Главная   »   История Казахстана:белые пятна   »   ИЗ ИСТОРИИ СОВЕТСКИХ НЕМЦЕВ


 ИЗ ИСТОРИИ СОВЕТСКИХ НЕМЦЕВ

 

 

Жизнь и деятельность советских немцев является «белым пятном» в истории нашей страны, причем значительным, так как основные исследовательские работы по данной проблеме практически прекратились в середине 30-х годов, а после Указа Президиума Верховного Совета СССР от 28 августа 1941 г. «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья», по которому все немецкое население нашей страны обвинялось в пособничестве фашизму и было переведено на положение спецпереселенцев, на эту тему было наложено своеобразное «табу». Длительное время само занятие историей советских немцев. считалось нежелательным, и лишь в конце 60-х — начале 70-х годов стали появляться отдельные работы по различным проблемам жизн и и деятельности немецкого населения СССР. В этой связи авторы видят свою задачу в том, чтобы коротко осветить основные моменты истории советских немцев, сделав акцент на истории немецкого населения, проживающего в Казахстане. Данная постановка проблемы актуальна в свете выполнения решений постановления ЦК КПСС «О работе Казахской республиканской партийной организации по интернациональному и патриотическому воспитанию трудящихся», в котором указывается на необходимость воспитывать высокую культуру межнационального общения, уважительного отношения к истории, языку, обычаям братских народов. Прежде чем остановиться на истории появления немецкого населения в Казахстане, сделаем небольшой экскурс в историю переселения немцев в пределы Российской империи.

 
Предки нынешнего немецкого населения СССР переселились в Россию в разное время из различных германских земель. В Прибалтике они обосновались преимущественно в эпоху средневековья. Значительное число немцев появилось в пределах России во времена царствования Петра I, затем Анны Иоановны, основная же масса немецких иммигрантов — во второй половине XVIII — первой половине XIX вв., особенно в период правления Екатерины II. В 1762—1763 гг. императрица издает манифесты, приглашающие переселиться в страну всех желающих. Основная причина, побудившая правительство Екатерины II издать эти манифесты, подтвержденные позже Александром I, «объясняется территориальными завоеваниями 18 века и невозможностью освоить завоеванные области путем внутренней колонизации в условиях крепостного права… Поэтому, в соответствии с общими принципами колонизационной политики этой эпохи, Екатерина II и Александр I поощряют иностранную колонизацию и вызывают колонистов из Германии и других стран», гарантируя колонистам целый ряд льгот: провоз за казенный счет, освобождение от военной службы, долгосрочные ссуды, наделение землёй, свободное отправление богослужения и т. д.
 
Приехавших селили колониями (отсюда и название «колонисты»). Уже в 1764—1774 гг. на Волге, между Саратовом и Камышином, было основано 106 колоний. В 1764—1765 гг. и позднее немецкие колония возникают и в Санкт-Петербургской губернии. После присоединения к России причерноморских степей и Крыма Екатерина II начинает и их заселять колонистами. С 1803 по 1823 гг., в правленце Александра I, было образовано еще 134 немецких поселения на юге Украины, 17 — в Бессарабии, 8 — в Крыму. Тогда же возникли немецкие колонии и в Закавказье (Грузии и Азербайджане). Среди колонистов преобладали выходцы из юго-западных земель Германии (Вюртемберга, Бадена, Пфальца, Гессена), в меньшей степени были представлены уроженцы Баварии, Восточной Тюрингии, Верхней Саксонии и Вестфалии. С конца ХVIII в. несколькими волнами в Россию переселяются меннониты из Пруссии. Они оседают в Причерноморье, а позднее, в 1855—1870 гг., в районе Самары. Под Одессой обосновались колонисты из Венгрии, куда они в свое время попали из Пфальца. В середине XIX в. (1830—1870 гг.) на Волынь перебралась часть немцев из Польши.
 
Причины миграции немцев были различны. Главная из них — аграрное перенаселение Германии. Кроме крестьян и ремесленников среди эмигрантов были и представители других слоев населения, вынужденные по той или иной причине оставить родину. Меннониты покинули Пруссию и некоторые другие земли по религиозным мотивам.
 
