восточное море имеет продолговатую форму и оканчивается узким заливом у Диоскуриады74, имея в длину пять тысяч стадиев или немного больше, а в ширину — около трех тысяч. Окружность всего моря равняется приблизительно двадцати пяти тысячам стадиев. Некоторые уподобляют форму этой окружности натянутому скифскому луку, приравнивая тетиве так называемые правые части Понта (это — путь от устья до залива у Диоскури-ады; ибо, за исключением Карамбиса, весь остальной берег имеет лишь небольшие углубления и выпуклости, так что подобен прямой линии), а остальной берег — рогу лука, имеющему двойной изгиб, именно: верхний, более округленный, и нижний, более прямой; так, говорят они, и этот берег образует два залива, из коих западный гораздо круглее другого75.
(23) Выше восточного залива к северу лежит Меотийское озеро, имеющее в окружности девять тысяч стадиев или даже немного больше. Изливается оно в Понт через так называемый Киммерийский Боспор, а Понт — в Пропонтиду через Боспор Фракийский...
(25/126 С)… Коротко говоря, самый южный пункт нашего моря — углубленная часть большого Сирта и за нею — египетская Александрия и устье Нила, а самый северный — устье Борисфе-на; если же кто присоединяет и Меотиду к этому морю (ведь и в самом деле она составляет как бы часть его), то таким пунктом будет устье Танаиса. Самый западный пункт, — пролив у Столпов, а самый восточный — сказанный залив при Диоскуриаде77. Эратосфен неправильно называет самым восточным пунктом Исский залив: ибо он находится на том же меридиане, на котором Амис и Фемискира; а если хочешь, присоедини и Сидену до Фарнакии78. От этих частей к востоку более трех тысяч стадиев плавания до Диоскуриады, как это яснее будет видно из подробного описания. Таково наше море.
(26/127 С) Теперь следует описать и окружающие это море земли, начав с тех самых частей, с которых мы начали и описание моря. Итак, если вплыть в пролив у Столпов, то направо будет Либия.., а налево противолежащая ей Европа до Танаиса; обе эти части света заканчиваются у Азии. Описание их следует начать с Европы, так как она замечательна разнообразием форм, весьма благоприятна для облагорожения отдельных людей и государств и уделила весьма много из свойственных ей благ прочим землям. Вся она удобообитаема, за исключением небольшой части, необитаемой вследствие холода; эта часть служит пределом кочевникам, живущим по Танаису, Меотиде и Борисфену...
(30/128 С) За Италией и Кельтикой находятся остальные, обращенные к востоку страны Европы, которые делятся на две часmu рекою Истром. Эта река течет с запада к востоку и Евксин-скому Понту, влево оставляя всю Германию, начинающуюся от Рейна, всю землю гетскую и земли тирегетов, бастарнов и сав-роматов79 до реки Танаиса и Меотийского озера.
(31/129 С) От Танаиса и Меотиды непосредственно следуют страны по сю сторону Тавра, а за ними — лежащие по ту сторону. Ибо, так как Азия делится надвое горою Тавром80..., то склоняющуюся к северу часть материка эллины называют лежащею по сю сторону Тавра, а склоняющуюся к югу — лежащею по ту сторону. Части, прилежащие к Меотиде и Танаису, суть страны по эту сторону Тавра. Их передние части лежат между Каспийским морем и Евксинским Понтом, с одной стороны заканчиваясь у Танаиса и океана, как внешнего, так и сливающегося с Гирканским морем, а с другой — у перешейка, где наиболее близко расстояние от угла Понта до Каспийского моря. Затем по сю сторону Тавра лежат страны над Гирканским морем до области индийцев и скифов, живущих у этого самого моря и Имейской горы81. Эти страны занимают, во-первых, меоты [са-вроматы] и племена, живущие между Гирканским морем и Понтом до Кавказа, иберов и албанов82, именно: савроматы, скифы, ахейцы, зиги и гениохи83, а затем над Гирканским морем — скифы, гирканы, парфяне, бактры, согдианы84, далее следуют прочие страны, лежащие выше индийцев к северу. К югу же от части Гиркаиского моря и всего перешейка между этим морем и Понтом лежит большая часть Армении, Колхида и вся Каппадокия до Евксинского Понта и тибаренских народностей85...
(42/135 С) В местностях, отстоящих от Византия к северу приблизительно на три тысячи восемьсот стадиев, наибольший день равняется шестнадцати равноденственным часам… Места эти находятся около Борисфена и южных частей Меотиды и отстоят от равноденственного круга на расстояние около тридцати четырех тысяч ста стадиев. Северная сторона горизонта там в продолжение почти целых летних ночей освещается солнцем, так как свет с запада распространяется вплоть до востока..., а в зимние дни солнце поднимается никак не больше, чем на девять локтей. Эратосфен говорит, что эти места отстоят от Мероэ86 немногим больше, чем на двадцать три тысячи стадиев, именно: до Геллеспонта восемнадцать тысяч и затем пять тысяч до Борисфена. В местностях же, отстоящих от Византия приблизительно на шесть тысяч триста стадиев и находящихся севернее Меотиды, в зимние дни солнце поднимается не более, чем на шесть локтей, а наибольший день равняется семнадцати равноденственным часам.
§ 43. Местности, лежащие за вышеупомянутыми и уже приближающиеся к поясу, необитаемому вследствие холода, уже бесполезны для географа...
 
Книга III
 
2.  (12/149 С)… Гомер, зная, что киммерийцы поселились в северных и мрачных местностях у Боспора, поместил их возле преисподней, быть может, даже вследствие общей ионийцам ненависти к этому племени: ведь именно во времена Гомера или немного раньше его, как говорят, произошло вторжение киммерийцев в Азию до Эолиды и Ионии87...
4. (15/163 С)… В испанских реках водятся бобры, но их струя не имеет одинакового свойства со струею понтийских бобров: ибо только понтийской присуще целебное свойство, как это замечается и во многих других предметах...
 
Книга V
 
3. (12/239 С)… За Албанской горой [в Лациуме] лежит город Ариция на Аппиевой дороге… Святилище Артемиды, которое называют рощею, находится с левой стороны дороги, если идти из Ариции. Святилище арицийской богини считают учреждением Артемиды Таврополы88, ибо в священных обычаях преобладает варварский и скифский элемент: так, в жрецы ставится беглец, убивший прежнего жреца; поэтому жрец всегда вооружен мечом, остерегаясь нападений и будучи готов защищаться...
 
Книга IV
 
4.  (2/288 С)… Подобная Африке судьба постигла и Азию. Сначала она управлялась покорными римлянам царями, а впоследствии, когда царские династии прекратились, как это случилось, например, с царями из рода Аттала, сирийскими, пафлагонскими, каппадокийскими и египетскими, или же цари отпадали от римлян и затем были лишаемы власти, как это случилось с Митридатом Евпатором и Клеопатрой Египетской, — с тех пор все области по сю сторону Фасиса и Евфрата, кроме некоторых частей Аравии, находятся под властью римлян и назначенных ими династов. Армяне же и живущие выше Колхиды албанцы и иберы нуждаются только в присутствии правителей и легко удерживаются в повиновении,  а восстают только тогда, когда римляне заняты другими делами; так же держат себя и обитатели побережья Евксина по ту сторону Истра89, за исключением боспорцев и номадов: первые покорны римлянам, а вторые ни к чему не годны вследствие трудности сношений с ними и требуют только присутствия гарнизонов для отражения их нападений,..
 
Книга VII
 
1. (1/289 С) Сказав об Иберии и кельтических и италийских народах с близлежащими островами, нам следует затем говорить об остальных частях Европы, разделив их подходящим способом. Остаются страны к востоку за Рейном до Танаиса и устья Меотийского озера, а также все пространство, которое охватывает Истр между Адрием и левыми берегами Понтий-ского моря к югу до Эллады и Пропонтиды. Эта река, величайшая из всех европейских рек, разрезывает на две части почти всю сказанную область, протекая сначала к югу, а потом круто поворачивая с запада к востоку и Понту. Она берет начало от западных пределов Германии, недалеко и от самого углубленного пункта Адриатического моря, на расстоянии около тысячи стадиев от него; и вливается же она в Понт недалеко от устьев Тиры и Борисфена, слегка отклоняясь к северу. Итак, к северу от Истра лежат страны за Рейном и Кельтикой, где живут племена галатские и германские до бастарнов, тирегетов90 и реки Борисфена, затем все пространство между этой рекой, Танаисом и устьем Меотиды, которое простирается внутрь материка до Океана и омывается Понтийским морем… Сначала мы скажем о странах по ту сторону Истра, потому, что их описание гораздо проще описания стран по эту сторону.
2.  (2/293 С) Посидоний91… неплохо предполагает, что ким-вры, будучи разбойниками и кочевниками, совершали походы даже до местностей по Меотиде и что от них-то получил название и Киммерийский Боспор, т. е. как бы Кимврийский, ибо эллины называли кимвров киммерийцами   ...
(4/294 С) Из германцев, как я сказал, северные живут вдоль океана. Известны они, начиная от устьев Рейна до Альбиса [Эльбы); наиболее известные из них — сугамбры и кимвры93; страны же за Альбисом у океана совершенно нам неведомы. Мы не знаем никого, кто бы ранее совершил плавание вдоль этих берегов к восточным странам, простирающимся до устья Каспийского моря, а также и римляне еще не заходили в страны по ту сторону Альбиса; равным образом и сухим путем никто туда не путешествовал. Но что, если идти по длине к востоку, то встретятся местности, лежащие по Борисфену к северу от Понта, — это явствует из климатов и параллельных расстояний. Что же находится за Германией и что за другими странами, к ней прилежащими, — нужно ли принять бастарнов, как предполагает большинство, или другие народы между ними и германцами, или язигов, или роксоланов94, или каких-либо других, из числа живущих в повозках, — это сказать не легко; трудно также сказать, простираются ли они до океана по всей длине, или есть там какая-либо страна, необитаемая вследствие холода или по другой причине, или следует другое племя, живущее между морем и восточными германцами. Точно такая же неизвестность господствует и относительно прочих северных стран, лежащих далее: ибо мы не знаем ни бастарнов, ни савроматов и вообще никого из живущих выше Понта; не знаем ни того, насколько они удалены от Атлантического моря, ни соприкасаются ли они с ним.
 
