Главная   »   История Казахстана. С. Асфендиаров   »   ВОЗНИКНОВЕНИЕ ОЙРОТСКОГО СОЮЗА, ЕГО БОРЬБА С КАЗАХСКИМИ «ЖУЗАМИ» КАЗАХСКИЕ ХАНСТВА И ИХ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ С РОССИЕЙ, КИТАЕМ И СРЕДНЕЙ АЗИЕЙ


 ВОЗНИКНОВЕНИЕ ОЙРОТСКОГО СОЮЗА, ЕГО БОРЬБА С КАЗАХСКИМИ «ЖУЗАМИ» КАЗАХСКИЕ ХАНСТВА И ИХ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ С РОССИЕЙ, КИТАЕМ И СРЕДНЕЙ АЗИЕЙ

В предыдущих главах указывалось на разделение степей Средней и Центральной Азии на восточную и западную части, из которых первая подпала под влияние Китая. К этой части относились Монголия и Джунгария. Обитавшие в этих степях народы, монголы и ойроты (иначе джунгары, или калмыки), к середине XVII века подвергаются все большему и большему давлению со стороны Китая. Особенно эта экспансия усилилась после завоевания Китая манчжурами, полностью ассимилировавшимися в китайских массах и положившими начало военно-феодальной организации Китая. Феодальная военная манчжурская знать превратилась в высших чиновников правительства в центре и провинциях; знаменные войска, состоявшие из манчжурских родов, получали земельные наделы, наделялись рядом привилегий и преимуществ, принимая черты «китайского казачества».

 

Однако не вся масса манчжуров могла устроиться в густо населенном Китае. Поэтому с завоеванием Китая манчжурами усиливается экспансия их в направлении на запад, на Монголию. Монголия и Джунгария в это время распались на ряд феодальных княжеств, ведших упорные войны между собой с целью захвата пастбищ и ограбления друг друга. Опасность нашествия манчжуро китайцев вынуждает монголо-ойротов к объединению. В 1640 году происходит это объединение, связываемое с именем батыра Хун-Тай-Чжи.
 
Объединение монголов состоялось на курултае монгольских и ойротских князей. Основным лозунгом этого курултая был лозунг единения. Из текста принятых законов видно, что феодально-родовая аристократия стремилась закрепить свое господство и эксплуатацию масс и дать отпор вторжению манчжуров и китайцев. Основные положения принятых законов подкрепляют главные устои феодально-родового строя: подчинение младших старшим, покупка невест, коллективная ответственность улусов, родов за убийство и материальный ущерб. Очень подробно регламентированы правила распределения добычи (львиная доля добычи по закону падает на князей), правила пользования кочевьями и пастбищами, и наконец, правила поставки воинской силы для борьбы с внешним врагом.
 
Западной границей монголо-ойротского союза была река Чу, на восток территория союза простиралась до области Ч'ахар во Внешней Монголии, захваченной манчжурами. Положение народных масс было, видимо, крайне тяжелым в силу суровой феодальной эксплуатации.
 
Так, в принятых курултаем законах говорится: «Не будем вводить розни в среду монголов, не будем обращаться с людьми одной с нами крови так, как с рабами, хотя бы они обеднели и пошли к нам в услужение; не будем отдавать их дочерей в приданое; не будем отдавать их подвластному человеку иной кости; не будем проливать их крови». Это постановление касалось обедневшей «белой кости»; о народе здесь не говорится. Отсюда можно заключить, каково было положение масс. Законы были приняты обрядом всеобщей клятвы.
 
Однако, объединение это было непрочно, междоусобия продолжались. Выдвинувшийся ойротский предводитель Галдан вел войны как с западными соседями, с Большой казахской ордой, доходя до г. Сайрама близ Чимкента, так и с монголами, захватывая не раз центр Монголии Халху. В 1683 году Галдан разбил казахов, взял двух казахских султанов в плен, покорил тянь-шанских киргизов и проник в Фергану. Обостренными отношениями Галдана с монгольскими феодалами воспользовался Китай. Ради спасения своих привилегий монгольские князья перешли на сторону китайцев, и в 1690 году манчжурские коронные войска нанесли решительное поражение Галдану.
 