Несмотря на определенные льготы, особенно в первый период, на новых — местах поселения колонистам пришлось нелегко: новые природные условия, трудности с постройкой жилья, обработкой земли, столкновения с местным населением, притеснения местной администрации, все это сказалось на численности колонистов. Так, если в 1774 г. в колониях на Волге осело 27 тыс. человек, то к 1775 г. численность переселенцев упала до 23 тыс. человек. Вспыхнувшее в эти годы на Волге пугачевское восстание глубоко всколыхнуло Нижнее Поволжье и не оставило безучастными колонистов. 432 человека приняли непосредственное участие в восстании Пугачева, не считая большого числа сочувствующих.
 
Трудной была жизнь переселенцев и на юге Украины, где им приходилось устраиваться в условиях необжитого края, в непривычных природных условиях. Вот почему колонисты нуждались в правительственной поддержке. Однако коррумпированные чиновники тогдашней России, с которыми быстро вступила в сговор немецкая администрация колоний, разворовывали отпускаемые правительством ссуды, что приводило к массовым выступлениям переселенцев против местной администрации.
 
Хозяйство переселенцев налаживалось медленно, с большим трудом, но уже на рубеже XVIII—XIX вв. трудолюбивые немецкие колонисты в хозяйственном отношении добились значительных успехов, особенно это касалось поселений на юге Украины, где, в отличие от колоний на Волге с их общинной формой земледелия, развивалось фермерское хозяйство.
 
Общая численность немецкого населения в Российской империи в 1795 г. составляла 237 000, или 0,6% всего населения страны, а согласно материалам первой всероссийской переписи населения 1897 г., в России проживало уже почти 1,8 млн немцев, существовало более 2 тыс. немецких поселений.
 
Колонии сыграли немалую роль в экономическом развитии страны, прежде всего — во внедрении передовой агрокультуры, высокопродуктивного животноводства. В начале XIX в. появляются первые промышленные предприятия, такие, как завод Вальмцна и Леппа по производству сельскохозяйственных машин в с. Хортица, аналогичные заводы — в колониях Кичкас, Шневизе и других. Из среды колонистов выдвинулись крупные оптовые торговцы, промышленники, банкиры.
 
К концу XIX в. усиливается классовое расслоение среди немцев-колонистов. Тяжелые условия труда, непомерно длинный рабочий день, штрафы, мизерные заработки, несвоевременная выплата заработной платы толкали рабочих на борьбу с угнетателями. Активное участие в революционных событиях принимали и рабочие немецкой национальности. Так, в революции 1905— 1907 гг. на юге Украины участвовали рабочие-меннони-ты из колоний Вальдгейм, рабочие Гальбштадта и ряда других колоний. 13 марта 1913 г. газета «Правда» поместила корреспонденцию, в которой сообщалось, что гальбштадтские и большетокмакские рабочие Украины, сознавая важность пролетарской солидарности, в феврале месяце проводили денежные сборы в поддержку бастующих Харькова. В годовщину выхода первого номера «Правды» рабочие Гальбштадта прислали в адрес редакции приветствие и деньги. По этому поводу «Правда» писала, что пролетарии ясно понимают свое классовое положение и стремятся поддержать свою газету. Под влиянием большевиков рабочие гальбштадтских предприятий— украинцы, русские, немцы — выступили единым фронтом против эксплуататоров. 
 
Среди организаторов и руководителей революционного движения в России было немало лиц немецкой национальности. Бауман Н. Э. (1873—1905 гг.) был членом Петербургского «Союза борьбы за освобождение рабочего класса», участником создания и агентом «Искры». Подвергался арестам а ссылке. В 1904 г. руководил Московским комитетом и Северным бюро ЦК большевистской партии. Профессиональный революционер, соратник В. И. Ленина. Погиб в 1905 г. от рук черносотенцев. Похороны Баумана Н. Э. 20 октября 1905 г. вылились в 300-тысячную политическую демонстрацию. Квиринг Э. И. (1888—1937 гг.) — один из сотрудников газеты «Правда», в 1913 г. являлся секретарем большевистской фракции в IV Государственной Думе. Один из руководителей борьбы за Советскую власть на Украине— являлся секретарем Екатеринославского, Донецкого губкомов, секретарем ЦК КП(б) Украины. Занимал ряд ответственных постов в правительстве СССР — заместитель председателя Госплана СССР, первый заместитель председателя Госплана СССР и т.д. Возглавлял Экономический институт красной профессуры. Делегат XI—XVII съездов партии, на XII—XVI съездах избирался членом ЦК ВКП(б). В 1937 г. был несправедливо репрессирован, реабилитирован посмертно лишь после XX съезда КПСС. Шмидт В. В. (1886—1938 гг.) — советский государственный, партийный деятель. В большевистской партии с 1905 г., участник Октябрьской революции. Занимал ряд ответственных постов—секретарь ВЦСПС, нарком труда, заместитель председателя СНК СССР и СТО, главный арбитр при СНК СССР и т. д. В 1938 г. был расстрелян, в 1956 г. реабилитирован посмертно.
 