Перевод С. В. Мирошникова
 
3: 295-308С. (1) Южная часть Германии по ту сторону реки Альбиса, непосредственно к ней примыкающая, занята свева-ми95; затем тотчас следует земля гетов, сначала узкая, тянущаяся южной стороной вдоль Истра, а противоположной — вдоль предгорьев Геркинского леса, занимая, впрочем, и часть самых гор96, затем расширяется к северу до тирегетов, точные границы ее мы указать не можем… Достойны замечания же писатели, которые при незнании этих стран поместили здесь Рипейские горы и гипербореев98, поверив измышлениям мифографов, как например, Питей Массалиот", который много налгал в своих описаниях земель, лежащих при Северном океане; его ложь, впрочем, искусно прикрыта астрономией и математикой. Нам, однако, не подобает обращать особенное внимание на подобных мифографов, куда должно причислить и Софокла, который в известной трагедии говорит, как Орей-тия100 была похищена и унесена Бореем:
Чрез все пространства моря к граням мира, К истокам ночи, к основанью неба, Где Феба манит изначальный рай101.
(2) Эллины считали гетов фракийским народом; они жили по обеим сторонам Истра, равно как и мисийцы, тоже народ фракийского происхождения, который ныне называют мезийцами; от них произошли и те мисийцы, которые ныне живут между Лидией, Фригией и Троадой102. Мне                  Посидо-
ний верно предполагает, что Гомер разумеет европейских ми-сийцев (т. е. живущих во Фракии), когда говорит: "сам же Зевс назад обратил блестящие очи, взирая вдаль на землю конебор-ных фракийцев и сражающихся врукопашную мисийцев"103. Ведь если бы понимать здесь тех мисийцев, что в Азии, то речь поэта была бы бессмысленна. В самом деле, отвратив взоры от троянцев к земле фракийцев, ставить рядом с этою последнею землю мисийцев, живших не вдали, а рядом с Троадой и примыкавших к ней сзади и с обеих боковых сторон, а от Фракии отделявшихся широким Геллеспонтом, — это значило бы смешивать части света и вместе с тем не понимать значения слов. Выражение "назад обратил" обыкновенно значит — в тыл; между тем тот, кто переносит взоры от троянцев на живущих за ними или с боков, переносит их далее вперед, а вовсе не в тыл. Следующие слова поэта также служат доказательством того же самого, потому что он соединил с мисийцами доителей кобылиц, млекоедов и абиев104, которые не кто иные, как живущие в кибитках скифы и сарматы. Ведь и ныне эти народы и племена бастарнов105 живут смешанно с фракийцами, главным образом, по ту сторону Истра, но отчасти и по эту сторону...
(3) Посидоний говорит, что мисийцы из благочестия воздерживаются от употребления в пищу одушевленных существ, а поэтому и скота; что питаются они медом, молоком и сыром, ведя мирную жизнь, почему и называются "богопочитателями" и "воскурителями"; что есть между фракийцами также и некоторые, которые живут без женщин; что они называются "основателями", из уважения к ним признаны священными и живут безбоязненно; что всех их вместе поэт106 назвал "дивными доителями кобылиц, млекоедами и абиями, справедливейшими людьми". Абиями же он называет их главным образом потому, что они живут без женщин; он признает холостую жизнь как бы половиною настоящей107...
(4)… "Абиев" не столько можно принять за холостых, сколько за бездомных и живущих в кибитках. Ведь ввиду того, что несправедливости возникают главным образом при торговых сделках и приобретении денег, правильно назвать "справедливейшими" людей, ведущих простую жизнь при столь ограниченных потребностях...108
(6) Такого рода сомнения о том, что говорится у поэта о ми-сийцах и дивных доителях кобылиц, легко могут быть оправданы; но с тем, что Аполлодор109 говорит в предисловии ко второй книге «О кораблях», никак нельзя согласиться. Он одобряет мнение Эратосфена, что как Гомер, так и другие древние писатели знали эллинский мир, а относительно отдаленных стран обнаружили большое невежество, будучи неопытны в далеких путешествиях и в плавании. Подтверждая это, Аполлодор говорит, что Гомер Авлиду называет "скалистой", какова она и на самом деле, Этеон — "многохолмным". Фисбу — "богатою голубями", Галиарт — "богатым травою"; но отдаленных стран, говорит он, не знает ни Гомер, ни другие. Так, например, хотя в Понт течет около сорока рек, он не упоминает ни об одной даже из наиболее известных, каковы Истр, Танаис, Борисфен, Гипа-нис, Фасис, Фермодонт, Галис; о скифах также не упоминает, а выдумывает каких-то дивных доителей кобылиц, млекоедов и абиев. О пафлагонцах110, живущих внутри материка, он узнал от тех, которые сухим путем приближались к этим местам, а морского их берега не знает, и это вполне естественно, ибо в те времена это море было недоступно для плавания и называлось Негостеприимным по причине бурь и дикости живущих вокруг него племен, в особенности скифских, приносивших чужеземцев в жертву, питавшихся человеческим мясом и употреблявших черепа вместо чаш; впоследствии же оно названо было гостеприимным, когда ионийцы основали города на его побережье… Отсюда Аполлодор переходит к писателям, говорящим о Рипейских горах… к городу Киммериде у Ге-катея111...
(7) До сих пор мы говорили о фракийцах и "мисийцах бойцах рукопашных и дивных доителях кобылиц, млекоедах и абиях, справедливейших смертных"112, желая сравнить наше описание с известиями Посидония, Аполлодора и Эратосфена. Во-первых, то, что они попытались описать, оказалось противоположным тому, что они хотели доказать. Они поставили себе задачей доказать, что древнейшие авторы знали меньше о том, что находится далеко за пределами Эллады, чем позднейшие; но доказали как раз противоположное, и притом не только относительно отдаленных стран, но и относительно самой Эллады. Впрочем, как я уже сказал, оставим пока остальное, а рассмотрим только занимающий нас теперь вопрос. Гомер, говорят они, по незнанию не упоминает о скифах и их жестокости к иностранцам, которых они приносили в жертву, мясо съедали, а черепа употребляли вместо чаш, почему и Понт назывался негостеприимным, а напротив, он выдумывает каких-то дивных доителей кобылиц, млекоедов и абиев, справедливейших смертных, нигде не существующих на земле. Но каким же образом древние называли Понт Негостеприимным, если не знали этой дикости и самих людей, наиболее ею отличавшихся? А это, конечно, скифы. Раньше за мисийцами, фракийцами и гетами не жили ни доители кобылиц, ни млекоеды и абии? Да ведь и ныне существуют так называемые гамаксоики113 и номады, которые питаются домашним скотом, молоком и сыром, особенно кобыльим, не имея и понятия о запасах и мелочной торговле, за исключением обмена товара на товар. Как же поэт не знал скифов, когда он упоминает о каких-то доителях кобылиц и млекоедах? А что в те времена их называли "доителями кобылиц" — об этом свидетельствует и Гесиод в приведенных Эратосфеном стихах: "[Он видел] эфиопов, лигиев и скифов, доителей кобылиц"114.
Далее, что же удивительного, если, имея в виду, что у нас нередко бывают несправедливости в торговых договорах, Гомер называет справедливейшими и дивными мужами тех, которые совсем не занимаются торговыми делами или составлением капитала, но всем владеют сообща, кроме мечей и чаш для питья, и даже жен и детей считают общими согласно с учением Платона. Эсхил также явно согласен с Гомером, говоря о скифах: "но питающиеся кобыльим сыром и пользующиеся хорошими законами скифы"115. Такое мнение и теперь еще существует у эллинов. Действительно, мы их считаем очень прямодушными, совсем бесхитростными и гораздо более нас умеренными и довольными своим положением. Надо сказать, что наш образ жизни почти у всех произвел перемену к худшему, внося роскошь, страсть к удовольствиям и для удовлетворения этих страстей множество безнравственных средств к обогащению. Такая испорченность нравов в значительной степени проникла и к варварам, между прочим, и к номадам. Последние со времени знакомства с морем сразу сделались хуже: стали разбойничать, убивать иностранцев и, вступая в сношения со многими народами, перенимают от них роскошь и торгашество; хотя это, по-видимому, и способствует смягчению дикости, однако портит нравы и на место простодушия, о котором мы только что говорили, вводит коварство.
(8) Но скифы былых времен, преимущественно близкие к временам гомеровским, были и считались у эллинов действительно такими, какими их изображает Гомер. Посмотри, например, что говорит Геродот116 о том скифском царе, на которого пошел войною Дарий, и об ответе, данном им Дарию. Смотри также, что говорит Хрисипп о боспорских царях, именно о Левконе117. Персидские письма118 также исполнены той простоты, о которой я говорю, а равно и достопамятные изречения египтян, вавилонян и индийцев. Поэтому-то и Анахарсис119, Абарис120 и некоторые другие скифы, им подобные, пользовались большой славой среды эллинов, ибо они обнаруживали характерные черты своего племени: любезность, простоту, справедливость. Да к чему говорить о древних? Александр, сын Филиппа, во время похода на фракийцев, обитавших за Гемом121, вторгшись в землю трибаллов122 и увидев, что их область простирается до Истра и до находящегося на нем острова Певки123, а за рекой живут геты, — дошел, как говорят, до берега реки; вследствие недостатка в судах он не мог высадиться на остров, тем более, что туда бежал царь трибаллов Сирм124 и оказал сопротивление этому предприятию; тогда Александр, переправившись в область гетов, взял их город125 и поспешно вернулся домой, получив дары от этих народов и от Сирма. Птолемей, сын Лага126, рассказывает, что во время этого похода пришли к Александру жившие около Адрия кельты, чтобы заключить с ним дружественные отношения и гостеприимство. Царь, благосклонно приняв их, во время попойки спросил, чего они больше всего боятся, ожидая, что они назовут его; но они отвечали, что никого и ничего не боятся, кроме разве того, чтобы на них не упало небо; дружбу же с таким человеком, как Александр, они ставят выше всего. Эти факты служат достаточными доказательствами простодушия варваров: Сирм не допустил Александра высадиться на остров, а между тем послал ему дары и заключил дружбу; кельты же сказали, что они никого не боятся, но дружбу с великими людьми ценят выше всего. Далее, в эпоху преемников Александра царем гетов был Дроми-хет; он, взяв в плен Лисимаха127, выступившего против него, показал ему бедность свою и своего народа, а вместе с тем и довольство своим положением и советовал с такими людьми не воевать, а дружить. Сказав это, он угостил его, заключил дружбу и даровал свободу. И Платон в «Государстве» полагает, что тем, которые желают иметь благоустройство в государстве, следует как можно дальше бежать от моря, как учителя всякого зла, и не селиться возле него128.
(9) Эфор129 в четвертой книге своей истории, носящей заглавие: «Европа», дойдя в своем рассмотрении Европы до скифов, в конце концов говорит, что прочие скифы и савроматы не одинаковы по образу жизни: ибо первые до того жестоки, что едят человеческое мясо, вторые, напротив, воздерживаются от употребления в пищу даже животных. "Другие историки,- продолжает он,- передают сказания только об их жестокости, зная, что ужасное и удивительное действует потрясающим образом на душу, между тем как нужно указывать и выставлять в виде образцов противоположные их качества". Поэтому-то и сам он будет говорить о тех скифах, которые отличаются наиболее благородными нравами. Есть, по его словам, между скифами-номадами некоторые такие, что питаются кобыльим молоком и всех других превосходят справедливостью; о них упоминают поэты: Гомер, сказавший, что Зевс созерцает землю "до-ителей кобылиц и абиев, справедливейших людей", и Гесиод в поэме под заглавием «Объезд земли», представляющий Финея, уводимого гарпиями "в землю млекоедов, имеющих жилища на повозках"130.
Далее Эфор объясняет причину этого факта тем, что они, ведя простой образ жизни и не зная корыстолюбия, как во взаимных отношениях руководствуются добрыми правилами, все имея общим, даже жен, детей и всех родственников, так и для внешних врагов непобедимы и неодолимы, не имея ничего такого, из-за чего они могли бы подпасть под чужое иго. Он ссылается и на Херила, который в рассказе о переходе через мост, построенный Дарием из судов, говорит: "и пастухи овец саки, родом скифы; населяли они богатую пшеницей Асиду; были они, конечно, выходцами из земли номадов, справедливых людей"131. Далее Эфор относит к этому племени и Анахарсиса, называя его мудрым: по его словам, он был признан даже одним из семи мудрецов за необыкновенную воздержность и разум. Он называет его изобретениями горящий трут, двузубый якорь и гончарный круг132. Я упоминаю об этом, хотя отлично знаю, что и этот писатель не обо всем говорит вполне верно, в том числе и об изобретениях Анахарсиса (в самом доле, каким образом гончарный круг может быть его изобретением, если о нем знает уже Гомер, живший раньше него: "подобно тому, как какой-нибудь гончар прилаженное в руках колесо", — и так далее133. Я хотел только доказать, что по какому-то общему преданию как у древних, так и у позднейших авторов существовало такое убеждение о номадах, что наиболее отдаленные от других народов питаются молоком, бедны и весьма справедливы, и что это, стало быть, не есть вымысел Гомера.
(10) Что касается до мисийцев, то справедливо требовать у Аполлодора отчета о том, что говорится о них в поэмах Гомера, именно, считает ли он и их за вымысел, если поэт говорит; "ми-сийцев, борцов рукопашных, и дивных доителей кобылиц"134, или он принимает их за мисийцев, обитающих в Азии. Если он принимает их за азиатских мисийцев, то неверно толкует слова поэта, как уже сказано выше135; если же он считает это вымыслом на том основании, что мисийцев во Фракии не было, то он идет против истины: ведь еще в наше время Элий Кат136 переселил во Фракию пятьдесят тысяч человек с того берега Истра из области гетов, племени, говорящего на одном языке с фракийцами. Эти переселенцы и теперь живут здесь, называясь ме-зийцами или потому, что так назывались они и раньше, но в Азии переименованы были в мисийцев, или потому, что и во Фракии прежде назывались мисийцами137, что более согласуется со свидетельствами истории и со словами поэта. Но довольно об этом; возвратимся к дальнейшему изложению.
(11) Оставим в стороне древнейшую историю гетов; в наше же время произошло следующее. Гет Биребиста138, став во главе своего племени, поправил состояние народа, пострадавшего от частых войн, и постоянными упражнениями, трезвостью и повиновением своим повелениям поднял его до такой высоты, что в течение немногих лет образовал великое царство и подчинил власти гетов большую часть соседних племен. Он уже наводил страх и на римлян, отважно переправляясь через Истр и опустошая Фракию до пределов Македонии и Иллирии, разорил область кельтов, смешавшихся с фракийцами и иллирийцами, и совершенно уничтожил бойев, бывших под властью Критасира, и таврисков. Для удержания народа в повиновении он получил пособника в лице волшебника Декенея139, который, скитаясь по Египту, научился некоторым предзнаменованиям, посредством которых возвещал якобы волю богов; вскоре он стал считаться даже богом, как мы упомянули в рассказе о За-молксисе140. Доказательством повиновения гетов служит тот факт-, что они согласились вырубить виноградные лозы и жить без вина. Впрочем, Биребиста был лишен власти некоторыми восставшими на него лицами прежде, чем римляне послали против него войско; преемники же его разделили страну на несколько частей: ныне, когда Август Кесарь послал против них войско, геты делились на пять частей, а тогда — на четыре. Конечно, такого рода деления в разное время бывают различны, смотря по обстоятельствам.
(12) Но существует другое деление Гетской земли, остающееся с древних времен: одну часть этого племени называют да-ками141, другую — гетами. Гетами называют тех, которые живут у Понта в восточной части страны, а даками — тех, которые живут в противоположной части, со стороны Германии и истоков Истра. Я полагаю, что в древнее время они назывались да-ями; оттого и у жителей Аттики были в ходу имена рабов: Геты и Дай. Это более вероятно, чем производство последнего имени от скифов, которых называют даями142: ибо последние живут слишком далеко от Аттики, около Гиркании, и мало вероятно, чтобы оттуда вывозились невольники в Аттику… Племя ге-тов, столь высоко поднятое Биребистой, потом было вконец ослаблено внутренними раздорами и оружием римлян; впрочем, оно и теперь еще в состоянии высылать сорок тысяч воинов.
(13) Через их страну протекает река Марис143, впадающая в Дунай, по которому римляне свозили заготовки для войны. Верхние части этой реки, ближайшие к истокам, вплоть до порогов, называли они Данувием (в этой части река течет главным образом через Дакию), низовые же до Понта, в области ге-тов, называются Истром. Даки говорят на одном языке с гетами. Эллинам геты более известны потому, что они постоянно переселяются на тот и на другой берег Истра и смешались с фракийцами и мисийцами. То же самое происходит и у трибал-лов, народа фракийского племени: они тоже принуждены совершать переселения вследствие того, что соседи нападают на более слабых: одни переселялись с той стороны Истра вследствие того, что скифы, бастарны и савроматы часто одолевали их, так что в погоне за вытесненными некоторые из них даже переправлялись через реку и оставались жить или на ее островах, или во Фракии; другие, напротив, переселялись с этой стороны реки, терпя притеснения, в особенности от иллирийцев. Геты и даки, достигнув тогда высокой степени могущества, так что могли высылать двести тысяч войска, теперь сократились до сорока тысяч и близки к совершенному подчинению римлянам; но пока они еще не вполне покорны, благодаря надеждам на германцев, враждебных римлянам.