После смерти Галдана его преемник Церен-Рабтан вел ряд войн с казахами, но давление манчжуров все усиливалось. Это обстоятельство вынуждало ойротов, с одной стороны, бороться с Китаем, а с другой — все более и более перемещаться на запад, на территорию казахов. Так постепенно ойроты овладели на западе Сайрамом, Туркестаном и Ташкентом, вытеснив оттуда казахов. Преемник Церен-Рабтана Галдан-Церен успешно боролся с Китаем, заключил выгодный мир и обрушился всеми силами на казахов. В 1738 году Галдан-Церен покорил Старшую или Большую орду казахов. Победы ойротов над казахами известны у казахов под названием великого бедствия казахов —«Актабан Шубрунды». Разоренные ойротами и вытесняемые с лучших земель, казахи находились в чрезвычайно бедственном положении. Только междоусобия среди ойротов, борьба различных претендентов на ханство (известный Амур-Сана) и наступление манчжуров и китайцев улучшили положение казахов.
 
В 1758 году китайские полководцы Чжао-Хой и Фу-Де устроили поголовное избиение ойротов на всем пространстве от Сайрама до Джунгарии. Истребляли всех поголовно, не щадя ни детей, ни стариков, ни женщин. Ужас, охвативший ойротов, вынудил их бежать к казахам и киргизам. Казахские феодалы воспользовались этим случаем ограбления бежавших ойротов, захватывали их в плен, обращая в рабов и «толенгутов» (интересен факт существования у джунгарских калмыков рода «толенгут»). Названия ряда местностей в южном Казахстане указывают на места истребления ойротов («Калмак-Крылган»—истребление калмыков и др.). Десять тысяч семейств ойротов бежало в пределы России.
 
В период борьбы с ойротами происходили временные объединения трех казахских орд (к этому времени относится период «всеказахских ханов — Есим-хана, Абул-хаира и др.), но и эти временные объединения были весьма нестойки, и распались даже во время нашествия ойротов.
 
Разгром Ойротского союза явился концом последнего крупного движения кочевников Центральной Азии и имел большое влияние на дальнейшее историческое развитие кочевых народов. Вся Монголия, Джунгария и Кашгария были окончательно завоеваны Китаем.
 
Для завершения и закрепления своих завоеваний Китай со второй половины XVIII столетия приступает к систематической колонизации края. По реке Или были организованы поселения двух манчжурских крупных родов: сибо и солонов. Последние являются в настоящее время единственными манчжурами, сохранившими родной язык, ибо остальные манчжуры, смешавшиеся с китайцами, восприняли китайский язык и культуру. В тот же бассейн Или была переселена часть уйгуров из Кашгара, получивших название «таранчи». Кроме того, Синь-Цзян сделался провинцией, куда направлялись уголовные элементы из Китая в порядке ссылки. Таким образом, в XIX веке так называемый Восточный или Китайский Туркестан, обнимающий территорию китайской провинции Синь-Цзяна с включением Джунгарии и Кашгара и бывший некогда ареной бурных движений кочевых народов, имел оседлые земледельческие оазисы. Кочевые народы в этой части представлены в северных и западных окраинах края в лице казахов, киргизов, остатков ойротов (калмыков) и ряда мелких тюркских племен — лобов и др. Национально-революционное движение против эксплуатации китайскими феодалами и торговой буржуазией выливается в XIX веке в ряд народных восстаний, во главе которых стоят оседлые народы (дунганские и кашгарские восстания 1822, 1860, 1895, 1899 гг.).
 
