Elfa гардеробные системы официальный сайт forum.littleone.ru.
Главная   »   История Казахстана. С. Асфендиаров   »   ГОСУДАРСТВО ХУННОВ С III ДО Н. Э. ПО I ВЕК


 ГОСУДАРСТВО ХУННОВ С III ДО Н. Э. ПО I ВЕК

Хунны, или гунны (с III века до н. э. по I век н. э.) занимали территорию современной южной Монголии, непосредственно соприкасающуюся с Китаем. Они вели постоянную борьбу с Китаем, почему китайские летописи и дают подробные описания их нравов и обычаев. Из китайских источников известно, что у хуннов были сословия: ханы, ханы, князья и просто народ. Основное занятие хуннов было кочевое скотоводство. Главной массой войска являлась конница, вооружение состояло из лука, копья, меча, кольчуги и лат. Военная тактика у хуннов стояла довольно высоко и не уступала китайской. В одной китайской летописи дается следующее описание сражения между китайцами и хуннами:
 
«Ночью хунны вырыли перед китайским фронтом ров глубиной в несколько футов, а затем стремительно атаковали китайское войско с тыла. Китайское войско пришло в большое смятение, и Ли-Гуан-ли покорился».

 

Далее говорится, что хунны построили через реку мост, что хунны имели торговые сношения с Китаем. Так, в большом количестве получались из Китая парча, хлопчатобумажные ткани и щелк. Одеждой хуннов являлись меха, кожи и грубые шерстяные ткани.
 
По-видимому, у хуннов, помимо основного скотоводческого хозяйства, существовали другие отрасли хозяйства: домашние ремесла, торговля. Несомненно должны были у них существовать и оседлые пункты.
 
Жилищем служили юрты, причем они перевозились на телегах. Употребление телег у хуннов было в большом ходу. Когда во время переговоров о мире китайцы требовали от хуннов уступки известной территории, хунны отказывались, указывая, что на этой территории рос лес, необходимый им для изготовления юрт и телег. Знали хунны, очевидно, и упряжь. В телегу впрягали волов и лошадей. В одной китайской летописи говорится, что хан хуннов поднес в дар китайскому императору двух верховых и восемь упряжных лошадей. Основным правилом при дележе добычи у хуннов был переход всего имущества врага к победителю, причем, в случае захвата пленных, последние обращались в рабов победителя. Таким образом, использование рабского труда также было известно хуннам.
 
Имеется дальше указание на наличие земледельческих оазисов у хуннов и на то, что у них в качестве подсобного занятия существовало земледелие. В одной китайской летописи говорится:
 
«В царствующем доме хуннов царил беспорядок, и опасались нападения со стороны китайцев. Поэтому Вей-Люй подал совет выкопать колодцы, построить город и двухэтажные магазины для хранения хлеба».
 
В описываемый период хунны одержали ряд побед над китайцами (известный в истории хан Мо-дэ), вторгаясь в их пределы и доходя до земель, ныне занятых провинциями Хэнань и Чжили (один из наиболее густо населенных провинций Китая). На севере и западе хунны вели войны с другими кочевниками и покорили земли до восточного Притяньшанья и бассейна реки Тарима. Особенно упорная война велась ими с народом, известным под названием «усуней», на западе в районе Семиречья (нынешняя Алма-Атинская область Казахской АССР).
 
По поводу «усуней» среди старых буржуазных ученых шел спор. В этом народе они склонны были видеть предков современных казахов, так как у казахов существуют роды «уйсуны» и «сары-уйсуны». Казахские историки типа Тынышпаева категорически это утверждают. Есть догадки даже такого порядка, что якобы часть усуней, ушедших впоследствии с хуннами, оказалась на Ближнем Востоке, а созвучье слов «сары-уйсун» и «сарацин» наталкивало на мысль об общности происхождения казахов и арабов. Очевидно, такого рода гипотезы нельзя назвать научными. Мало того, против по* добных гипотез нужно бороться, ибо на них базируется националистическая буржуазная идеология. Основывать разрешение вопроса о происхождении казахов и вообще о прошлом того или иного народа на созвучии слов, на легендах и преданиях — явно ненаучно, методологически неверно. Это может делать только буржуазный националист, который подтасовкой данных истории хочет доказать величие своей «нации», иными словами, своей буржуазии. В этом отношении казахские националисты оказываются лишь подражателями буржуазных историков Европы (утверждения последних о величии и превосходстве германской нации на том основании, что когда-то Европа была завоевана германскими племенами; превозношение французскими буржуазными историками романской расы и т. д.).
 
Хунны, вытеснив усуней, продвинулись на запад, заняли Семиречье и дошли до низовьев Сыр-Дарьи и берегов Каспийского моря. Очевидно, в объединение хуннов входили тогда все кочевники, жившие на территории от южной Монголии до берегов Каспийского моря. На этой территории существовали оседлые пункты, имелись районы, где велось земледелие. Так, упорная борьба велась между хуннами и китайцами за район Чеши — культурный центр Притянынанья, занимающий центральную часть Турфанской котловины. Здесь было много пашни, район мог прокормить много народа. В борьбе с усуня-ми хунны захватили город Читу. Расположение этого города относят к пункту между истоком реки Нарына и перевалом Бедель (Семиречье).
 
В дальнейшем происходит распад хуннского государства на северное и южное. Часть хуннов, осевшая в низовьях Сыр-Дарьи, перемещается на Волгу, проникает затем в равнины Венгрии и наводняет в IV веке под предводительством Атиллы (короля Этцеля германских легенд). Распад государства оставшихся хуннов продолжается. Согласно китайским источникам, сперва отпадает 58 поколений (родов) и переходит к китайцам, затем еще 73 поколения. Наступившая засуха и последующая суровая зима вызывают огромный падеж скота. Наконец, в 85—90 годах нашей эры соединенными силами китайцев в союзе с другими кочевниками совершается полный разгром хуннов. Китай овладевает всей территорией восточной части Центральной Азии и Восточного Туркестана, а затем китайский полководец Ли-Гуан-ли через перевал Даван проникает в Фергану и овладевает Ура-Тюбе.