(14)  Между гетами и Понтийским морем от Истра по направлению к Тире144 лежит Гетская пустыня, ровное и безводное пространство, где Дарий, сын Гистаспа, в то время, как перешел за Истр для похода на скифов145, был захвачен в ловушку и рисковал погибнуть со всем своим войском от жажды; но он понял опасность, хотя и поздно, и повернул назад. Впоследствии Лисимах, отправившись походом против гетов и царя их Дромихета, не только подвергся той же опасности, но и был захвачен в плен живым; впрочем, он, как я сказал выше146, был отпущен, благодаря добродушию варвара.
(15) Близ устьев Истра есть большой остров Певка; занявшие его бастарны получили название певкинов147. Есть и другие острова, но гораздо меньших размеров, одни выше этого острова, другие у моря. Петр имеет семь устьев. Самое большое из них — так называемое священное устье, по которому до Пев-ки сто двадцать стадиев плавания; на нижней части этого острова Дарий построил мост, хотя он мог бы быть построен и на верхней. Это устье — первое слева для плывущих в Понт, остальные же следуют по пути вдоль берега по направлению к Тире; седьмое устье отстоит от первого почти на триста стадиев. Между устьями-то и образуются вышеупомянутые островки. Три устья, следующие за священным, невелики, а остальные -гораздо меньше священного, но больше этих трех. Эфор называет Истр пятиустным148. Отсюда до судоходной реки Тиры -девятьсот стадиев. В промежутке есть два больших озера, из которых одно имеет сообщение с морем, так что может служить и гаванью, а другое не имеет входа149.
(16) При устье Тиры находится башня, называемая Неопто-лемовой150, и деревня, известная под названием Гермонакто-вой151. Если подняться по реке на сто сорок стадиев, то на обоих берегах встретятся города: один Никония152, а другой, на левом берегу — Офиусса153; жители побережья этой реки говорят, что, если подняться на сто двадцать стадиев, то встретится город. На расстоянии 500 стадиев от устья этой реки лежит в открытом море остров Белый, посвященный Ахиллу155.
(17) Затем следует река Борисфен, судоходная на протяжении шестисот стадиев, и неподалеку от нее другая река Гипа-нис156 и остров перед устьем Борисфена с гаванью157. В двухстах стадиях по Борисфену лежит одноименный с рекою город. Он называется также Ольвией и представляет собою большой торговый порт, основанный милетянами158. Все пространство, лежащее выше упомянутого промежутка между Борисфеном и Истром, занимают, во-первых, пустыня гетов159, затем тиреге-ты, за ними — язиги — сарматы160, так называемые царские, и урги; все они по большей части кочевники, но немногие занимаются и земледелием; эти последние, говорят, живут также по Истру, нередко на обоих берегах его. Внутри материка бастарны живут в соседстве с тирегетами и германцами162, вероятно, и сами принадлежа к германскому племени и будучи разделены на несколько колен: некоторые из них называются атмонами и сидонами163, те, которые заняли остров Певку на Истре, — певкинами164, а самые северные, занимающие равнины между Танаисом и Борисфеном, называются роксоланами165. Вся северная страна от Германии до Каспия, насколько мы ее знаем, представляет равнину; живут ли какие-нибудь народы роксоланов — нам неизвестно. Роксоланы воевали и с полководцами Митридата Евпатора под предводительством Тасия; пришли они на помощь Палаку, сыну Скилура166, и считались народом воинственным; однако против сомкнутой и хорошо вооруженной фаланги всякое варварское племя и легко вооруженное войско оказывается бессильным. И действительно, роксоланы в числе почти пятидесяти тысяч не могли устоять против шести тысяч, бывших под начальством митридатова полководца Диофанта167, и большинство их погибло. Они носят шлемы и панцыри из сырой воловьей кожи и сплетенные из прутьев щиты, а наступательным оружием им служат копья, лук и меч168. Подобным образом вооружено и большинство других варваров. Кибитки номадов сделаны из войлока и прикреплены к повозкам, на которых они живут; вокруг кибиток пасется скот, мясом, сыром и молоком которого они питаются. Они следуют за своими стадами, выбирая всегда местности с хорошими пастбищами; зимою в болотах около Меотиды, а летом — и на равнинах.
(18) Вся эта страна очень холодна вплоть до мест, лежащих у моря между Борисфеном и устьем Меотиды; из самых приморских местностей холодным климатом отличаются самые северные, именно устье Меотиды и еще более — устье Бо-рисфена, а также угол Тамиракского или Каркинитского залива169, где находится перешеек большого Херсонеса170. Холода этой страны, хотя ее обитатели и живут на равнинах, доказываются следующими фактами: жители не держат ослов (ибо это животное не выносит холода); быки — одни родятся безрогими, а у других отпиливают рога (ибо эта часть тела также не выносит холода); лошади здесь мелки, а овцы крупны. Здесь трескаются даже медные гидрии, а содержимое в них замерзает171. Сила морозов лучше всего видна из того, что бывает около устья Меотиды: по проливу из Пантикапея в Фанагорию переезжают на повозках, так что тут бывает то канал, то сухой путь. Рыба, застигнутая во льду, ловится так называемой гангамой172, особенно же осетры, величиною почти равные дельфинам. Рассказывают, что полководец Митридата Неопто-лем173 в одном и том же проливе летом разбил варваров в морском бою, а зимой — в конном. Говорят также, что к зиме на Бо-споре зарывают виноградные лозы, насыпая на них большое количество земли174. Но зато и жары, говорят, бывают сильные, может быть, потому, что тела варваров не привыкли к жаре, а, может быть, и потому, что тогда бывает в степях безветрие, или и вследствие того, что плотный воздух сильнее нагревается, точно так, как в облаках действуют парелии175. Атей, воевавший с Филиппом, сыном Аминты, кажется, господствовал над большинством здешних варваров176.
(19) За островом, лежащим перед Борисфеном, сейчас к востоку идет морской путь к мысу Ахиллова Бега, месту, лишенному растительности, но называемому рощей и посвященному Ахиллу. Затем — Ахиллов Бег, выдающийся в море полуостров; это -узкая коса177, длиною около тысячи стадиев по направлению к востоку; наибольшая ширина ее — два стадия, а наименьшая -четыре плетра. От материка, находящегося по обе стороны перешейка, она отстоит на шестьдесят стадиев; почва на ней песчаная, вода колодезная. Посередине ее перешеек, имеющий около сорока стадиев. Заканчивается полуостров у мыса, называемого Тамиракой и имеющего пристань, обращенную к материку178. За мысом находится значительный залив Каркинитский, простирающийся сверху приблизительно на тысячу стадиев; другие, однако, говорят, что до внутреннего угла залива расстояние втрое больше. Жители побережья называются тафриями179. Залив этот называют также Тамиракским, соименно мысу.
4. (1) Здесь находится перешеек шириною в сорок стадиев, отделяющий так называемое Гнилое озеро от моря и образующий полуостров, называемый Таврическим и Скифским180. Некоторые, впрочем, утверждают, что ширина перешейка равна тремстам шестидесяти стадиям. Гнилое озеро181, как говорят, имеет в ширину даже четыре тысячи стадиев и составляет западную часть Меотиды, с которой оно соединено широким устьем. Оно очень болотисто и едва судоходно для сшитых лодок, так как ветры легко открывают мели и затем снова их наполняют водою, так что эти болота непроходимы для более значительных судов. В этом заливе есть три островка, а вдоль берега — мели и немногие подводные камни.
(2) Если плыть из Тамиракского залива, то влево будет городок и другая гавань херсонесцев182. Затем, если плыть вдоль берега, к югу выдается мыс, составляющий часть целого Херсоне-са183. На нем расположен город гераклеотов, колония живущих на южном берегу Понта, называемый также Херсонесом (т. е. полуостровом)184 и находящийся в четырех тысячах че-тырехста стадиях плавания от устья Тиры. В этом городе есть святилище Девы, какой-то богини, имя которой носит и находящийся перед городом, на расстоянии ста стадиев, мыс, называемый Парфением (т. е. Девичьим)185. В святилище находится храм богини и статуя. Между городом и мысом есть три гавани, затем следует древний Херсонес186, лежащий в развалинах, а за ним бухта с узким входом, возле которой преимущественно устраивали свои разбойничьи притоны тавры187, скифское племя, нападавшее на тех, которые спасались в эту бухту; называется она бухтою Символов. Она с другой бухтой, называемой Ктенунтом188, образует перешеек в сорок стадиев. Это и есть тот перешеек, который замыкает малый Херсонес, составляющий, как мы сказали, часть большого Херсонеса и имеющий на себе город, носящий одинаковое с полуостровом название — Херсонес.
(3) Этот город прежде пользовался автономией, но потом, будучи опустошаем варварами, принужден был взять себе в покровители Митридата Евпатора, желавшего идти на варваров, живущих выше перешейка до Борисфена и Адрия. Эти походы были подготовкой к войне с римлянами. Поэтому он, побуждаемый такими надеждами, охотно послал войско в Херсонес и стал воевать со скифами, бывшими тогда под властью Скилу-ра и его сыновей с Палаком во главе, которых, по свидетельству Посидония, было пятьдесят, а по свидетельству Аполлони-да189, — восемьдесят. Он силою подчинил их себе и в то же время сделался властителем Боспора, который добровольно уступил ему тогдашний его владелец Парисад. С тех-то пор и доныне город Херсонес подчинен владыкам Боспора. Ктенунт находится на одинаковом расстоянии от города Херсонеса и бухты Символов. Начиная от бухты Символов до города Феодосии191 тянется Таврическое побережье длиной около тысячи стадиев, неровное, гористое и открытое для северных ветров. Из него далеко выдается в море к югу, напротив Пафлаго-нии и города Амастрии, мыс, носящий название Бараньего Лба. Напротив него лежит пафлагонский мыс Ка-рамбис, разделяющий Понт Евксинский на два моря суженным с обеих сторон проливом192. Карамбис от города Херсонеса отстоит на две тысячи пятьсот стадиев, а от Бараньего Лба на гораздо меньшее число их. По крайней мере, многие их тех, которые проплывали этот пролив, говорят, что они одновременно видели оба мыса по обеим сторонам моря. В горной стране тавров есть также гора Трапезунт, одноименная с городом, находящимся на границах Тибарании и Колхиды193. В той же горной стране есть и другая гора — Киммерий194, названная так по имени киммерийцев, некогда господствовавших на Боспоре; отсюда же называется Боспором Киммерийским вся та часть пролива, которая прилегает к устью Меотиды.
(4) За вышеупомянутой горной областью лежит город Феодосия с плодородной равниной и гаванью, пригодной даже для сотни судов. Он был прежде границей владений боспорцев и тавров. Затем следует плодородная страна до Пантикапея, столицы боспорцев, построенной при устье Меотиды. От Феодосии до Пантикапея около пятисот тридцати стадиев; вся эта земля богата хлебом, имеет деревни и город с хорошей гаванью, называемый Нимфей195. Пантикапей представляет собою холм, со всех сторон заселенный, окружностью в двадцать стадиев; с восточной стороны от него находится гавань и доки приблизительно для тридцати кораблей, есть также акрополь; основан он милетянами. Долгое время этот город и все соседние поселения вокруг устья Меотиды по обе его стороны находились под единоличной властью правителей из дома Левкона, Сатира и Парисада196, вплоть до того Парисада, который добровольно передал власть Митридату197. Эти правители назывались тиранами, хотя в большинстве были люди достойные, начиная от Парисада и Левкона. Парисад признан даже богом198. Последний правитель, одноименный с ним, будучи не в состоянии бороться с варварами, требовавшими большей дани, чем прежде, уступил власть Митридату Евпатору, после которого царство подчинено власти римлян. Большая часть его лежит в Европе, но некоторая и в Азии.
(5)  Вход в Меотиду называется Киммерийским Боспором; начинается он с довольно значительной ширины, именно около семидесяти стадиев, где и переправляются из окрестностей Пантикапея в ближайший азиатский город Фанагорию199, а оканчивается гораздо более узким проливом. Этот проход отделяет Европу от Азии, подобно тому как и река Танаис, текущая с противоположной ему стороны с севера в озеро и его устье. Она изливается в озеро двумя рукавами, находящимися один от другого на расстоянии около шестидесяти стадиев. Есть и город, соименный реке, самое большое торговое место у варваров после Пантикапея200. Влево для въезжающего в Боспор Киммерийский лежит городок Мирмекий201 в двадцати стадиях от Пантикапея. Вдвое дальше от Мирмекия отстоит деревня Парфений, у которой самая узкая часть пролива, всего около двадцати стадиев202; на азиатской стороне против него лежит деревня, называемая Ахиллием203. Отсюда по прямому морскому пути до Танаиса и до острова, лежащего между его устьями, — две тысячи двести стадиев204; расстояние будет немного больше этой цифры, если плыть вдоль береза Азии, и более чем тройное, если плыть до Танаиса по левой стороне Меотиды; на этом пути вдоль берега находится и перешеек205. Весь этот берег, мимо которого приходится плыть, со стороны Европы пустынен, а с правой стороны не безлюден. Вся окружность озера, по достоверным свидетельствам, имеет девять тысяч стадиев. Большой Херсонес и по виду, и по величине похож на Пелопоннес; им владеют боспорские повелители, после того как он весь сильно пострадал от беспрерывных войн. Раньше боспорские тираны владели лишь небольшой областью при устье Меотиды и при Пантикапее до Феодосии, а наибольшую часть страны до перешейка и Каркинитского залива занимало скифское племя тавров206. Вся эта страна, а также, пожалуй, и область за перешейком до Борисфена, называлась Малой Скифией… Вследствие множества переселенцев, переправлявшихся отсюда за Тиру и Истр и заселявших ту страну, значительная часть ее также получила название Малой Скифии, так как фракийцы уступали им землю, отчасти принуждаемые силой, отчасти же вследствие плохого качества почвы, так как большая часть этой страны болотиста207.
(6) Что же касается Херсонеса, то, за исключением горной области на морском берегу до Феодосии, вся остальная часть его представляет равнину с хорошей почвой и чрезвычайно богатую хлебом: земля, вспаханная как попало любым пахарем, дает тридцатикратный урожай. Жители давали в дань Митри-дату 180 000 медимнов хлеба и двести талантов серебра вместе с азиатскими местечками возле Синдики208. И в прежние времена сюда вывозился хлеб к эллинам, подобно тому как соленая рыба из Меотиды. Рассказывают, что Левкон послал из Феодосии афинянам два миллиона сто тысяч медимнов209. Эти самые жители полуострова специально назывались земледельцами210 вследствие того, что народы, обитавшие выше их, были номады, питавшиеся мясом разных животных, преимущественно же кониной, а также кобыльим сыром, молоком и сывороткой (последняя, будучи особым образом приготовлена, составляет для них лакомство)211. Поэтому-то поэт и назвал всех здешних жителей млекоедами212. Номады занимаются больше войною, чем разбоем, и войны ведут из-за дани: предоставив землю во владение желающим заниматься земледелием, они довольствуются получением условленной умеренной дани, не для наживы, а для удовлетворения ежедневных жизненных потребностей; в случае же неуплаты денег данниками начинают с ними войну. Вот почему поэт назвал этих самых людей и справедливыми, и вместе неимущими средств. Действительно, они даже не начинали бы войны, если бы дани были правильно им уплачиваемы. А не платят им те, которые уверены в своих силах, так что могут или легко отразить нападающих, или воспрепятствовать вторжению. Так, по словам Гип-сикрата214, поступил Асандр215, отгородивший стеною перешеек Херсонеса у Меотиды, длиною в триста шестьдесят стадиев и поставивший по десяти башен на каждом стадии. Земледельцы же, хотя и слывут в отношении воинственности за людей более мирных и более цивилизованных, но, будучи корыстолюбивы и соприкасаясь с морем, не воздерживаются от разбоев и тому подобных незаконных средств к обогащению.
(7) Кроме перечисленных пунктов, в Херсонесе существовали и укрепления, которые построил Скилур и его сыновья и которые служили для них опорными пунктами в военных действиях против митридатовых военачальников, именно Палакий, Хаб и Неаполь216. Был также и Евпаторий217, основанный Диофантом, полководцем Митридата. На расстоянии около пятнадцати стадиев от стены херсонесцев есть мыс, образующий залив порядочной величины, направляющийся к городу. Выше него лежит болото с солеварней. Здесь был и порт Ктенунт218. Для того, чтобы бороться со скифами, царские военачальники во время осады поставили на упомянутом мысу гарнизон, оградив это место стеной, и засыпали вход в залив до самого города, так что можно было без затруднений переправляться сухим путем и из двух городов сделался как бы один. С этих пор они легче отражали скифов. Когда же последние напали и на укрепление перешейка при Ктенунте и стали заваливать ров тростником, то царские солдаты ночью сжигали часть плотины, выстроенную днем, и таким образом сопротивлялись до тех пор, пока не победили219. Теперь вся эта страна находится под властью боспорских царей, которых назначают римляне.
(8) У всех скифских и сарматских племен есть обычай холостить лошадей, чтобы сделать их более послушными; ибо лошади у них хотя и не велики, но очень горячи и неукротимы. Охоты устраиваются в болотах на оленей и кабанов, а в степях — на диких ослов и коз. Особенность этой страны состоит также в том, что в ней не водятся орлы. В числе четвероногих водится так называемый "колос" (тупорогий, безрогий'), по величине занимающий середину между оленем и бараном, белый и быстротой бега превосходящий названных животных; во время питья он ноздрями втягивает воду в голову и затем несколько дней сберегает ее здесь, так что легко может жить в безводных жестах. Такова вся страна, лежащая по ту сторону Истра, между Рейном и рекой Танаисом, до Понтийского моря и Меотиды.
 