Развитие капитализма в сельском хозяйстве, процесс обезземеливания в немецких колониях вызвали миграцию как внутрь страны — на Южный Урал, в Сибирь, Среднюю Азию и Казахстан, так и за границу —в Америку, Канаду, Бразилию, Аргентину. Последнее стимулировалось русификаторской политикой эпохи Александра II, затем Александра III, Николая II. Основой данной политики являлось то, что капиталистическое развитие в поселениях колонистов, не знавших крепостного права, шло более быстрыми темпами, чем в хозяйствах, отягощенных пережитками крепостничества что породило обострение противоречий между колонистским капиталом и капиталом русской буржуазии, особенно в земледелии. С начала первой мировой войны эти противоречия из экономической плоскости были переведены в политическую. Под фальшивой вывеской заботы о русском крестьянстве буржуазная печать развила бешеную травлю немецких колонистов. 2 февраля и 13 декабря 1915 г. были приняты законы, направленные на ликвидацию немецкого землевладения в России, а в августе 1916 г. издается закон против «немецкого засилия», по которому всем лицам германского происхождения грозило выселение из «приграничных областей». Этой мерой царское правительство хотело отвлечь внимание крестьян от революционной борьбы, спасти помещичьи владения от усилившихся аграрных выступлений. Ликвидация немецкого землевладения призвана была разжечь шовинистические настроения, переключить борьбу против помещиков на борьбу против немцев.
 
  В защиту прав российских немцев выступили известные ученые и общественные деятели. Например, с резким протестом в газете «Русские ведомости» против творимого беззакония выступил известный писатель В. Г. Короленко. В письме к биологу К. Линдеману он писал: «Желаю Вам успеха в деле защиты людей, терпящих вопиющую несправедливость. Считаю, что это защита не одних русских немцев, но и всего русского Отечества от тяжкого упрека, готового лечь на него несмываемым пятном». Однако, несмотря на протесты со стороны общественности, правительство Николая II выселило в восточные районы из приграничных губерний: Волынской, Киевской, Подольской и северной части Бессарабской губерний в общей сложности 110 тыс. немцев. На апрель 1917 г. намечалось выселение всех немцев Поволжья. Процесс переселения был приостановлен Февральской буржуазно-демократической (революцией, а Великая Октябрьская социалистическая революция окончательно разрешила эту проблему, она отменила все шовинистические и ликвидационные законы царского правительства.
 
Одним из первых декретов Советской власти была Декларация прав народов России, в которой провозглашались основные принципы советской национальной политики: равенство и суверенность всех народов России, право народов на свободное самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельного государства, отмена всех и всяких национальных и национально-религиозных привилегий и ограничений, свободное развитие национальных меньшинств и этнических групп, населяющих территорию России. В соответствии с декларацией Советское правител«ство создало Народный комиссариат по делам национальностей. В нем были организованы национальные комиссариаты и отделы, в которых наряду с представителями других наций и народностей были и немцы. 29 мая 1918 г. был утвержден Устав Поволжского Комиссариата по немецким делам, в июле того же года состоялся первый съезд Советов поволжских немцев, направивший в Москву социалистов Клингера, Эмиха и Кельнера для получения права на самоопределение.
 
В сооответствии со статьей 11 Конституции РСФСР 1918 г. 19 октября 1918 г. был издан декрет СНК, подписанный В. И. Лениным, «О немецких колониях Поволжья». Согласно данному декрету в местах, заселенных немцами-колонистами, образовывалось областное объединение с характером трудовой коммуны. Следует заметить, что Трудовая Коммуна немцев Поволжья явилась первой автономной единицей, возникшей в годы гражданской войны. По окончании гражданской войны, в целях создания благоприятных условий для развития национальных меньшинств, были образованы национальные районы на Украине—12, из них 7—немецкие. Кроме Украины, немецкие районы были в Крыму, Алтайском крае, Оренбургской области.
 
