http://car-motors.by/ доска объявлений капитальный ремонт двигателя цена.
Главная   »   История Казахстана. С. Асфендиаров   »   О ПРОИСХОЖДЕНИИ КАЗАХОВ


 О ПРОИСХОЖДЕНИИ КАЗАХОВ

В результате описанного выше исторического процесса к XV и началу XVI в. группировка народов Средней и Центральной Азии представляется в следующем виде. На Востоке — феодальный Китай, ассимилировавший массы кочевников, завоевавших его, постепенно проникающих в Монголию и продвигающихся в направлении Восточного Туркестана. Замкнутые в круг пустынь и полупустынь восточной части Центральной Азии, кочевые народы обособились в группы монголов, ойротов и бурятов, с феодальным строем общественных отношений и с сохранением кочевого скотоводства. Восточный Туркестан занимают оседлые уйгуры — тюркский народ, занявший бассейн реки Тарима, и ряд кочевых тюркских родов. Западный Туркестан в основном имеет тюркское население, смешавшееся с таджикским и составившее ядро будущей узбекской нации. Значительная часть таджиков сохраняет свою этническую самостоятельность. Узбеки занимают территорию Ферганы, Самаркандской области, Ташкента, Западной Бухары и Хорезма, таджики — Восточную Бухару, часть горной Ферганы и города Самарканд и Бухару. Вокруг этого оседлого ядра разбросаны полукочевые элементы, еще сохранившие родовые названия. Таким образом, становятся понятны некоторые названия тех или иных групп населения, как то: сарт, узбек, таджик, казах.
 
Прежде чем перейти непосредственно к вопросу о происхождении казахов, остановимся кратко на теории происхождения нации.
 
Нация, по определению тов. Сталина, это «исторически сложившаяся устойчивая общность языка, территории, экономической жизни и психического склада, проявляющегося в общности культуры». Следовательно нация — историческая категория, т. е. преходящая и не являющаяся чем-то изначальным, вечным и процесс раз-вития нации в сущности сопровождает историю развития общественно-экономических формаций.

 

В период первобытного и переходного родового общества соответственно уровню развития производственных отношений мы имеем отдельные роды и племена. Это — объединения, еще мало устойчивые, легко распадающиеся в зависимости от передвижения на новые места, от смешения с другими родами и племенами и т. д. «Человек этого времени не возвысился над понятием племени: племя (колено), роды и их уклад были для него неприкосновенной святыней» (Ф. Энгельс: «Происхождение семьи...»).
 
По мере развития феодального общества появляются более крупные объединения. Феодалы укрепляют свое господство путем создания вместо родовой «демократической» идеологии, вместо понятия о нерушимости родовых связей рода, племени,— понятия о народе, покровительствуемом «белой костью», о религии (христианство, ислам и проч.), покровительствующей «избранному» народу. Соответственно своей замкнутости и преобладающему натуральному хозяйству эти объединения относительно мало стойки, изменчивы, зависят от успеха той или иной группы феодалов.
 
Наконец, буржуазная эпоха является эпохой формирования людей в нации с устойчивой общностью национальных признаков на основе нового способа производства, организации национального рынка, на основе утверждения господства буржуазии. Дальнейший этап развития наций идет в направлении все более и более усиливающихся классовых противоречий внутри нации.
 
Пролетариат, борющийся за уничтожение классов, создает интернациональную культуру, социалистическое общество, на базе экономики которого с уничтожением старой буржуазной культуры должны исчезнуть и нации. Угнетенным и отсталым народам диктатура пролетариата создает условия для консолидации их в нации под руководством пролетариата. Диктатура пролетариата открывает для них путь некапиталистического развития, избавляющий их от мук формирования нации под эгидой буржуазии. Формирование нации под эгидой пролетариата обеспечивает отсталым народам развитие национальной культуры — национальной по форме и социалистической по содержанию — а следовательно и действительную возможность приобщения их к интернациональной культуре.
 
В буржуазной науке по вопросу о происхождении нации существует большой разнобой мнений.
 
Учение Ленина и Сталина о национальном вопросе, включающее в себя и вопрос о происхождении нации, дает совершенно ясное научное представление о происхождении нации, позволяющее полностью ориентироваться в сложном национальном вопросе и ничего общего не имеющее с путаницей, характерной для всей буржуазной науки, даже в лице ее лучших представителей.
 