Перевод В. В. Латышева
6. (2/320 С)… Это животное [т. е. рыба пеламида, род тунца] родится в болотах Меотиды; немного окрепнув, оно стадами устремляется через устье Меотиды в Понт и несется вдоль азиатского берега до Трапезунта и Фарнакии220; здесь находится первый пункт ловли, но она не обильна, ибо рыба не имеет еще надлежащей величины; проходя далее к Синопе, она становится более годной для ловли и соления...
 
Книга IX
 
2. (42)… Повествуют же, что так называемые ахейцы221 на Понте — выселенцы орхоменцев, забредших туда с Иалменом после взятия Трои...
 
Книга XI

Перевод П. И. Прозорова
1. (5) Переходя в описании земли от Европы к Азии, мы встречаем сперва северную часть принятого нами деления Азии на две части222; поэтому с нее и должны начать описание. Из самых этих северных стран первыми представляются области по Танаису, который мы приняли границей Европы и Азии. Эти области представляют как бы вид полуострова: ибо с запада они ограничиваются рекою Танаисом и Меотидой до Боспо-ра и берега Евксина, оканчивающегося Колхидою, с севера Океаном до устья Каспийского моря223, а с востока этим самым морем до пределов Албании и Армении, где в него изливаются реки Кир и Аракс, из которых последняя течет по Армении, а Кир — по Иберии и Албании224. С юга эти области ограничиваются полосою земли от устья Кира до Колхиды, длиной около трех тысяч стадиев от моря до моря, через земли албанцев и иберов, так что полоса эта имеет вид перешейка. Писатели, суживающие перешеек на столько, насколько Клитарх225, сказавший, что перешеек заливается обоими морями, не могут заслуживать даже внимания. Посидоний говорит, что перешеек имеет в длину тысячу пятьсот стадиев, т. е. столько же, сколько и перешеек от Пелусия до Красного моря226. "Мне — прибавляет он, — что и перешеек от Меотиды до Океана не имеет значительной разницы в длине"227.
(6) Но я не знаю, как можно ему верить в том, что касается предметов неизвестных, о которых он не может сказать ничего правдоподобного, если он даже об известных предметах говорит столько нелепостей, несмотря на то, что был другом Помпея, совершившего поход против иберов и албанцев до морей, находящихся по обе стороны их, т. е. Каспийского и Колхидского228.
(7) Второю частью северной Азии можно считать область над Гирканским морем, которое мы называем Каспийским, до скифов, соседних с индийцами; третьей — область, непосредственно примыкающую к названному перешейку229, и затем области, прилегающие к нему и Каспийским воротам230, ближайшие к землям по эту сторону Тавра и к Европе; области эти суть: Мидия, Армения, Каппадокия и лежащие между ними.
2. (1) При таком делении первую часть, начиная с северных стран, обращенных к Океану, населяют некоторые скифы, кочующие и живущие в повозках; ближе их — сарматы231, тоже скифское племя, аорсы и сираки232, спускающиеся к югу до Кавказских гор; одни из них кочуют, другие живут в шатрах и занимаются земледелием. У самого озера живут меоты233. У моря лежат азиатская часть Боспорского царства и Синдика, а за ней живут ахеи, зиги, гениохи, керкеты234 и макропогоны (длиннобородые)235. Выше них лежат теснины фтейрофагов (вшеедов)236. За гениохами находится Колхида, лежащая под Кавказскими и Мосхийскими горами237. Так как границей Европы и Азии поставлена река Танаис, то, начиная с нее, мы и опишем подробно эти местности.
(2) Танаис течет из северных стран, однако в направлении, не прямо противоположном Нилу, как полагает большинство, а восточнее его и, подобно ему, из неизвестных истоков. Но Нил известен в большей части своего течения, так как течет по стране, везде доступной, и на большом протяжении судоходен, а что касается Танаиса, то устья его мы знаем (их два, в самой северной части Меотиды, на расстоянии шестидесяти стадиев одно от другого), а выше устьев известна лишь небольшая часть по причине холодов и скудости страны, которую могут переносить туземцы, питающиеся мясом и молоком по обычаю кочевников, а чужестранцы не выносят. Кроме того, кочевники, неохотно вступая в сношения с другими народами и отличаясь численностью и силою, преграждают доступ даже в удобопро-ходимые части страны или по реке, где она допускает плавание вверх. По этой-то причине одни предполагали, что Танаис берет начало в Кавказских горах и, поднявшись далеко на север, затем поворачивает назад и впадает в Меотиду (с ними согласен и Феофан Митиленский238), а другие — что он течет от верхних частей Истра239. Но они ничего не приводят в доказательство течения его из столь отдаленных стран и из других широт, как будто он не может течь из близких местностей и с севера.
(3) При впадении реки в озеро лежит соименный реке город Танаис240, основанный эллинами, владеющими Боспором. Недавно его разрушил до основания царь Полемон241 за неповиновение; раньше он сложил общим торговым местом для азиатских и европейских кочевников и для приезжающих по озеру из Боспора; первые доставляли рабов, шкуры и разные другие товары кочевников, а другие взамен привозили на судах платье, вино и прочие предметы, свойственные цивилизованному образу жизни. Перед городом на расстоянии ста стадиев лежит остров Алопекия, имеющий смешанное население242; неподалеку на озере есть и другие островки. Танаис отстоит от устья Меотиды, если плыть прямо на север, на две тысячи двести стадиев, а если плыть вдоль берега, то выйдет немного больше.
(4) При плавании вдоль берега243 первым от Танаиса, на расстоянии восьмисот стадиев, будет так называемый большой Ромбит, в котором есть множество пунктов для ловли рыбы, идущей на соление. Затем, на расстоянии еще восьмисот стадиев, — меньший Ромбит и мыс также с рыбными ловлями, но меньших размеров244. Одни имеют… раньше островки пунктами отправления, а на малом Ромбите работают сами меоты. На всем этом побережье живут меоты, хотя и занимающиеся земледелием, но воинственностью не уступающие номадам. Они разделяются на довольно многие племена, из которых ближайшие к Танаису отличаются большей дикостью, а прилегающие к Боспору — более мягкими нравами. От малого Ромбита шестьсот стадиев до Тирамбы245 и реки Антикита246, затем сто двадцать стадиев до селения Киммерийского, которое служит местом отправления для плывущих по озеру. На этом побережье указывают еще несколько сторожевых башен клазоменцев.
(5) Киммерик прежде был городом, построенным на полуострове и замыкавшим перешеек рвом и валом247. Киммерийцы некогда имели большую силу на Боспоре, вследствие чего и Бо-спор был назван Киммерийским. Это тот народ, который делал набеги на живущих внутри страны по правую сторону Понта, до Ионии. Киммерийцев изгнали из страны скифы, а скифов — эллины, основавшие Пантикапей и прочие города на Боспоре248.
(6)  Затем двадцать стадиев до Ахиллова селения249, в котором есть святилище Ахилла. Здесь самое узкое место в устье Меотиды, шириною около двадцати стадиев или несколько более; на противоположном берегу лежит селение Мирмекий (вблизи Гераклия) и Парфений250.
(7)  Отсюда девяносто стадиев до памятника Сатира251; это насыпанный на мысе курган одного из царей, славно господствовавших на Боспоре.
(8) Недалеко отсюда селение Патраэй, от которого сто тридцать стадиев до деревни Корокондамы252; последняя представляет предел так называемого Киммерийского Боспора. Так называется пролив при устье Меотиды, от узкого места у Ахиллова селения и Мирмекия тянущийся до Корокондамы и лежащей против нее, в Пантикапейской земле, деревеньки по имени Акра253, отделенной семидесятью стадиями водного пути. Доселе доходит и лед, так как в морозы Меотида сковывается льдом до того, что по ней ходят пешком. Весь этот пролив имеет прекрасные гавани.
(9) Выше Корокондамы лежит довольно большое озеро, которое по ее имени называют Корокондамским; в десяти стадиях от деревни оно соединяется с морем. В озеро впадает один рукав реки Антикита и образует остров, омываемый этим озером, Ме-отидой и рекою. Некоторые и эту реку называют Гипанисом, подобно реке, соседней с Борисфеном254.
(10)  Вступившему в Корокондамское озеро представляется значительный город Фанагория255, затем Кепы (Сады)256, Гер-монасса и Апатур, святилище Афродиты257. Из них Фанагория и Кепы лежат на названном острове по левую руку для вплывающего в озеро, а прочие города — по правую, за Гипанисом в Синдике258. В Синдике же недалеко от моря, лежит и Горгип-пия259, столица синдов, и Аборака260. Все народы, подвластные боспорским правителям, называются боспорцами. Столицей европейских боспорцев служит Пантикапей, а азиатских — Фа-нагорий261 (ибо и так называется этот город); и торговым пунктом для товаров, привозимых из Меотиды и лежащей за ней варварской страны, служат, как кажется, Фанагорий, а для доставляемых туда с моря — Пантикапей. Есть и в Фанагории известное святилище Афродиты Апатуры (т. е. Обманчивой). Для объяснения происхождения этого прозвания богини приводят миф, будто богиня, когда гиганты там напали на нее, призвала на помощь Геракла и спрятала его в какой-то пещере, а затем, принимая отдельно каждого гиганта, поодиночке передавала их Гераклу, чтобы он умерщвлял их обманом262.
(11) К числу меотов принадлежат сами синды, затем данда-рии, тореаты, агры и аррехи, а также тарпеты, оби-диакены, ситтакены, доски264 и многие другие. К ним же относятся и аспургианы265, живущие Между Фанагорией и Горгип-пией на пространстве пятисот стадиев. Царь Полемон хотел напасть на них под прикрытием дружбы, но его намерение не укрылось, он был встречен войском аспургиан, попался живым в плен и был убит. Из всех азиатских меотов одни подчинялись владетелям торгового места на Танаисе, другие — боспорцам, но иногда то один, то другой народ отпадали от них. Нередко бос-порские повелители владели и землями до Танаиса, в особенности последние — Фарнак, Асандр и Полемон266. Фарнак, говорят, однажды отвел даже течение Гипаниса к дандариям через какой-то старинный канал, который он расчистил, и таким образом затопил их страну267.
(12)  За Синдикой268 и Горгиппией идет вдоль моря побережье ахеев, зигов и гениохов269, по большей части не имеющее гаваней и гористое, так как оно составляет уже часть Кавказа. Обитатели его живут морским разбоем, для чего имеют небольшие, узкие и легкие ладьи, вмещающие около двадцати пяти человек и редко могущие принять тридцать; эллины называют их камарами270. Рассказывают, будто ахейцы-фтиоты из Ясонова отряда заселили здешнюю Ахею, а Гениохию — ла-концы271, которыми предводительствовали возницы Диоскуров — Река и Амфистрат272; от них-то, вероятно, гениохи и получили свое название. Выходя в море на своих камарах и нападая то на грузовые суда, то на какую-нибудь местность или даже город, они господствуют на море. Случается, что им содействуют и владетели Боспора, предоставляя им стоянки, покупку провианта и продажу награбленного. Возвращаясь в родные места, они, за неимением стоянок, взваливают свои камары на плечи и уносят в леса, в которых и живут, обрабатывая скудную почву; а когда наступит время плавания, они снова сносят камары на берег. Так же поступают они в чужой стране, где имеют знакомые лесистые местности: скрыв в них камары, они сами бродят пешком днем и ночью с целью захвата людей в рабство; то, что удается им захватить, они охотно возвращают за выкуп, по отплытии извещая потерпевших. В местностях, где есть самостоятельные правители, обижаемые еще находят некоторую помощь со стороны своих вождей; нередко они в свою очередь нападают на пиратов и захватывают камары вместе с людьми; области же, подчиненные римлянам, более беспомощны, вследствие нерадения посылаемых ими правителей.
(13) Таков образ жизни этих народов. Они находятся под властью так называемых скиптродержцев, которые, в свою очередь, подчинены тиранам или царям. Так, например, у генио-хов было четыре царя, когда Митридат Евпатор во время бегства из отеческой земли на Боспор273, проходил через их страну. Она оказалась для него удобопроходимой, тогда как от путешествия через страну зигов он отказался вследствие ее суровости и трудностей пути и с трудом пробирался вдоль морского берега, очень часто переходя на море (т. е. на корабль), пока не достиг земли ахеян; с их помощью он окончил путь от Фасиса без малого в четыре тысячи стадиев.
