Главная   »   История Казахстана. С. Асфендиаров   »   САНДЖАР ДЖАФАРОВИЧ АСФЕНДИАРОВ И ЕГО «ИСТОРИЯ КАЗАХСТАНА (С ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН)»


 САНДЖАР ДЖАФАРОВИЧ АСФЕНДИАРОВ И ЕГО «ИСТОРИЯ КАЗАХСТАНА (С ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН)»

Современные исследователи и любители истории Казахстана вплоть до наших дней были лишены возможности свободно пользоваться трудами первого казахского профессора истории С. Д. Асфендиарова. Главная причина этого — необоснованное обвинение автора «Истории Казахстана» как «врага народа» в 1937 г. Но и после реабилитации автора в 1956 году книги Асфендиарова хранились в спецхране и еще ждали своей полной реабилитации, вернее признания правомерности существования научной концепции этого крупного и оригинального казахского историка.
 
Между тем С. Д. Асфеидиаров оставил глубокий след в казахстанской историографии, являясь ее зачинателем после Октябрьской революции. Заслуга его прежде всего в том, что он впервые создал целостный научный труд по истории казахского народа с древнейших времен до 1917 года. Лишь арест и скорая гибель в сталинских застенках помешали Асфендиарову осуществить свое намерение опубликовать также вторую часть «Истории...», посвященной советскому периоду. Известно, что после ареста он обращался с просьбой разрешить ему в заключении продолжить научную работу, в чем, к сожалению, ему было отказано, а незавершенные рукописи бесследно пропали.

 

Читатели, по существу, мало знакомы с Асфендиаро-вым, с его жизнью, научной и государственной деятельностью. Асфендиарову пока посвящено несколько пубикаций в виде статей в газетах, журналах и Казахской энциклопедии, а также был выпущен небольшой сборник к его столетнему юбилею.
 
Его именем ныне названа улица г. Алма-Аты и Алма-Атинский государственный медицинский институт.
 
Издательство «Қазақ университеті» настоящим переизданием главного обобщающего труда Асфендиарова «История Казахстана» делает попытку в некоторой степени восполнить этот пробел, вновь «открывая» ученого для современного читателя.
 
Наша задача сводится лишь к тому, чтобы предпослать краткий очерк об авторе и его труде.
 
***
 
С. Д. Асфеидиаров относится к замечательной плеяде казахской интеллигенции, формирование общественно-научных взглядов которой произошло на рубеже двух эпох — их водоразделом явилась Октябрьская социалистическая революция.
 
Представители этой «старой» интеллигенции духовно были воспитаны на культурно-научных традициях и под влиянием общества капиталистической России, их взгляды формировались в условиях двойственности положения. С одной стороны, они обучались в российских учебных заведениях и находились под воздействием идеологии самодержавности, воспитывались в духе русификации народов окраин. С другой стороны, будучи представителями угнетенного, бесправного народа так называемой колониальной окраины России, они испытывали и ощущали силу военно-феодальной эксплуатации казахского народа. В то время как царское правительство готовило их к преданной службе интересам России, реальная действительность пробуждала в них патриотические чувства и естественное стремление к освобождению своего народа от национального гнета.
 
Поэтому подавляющая часть дореволюционной казахской интеллигенции тяготела к оппозиции царизму и примыкала к той или иной оппозиционной партии России. Путь политической борьбы казахской интеллигенции был нелегок и идейный выбор ее представителей был неодинаков. Часть интеллигенции привлекала программа кадетов, другую — эсеров, третью — большевиков.
 
Естественный интерес вызывает вопрос о том, как формировались взгляды С. Д. Асфендиарова к моменту создания его «Истории Казахстана», изданной в 1935 году.
 