Гражданская война и иностранная военная интервенция, навязанная молодой республике Советов, не оставили в стороне трудящиеся массы немецкой национальности. Уже в декабре 1918 г. был сформирован 1-й Екатеринштадтский коммунистический немецкий полк, состоявший из добровольцев и мобилизованных, в составе 2000 штыков. Он был отправлен на фронт, на оккупированную германцами Украину. Для пополнения выбывающих бойцов при нем был сформирован запасной батальон. Только летом 1919 г. окруженный белогвардейцами Екатеринштадтский полк выдержал за 32 дня 30 боев. В строю осталось 700 штыков. Весной 1919 г. формируется 2-й Бальцерский добровольческий пехотный полк. В том же году был сформирован 1-й немецкий кавалерийский полк, выросший позже в кавалерийскую бригаду, которая принимала участие в боевых действиях с Врангелем, Махно и белополяками в составе Первой Конной армии. В августе 1920 г. на борьбу с Врангелем из Марксштадта отправляется немецкий пехотный батальон, дополнительно формируются мелкие военные подразделения. Всего же к концу 1920 г. в Красной Армии насчитывалось более 35 тыс. немцев, или 0,7% от общей численности вооруженных сил республики.
 
В годы гражданской войны Советское правительство уделяло большое внимание подготовке военных кадров и привлечению на сторону республики Советов военных специалистов старой армии. Среди последних было большое количество немцев: это командующие военно-морскими силами Советской Республики В. М. Альтфатер, Е. А. Беренс, А. В. Немитц; первый в России генерал старой армии, добровольно вставший на сторону пролетариата,—А. А. Таубе, предвосхитивший на четверть века легендарный подвиг Д. М. Карбышева, и многие другие.
 
Большой вклад внесли немецкие колонисты Поволжья и Украины в обеспечение продовольствием промышленных центров страны в 1918, 1919 гг. В. И. Ленин неоднократно лично интересовался ходом заготовок и отправкой продовольствия из Поволжья. Всего в 1918 г. из Трудовой Коммуны немцев Поволжья было вывезено 18 млн пудов продовольствия, а в 1919 г. 12 млн пудов.
 
Последствия гражданской войны, иностранной военной интервенции и неурожаев привели к голоду в 1921 — 1922 гг. Голод охватил практически все центральные губернии Советской Республики. Особенно тяжело он ударил по районам Поволжья, где одним из центров бедствия была область немцев Поволжья. Проследить последствия голода можно по численности населения. Так, если в конце 1920 г. население Трудовой Коммуны немцев Поволжья составляло 452 629 человек, то к 15 августа 1921 г. в области осталось 350 400 человек, то есть население уменьшилось более чем на 20%. К 1 января 1922 г. голодало 95% населения области. Посевная площадь сократилась в 1921 г. на 64%, на 75% уменьшилось количество скота и лощадей. В 1922 г. благодаря помощи центра семенами и прочим посевная площадь значительно возросла, а промышленность Нем-области, получив поддержку, начала восстанавливаться и крепнуть, как и все хозяйство области. Однако голод нанес такие глубокие раны хозяйству, населению региона, что даже в 1926 г. прилагались еще огромные усилия для ликвидации последствий голода.
 
Развивая принципы национально-государственного строительства, с целью дальнейшего социально-экономического развития Трудовой Коммуны немцев Поволжья, ВЦИК СССР принял 19 декабря 1923 г. решение — реорганизовать область немцев Поволжья в Автономную Республику. В Декрете ВЦИК и СНК СССР от 20 февраля 1924г., подписанном Председателем ВЦИК
 
М. И. Калининым и Председателем Совнаркома
 
А.И. Рыковым, отмечалось, что «немецкий, русский и украинский языки являются равноправными на территории Автономной Социалистической Советской Республики немцев Поволжья. Во всех территориальных частях республики делопроизводство ведется на языке большинства населения каждой такой части». Продолжая совершенствовать национально-государственное строительство, ЦИК Союза ССР принял 12 декабря 1929 г. постановление «По докладу о хозяйственном и социально-культурном обслуживании немецкого населения в СССР», где отмечались успехи в разрешении национального вопроса в Автономной Республике немцев Поволжья, одновременно указывалось на недостатки в проведении коллективизации (без учета специфики немецкого крестьянства), слабое культурное обслуживание немецкого населения, были приняты меры по их ликвидации Аналогичные постановления были приняты в союзных и автономных республиках, где проживало значительное число лиц немецкой национальности. Все это повлияло на экономическое и культурное развитие советских немцев. Так, в Республике немцев Поволжья к 1937 году благодаря успехам в развитии и реконструкции социалистической промышленности валовой продукции было выпущено на 145,2 млн руб. при 16,1 тыс. рабочих. Значительными были достижения и в сельском хозяйстве. К 1937 г, сельскохозяйственные работы были миханизированы на 83%. В 1930 г. на территории республики была создана первая в Союзе электропахотная станция, работало 73 молотильных агрегата, 50 электрооросительных установок. По интенсивности внедрения новой агротехники республика занимала одно из первых мест в Советском Союзе. Республика немцев Поволжья была одним из 17 центров улучшенного и племенного животноводства. Во все концы страны вывозили породистый скот из государственного племенного рассадника г. Энгельса (столица республики). Так, в 1935—1936 гг. в Киргизию и Казахстан было отправлено 150 голов чистопородных и племенных быков для улучшения местных пород скота.
 