(14) Сейчас за Корокондамой274 морской путь идет на восток. В ста восьмидесяти стадиях от нее находится Синдский порт и город275, затем в четырехстах — так называемые Баты276, селение с гаванью, именно в том месте, где, как кажется, на юге против этого берега лежит Синопа, подобно тому, как Карам-бий лежит против Бараньего Лба, о чем уже сказано. За Ватами Артемидор277 называет побережье керкетов с пристанями и селениями, на пространстве около восьмисот пятидесяти стадиев, затем побережье ахеян, на пространстве пятисот стадиев, далее берег гениохов в тысячу стадиев, и, наконец, великий Питиунт278, в триста шестьдесят стадиев, до Диоскуриады279. Но историки митридатовых деяний, которым следует придавать более значения, первыми называют ахеян, за ними зигов, затем гениохов, далее керкетов, мосхов колхов, живущих над ними фтейрофагов, соанов280 и другие мелкие народцы у Кавказа. Сначала побережье, как я сказал, тянется к востоку и обращено лицом к югу, а начиная от Бат постепенно делает поворот, затем лицевой стороной обращается на запад и оканчивается у Питиунта и Диоскуриады, ибо эти местности Колхиды примыкают к названному побережью. За Диоскуриадой идет остальное побережье Колхиды и смежный с нею Трапезунт281, делая значительный изгиб; затем берег вытянут почти по прямой линии, образующей правую сторону Понта, обращенную к северу. Все побережье ахеян и остальных народов до Диоскуриады и до местностей, находящихся прямо к югу внутри материка, лежит под Кавказом.
(15) Кавказ представляет собою горный хребет, лежащий над обоими морями, Понтийским и Каспийским, и перегораживающий перешеек, разделяющий эти моря. К югу он отделяет Албанию и Иберию, а к северу — Сарматские равнины; он изобилует разнородным лесом, между прочим, и корабельным. По словам Эратосфена282, туземцы называют Кавказ Каспием, быть может, переименовывая так по имени каспиев283. Некоторые отроги Кавказа выступают к югу, охватывая кругом Иберию и соединяясь с Арменийскими и так называемыми Мос-хийскими горами284, а также со Скидисом и Париадром285. Все эти горы суть ветви Тавра, образующего южный бок Армении, как-то оторвавшиеся к северу и доходящие до Кавказа и до Евксинского побережья, простирающегося от Колхиды до Фе-мискиры286.
(16) Так как Диоскуриада лежит в таком заливе и занимает самый восточный пункт всего моря, то она называется уголком Евксина и пределом плавания. Пословичное выражение "на Фасис, где судам последний бег", нужно понимать в том смысле, что составитель ямбического стиха разумеет здесь не реку и не одноименный с нею город, лежащий при реке, но часть Колхиды, так как от реки и от города остается не менее шестисот стадиев прямого морского пути до угла Евксина287. Эта же самая Диоскуриада служит и началом перешейка между Каспийским морем и Понтом и общим торговым центром для народов, живущих выше ее и вблизи. Сюда сходятся, говорят, семьдесят народностей, а по словам других писателей, нисколько не заботящихся об истине, — даже триста; все они говорят на разных языках, так как живут разбросанно, не вступая между собою в сношения вследствие самолюбия и дикости. Большая часть их принадлежит к сарматскому племени, и все они называются кавказцами. Вот что можно сказать о Диоскуриаде.
(17) И остальная Колхида большею частью лежит при море. Через нее протекает большая река Фасис, берущая начало в Армении288 и принимающая в себя реки Главк и Гипп [Конь]289, низвергающиеся с соседних гор.
Фасис судоходен вверх до крепости Сарапанов290, могущей вместить в себе население целого города, а отсюда до Кира четыре дня сухого пути по проезжей дороге291. При Фасисе лежит город того же имени, торговый порт колхов, имеющий перед собою с одной стороны реку, с другой — озеро, с третьей — море292. Отсюда до Амиса и Синопы три или даже два дня, так как по пути и берега и устья рек мягки (не суровы). Страна эта богата и плодами, кроме меда (который по большей части горьковат на вкус), и всем нужным для кораблестроения: лес она и сама производит в большом количестве и получает по рекам, производит также в изобилии лен, пеньку, воск и смолу. Производство льна приобрело даже известность; его вывозили даже в чужие земли, и некоторые, желающие доказать родство колхов с египтянами, находят себе в этом подтверждение293. Выше названных рек в стране мосхов294 находится святилище Левко-теи, построенное Фриксом, и его прорицалище, где не приносят в жертву баранов295; некогда оно было богато, но на нашей памяти было разграблено Фарнаком296 и несколько позже Митри-датом Пергамским297; а когда страна опустошена, то, по словам Еврипида, "страдают божества и не хотят почтенья".
(18) Какою славою пользовалась в древности эта страна, показывают мифы, повествующие о походе Ясона, дошедшего даже до Мидии298, и о предшествовавшем ему походе Фрикса. Следовавшие затем цари, владея разделенной на провинции страною, не имели особенной силы. Когда же особенно усилился Митридат Евпатор, страна перешла под его власть; в качестве наместника и правителя страны всегда посылался кто-нибудь из его друзей. В числе их был и Моаферн, дядя нашей матери с отцовской стороны299. Отсюда шла царю главнейшая помощь для организации его морских сил. С падением Митридата рушилось всёподвластное ему царство и было разделено между многими лицами. В последнее время Колхидой правил Поле-мон300, а после его смерти правит супруга его Пифодорида301, царствующая и над колхами, Трапезунтом, Фарнакией302 и живущими выше нее варварами, о которых мы скажем после303.
Область мосхов, в которой находится вышеупомянутое святилище304, делится на три части, из коих одной владеют колхи, другою — иберы, третьей — армяне. В Иберии есть еще городок "Фриксов город", нынешняя Идеесса, хорошо укрепленное местечко на границе Колхиды305. Возле Диоскуриады течет река Харес.
(19) К числу народов, собирающихся в Диоскуриаду, принадлежат и фтейрофаги [вшееды]306, получившие такое имя от своей нечистоплотности и грязи. Недалеко живут и соаны307, нисколько не лучше их в отношении чистоплотности, но превосходящие силой, пожалуй, даже первые (из местных народов) по силе и могуществу. По крайней мере, они господствуют над Диоскуриадой. У них есть царь и совет из трехсот мужей, а войско они набирают, как говорят, даже в двести тысяч, ибо все население отличается воинственностью, хотя бы и не было в строю. Рассказывают еще, что у них потоки сносят золото и что варвары собирают его при помощи просверленных корыт и косматых шкур. Отсюда-то и сложилась, говорят, басня о золотом руне… если и иберов не называют одним именем с западными от золотых россыпей, которые находятся у тех и других308. Соаны употребляют яды для наконечников… удивительно мучают своим запахом даже раненых неотравленными стрелами. Прочие соседние народы, живущие у Кавказа, бедны и малоземельны, а албанский и иберский народы, которые именно и составляют главное население названного перешейка, также могут быть названы кавказскими, но занимают страну богатую и могущую иметь весьма густое население.
3. (1) И действительно, Иберия прекрасно заселена в большей части городами и хуторами, так что там встречаются и черепичные кровли, и согласное с правилами зодческого искусства устройство жилищ, и рынки, и другие общественные здания.
(2) Страна эта отовсюду окружена Кавказскими горами, ибо к югу, как я сказал, выступают богатые растительностью отроги Кавказа, охватывая всю Иберию и доходя до Армении и Колхиды, а в середине находится равнина, орошаемая реками, из которых самая большая — Кир; она берет начало в Армении, тотчас же вступает в сказанную равнину и, приняв в себе Арагон309, вытекающий из Кавказа, и другие притоки, по узкой речной долине изливается в Албанию; многоводной рекой пронесшись между нею и Арменией по богатым пастбищам и равнинам и приняв в себя еще большее количество рек, в числе которых находятся Алазоний, Сандобан, Ритак и Хан310, — все судоходные, — Кир впадает в Каспийское море. Прежде он назывался Кором.
(3) Равнину населяют те из иберов, которые более занимаются земледелием и склонны к мирной жизни, снаряжаясь по-армянски и по-мидийски, а горную часть занимает воинственное большинство, в образе жизни сходное со скифами и сарматами, с которыми они находятся и в соседстве, и в родстве; впрочем, они занимаются и земледелием и в случае какой-нибудь тревоги набирают много десятков тысяч воинов как из своей среды, так и из тех народов.
(4) Есть четыре входа в их страну: один — через колхидскую крепость Сарапаны и соседнее с нею ущелье311, через которое Фасис, сделавшийся вследствие извилин русла проходимым при помощи ста двадцати мостов, бурно и стремительно несется в Колхиду, бороздя эти местности в дождливую пору множеством потоков; он берет начало в лежащих над Иберией горах, пополняясь многими ключами, а в равнинах принимает в себя и другие реки, в том числе Главк и Гипп312. Сделавшись полноводным и судоходным, он впадает в Понт и имеет при себе город того же имени и неподалеку озеро313. Таков проход из Колхиды в Иберию, прегражденный скалами, укреплениями и реками, образующими овраги.
(5)  Со стороны северных кочевников ведет трудный трехдневный подъем, а за ним узкая речная долина вдоль реки Ара-га, требующая четырех дней пути для одного; конец пути охраняет неприступная стена314. Проход из Албании сначала представляет высеченную в скалах тропинку, затем идет через болото, образуемое рекою Алазонием, низвергающейся с Кавказа. Со стороны Армении образуют проход ущелья при Кире и при Араге315; при этих реках выше их слияния лежат укрепленные города на скалах, отстоящих одна от другой стадиев на шестнадцать: при Кире — Гармозика316, а при другой реке -Севсаморы317. Этими входами воспользовался раньше Помпеи, направившись из Армении318 а после того Канидий319.
(6)  Жители страны делятся также на четыре рода: один из них, считающийся первым, — тот, из которого ставят царей, выбирая ближайшего по родству с прежним царем и старейшего по летам; второе за ним лицо творит суд и предводительствует войском; второй род составляют жрецы, которые ведают также спорными делами с соседями; к третьему роду относятся воины и земледельцы, к четвертому — простонародье, которое служит рабами у царей и доставляет все необходимое для жизни. Имущество у них — общее по родственным объединениям; заведует и распоряжается им в каждом родственном объединении старейший320. Таковы иберы и их страна.
4. (1) Албаны более склонны к пастушескому образу жизни и ближе к типу кочевников, за исключением того, что они не дики, а вследствие этого и воинственны лишь в умеренной степени. Живут они между иберами и Каспийским морем, на востоке примыкая к морю, а на западе гранича с иберами321; из остальных сторон северная ограждается Кавказскими горами, они высятся над равнинами и ближайшие к морю называются Керавнскими322, а южную образует прилегающая Армения, в которой много равнин, но много и гор, как, например в Камби-сене323, в которой армяне соприкасаются с иберами и с албана-ми.
(2) Протекающий через Албанию Кир и остальные реки, пополняющие его, способствуют производительности почвы, но зато затрудняют доступ к морю. Дело в том, что в обилии наносимый ил заполняет русло, так что лежащие в устьях323 островки соединяются с материками и образуют непостоянные мели, от которых трудно уберечься; это непостоянство еще увеличивают разливы от прибоя. Таким образом устье реки, говорят, разделилось на двенадцать рукавов, из коих одни закрыты, а другие мелки и не могут даже служить стоянкой для судов. Итак, несмотря на то, что берег на протяжении более шестидесяти стадиев омывается морем и реками, вся эта часть его остается неприступной, а наносы тянутся даже на пятьсот стадиев, образуя покрытый дюнами берег. Неподалеку впадает и Аракс, стремительно вытекающий из Армении. Те наносы, которые он двигает вперед, пролагая путь для своего течения, поглощает Кир.
(3)  Быть может, впрочем, что такого рода людям вовсе не нужно море, ведь они не пользуются как следует даже и землей, которая производит всякие плоды, даже самые нежные, и всякие растения: есть даже вечнозеленые. За землей нет ни малейшего ухода, но "все здесь родится несеянным на непаханной почве"324, как говорят бывшие там в походах325, рассказывающие о каком-то киклоповском образе жизни326 в этих странах: часто земля, засеянная однажды, приносит плод дважды или даже трижды, в первый раз даже пятидесятикратно, притом не находясь под паром и будучи вспахана не железным, но грубым деревянным плугом. Вся равнина орошается лучше вавилонской и египетской реками и другими водами, так что всегда сохраняет зеленеющий вид, а вследствие этого изобилует и пастбищами; кроме того, и воздух здесь лучше, чем там. Виноградники у них остаются совершенно невзрытыми и подрезываются через пятилетие, но, тем не менее, молодые лозы приносят плод уже через два года, а взрослые дают столько плодов, что большую часть оставляют на ветвях. Точно так же и животные у них, как домашние, так и дикие, имеют хороший рост.