Асфеидиаров происходил из обедневшего султанского рода Уральской области, родился в 1889 году. Его отец Джафар Асфеидиаров в течение долгого времени служил военным переводчиком и перед уходом в отставку получил чин генерал-майора. Однако в силу материальных затруднений не мог обеспечивать Санджара, когда он после окончания Ташкентского реального училища поступил в Петербургскую военно-медицинскую академию. С. Асфеидиаров учился на стипендию Военно-морского министерства. Это обязало его в дальнейшем нести тяготы военной службы: сначала в далеком Термезе, а затем побывать на фронте в качестве военного врача Туркестанского полка. Асфендиарову суждено было стать непосредственным очевидцем горя и страданий военных лет. Под Лодзью он вместе с полком попал в германский плен, год работал в лазаретах военнопленных, в начале 1916 года в результате обмена военнопленными из Шпарзунде через Швецию возвратился на родину. Пережитые ужасы войны и плена, видимо, не прошли даром и способствовали формированию его антивоенных радикальных взглядов. После Февральской революции Асфеидиаров активно участвует в работе Советов в Термезе и Бухаре, избирается в Туркестанский областной Совет солдатских и крестьянских депутатов. В Ташкенте по поручению краевого Совета участвует в организации первого Совета мусульманских рабочих депутатов в «Старом» городе, в работу которого привлекает рабочих-тыловиков, мобилизованных царским правительством на окопные и тыловые работы. Он лично участвовал в боях Ташкентской дружины против белоказаков и юнкеров. В качестве военврача и члена мусульманского бюро, перешедшего на сторону Советской власти Черняевского полка, участвовал в боях на Закаспийском фронте. В мае 1919 г. вступил в ряды Коммунистической партии. Асфеидиаров с этого времени занимает высокие государственные посты и одновременно выполняет важные партийные поручения. В 1919 г. он назначается народным комиссаром здравоохранения, в 1920 г.— наркомом земледелия Туркестанской АССР, в состав которой входили тогда также Семиреченская и Сыр-Дарьинская области Казахстана. В 1920 г. по совету
 
В. И. Ленина происходит объединение на интернациональных принципах всех трех коммунистических организаций в Туркестане: Краевого Комитета РКП (б), Мусульманского бюро, Краевого Комитета Коммунистической партии иностранных рабочих и крестьян. В создании единой партийной организации Туркестана принял участие и Асфеидиаров, который вместе с Т. Рыскуловым, М. Субхи и другими вошел в состав оргбюро.
 
В октябре 1921 г. В. И. Ленин знакомится с письмом А. Р. Рахимбаева и С. Д. Асфендиарова и от своего имени предлагает кандидатуру Асфендиарова в состав Туркестанского бюро ЦК РКП (б).
 
Деятельность С. Д. Асфендиарова всегда была связана с социально-экономическими и культурными преобразованиями в Казахстане и Средней Азии. Являясь руководящим работником, он был ценным и редким специалистом, хорошо разбиравшимся в особенностях быта, вопросах истории и культуры народов Советского Востока. Этим объясняется перевод С. Д. Асфендиарова в 1921 г. постоянным представителем Туркреспублики в Москву. Здесь же он был членом коллегии Народного комиссариата по делам национальностей. Вскоре его как опытного аграрника включают в состав Особой комиссии ВЦИК по землеустройству.
 
В декабре 1922 г. делегат Х-го Всероссийского съезда Советов С. Д. Асфеидиаров поддерживал решение об образовании СССР. В 1923 г. Асфеидиаров снова возвращается в Ташкент, где, наряду с работой в Наркомздраве и Наркомземе, являлся секретарем ЦК Компартии Туркестана. В период национально-территориального размежевания и создания новых национальных республик в Средней Азии, в 1924 г., С. Д. Асфеидиаров был избран в состав Средазбюро ЦК ВКП(б). В 1925 г. он снова в Москве, где работает членом Президиума и заместителем секретаря ВЦИК. Как всегда Асфеидиаров наряду с основной работой выполняет ряд важнейших общественных поручений в различных комиссиях, редакциях, выступает с интересными и содержательными научно-практическими докладами и статьями.
 