Аналогичных успехов добивались также немцы, проживающие в других регионах СССР. Так, например первым на Украине после недорода 1933 г. орден Ленина за выдающиеся достижения в животноводстве получил колхоз «Эррунгеншафт» в селе Лейтерсгаузен Пришибского района.
 
Значительными были достижения в развитии культуры к концу 30-х гг. В Республике немцев Поволжья действовала 421 школа, в них обучалось почти 104 тыс. учащихся; обучение велось полностью на родном языке; имелось 5 вузов, три рабфака, 11 техникумов. В республике работало 5 театров — немецкий драматический, русский драматичекий, детский кукольный и два колхозно-совхозных— в Бальцере и Марксштадте; функционировало 52 кинотеатра. Издавалось 29 газет, из которых 21 — на немецком языке.
 
Кроме того, в СССР существовало И немецких национальных районов и 553 национальных сельсовета. По стране в 1930 г. насчитывалось 1501 немецкая школа 1 ступени и 86 школ 2 ступени.
 
Одновременно с поступательным развитием социально-экономической и культурной сторон жизни в республике шел процесс формирования социалистической нации — советские немцы.
 
Однако, начиная со второй половины 30-х гг., все отчетливее стали проявляться негативные тенденции в национальной политике, связанные прежде всего с усилением культа личности Сталина. Были реорганизованы и преобразованы национальные районы; обучение на родном языке отменено; подготовка педагогических кадров прекратилась; закрыты все национальные органы печати и т. д. Вследствие нарушений социалистической законности после 1935 г. прервалось развитие советско-немецкой литературы на Украине, а в 1941 г.—и на Волге. Почти весь цвет немецкой интеллигенции был репрессирован. Жертвами сталинских репрессий стали такие крупные политические фигуры, литераторы, общественные деятели, как Вильгельм Вегнер — секретарь областного комитета ВКП(б) АССР немцев Поволжья Александр Вебер — народный комиссар просвещения республики (около 20 лет прожил в Норильске в заключении), Иван Лейснер — председатель партийной контрольной комиссии обкома ВКП(б), возглавлял рабоче-крестьянскую инспекцию в республике, делегат XVI и XVII съездов партии, Герхард Завадский — секретарь организационного комитета Союза писателей АССР немцев Поволжья, редактор литературного журнала «Кемпфер», делегат первого Всесоюзного съезда писателей СССР в 1934 г. (погиб в заключении в 1944 г.), Франц Шиллер — известный литературовед, член-корреспондент АН СССР, невинно осужденный в 1938 г. и умерший в 1955 г. в сибирской глуши, Яков Вебер — пейзажист, первый и единственный удостоенный звания «Заслуженный деятель искусств АССР немцев Поволжья», и многие другие.
 
1941 г. круто изменил судьбу советских немцев. 28 августа был издан Указ Президиума Верховного Совета СССР «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья», согласно которому все немецкое население Поволжья безосновательно обвинялось в пособничестве германскому фашизму. Действие Указа распространялось практически на всех граждан немецкой национальности. АССР немцев Поволжья была ликвидирована, а лица немецкой национальности под конвоем военных команд насильно вывезены в Сибирь, Казахстан, Среднюю Азию. Согласно Указу процесс переселения начался осенью, переселенцы прибывали на новые места жительства, когда там во многих местах уже наступали холода; они были без достаточного запаса продовольствия, теплых вещей. Все это усугублялось зачастую плохим знанием русского языка, общим фоном антипатий к немцам, стихийно возникших в ту пору в политически отсталой среде.
 