(4)  Люди здесь также отличаются красотой и высоким ростом, но простодушны и чужды торгашеских наклонностей; они по большей части не употребляют даже монет и не знают счета дальше сотни, а производят мену товарами. И к остальным житейским потребностям они относятся беспечно: не знают ни точных мер, ни весов, и одинаково беззаботны в деле войны, гражданского устройства и земледелия. Впрочем, они сражаются и пешими, и на конях, в легком вооружении и в панцы-рях, подобно армянам327.
(5) Войска они выставляют больше, чем иберы: они вооружают шестьдесят тысяч пехоты и двадцать две тысячи всадников, — с каковыми силами вступили в борьбу с Помпеем. В войнах с внешними врагами им помогают кочевники, как и иберам, по тем же причинам; впрочем, иной раз кочевники нападают и на жителей, так что даже мешают им обрабатывать землю. Алба-ны сражаются дротиками и луками, имеют панцыри, большие щиты и шлемы из звериной кожи, подобно иберам328. В состав Албанской земли входит также и Каспиана, названная по имени каспийского народа, от которого получило название и море, и который теперь уже не существует329. Проход из Иберии в Албанию идет через безводную и неровную Камбисену330 к реке Алазонию331. Сами албаны и их собаки чрезвычайно любят охоту не столько по искусству, сколько по страсти к ней.
(6) Отличаются доблестями и их цари; ныне над всеми царствует один царь, а прежде каждый народец с особым наречием имел своего царя; наречий же у них двадцать шесть вследствие отсутствия частых сношений одних с другими. В их земле водятся некоторые виды ядовитых пресмыкающихся, а также скорпионы и фаланги [ядовитые пауки]. От укушения одних из фаланг люди умирают со смехом, а от других — с плачем от тоски по родным.
(7) В качестве богов чтут они Солнце, Зевса и Луну, в особенности же Луну332. Есть и святилище ее недалеко от Иберии. Жрецом служит наиболее уважаемое после царя лицо, стоящее во главе управления священной землей, обширной и хорошо населенной, а также во главе служителей храма, из которых многие вдохновляются и пророчествуют. Того из них, кто в более сильном экстазе блуждает один по лесам, жрец схватывает, сковывает священной цепью и роскошно кормит в течение года; затем этот человек приводится для жертвоприношения богине, умащается благовониями и закалывается вместе с другими жертвами. Способ жертвоприношения таков: кто-нибудь со священным копьем, которым установлено убивать людей в жертву, выходит из толпы и опытной рукой наносит обреченному удар сбоку в сердце; когда пораженный упадет, отмечают разные приметы по его падению333 и объявляют их во всеуслышание; а когда труп отнесут в определенное место, все наступают на него ногой для очищения.
(8) Албаны весьма уважают старость не только своих родителей, но и посторонних; об умерших же заботиться и даже вспоминать считается грехом; однако они зарывают вместе с покойниками их имущество и поэтому живут в бедности, не имея ничего отцовского. Вот что можно сказать об албанах. Рассказывают, что Ясон с фессалийцем Арменом334 во время своего плавания в землю колхов дошел до Каспийского моря, прошел Иберию, Албанию и многие части Армении и Мидии, как об этом свидетельствует святилище Ясона и другие многочисленные памятники. Армен335 же, говорят, происходил из Армении336, одного из городов, лежащих у Бибеидского озера между Ферами и Лариссой337; спутники его будто бы заселили Акили-сену и Сиспиритиду338 до Калаханы и Адиабены339. От имени Армена, говорят, осталось и название Армении340.
5. (1) В возвышающихся над Албанией горах, по рассказам, живут амазонки341. Феофан342, участвовавший в походе с Пом-пеем и бывший у албанов, говорит, что между амазонками и ал-банами живут скифские племена гелы и леги343 и что там течет река Мермадаль344 между этими народами и амазонками. Другие же, в том числе и Метродор Скепсийский и Гипсикрад345, также знакомые с этими странами, говорят, что амазонки живут рядом с гаргареями346 на северных предгорьях Кавказских гор, называемых Керавнскими347. Большую часть времени они живут сами по себе, исполняя все, что относится к земледелию, садоводству и уходу за скотом, особенно за лошадьми, а самые сильные из них ревностно занимаются охотой и упражняются в военных делах; у всех их с детства выжигается правая грудь, чтобы удобно было действовать рукой во всяком занятии, а особенно при метании копья; они вооружены луком, секирой и легким щитом, а из звериных шкур делают себе шлемы, панцыри и пояса. Из обычного образа жизни исключаются у них два весенних месяца, в которые они поднимаются на соседнюю гору, отделяющую их от гаргареев. Туда же поднимаются и эти последние по старинному обычаю, чтобы вместе принести жертву и вступить в сношения с женщинами ради деторождения; совершают они это втайне и во мраке, кому с какою женщиной придется, и, сделав их беременными, отпускают348. Всех родившихся девочек амазонки удерживают у себя, а мальчиков относят на воспитание к гаргареям; каждый из них берет себе любого мальчика, считая его по неведению своим сыном.
(2)  Мермод349, низвергаясь с гор, течет через страну амазонок, через Сиракену350 и лежащую между ними пустыню и впадает в Меотиду. Гаргареи, говорят, пришли в эти места из Фе-мискиры351 вместе с амазонками, а затем, отделившись от них, воевали с ними при помощи некоторых фракийцев и эвбей-цев352, зашедших сюда в блужданиях; потом, окончив войну с ними, заключили договор на вышеприведенном условии, так что имели только общность детей, а жили те и другие отдельно.
(3) Сказанию об амазонках выпала какая-то особенная судьба. В остальных сказаниях баснословное и историческое разграничены: сказания древние, неверные и чудесные, называются баснями, история же ищет истины, будь это древнее или новое событие, и чудесного или вовсе не допускает, или лишь изредка. Об амазонках же и прежде и теперь существуют одни и те же сказания, полные чудес и далекие от вероятия. В самом деле, кто может поверить, чтобы когда-нибудь составилось войско, город или народ из одних женщин без мужчин? И не только составилось, но и совершало походы на чужбину и покоряло не только ближние земли, дойдя даже до нынешней Ионии, но предпринимало и заморский поход до Аттики?353. Ведь это все равно, как если бы кто-нибудь стал говорить, что тогдашние мужчины были женщинами, а женщины — мужчинами, А между тем и теперь о них рассказывается то же самое, и своеобразность сказаний увеличивается тем, что древним сказаниям верят больше, чем нынешним.
(4) Так, существуют сказания об основании городов и названии их по имени основательниц, как, например, Эфеса, Смирны, Кимы, Мирины, указываются гробницы и другие памятники. Фемискиру, прилегающие к Фермодонту равнины и высящиеся над ними горы все называют амазонскими и говорят, что амазонки были прогнаны отсюда; а где они находятся в настоящее время — об этом говорят немногие, да и то бездоказательно и неправдоподобно, равно как и о царице амазонок Фалестрии354, которая, говорят, встретилась с Александром в Гирка-нии и вступила в связь для деторождения. Это сказание не всеми принимается: из такого большого числа писателей, наиболее стремящиеся к истине, никто ничего не говорит о нем, равно и пользующиеся наибольшим доверием не упоминают ни о чем подобном, да и передающие это сказание не согласны друг с другом; Клитарх355 утверждает, что Фалестрия прибыла к Александру от Каспийских ворот и Фермодонта356, между тем как от Каспийского моря до Фермодонта более шести тысяч стадиев.
(5)  Точно так же и сказания, распространяемые ради прославления, хотя и признаются всеми, но выдумавшие их более имели в виду лесть, чем истину; таково, например, перенесение имени Кавказа на Индийские горы357 и близкое к ним восточное море с гор, возвышающихся над Колхидой и Евксином. Ведь эллины называли Кавказом именно эти горы, отстоящие от Индии более чем на тридцать тысяч стадиев, и к ним приурочили миф о скованном Прометее, так как для людей того времени это были самые крайние известные горы на востоке. Поход же Диониса и Геракла в Индию обличает позднейшее происхождение мифа, так как Геракл, по сказанию, освободил Прометея тысячи лет спустя. Для Александра, конечно, было более славы покорить Азию до Индийских гор, чем до угла Евксина и до Кавказа; но славное имя этой горы, представление о том, что Ясон со своими спутниками совершил весьма далекий поход до земель, лежащих близ Кавказа, и предание о том, что Прометей был прикован на краю земли на Кавказе, — все это навело историков на мысль, что они угодят царю, перенеся имя этой горы в Индию.
(6)  Самые высокие части подлинного Кавказа суть самые южные, обращенные к Албании, Иберии и областям колхов и гениохов358. Живут там народы, которые, как я сказал359, сходятся в Диоскуриаду; сходятся же главным образом для покупки соли. Одни из них занимают вершины гор, другие живут под открытым небом в ущельях, питаясь по большей части звериным мясом, дикорастущими плодами и молоком. Зимою горные вершины неприступны, а летом люди взбираются на них, подвязывая подошвы из сырой воловьей кожи с железными шипами, широкие, как литавры; подвязывают их по причине снегов и льдов. Спускаются же с гор, лежа на шкуре вместе с кладью и скользя вниз, что встречается также в Атропатий-ской Мидии360 и на горе Масии в Армении361; там подвязываютпод подошвы еще деревянные колесца с шипами. Таковы вершины Кавказа.
(7) Спускаясь в предгорья, мы вступаем в области, лежащие севернее, но с более умеренным климатом, так как они соприкасаются уже с равнинами сираков362. Есть тут некие троглодиты [пещерники], живущие вследствие холодов в пещерах363; у них уже и хлеб родится в изобилии. За троглодитами следуют какие-то народы, называемые хамекитами и многоедами, и селения исадиков, могущих заниматься земледелием, так как живут они не совсем еще на севере.
(8) За ними следуют уже кочевники, живущие между Меоти-дой и Каспийским морем, именно набианы, панксаны и затем уже племена сираков и аорсов. Аорсы и сираки364, кажется, беглецы из среды живущих выше народов… и они севернее аорсов. Царь сираков Абеак, когда Фарнак владел Боспором, выставил двадцать тысяч всадников, царь аорсов Спадин365 — даже двести тысяч, а верхние аорсы еще больше, так как они владели более обширной страной и господствовали, можно сказать, над наибольшей частью Каспийского побережья, так что даже торговали индийскими и вавилонскими товарами, получая их от армян и мидян и перевозя на верблюдах. Благодаря богатству, они носили золотые украшения. Аорсы живут по Та-наису, а сираки по Ахардею, который вытекает с Кавказа и впадает в Меотиду366.
6. (1) Вторая часть [Северной Азии] начинается от Каспийского моря, у которого кончается первая. Это же самое море называется еще Гирканским367. Но следует прежде сказать об этом море и соседних с ним народах. Это — залив, вдающийся из Океана к югу368, сначала довольно узкий, но затем расширяющийся по мере углубления в материк и особенно в самой внутренней части, даже до пяти тысяч стадиев ширины. Плавание же до этой внутренней части, пожалуй, будет еще несколько длиннее, доходя почти уже до необитаемых стран. По словам Эратосфена, известный эллинам путь вокруг этого моря составляет вдоль областей албанов и кадусиев369 пять тысяч четыреста стадиев, затем вдоль страны анариаков, мардов и гирка-нов370 до устья реки Окса четыре тысячи восемьсот, а отсюда до реки Яксарта — две тысячи четыреста. Впрочем, к сведениям об этой части Азии и столь отдаленных странах следует относиться осторожно, в особенности когда дело идет о расстояниях.
Для вступающего в Каспийское морезп по правую руку обитают смежные с европейцами скифы и сарматы между Танаисом и этим морем, по большей части кочевники, о которых мы уже говорили, а влево — восточные скифы, также кочевники, на всем протяжении до восточного моря и до Индии. Древние эллинские писатели называли все вообще северные народы скифами и кельтоскифами372, а еще более древние, различая их по частям, называли гипербореями373, савроматами374 и аримаспами375, живущих выше Евксина, Истра и Адрия, а живущих по ту сторону Каспийского моря называли одних саками376, других массагетами377, не имея возможности сказать о них ничего достоверного, хотя и рассказывали о войне Кира с массагетами378. Но вообще ни об этих народах не добыто исследованиями ничего достоверного, ни древние известия о персах и мидянах или сирийцах не пользовались большим доверием вследствие наивности писателей и любви их к сказкам.
 