Но самое главное, в период работы в Москве раскрывается новая грань таланта С. Д. Асфендиарова — его активная научно-поисковая деятельность в области истории, которая стала определяющей в дальнейшем творчестве ученого и завершилась тем, что С. Д. Асфендиаров признается в настоящее время, несмотря на жестокие репрессивные и запретительные меры, примененные к нему и его творчеству, видным казахским историком.
 
С первых дней пребывания в столице он сотрудничает с Институтом востоковедения при ЦИК СССР, которым в течение ряда лет руководил выдающийся деятель Советского государства Н. Н. Нариманов, преподает во 2-м Московском государственном университете. В эти годы С. Д. Асфеидиаров часто встречается с представителями зарубежного Востока. Признанием научных заслуг Асфендиарова явилось то, что в 1927 г. ЦИК СССР назначает его директором Института востоковедения, уже носившего имя Н. Н. Нариманова, ему присваивается звание профессора МГУ.
 
Наиболее плодотворным в научном творчестве был последний период жизни и деятельности С. Д. Асфендиарова, который протекал в Казахстане, куда он был отозван, и охватил 1928—37 гг. В этот период много сил отдал Асфеидиаров также делу организации первых высших учебных заведений и науки в республике. Он был первым ректором (1928—31) Казахского государственного университета, вскоре преобразованного в Казахский педагогический институт имени Абая (ныне педагогический университет), одновременно заведовал кафедрой истории. В 1931—33 гг. работал народным комиссаром здравоохранения и заместителем наркома просвещения Казахской АССР, был ректором Алма-Атинского медицинского института, который ныне носит имя своего основателя С. Д. Асфендиарова. Он же был инициатором создания других вузов республики.
 
С. Д. Асфеидиаров внес важный вклад в развитие академической науки Казахстана. В связи с созданием в 1932 г. Казахстанской базы, а затем филиала Академии наук СССР он вместе с академиками А. Н. Самойлови-чем и Б. А. Келлером был выдвинут в президиум, где занял должность заместителя председателя. Он возглавлял Комиссию научной консультации и пропаганды, а также историко-археологическую комиссию, комиссию казахского словаря, кроме того был заведующим сектором истории Казахского научно-исследовательского института национальной культуры. Вся разносторонняя научно-практическая работа С. Д. Асфендиарова способствовала укреплению академической базы, организации подготовки высококвалифицированных научных кадров и в перспективе —> становлению республиканской Академии.
 
С. Д. Асфеидиаров являлся и способным исследователем-филологом и писателем. Его перу принадлежит повесть «Шатер мира» о жизни народов Востока, написанная на русском языке, ряд статей о казахском эпосе и национальной культуре.
 
Приведенный краткий биографический очерк показывает, что С. Д. Асфендиаров свою научно-теоретическую работу проводил будучи одновременно крупным государственным и партийным деятелем, и организатором науки и культуры Казахстана.
 
* * *
 
Что же представляла собой «История Казахстана» С. Д.Асфендиарова? Данная работа написана в годы социалистического строительства, неизведанный путь которого был полон многих ошибок, трудностей, что вызывало немало разногласий и в области теории социализма, в том числе и в науке.
 
Остро стоял вопрос о том, возможно ли строительство социализма в бывших колониях России, в частности в Казахстане, где отсутствовали необходимые для этого материально-экономические и социальные предпосылки — не было своего рабочего класса, господствовал патриархально-феодальный строй, слишком низок был уровень грамотности населения и т. д.
 
В результате долгих теоретических споров и дискуссий была принята за основу ленинская теория о возможности перехода ранее отсталых народов к социализму, минуя капитализм, при помощи рабочего класса передовых стран, а для Казахстана — России. Всякие другие мнения насчет социалистического развития, кроме ленинской теории, в 20—30-х годах строго пресекались, а их авторы официально объявлялись антиленинцами, антисоциалистами (троцкизм, новая оппозиция), а высказывания казахской интеллигенции — буржуазно-националистическими, панисламистскими или пантюркистскими. Этому предшествовала первая волна репрессий против части интеллигенции, входившей в 1917 г. в партию «Алаш»—А. Букейханова, А. Байтурсунова, М. Жума-баева, Ж. Аймаутова и других.
 
