http://indoleads.com/ gamiss affiliate. R2games affiliate.
Главная   »   История Казахстана. С. Асфендиаров   »   Панисламизм, пантюркизм и джадидизм


 Панисламизм, пантюркизм и джадидизм

Борьба казахского байства за долю участия в эксплуатации масс направлялась не только в сторону использования отсталых общественных отношений в ауле, хотя это и определяло главную линию борьбы. Междуродовая борьба за участие в органах власти, различного рода тяжбы на почве земельных отношений, закабаление масс на почве фискальных мероприятий и проч.— и все это при поддержке и под прикрытием произвола царской администрации — таков основной фон, определяющий сферу эксплуататорских интересов байства. Но наряду с этим, поскольку царизм в своей колонизаторской политике не считался с своим союзником — байством и наносил ему прямой ущерб, поскольку на этой почве не могло не возникнуть известное оппозиционное настроение среди байства, особенно в районах, где колонизация проводилась форсированным темпом.
 
Одним из видов политического оформления этого настроения байства, главным образом его полуфеодальных элементов, является панисламистское течение.
 
Панисламизм проник в казахскую степь через мусульманское духовенство: татарское и среднеазиатское. Относительно сильнее был распространен панисламизм в южном Казахстане (Сыр-Дарьинская и Семиреченская области), меньше в остальной части (преимущественно в более колонизированных районах, где было сильное влияние татарской торговой буржуазии и духовенства).

 

Панисламизм по существу представляет борьбу феодальных элементов против европейского империализма, за монополию на эксплуатацию масс, за свои старые привилегии и свою власть в известной степени ограничиваемую внедряющимся империализмом. Поэтому революционное значение панисламизма, несмотря на поднимаемое им движение против империализма, совершенно ничтожно и, наоборот, его реакционное значение весьма велико, ибо носителями идей панисламизма являлись представители господствующих классов феодальных восточных государств, как то: турецкий султан Абдул-Гамид, беки, шейхи, эмиры и пр., и духовенство (известный Джемалэтдин Афгани и др.). Вот почему в тезисах Второго конгресса Коминтерна по колониальному и национальному вопросу пункт о панисламизме указывает на «необходимость борьбы с панисламизмом и подобными течениями, пытающимися соединить освободительное движение против европейского и американского империализма с укреплением позиции ханов, помещиков, мулл и т. п.».
 
В Казахстане панисламистское течение охватило наиболее отсталые группы полуфеодального байства, особенно в южном Казахстане, где сильнее сказывалось влияние среднеазиатской феодально-исламской культуры. Замена адата шариатом, введение суда казиев, обращение с петициями к эмиру Бухарскому, развитие паломничества в Мекку и Медину, почитание турецкого султана «халифа» и т. д.— вот к чему сводилось движение панисламистов. Реакционность их лозунгов не требует доказательств.
 
В других частях Казахстана панисламизм проявлялся в борьбе оренбургского муфтия и уфимского духовного управления за вовлечение западного и северного Казахстана в сферу влияния татарского духовенства. Впоследствии, в период Февральской революции 1917 года, это влияние панисламистов выразилось в образовании реакционной организации «Улема» в южном Казахстане (известный мулла Садык-Хаджи Сайрамский) и в некотором оживлении деятельности татарских мулл-панисламистов в других областях (мулла Галимджи Баруди, Муса Бегиев и др.).
 
Несколько иное и значительно большее значение имел пантюркизм.
 
Пантюркизм выражает собой стремление национальной буржуазии более развитых тюркских народностей к объединению под своим руководством остальных более отсталых тюркских народностей (борьба за монополию им рынке). Всего тюркских народностей насчитывалось в России около 30 миллионов человек (татары, казахи, узбеки, азербайджанские тюрки, башкиры, крымские татары и ряд мелких народностей Северного Кавказа: балкарцы, карачаевцы, кумыки и др.) и вне России 10—12 миллионов — турецкое население Турции.
 
Наиболее передовою была буржуазия татарская. В конце XIX века и начале 900-х годов среди татарской буржуазии намечается движение в сторону освоения европейской культуры, выработки общенационального языка, открытия новых светских школ взамен старой духовной конфессиональной школы. Появляется течение джадидизма (от слова «усулджадид»— новый метод преподавания в школе), борьбы за основанную на новом методе светскую школу. Крупнейшим представителем джадидизма был известный крымский деятель Измаил Гаспринский, прославившийся своей газетой «Тарджиман» («Переводчик»), выступивший против казанских православных миссионеров, в защиту национального языка, национальной буржуазной культуры.
 
 Основным лозунгом пантюркистов было объединение всех тюрков. Пути его осуществления — борьба за новую школу, за просвещение масс, против средневекового ислама, против феодального духовенства и т. д. К движению примыкала торговая буржуазия, интеллигенция и даже часть духовенства. Это было верхушечное движение национальной торговой буржуазии и буржуазной интеллигенции, не охватившее еще широких народных масс.  Іолитическая слабость буржуазии национальных окраин толкала ее на союз с русской либеральной буржуазией или обусловливала развитие среди некоторой части ее сепаратистских тенденций в сторону Турции, особенно усилившихся после младо-турецкой революции 1908 г.
 
Особенно сильно было пантюркистское движение среди татар и в Азербайджане. В Казани, Уфе, Оренбурге, Баку появилось большое количество газет, издаваемых на средства купцов (в Казахстане имела большое распространение оренбургская газета «Вахт», издававшаяся купцом Хусаиновым). Было открыто несколько педагогических средне-учебных заведений в Казани, Уфе, Оренбурге («Алия», «Хусания» и др.), готовивших мугалимов, учителей для новометодных школ.
 
В Казахстане пантюркистское и джадидистское движение имело некоторое влияние, главным образом в западной и северной его частях, и более слабое в южной части. Известный слой байства, который был связан с татарским торговым капиталом, охотно отдавал детей в татарские средние школы, выписывал газеты. Большое число учителей, мугалимов-казахов являлось питомцами этих школ. Однако в Казахстане это движение было еще более верхушечным, не носило массового характера и в значительной степени было движением заимствованным, несамостоятельным.
 
Таким образом часть байства, медленно эволюционировавшая в сторону капитализма (обуржуазившихся феодалов, если можно так выразиться), примыкала к татарскому пантюркистскому и джадидисткому движению, обучала детей татарской грамоте, вводила кое-какие татарские обычаи, поощряла поступление молодых людей, нередко из числа бедных родственников, в уфимскую «Алия» и оренбургскую «Хусания». Отсталая же часть полуфеодального байства ориентировалась на среднеазиатскую феодальную исламскую культуру, проникавшую через мусульманское духовенство и ходжей.
 
Казахская интеллигенция также не принадлежала к одному лагерю. Часть ее, главным образом учительство, более связанное с массами, выходившее в своем большинстве из татарских новометодных школ,— примыкала к джадидскому и пантюркистскому движению. Другая часть, именно высшие слои интеллигенции, имевшей в своих рядах специалистов высшей квалификации (врачи, юристы, инженеры и т. д.), окончивших русскую школу, ориентировались на русскую буржуазию и русскую буржуазную интеллигенцию. Позиции обеих групп значительно расходились. Особенно это обстоятельство выявилось в период революции 1905 года.