Перевод В. В. Латышева
 
7. (1/508С) Наши современники называют даями379 кочевников, живущих на побережье Каспийского моря по левую руку для вплывающего в него и называемых также парнами380. Далее в промежутке лежит пустыня, а за нею Гиркания, у которой море уже расширяется до соприкосновения с Индийскими и Армянскими горами381. Форма этих гор лунообразна у подошв, которые, оканчиваясь у моря, образуют внутреннюю часть залива. Эти горные склоны, начиная от моря до вершин, на небольшом пространстве заселяет часть албанов и армян, а большую часть занимают гелы, кадусии, амарды, витии и ана-риаки382… Однако большую часть побережья в горной стране занимают кадусии, на пространстве почти пяти тысяч стадиев, как говорит Патрокл383, который полагает также, что это море тго величине равно Понтийскому. Местности эти бедны.
(3/509С). Через Гирканию протекают также реки Ох и Окс384 до впадения в море; из них Ох течет и через Несею385, некоторые говорят, что Ох впадает в Окс. Аристобул386 называет Оке величайшею из виденных им в Азии рек, за исключением индийских; он говорит также (заимствуя это известие, как и Эратосфен, у Патрокла), что она удобна для судоходства и что по ней многие индийские товары сплавляются в Гирканское море387, отсюда переправляются в Албанию и, наконец, по Киру и следующим за ним местностям перевозятся в Евксин...
(4) И об этом море, т. е. Каспийском, присочинено много ложного из-за честолюбия Александра. Так как всеми согласно признано, что река Танаис отделяет Азию от Европы, пространство же между морем и Танаисом, составляющее значительную часть Азии, не подпало под власть македонян, а между тем было признано, что Александр водил туда войско, так что, по крайней мере по народной молве, считался овладевшим и этими странами, — то поэтому Меотийское озеро, принимающее в себя Танаис, и Каспийское море соединяли в одно целое, называя озером и последнее и утверждая, что оба они сливаются друг с другом и одно составляет часть другого. Поликлет388 приводит даже доказательства того, что это море представляет собою озеро, именно, что в нем водятся змеи и вода его пресновата; а что оно не отделено от Меотиды, он доказывает тем, что в него впадает Танаис389. Из тех самых Индийских гор, из которых текут Ох, Окс и многие другие реки, вытекает и Яксарт и впадает, подобно им, в Каспийское море391, находясь далее всех на севере. Эту-то реку назвали Танаисом и прибавили доказательство того, что это именно тот Танаис, о котором говорит Поликлет: страна по ту сторону этой реки производит, по их словам, ель, и тамошние скифы употребляют еловые стрелы, а это, говорят, и есть доказательство того, что лежащая по ту сторону земля принадлежит к Евроне, а не к Азии, ибо верхняя и восточная Азия не производит ели. Но Эратосфен392 утверждает, что ель растет даже в Индии и что Александр оттуда соорудил свой флот; Эратосфен пытается опровергнуть много и других подобных известий, но для нас достаточно уже сказанного о них.
8. (1/510С) Если от Гирканского моря идти на восток, то направо будут тянущиеся до Индийского моря горы, которые эллины называют Тавром393; начинаясь от Памфилии и Кили-кии, он до этих мест идет с запада непрерывной цепью, получая все разные и разные названия394. Северные части его заселяют, во-первых, гелы, кадусии и амарды, как сказано выше, и некоторые из гирканцев395, затем народы: парфянский, маргиан-ский и арийский396, потом пустыня, которую отделяет от Гир-кании река Сарний397, если идти к востоку и реке Оху. Часть горного хребта, простирающаяся от Армении до этих местностей или немного не доходящая до них, называется Парахо-атр398. От Гирканского моря до ариев считается около шести тысяч стадиев, а затем следуют Бактриана, Согдиана399 и, наконец, скифы-кочевники. Всю горную цепь, идущую от страны ариев, македоняне назвали Кавказом400, а у варваров вершины, северные склоны Паропамиса Эмоды, Имай и другие подобные названия были даны отдельным частям401.
(2) Слева против этих стран живут скифские и кочевые племена, занимающие всю северную сторону. Большая часть скифов, начиная от Каспийского моря, называется даями402, живущих далее к востоку зовут массагетами и саками403, а прочих называют вообще скифами, но каждое племя имеет и частное имя. Все они ведут по большей части кочевую жизнь. Наиболее известны из кочевников те, которые отняли у эллинов Бактриану, именно: асии, пасканы, тохары, сакаравлы404, пришедшие с того берега Яксарта после саков и согдиев405; берегом этим владели саки. Одни из даев называются апарнами, другие ксандиями, третьи писсурами406. Апарны ближе всех прочих прилегают к Гиркании и к Каспийскому морю, а остальные народы простираются до страны, лежащей против Арии407.
(3) Между этими народами, с одной стороны — Гирканией, а с другой — Парфией до ариев, лежит обширная и безводная пустыня, через которую переходили народы в продолжительных странствиях, совершая вторжения в Гирканию Несаю и равнины парфян. Народы эти согласились платить дань, которая состояла в дозволении проходить через страны их определенное время и уносить с собою добычу. Если вторжения в страну совершались скифами против договора, возникала война, снова заключались соглашения и снова велись войны. Таков образ жизни и прочих номадов, состоящий в нападениях на соседей и затем в соглашениях.
(4/511С) Саки совершали походы, подобно киммерийцам и трерам407, то в более отдаленные земли, то в соседние. Так, они заняли Бактриану и завладели в Армении наилучшей землей, которой оставили от своего имени и название Сакасены408; они доходили и до каппадокийцев и, в особенности, до соседних с Евксином, которых теперь зовут понтийскими409… Персидские полководцы того времени напали на них ночью, во время пира после грабежа и истребили их совершенно.
(5) Так рассказывают о саках одни. По словам других, Кир был побежден в походе против саков и бежал. Расположившись лагерем в этом месте, где он оставил свой багаж с большими запасами всего, в особенности вина, он отдохнул немного со своим войском, а затем к вечеру отправился дальше, как бы убегая, причем покинул за собою богатые шатры. Удалившись на надлежащее, по его мнению, расстояние, Кир остановился, между тем как саки напали на лагерь, покинутый людьми, но полный лакомых яств и напитков, и объелись там чрезмерно. Тогда Кир возвратился и захватил опьяневших и потерявших сознание саков, так что одни были убиты во сне и в беспамятстве, другие поражены неприятельским оружием среди танцев и шумного пиршества, без всякого вооружения. Таким образом погиб почти весь отряд саков410. Кир приписывал свою удачу воле божеств и посвятил тот день богу предков, назвавши его Сакея411. Где только есть храм этой богини, везде совершается и шумное празднество Сакея, продолжающееся день и ночь; участвующие в празднике одеты по-скифски, пьют вместе с женщинами и дерутся между собой и с женщинами.
(6/512С). Массагеты показали свою доблесть в войне с Киром, о которой повествуют многие, и к ним следует обратиться за сведениями412. О массагетах говорят и так, что одни из них живут в горах, некоторые на равнинах, иные в болотах, образуемых реками, другие занимают острова в этих болотах. Больше всего, говорят, река Аракс наводняет эту страну, разделяясь на многие рукава и изливаясь прочими устьями в другое, северное море, а одним только в Гирканский залив413. Массагеты признают за божество только солнце и приносят ему в жертву лошадей414. Каждый берет одну жену, но пользуются они также и чужими женами, и притом не тайком: сообщающийся с чужой женой вешает свой колчан на повозке и сообщается явно. Наилучшей смертью признается у них такая, когда дожившие до старости будут изрублены вместе с бараньим мясом и съедены вперемешку с ним. Умерших от болезни выбрасывают как нечестивых и достойных съедения зверями. Они -хорошие конные и пешие воины, вооружаются луками, ножами, панцырями и медными секирами, в битвах носят золотые пояса и такие же повязки. Кони у них — златоуздые и в золотых наплечниках. Серебра у них вовсе нет, железа мало, а медь и золото — в изобилии415.
(7) Живущие на островах, не имея земли для посева, питаются кореньями и дикими плодами, носят одежды из древесных лык (ибо у них нет и скота) и пьют сок, выжимаемый из древесных плодов. Живущие в болотах питаются рыбою и одеваются в шкуры тюленей, поднимающихся вверх по рекам из моря. Горные жители тоже питаются дикими плодами, но держат и овец, хотя в небольшом количестве, так что даже не режут их, сберегая ради шерсти и молока. Одежду красят они посредством намазывания растительными соками, краски которых долго не линяют. Жители равнин, хотя и имеют пахотную землю, но не обрабатывают ее, а живут овцеводством и рыбной ловлей, подобно кочевникам и скифам. У всех таких народов есть сходство в образе жизни, о котором мне часто приходится говорить; их погребальные обряды, нравы и весь образ жизни сходны; каждый народ в отдельности коварен, дик и воинственен, в сношениях же с другими простодушен и не имеет торгашеской хитрости.
9. (3/516С) Говорят, что парны-даи416 выходцы из области даев, живущих над Меотидой и называемых ксандиями или париями417. Впрочем, нельзя назвать общепринятым мнение, что в числе живущих над Меотидой скифов есть дай...
11. (3/517С). В древности согдианы и бактрийцы418 немного отличались от кочевников по образу жизни и нравам, но все-таки нравы бактрийцев были немного мягче. Однако и о них Оне-сикрит419 рассказывает не особенно хорошие вещи: люди, совершенно истощенные старостью или болезнью, живыми выбрасываются нарочно для этой цели содержимым собакам, которые на туземном языке называются "погребателями". Пространство снаружи стен главного города бактров чисто, а внутри — большая часть города полна человеческих костей. Этот обычай уничтожил Александр. Почти то же рассказывают и о кас-пиях: у них запираются и умерщвляются голодом родители, когда проживут свыше семидесяти лет. Этот обычай, хотя и скифский, не столь жесток и даже похож на закон кеосцев; гораздо большей скифской жестокостью отличается обычай бактрийцев420...
12.  (4/521С) От Тавра к северу отделяется много отрогов; один из них — так называемый Антитавр421: ибо и здесь назывался так отрог, отделяющий область Софену422 в долине, лежащей между ним и Тавром. По ту сторону Евфрата в Малой Армении вслед за Антитавром к северу тянется большая гора со многими разветвлениями; одну часть ее называют Париад-ром423, другую — Мосхийскими горами424, прочие — другими именами; эти горы охватывают всю Армению до иберов и алба-нов. Далее к востоку поднимаются другие горы, лежащие над Каспийским морем до Мидии Атропатийской и Великой425; все эти части гор называют Парахоатром426, равно как и простирающиеся до Каспийских ворот и еще далее на востоке соприкасающиеся с Арией...
14. (1/527С) Южные части Армении защищены Тавром427, отделяющим ее от всей страны, лежащей между Евфратом и Тигром и называемой Месопотамией, а восточные примыкают к Мидии Великой и Атропатене428. Северный предел ее составляют лежащие над Каспийским морем горы Парахоатра429, албаны, иберы и Кавказ, обнимающий эти народы и примыкающий к горам Армянским, а также и к Мосхийским и Колхидским до так называемых тибаранов430. С запада граничат эти же народы, а также Париадр431 и Скидис432 до Малой Армении и речной долины Евфрата, которая отделяет Армению от Кап-падокии и Коммагены433.
(3/527С)… Аракc, протекши к востоку до Атропатены434, поворачивает к северо-западу, протекает сначала мимо Азар435, потом мимо Артаксат436 — оба эти города в Армении — и, наконец, через Араксовскую долину изливается в Каспийское море.
(4/528С) В самой Армении есть много гор и плоскогорий, на которых с трудом растет виноград, но есть также и много долин, из коих одни плодородны умеренно, а другие — чрезвычайно; такова, например, долина Араксовская, по которой река Аракc течет в Албанские горы и затем впадает в Каспийское море, за нею область Сакасенская437, тоже граничащая с Албанией и рекой Киром, потом — Гогаренская438. Вся эта страна изобилует плодами, садовыми деревьями и вечно цветущими растениями и производит даже маслину. В состав Армении входят также области Фавена, Комисена и Орхистена439, доставляющая очень много конницы. Хорзена и Камбисена440 -самые северные и наиболее покрываемые снегом области Армении, примыкающие к Кавказским горам, Иберии и Колхиде; говорят, что там при перевалах через горы часто целые караваны путников засыпаются снегом, когда его выпадает слишком много; на случай подобных опасностей путники имеют при себе палки, которые протыкают сквозь снег на поверхность для того, чтобы иметь возможность дышать, а также давать знать проходящим; таким образом они получают помощь, выкапываются из-под снега и спасаются. В снегу, говорят, образуются полые ледяные глыбы, содержащие в себе, как бы в оболочке, хорошую воду, и даже рождаются в нем живые существа: Апол-лонид441 называет их дождевыми червями, а Феофан442 — древесными; в них также заключается хорошая вода, которую пьют, разорвавши их кожу. Предполагают, что происхождение этих животных таково же, как образование комаров из пламени и искр на плавильных заводах.
(5) Говорят, что Армения, первоначально имевшая небольшие размеры, была увеличена Артаксием443 и Зариадрием444, которые сначала были полководцами Антиоха Великого, а впоследствии, после его поражения, сделавшись царями — первый в Софене445, Акисене, Одомантиде446 и некоторых других областях, а второй в окрестностях Артаксат, — расширили Армению, отрезав себе части земель у окрестных народов, а именно: у мидян — Каспиану447, Фавнитиду448 и Басоропеду449, у иберов — склоны Париадра, Хорзену и Тогарену450, лежащую по ту сторону Кира, у халибов и моссиников451 — Каренитиду и Ксерксену452, которые граничат с малой Арменией или даже составляют ее части, у катаонов453 — Акилисену454 и область во Антитавру455, у сирийцев — Таронитиду456, так что все эти народы говорят теперь на одном языке.
(7/529С) Рек в Армении довольно много; наиболее известны впадающие в Понтийское море Фасис и Лик457 (Эратосфен вместо Лика неверно называет Фермодонт), в Каспийское — Кир и Аракc, в Красное — Евфрат и Тигр.
(13/531С) Полагают, что Аракc, по сходству с Пенеем458, назван спутником Армена459 — одноименно с этой рекой: ибо и Пеней сравнивается с Араксом потому, что он оторвал Оссу от Олимпа, прорвав Темпы460; так, по рассказам, и армянский Аракc в древности, спустившись с гор, широко разливался и образовывал озера в низменностях, не имея выхода, а Ясон по образцу Темпейской долины сделал прокоп, по которому ныне вода низвергается в Каспийское море; вследствие этого освободилась, говорят, от воды Араксовская долина, по которой река протекает до водопада461. Этот рассказ о реке Араксе имеет некоторое вероятие, а геродотовский мало вероятен: он говорит462, что Аракc, вытекая из области матиенов, разделяется на сорок рек и отделяет скифов от бактрийцев463. Его мнению последовал и Каллисфен464.
15 (р. 537 С.)… Тигран был потомком Артаксия465 и владел собственной Арменией (она граничила с Мидией и областями албанов и иберов до Колхиды и Каппадокии, что при Понте Евксинском)...
 