Октябрьская революция 1917 г. имела огромнейшее влияние на развитие национально-революционного движения в западных окраинах Центральной Азии. Монгольские трудящиеся массы в союзе с революционным российским пролетариатом, с Республикой Советов, свергли господство своей феодальной аристократии во главе с духовным главой ее Хутухтой. В первый период революции монгольская аристократия, добившись свержения китайского господства, пыталась остановить на этом этапе движение народных масс. Хутухта, при поддержке русской белогвардейщины во главе с бароном Унгерном, выступает против трудящихся масс Монголии. Национально-революционное движение переходит в следующий этап развития :оно соединяется с пролетарской Октябрьской революцией, опрокидывает господство феодальной аристократии и духовенства и на великом народном хурулдане провозглашает Монгольскую Народную Республику.
 
Западная Монголия, или так называемый Урянхайский край, населенная в главной своей массе тюркским кочевым и полукочевым народом танну-тувйнцами, угнетавшимися прежде монгольской аристократией, выделился из состава Монголии в Танну-Тувинскую народную Республику, которая в союзе и с помощью пролетариата СССР, так же как и Монголия, вступила в период великого социального преобразования.
 
Национальное самоопределение народов бывшего царского Туркестана под руководством пролетариата вызвало широкое движение, наряду с основными народами Туркестана, тех народов, которые были разделены между Россией и Китаем. Речь идет о так называемых «таранчинцах» и «кашкарлыках». Основная масса этих народностей живет в китайской провинции Синь-Цзяне и Кашгаре, часть в советских пределах: в Казахстане, Киргизской республике и в Узбекистане. Национальная консолидация этих народностей под эгидой советской власти, на основе правильной и последовательной ленинско-сталинской национальной политики, привела их к объединению, к формированию уйгурской нации (каш-карлыки и таранчинцы). Разъединенные вследствие разбойничьей политики империалистической России и феодального Китая, уйгуры получили при советской власти широкую возможность культурного экономического развития, сбросив иго своих и чужих угнетателей.
 
Итак, разгром последнего крупного движения кочевников Ойротского союза окончательно замкнул казахов в степях и пустынях. Наступление Московского царства, прочно овладевшего Волгой и заселявшего казачеством правый берег Урала, покорившего Сибирь и начавшего заселение берегов Ишима, Тобола и Иртыша, завоевание Китаем Восточного Туркестана и, наконец, образование на юге среднеазиатских ханств поставили казахские ханства в зависимость от наступающих оседлых соседей. Перед казахской феодально-родовой аристократией со всей неизбежностью встала дилемма: либо подчинение более могущественным соседям в целях сохранения своего господства, либо борьба против завоевания. Эта дилемма решается господствующим классом в зависимости от того, что выгоднее: принять ли «добровольное подданство» могущественного соседа для сохранения своих привилегий или нет. Начинают возникать противоречия между двумя группировками феодалов: с одной стороны, те, которые начинают входить в тесные сношения с оседлыми соседями, преимущественно обслуживая интересы торговли (посредничество и обслуживание караванной меновой торговли), с другой, той прослойки, которая рассчитывала на эксплуатацию масс старыми чисто феодальными или, вернее, феодально-родовыми способами.
 
Эти противоречия между различными группами феодалов резко начинают проявляться в период российского завоевания. Ханы Младшей орды, территориально расположенные ближе к России, обслуживавшие караванную торговлю России с среднеазиатскими ханствами, были тесно связаны с интересами русской торговой буржуазии, а следовательно, и с интересами царского правительства. Интересы ханов совпадали с интересами баев-владельцев крупных стад; поэтому они старались закрепить свое положение путем принятия «добровольного подданства» русским царям. На эту посредническую роль ханов Младшей орды указывает хотя бы то обстоятельство, что титул, которым награждали русские дари (Анна Иоанновна, Екатерина II), ханов, был «его степенство», т. е. купеческий титул.
 