Вся эта политическая обстановка не могла не оказать свое влияние и на историческую науку. Не избежал этого и С. Д. Асфендиаров. Человек, занимавший активную позицию большевика-ленинца, не мог тогда представить и осознать какими последствиями чреваты поспешные, до коңца не продуманные и продиктованные сверху без учета мнения и интересов местного населения мероприятия по строительству социализма в Казахстане. Не мог он тогда понять истинные причины массовых политических репрессий в Казахстане. В этом беда, а не вина автора предлагаемой вашему вниманию монографии.
 
Но как честный ученый С. Асфеидиаров объективно подвергал научному анализу дореволюционную историю казахского народа. Несмотря на некоторый схематизм и апологетику социализма, который еще далеко не был построен, в работе С. Асфендиарова впервые последовательно и проблемно дана обобщающая история казахского народа с древнейших времен до 1917 года. Им поставлен целый ряд вопросов, связанных с тем, как возникли и развивались докапиталистические классовые отношения среди казахов и каковы были конкретные особенности экономического развития казахского общества на этой ступени развития. Вызывают интерес проблемы родового строя у казахов в связи со значением родовых пережитков в послеоктябрьский период; происхождение казахских бытовых, правовых и прочих институтов и проблемы истории казахского хозяйственного быта; происхождение казахского народа.
 
 Автор излагает историю казахов в тесной связи с вопросами истории Центральной и Средней Азии, с проблемой «кочевых народов», имеющей важное значение в мировой истории.
 
С. Асфеидиаров условно делит дореволюционную историю Казахстана на два периода: 1) История казахов до завоевания царизмом (до XVIII века); 2) Казахстан как колония российского империализма (XVIII—-XIX вв.) Вопрос о хронологии и периодизации чаще всего вызывает споры. Однако, нам кажется, что в пределах своей концепции С. Асфеидиаров не далек от истины. Ведь он показывает собственную историю казахов, т. е. период их независимости, колониальный период развития, а также советский период. Эта периодизация была принята в «Истории Казахской ССР с древнейших времен до наших дней», изданной в 1943 г. под редакцией М. Абдикалыкова и А. Панкратовой.
 
Во второй части работы Асфеидиаров стремился показать «влияние завоеваний российского капитализма на дальнейшее формирование казахского общества, рост классовых противоречий на новой основе, развитие движущих сил национально-революционного движения в условиях империализма и пролетарской революции, т. е. развитие предпосылок Октябрьской революции в Казахстане».
 
Автор вносит определенную ясность в вопрос о характере кочевого хозяйства казахов и других соседних народов. Тогда многие ученые (Кушнер, Соколовский, По-лочанский и др.) отождествляли кочевое общество казахов с родовым обществом, относящимся к доклассовой формации, к первобытно-коммунистическому обществу, описанному Ф. Энгельском и К. Марксом. С. Д. Асфендиаров научно доказывает, что народы Центральной и Средней Азии очень давно прошли первобытную стадию общественного развития, когда они занимались исключительно охотой и рыбной ловлей, примитивным земледелием и приручением диких животных. Асфеидиаров пишет: «Кочевое скотоводство представляет собой уже такую форму хозяйства, которая образовалась в силу общественного разделения труда на земледелие и скотоводство. А это могло произойти на том уровне, при котором человек уже обладал значительными средствами производства». Исходя из этой концепции, автор далее пытается решить вопрос об особенностях социальной структуры кочевников и об особенностях исторического хода общественного развития кочевых народов. С. Д. Асфендиаров считает особенностью феодализма кочевых народов сохранение и большой удельный вес родовых пережитков. Однако родовые институты, приспособленные и видоизмененные в целях классовой эксплуатации, составляют как бы внешнюю оболочку общества. В связи с этим он отвергает мнение, что у кочевых народов существовал лишь родовой строй или «племенное государство».
 