Книга XII
 
3. (1/541С) В Понте сделался царем Митридат Евпатор466; он владел страной, границей которой служила река Галис до тиба-ранов467 и армян, и по эту сторону Галиса областью до Амаст-рия468 и некоторых частей Пафлагонии; приобрел же он с западной стороны побережье до Гераклеи469, родины Гераклида, философа Платоновой школы470, а с другой стороны — до Колхиды и Малой Армении, каковые области и присоединил к Понту. Да и Помпей, победив его, овладел этой страной471, заключенной в таких пределах. Местности подле Армении и Колхидскую область он разделил между действовавшими заодно с ним властителями, а остальные области разделил на одиннадцать общин и присоединил к Вифинии, так что из обоих этих царств образовалась одна провинция...
(6/542С) Гераклея — город с хорошей гаванью и вообще значительный; он высылал даже колонии: его колониями были Херсонес472 и Каллатия473...
(13/546С) За устьем Галиса до Сарамены474 простирается Гадилонитида475, страна богатая, вся ровная и всем изобильная. В ней разводятся, между прочим, овцы с тонким и мягким руном, в каких по всей Каппадокии и Понту чувствуется очень большой недостаток; водятся также и газели, которых в других странах мало. Одной частью этой области владеют жители Амиса, а другую Помпеи передал Дейотару476, равно как и окрестности Фарнакии и Трапезунтскую область до Колхиды и Малой Армении. Он назначил его царем и этих областей сверх унаследованной от отца власти над одной из четырех областей галатов, именно над толистобогиями477. После смерти Дейота-ра из его владений возникли многие наследства.
(17/548С) За Сиденой478 находится укрепленный городок Фарнакия479 и затем эллинский город Трапезунт, до которого от Амиса морским путем около двух тысяч двухсот стадиев; затем отсюда до Фасиса почти тысяча четыреста, так что всего выходит от Святого480 до Фасиса около восьми тысяч стадиев или немного больше либо меньше. На этом берегу, если плыть от Амиса, прежде всего встретится Гераклов мыс481, затем другой мыс — Ясоний и река Генет482, далее городок Котиоры, из которого заселена Фарнакия, потом лежащий в развалинах Исхополь483, еще далее залив, при котором небольшие поселения Керасунт484 и Гермонаса485, затем недалеко от Гермонассы Трапезунт486 и потом Колхида; здесь где-то находится и селение, назывемое Зигополем487. О Колхиде и лежащем за нею побережье уже сказано488.
(18) Выше Трапезунта и Фарнакии живут тибараны, халдеи и санны489, которых прежде называли макронами, и лежит Малая Армения490, близко к этим местам живут также аппаи-ты, прежние керкиты491. Через эти места проходит Скидис, очень крутая гора, соединяющаяся с Мосхийскими горами492, что выше Колхиды, и заселенная на вершинах гептакомета-ми493, и Париадр494, тянущийся от местностей у Сидены и Фе-мискиры до Малой Армении и образующий восточный край Понта. Все жители этих гор крайне дики, но гептакометы превосходят в этом отношении прочих. Некоторые живут даже на деревьях или в башенках, почему древние называли их моси-никами от названия таких башен — мосинами495. Питаются они звериным мясом и орехами, нападают и на путешественников, спускаясь с горных вершин. Гептакометы истребили три помпеевых отряда, проходивших через эту горную страну; они поставили на дорогах чаши разведенного одуряющего меда, который вытекает из древесных ветвей, а потом, напав на людей, напившихся этого меда и потерявших сознание, легко перебили их496. Некоторые из этих варваров назывались также бизе-рами497.
(19) Нынешние халдеи в древности назывались халибами498. В их-то именно области лежит Фарнакия499, от моря получающая благосостояние посредством ловли пеламид500 (ибо рыба эта прежде всего ловится здесь), а на суше владеющая рудниками, ныне только железными, а прежде и серебряными. Вообще в этих местах морской берег чрезвычайно узок: над морем сразу поднимаются горы, изобилующие рудниками и лесами, а возделываются лишь немногие места. Средства к жизни рудокопам доставляются рудниками, а поморянам ловлей рыбы, в особенности тунцов и дельфинов: эти последние, следуя за стадами рыб, именно мелких тунцов, самок тунцов и самих пеламид, тучнеют и легко ловятся вследствие того, что слишком близко подходят к берегу. Одни жители Фарнакии ловят дельфинов на приманку, режут на куски и употребляют большое количество их жира на всякие потребности.
(20) Я полагаю, что гализонами501 Гомер называет халибов в каталоге после пафлагонцев502: "Одий и Эпистроф привели га-лизонов издалека, из Алибы503, откуда происходит серебро"504; или следует изменить чтение и читать: "издалека из Халибы", или принять, что жители здешние назывались прежде не халибами, а алибами; пускай не говорят, что хотя в настоящее время можно назвать народ халдеями вместо халибов, но невозможно было в древности назвать алибов халибами, в особенности если принять во внимание те многочисленные изменения, какие претерпели имена, преимущественно у варваров… Деме-трий Скепсийский505 также предполагает изменение названия алибов на халибов. Но так как он не понимает всего последующего, согласного с предыдущим, в особенности того, почему поэт называет халибов гализонами, то он отвергает это предположение. С нашим мнением мы сопоставим его мнение и мнения некоторых других и последуем им.
(21/550С) Одни вместо ализонов пишут "алазанов", другие — "амазонок", вместо "из Алибы" — "из Алопы" или "из Ало-бы", называя ски-фов-алазонов, живущих выше Борисфена, каллипидов506 и другие имена, которые легкомысленно сочинили нам Гелланик507, Геродот и Евдокс508, а амазонок помещая между Мисией, Карией и Лидией, как полагает Эфор, вблизи его родины Кимы509...
(23)  … Но нельзя допустить того, опираясь на что Деметрий совершенно неубедительно возражает лицам, утверждающим, что следует читать: "издалека из Халибы". Согласившись с тем, что хотя в настоящее время у халибов нет серебряных рудников, но что они могли быть прежде, он отрицает, чтобы они были настолько знамениты и достойны упоминания, как железные510. Но что же мешает, можно спросить Деметрия, тому, чтобы рудники были столь знамениты, как и железные? Неужели то обстоятельство, что обилие железа может доставить славу известной местности, а обилие серебра не может? Если бы даже серебряные рудники вошли в славу не во время героев, а в гомеровское время, можно ли на этом основании порицать выражение поэта?..
(24) Выше мы уже часто опровергали мнение Аполлодора511, высказанное им в «Троянском списке», необходимо и теперь высказаться против него. Он полагает, что нельзя помещать га-лизонов по ту сторону Галиса, потому что, говорит он, никакие союзники троянцев не приходили с той стороны Галиса. Итак, прежде всего мы спросим Аполлодора: что за народ гализоны по эту сторону Галиса, а также те, что "издалека, из Алибы, откуда происходит серебро"? Он не в состоянии ответить на этот вопрос. Потом, по какой причине он не допускает, чтобы союзники пришли с той стороны Галиса? Если действительно случилось так, что все союзники троянцев, кроме фракийцев, жили по эту сторону реки, то что мешает, чтобы, по крайней мере, одни, гализоны, пришли из страны, лежащей по ту сторону левкосирийцев512. Или неужели жители этих местностей и далее лежащих могли прийти оттуда для войны, как приходили, говорят, амазонки513, треры и киммерийцы514, и в то же время они не могли прийти в качестве троянских союзников? Амазонки не помогали троянцам потому, что Приам в союзе с фригийцами вел войну против них в то время, "когда пришли амазонки мужеподобные", как говорит сам Приам, "потому что и я был союзником и имел счеты с ними"515. Напротив, помощь троянцам оказали, я полагаю, народы, пограничные с амазонками, не столь отдаленные, чтобы путь их оттуда был труден; к тому же они не состояли во враждебных отношениях с троянцами516.
(26/553С)… Аполлодор говорит, что Гомер не знал многих известных названий при Понте, как например, рек и народов, ибо иначе он назвал бы их. Такое заключение можно, пожалуй, допустить относительно некоторых весьма известных названий, как например, скифов, Меотиды и Истра; ибо иначе он не назвал бы только по признакам кочевников млекоедами и аби-ями, справедливейшими смертными, и еще дивными доителя-ми кобылиц, умалчивая о скифах или савроматах или сарматах, если бы они действительно уже в то время так назывались у эллинов; упомянув о фракийцах и мисийцах, живущих у Истра, он не обошел бы молчанием самой реки, величайшей из всех рек, тем более, что он вообще склонен ограничивать местности реками; называя киммерийцев, он не пропустил бы Бос-пор или Меотиду517.
(27/553С) Но за неупоминание местностей, не столь замечательных или не замечательных в тогдашнее время или в данном отношении, кто станет упрекать поэта? Например, за реку Танаис, ничем иным не известную, кроме того, что она служит границей Азии и Европы. Тогдаш-ние люди не называли еще ни Азию, ни Европу особыми именами, и обитаемая земля еще не делилась, таким образом, на три материка518, ибо в противном случае он где-нибудь назвал бы их вследствие чрез-вы-чайной важности такого деления, как назвал он Либию и ветер Либ519, дующий из западных частей Либии; но так как материки еще не были разделены, то и не было нужды в Танаи-се и в упоминании о нем...
(28/555С) Итак, над окрестностями Фарнакии и Трапезунта живут тибарены и халдеи до Малой Армении. Последняя -страна достаточно плодородная. Ею, как и Софеной520, всегда владели собственные династы, то бывшие в дружбе с прочими армянами, то действовавшие самостоятельно. Они имели под своей властью и халдеев и тибаренов, так что их владычество простиралось до Трапезунта и Фарнакии. Митридат Евпатор, усилившись, стал владыкой и Колхиды, и всех этих местностей, которые уступил ему Антипатр, сын Сисида521. Он так заботился об этих местностях, что соорудил в них семьдесят пять укреплений, в которые и положил наибольшую часть своих сокровищ. Самые значительные из этих укреплений были следующие: Гидара522, Басгидаризы и Синория523, местечко, выстроенное на границах Великой Армении, почему Феофан и переименовал его в Синопия [Пограничное]. Вся горная область Париадра обладает многими удобствами, будучи богата водами и лесами и перерезываясь во многих местах отвесными ущельями и крутизнами; поэтому-то здесь и было сооружено большинство казнохранилищ и, наконец, при нашествии Помпея, Митридат спасся в эти окраины Понтийского царства и, заняв хорошо орошенную гору в Акилисене524 у Дастир525 (близко был и Евфрат, отделяющий Акилисену от Малой Армении), -пробыл здесь некоторое время, пока осадой не был вынужден бежать через горы в Колхиду и оттуда на Боспор. Помпей около этого места в Малой Армении основал город Никополь526, который существует и поныне и хорошо населен.
(29/556С) Малой Арменией правили то они, то другие лица, кого желали римляне, а в последнее время владел ею Архелай. Тибаренами же и халдеями до Колхиды, Фарнакии и Трапезун-та владеет Пифодорида527, женщина разумная и умеющая править делами. Она — дочь Пифедора Траллианского528, вышла замуж за Полемона529 и некоторое царствовала с ним вместе, а затем наследовала власть, когда он окончил свою жизнь среди так называемых аспургиан530, принадлежащих к числу варварских племен около Синдики. От Полемона у нее было два сына и дочь; последняя была выдана замуж за Котиса Сапея531, а когда он был вероломно убит, осталась вдовой с детьми от него; старший из них правит страной. Из сыновей Пифодориды один, оставаясь частным человеком, разделял с матерью труды правления, а другой недавно поставлен царем Великой Армении. Сама же Пифодорида сделалась женой Архелая и жила с ним до его смерти, а ныне вдовствует, владея как названными местностями, так и другими, еще более привлекательными, о которых мы сейчас скажем...
 
Книга XIII
 
4. (3/625С) В наше время из числа пергамцев приобрели известность: во-первых, Митридат533, сын Менодота и Адобогио-ниды из рода галатских тетрархов, которая, как говорят, была и наложницей царя Митридата; поэтому, говорят, родственники и дали ребенку такое имя, намекая на то, что он родился от царя. Сделавшись другом божественного Кесаря, этот Митридат достиг таких почестей, что был назначен и тетрархом по материнскому роду и царем Боспора и других областей. Он был свергнут Асандром, умертвившим и царя Фарнака и захватившим Боспор.
(8/627С) Каллисфен534 говорит, что Сарды были взяты сна-чала киммерийцами, потом трерами и ликиицами, что подтверждает, говорит он, и элегический поэт Каллин536, а позднее всего произошло взятие при Кире и Крезе537.
А так как Каллин говорит, что нашествие киммерийцев, при котором взяты были Сарды, было сделано на эсионеев, то последователи Деметрия Скепсийского предполагают, что эсио-неями здесь по-ионически названы азионеи [т. е. жители Азии]...
 
Книга XIV
 
1. (40/647С)… В древности магнеты538 были совершенно уничтожены киммерийским народом треров, долгое время прожив счастливо, а в следующем году после этого местностью завладели жители Милета539. Каллин упоминает о магнетах, как о живущих еще счастливо и успешно ведущих войну с эфесца-ми, а Архилох540, очевидно, уже знал постигшее их бедствие: "я оплакиваю бедствия фасийцев, а не магнетов". Отсюда можно заключить, что он жил позднее Каллина. Каллин упоминает о каком-то другом, более древнем нашествии киммерийцев, говоря: «теперь наступает войско грозных киммерийцев», где он разумеет взятие Сард.
 
Книга XV
 
1. (6/687С) [Мегасфен541 говорит… что] скиф Иданфирс542 совершил нашествие на Азию до Египта...
(8/688С)… Эту сказку543 подтверждают и рассказами о Кавказе и Прометее: ибо и это предание перенесли сюда из Понта по ничтожному поводу: увидев священную пещеру в Паропа-мисадах, ее объявили местом мучений Прометея, сюда будто бы пришел Геракл для освобождения Прометея и здесь именно находится тот Кавказ, который эллины назвали местом мучений Прометея544.
(56/710С) ...[Мегасфен] рассказывает545, что обитатели Кавказа открыто сообщаются с женщинами и поедают тела своих родственников; что там есть хвостатые обезьяны «скалоката-лыцики», которые, карабкаясь по крутизнам, скатывают камни на своих преследователей; что большинство наших домашних животных водится там в диком состоянии; он рассказывает об однорогих конях с оленьей головой; там есть будто бы тростники — прямые в тридцать оргий вышины, а наклонившиеся к земле — в пятьдесят оргий длины, а толщина их такова, что одни имеют в диаметре три локтя, а другие — вдвое больше. (57/711С) Ближе к истине говорит Мегасфен, что индийские реки несут золотой песок и что из него уплачивается дань царю; это встречается и в Иберии546.
 
Книга XVII
 
3. (24/839С)… Из трех материков римляне владеют почти целой Европой, кроме части ее по ту сторону Истра и приокеан-ских стран между Рейном и Танаисом. В Либии им подвластно все обращенное к нам побережье, а остальная часть ее необитаема или скудно заселена кочевниками. Равным образом и в Азии наше побережье все подчинено им, если не брать в расчет земель ахейцев, зигов и гениохов547, ведущих разбойническую и кочевую жизнь в тесных и скудных местностях. Материком в глубине Азии отчасти владеют сами римляне, отчасти — парфяне и живущие выше них варвары, на востоке и на севере — индийцы, бактрийцы и скифы, затем арабы и эфиопы; но постоянно кое-что от них переходит к римлянам. Из всех этих земель, подвластных римлянам, часть находится под управлением царей, а другой владеют они сами, назвав провинцией, и посылают правителей и сборщиков дани. Есть также и некоторые свободные города, одни с самого начала присоединившиеся к ним мирным образом, а другие они сами освободили в знак отличия. Есть также под их властью некоторые династы, князьки [вожди племен] и жрецы; эти живут по отеческим законам.
 
<< К содержанию                                                                                Следующая страница >>