Большая орда и, отчасти, Средняя находились в таких же взаимоотношениях с среднеазиатскими ханствами (Бухара и Коканд). Ханы Большой и Средней орды принимали подданство или Бухары, или Коканда. Разница в отношениях казахских ханов к среднеазиатским ханствам была та, что, пользуясь слабостью этих ханств, их междоусобными войнами, казахские ханы решались делать на них набеги с целью грабежа. Кокандские ханы и бухарские эмиры также пытались ослабить власть казахских ханов. Проводя постепенное заселение южного Казахстана, строя там крепости, они пытались защищать границу от беспокойных кочевников. С другой стороны, Коканд и Бухара стремились создать себе социальную опору в среде кочевников, привлекая на свою сторону часть казахских феодалов. Они назначали правителей в южном Казахстане из казахских аксакалов, возводя их в ранг кокандских или бухарских высших чиновников, награждая их соответствующим титулом («датха»—бухарский или кокандский генерал). Могучим союзником кокандской и бухарской феодальной аристократии и торговой буржуазии было мусульманское духовенство, проникавшее в степь. Постепенно появляются узбекские поселения в южном Казахстане: Ак-Мечеть (ныне Кзыл-Орда), Туркестан, Чимкент, Аулиэ-Ата, Сайрам, Кара-Булак, Джулек и др. Далекими форпостами узбекской колонизации являются такие пункты за Кара-тауским хребтом, как Сузак и Чулак-Курган.
 
Со стороны Китая особо сильной тенденции к захвату казахских степей не было. Поэтому взаимоотношения казахских ханств с Китаем были эпизодичны и медлительны. Непосредственно во время войн с ойротами и после их разгрома китайские полководцы пытались переманить казахских ханов на свою сторону. Атташе французского генерального консула в Шанхае И м б о -Юарт (Imbault-Huart) опубликовал в 1881 году китайские источники о взаимоотношениях Китая с казахскими ханами. Аблай, хан Средней орды, вел переговоры с китайским императором о признании себя вассалом последнего. Император принял это предложение, и обе стороны обменялись взаимно несколькими посольствами. Донесения китайских послов были опубликованы указанным выше Юартом. Они содержат описание казахских степей, казахских обычаев и т. д. Сведения во многих случаях неточны, иногда неверны. Одним из требований китайцев к казахским ханам было требование усилить торговлю с Китаем через Улясатай. Однако отдаленность Китая и близкое по сравнению с ним соседство России в конечном счете определили политику казахских ханов в сторону принятия покровительства более близкого и могучего соседа.
 
Таким образом, казахские ханства, со всех сторон окруженные оседлыми областями, неизбежно должны были подпасть под влияние этих областей. Из трех государств, окружавших казахские степи, наиболее сильной, уже развитой капиталистически, была Россия. Последняя в конце XVIII и начале XIX столетия все более усиливала свою экспансию, которая угрожала не только казахским ханствам, но и Средней Азии и самому Китаю. Политика казахских ханов поэтому склонялась к принятию покровительства русского царя, как наиболее сильного, способного наиболее твердо обеспечить интересы казахской феодально-родовой аристократии. С другой стороны, ханы и аристократия искали опоры у русского царя для подавления движения народных масс. Трудные времена, наступившие для казахских масс в период борьбы с Ойротским союзом, вызвавшие большие передвижения разорившихся масс (упомянутое выше «Актабан Шубрунды»), периодический падеж скота, «джуты»,— все эти обстоятельства не только не могли способствовать укреплению власти ханов, но приводили нередко к такому положению, когда от ханов отпадали большие массы подвластного народа. Вновь созданная среднеазиатскими ханствами служилая аристократия из казахской феодально-родовой верхушки, в лице кокандских и бухарских «датха», старалась также освободиться от ханского господства. Этим обстоятельством пользовалось царское правительство, проводя политику постепенного захвата казахских степей через подкуп и предложения покровительства казахским ханам. Так, в 1718 году казахские ханы Каип и Абулхаир были склонены губернатором князем Гагариным к принятию русского подданства.
 
Дальнейшую историю российского завоевания мы отнесем ко второму периоду истории казахов. Теперь же приступим к анализу социально-экономической структуры казахского общества ханского периода.