С. Д. Асфеидиаров выделяет великую роль «кочевых народов» в истории ряда стран (Средняя Азия, Китай, Ближний Восток, Русь и т. д.) на протяжении многих столетий.
 
В разделе монографии о происхождении казахского народа автор замечает, что «понятие народ — не биологическое, а социальное», и предостерегает читателей от смешения древних уйсуней, найманов, кипчаков и других племен с современным казахским народом, сформировавшимся гораздо позже этих племен, представители которых вошли в этнический компонент казахов, узбеков, но-гаев, каракалпаков, башкиров и т. д.
 
Но вместе с тем в работе, нам кажется, проявляется излишняя категоричность и субъективизм при оценке трудов М. Тынышпаева, при этом автор исходит из принципа, как признается сам, дать отпор как буржуазно-шовинистическим, так и националистическим элементам.
 
Разоблачая «скверный дух» расовой, великодержавной идеологии Грумм-Гржимайло, к носителям обратной тенденции, но в принципе также к сторонникам расовой теории, переоценивающих «великую» роль тюрко-мон-гольской расы, автор относит 3. Валиди, Губайдуллина и Тынышпаева. «Так на базе прошлого, на базе истории куется националистическая буржуазная идеология — подновленный панисламизм и пантюркизм»,— пишет автор.
 
Но как явствует из содержания «Истории», «вина» Тынышпаева заключается в том, что он на базе исторических источников высказывает мысль о более раннем происхождении казахского народа и более обширной этнической границе, с чем не согласен С. Д. Асфеидиаров.
 
Видимо, именно здесь проявляется субъективизм в отношении Тынышпаева, который в то время был осужден как буржуазный националист и бывший член партии «Алаш».
 
Следует напомнить, что многие авторы, подвергнутые. критике в «Истории Казахстана» (М. Тынышпаев, Г. Сафаров, С. Садвакасов, А. Байтурсунов и др.) ныне реабилитированы, их труды и научные гипотезы имеют право на существование. Все это должно учитываться читателем при изучении «Истории Казахстана», которая в целом является оригинальным научным исследованием.
 
Предлагая «Историю Казахстана» (заметим точность названия нежели «История Казахской ССР») современным, более молодым читателям, обращаем внимание также на следующие моменты: 1) это был первый опыт создания очерка истории Казахстана, написанный на базе широкого использования и анализа исторических источников. Автор пришел к написанию «Истории...» не сразу. Этому предшествовала большая и кропотливая работа над источниками. Итогом ее явилось издание в 1935 году под редакцией Асфендиарова совместно с немецким коммунистом-иммигрантом, профессором П. А. Кунте сборника «Прошлое Казахстана в источниках и материалах», а в 1936 г. вышел его 2-й том; 2) Книга через два года после издания была запрещена и в течение полувека лежала в спецхране и фонде редких изданий крупных библиотек страны в единичных экземплярах, поэтому широкому кругу читателей практически неизвестна; 3) В силу научной добросовестности автора книга не потеряла своей научной ценности, разумеется с учетом того, что историческая наука за это время все же обогатилась новыми источниками и сведениями по многим вопросам. Но заметим, что вместе с тем по ряду вопросов (например, о колониальном характере экономического и духовного развития казахского народа, о национально-освободительном движении и т. п.) мысли, изложенные в монографии С. Д. Асфендиарова, поражают своей актуальностью и в наши дни.
 
Редакция при переиздании учитывая, что книга будет использоваться как учебное пособие для студентов, сделала ряд сокращений и исправлений прежнего текста издания: 1) снято введение, которое без ущерба содержанию заменено предисловием об авторе и его книге, 2) выправлены опечатки, допущенные при первом издании, а также исправлены устаревшие или неправильно писавшиеся на русском языке термины (бармта, а не «баранта»; казах, казахский, а не «казак» и «казакский», жатак, а не «джатак» и т. д.).
 
Проф. А. С. Такенов