Из сказанного понятно историческое формирование казахского народа. Кочевые тюрко-монгольские народы сперва противопоставляли себя чуждым по экономике, быту и языку оседлым народам Туркестана — таджикам и арабам. Затем, по мере оседания кочевых народов и смешения их с таджиками, кочевники начали противопоставлять себя оторвавшимся и осевшим сородичам, получившим название «сарты», т. е. торговцы, ибо основное различие кочевника от «сарта» было не в языке, а в занятии, причем слово «сарт» выражало презрение кочевника к торговцу; перенятый великорусскими колонизаторами термин «сарт» принял презрительный, оскорбительный характер. Далее обособившиеся от массы кочевников узбеки, по мере своего оседания, также уже противопоставляли себя «казахам», как кочевникам.
 
Прежнее казахско-узбекско-ногайское объединение кочевых племен разбилось на свои составные части в соответствии с разделением этих народов по территориальным, экономическим, языковым и изменившимся бытовым признакам. Таким образом, под казахами стали понимать те группы кочевых родов, которые занимали территорию нынешнего Казахстана. На юге к ним примыкали осевшие узбеки и таджики, на севере — Московское царство, а на востоке — кочевники Монголии, Синь-Цзяна. В этот период феодальная эксплуатация в примыкавших соседних областях приняла чрезвычайно тяжелые, зверские формы: бегство в степь — на волю было велико. Отсюда происхождение русского слова «казак», обозначавшего вольных, свободных людей. Это слово занесено в русский язык с Востока и, возможно, что оно такого же происхождения, как и название казах. Однако эта мысль может быть высказана лишь в качестве предположения (см. стр. 87).
 
Итак, мы сделали попытку восстановить ход исторического развития Средней и Центральной Азии и выяснить на этой основе ту эволюцию, которую претерпели различные этнические группы на пути складывания их в нации. Мы проследили этот процесс на протяжении трех периодов.
 
ПЕРВЫЙ ПЕРИОД. Народы в степях Азии, в том числе и на территории нынешнего Казахстана, объединены на определенной, еще низкой ступени общественного развития. Для этого периода характерна крайняя неустойчивость и неопределенность национальных Границ, их постоянное смешивание, исчезновение. Старые тюрко-монгольские названия народов, союзов, племен, родов, как то: турки, монголы, канглы, кераиты, найма-ны, каракитаи, усуни и т. д. свидетельствуют об этой эпохе.
 
ВТОРОЙ ПЕРИОД. Происходит разобщение восточных и западных степей. Новые различия в территории, экономике и языке, а отсюда — новая группировка народов (татары, казахско-ногайско-узбекский союз, «сарты», таджики на западе; монголы, буряты и ойроты на востоке).
 
ТРЕТИЙ ПЕРИОД. Наблюдается новая перегруппировка народов, выделяются ногайцы, переселившиеся на Северный Кавказ, узбеки, ушедшие в Туркестан, и казахи, оставшиеся в степях Казахстана.
 
Все ушедшие и оставшиеся народы, в силу изменившейся обстановки, замкнутые на определенных территориях, по мере усиления различий в экономике, языке и в быту, получали более устойчивые национальные признаки. От старых периодов остались лишь старые исторические названия, много раз изменявшиеся, искаженные. Название «турки» сохранилось за далеко ушедшими в Малую Азию турецкими родами под предводительством султана Османа (отсюда старое название анатолийских турок—«осман»), название «татары» было присвоено тюрко-монгольским родам, осевшим на Волге, и т. д. «Казахами» стали называть народ, оказавшийся замкнутым в степях нынешнего Казахстана.
 
Однако процесс национальной консолидации конечно не был закончен. Под влиянием завоевания российского капитализма начиналось буржуазно-национальное оформление. Но этот процесс в условиях империалистической системы протекает неполно; отсталость укрепляется, а не уничтожается. Лишь после Октябрьской революции начинается национальное оформление, самоопределение, «Народов под руководством пролетариата, оформление», качественно совершенно иное, чем в условиях капитализма.
 
«Лозунг национальной культуры был лозунгом буржуазным, пока у власти стояла буржуазия, а консолидация наций происходила под эгидой буржуазных порядков. Лозунг национальной культуры стал лозунгом пролетарским, когда у власти стал пролетариат, а консолидация наций стала протекать под эгидой советской власти. Кто не понял этого принципиального различия двух различных обстановок, тот никогда не поймет ни ленинизма, ни существа национального вопроса с точки зрения ленинизма» (Сталин).
 
На этот путь вступили казахские трудящиеся массы после Октябрьской революции.