По Указу 1941 г. из армии стали отзывать солдат и офицеров немецкой национальности. Однако, несмотря па это, многие лица немецкой национальности оставались в Красной Армии под вымышленными фамилиями, самоотверженно сражались на фронтах Великой Отечественной войны. Так, например, Герой Советского Союза лейтенант Вольдемар Венцель из г. Саратова воевал под фамилией Венцов; старший лейтенант Артур Бойгель записался как Бойченко; Петер Левин стал Левиным и под этой фамилией дошел до Берлина; врач Георгий Эмильевич Рихтер прошел всю войну под именем Михаила Васильевича Смирнова; Пауль Шмидт взял фамилию своего друга детства азербайджанца Али Ахмедова и т. д. Советским немцам не было доверено с оружием в руках защищать свою Советскую Родину, однако часть из них воевала в партизанских отрядах, в подполье, на фронтах Великой Отечественной войны. Подвиги многих отмечены высокими государственными наградами. Так, звания Героя Советского Союза были удостоены солдаты-танкисты Петер Миллер и Михаэль Геккель, генерал-майор Сергей Волькенштейн, руководитель партизанской бригады Александр Герман, легендарный разведчик Роберт Клейн и многие другие. Были советские немцы и среди защитников Брестской крепости. Вот некоторые имена: майор Александр Дулькайт, старшие лейтенанты Георг Шмидт, Александр Герцог, старший лейтенант медицинской службы Е. Кролл, полковой врач В. Вебер и другие. Брест защищал и Александр Вагенлейтер — начальник штаба противовоздушной обороны (его жену и дочь расстреляли фашисты).
 
Основная же масса советских немцев была призвана в так называемую трудовую армию. На объектах труд-армии— в шахтах, на строительстве оборонных предприятий, на лесоповале — немцы содержались фактически как заключенные в лагерях. Условия зачастую были настолько тяжелыми, что изнуренные каторжным трудом люди массами гибли от болезней и голода, становились инвалидами. Гибли не на фронте или в блокадном Ленинграде, а в глубоком тылу. Работали по 12—14 часов в сутки, а то и более. Питание везде было никудышным, и при этом трудармейцы работали бетонщиками, такелажниками, шахтерами, лесорубами, землекопами и т. д. Иоганн Фрёзе из Г. Ташкента вспоминал, что в 1942 г. 15 000 немцев-трудармейцев прибыли в г. Ивдель (Свердловская область) на лесоповал, год спустя их осталось уже 3 тыс. человек, т. е. 12 тыс. человек (80%) погибли от голода, инфекционных заболеваний, непосильного труда. Еще один трудармеец, Эдуард Айрих, работавший на строительстве Богословского алюминиевого завода (БАЗстрой НКВД) на Северном Урале, вспоминал, что «трудмобилизованные немцы прибыли на БАЗстрой тремя партиями. Первыми были выходцы с Украины. Они испытали на себе всю горечь унизительного положения человека в условиях лагеря при отсутствии конкретной вины. Работая на строительстве, они ничего не знали о своих семьях, часть которых была вывезена в глубь страны, а часть находилась в оккупации. К работе они приступили в условиях наступивших холодов, а теплой одежды не было. Объектами работы были каменный карьер, строительство плотины и прокладка подъездных железнодорожных путей. Основными орудиями труда — лом, кайло, кувалда, кирка, лопата и тачка… В этих труднейших условиях трудармейцы к весеннему паводку 1943 года соорудили плотину и уложили подъездные пути. Это во многом обеспечило дальнейший успешный ход строительных работ на других объектах. Но это было достигнуто дорогой ценой — половина из трудармейцев нашла здесь свою могилу, под которую была отведена площадь в несколько гектаров в 42-м квадрате. Позже земля была разровнена бульдозерами и отдана под пашни». При этом еще трудармейцы собирали средства на вооружение Красной Армии. Рабочие БАЗстроя собрали для этих целей свыше 2 млн рублей. Кроме мужчин в трудовую армию забирали и женщин-немок, не имеющих грудных детей. Очень часто женщины оставляли детей на престарелых родителей, а иногда и на произвол судьбы.
 
Именно в годы Великой Отечественной войны значительное количество лиц немецкой национальности прибывает в Казахстан. Так, если по переписи населения 1939 г. в пределах Казахстана проживало 92 тыс. немцев, то согласно переписи 1959 г. в республике насчитывалось уже почти 660 тыс. лиц немецкой национальности.
 
Отдельные лица немецкой национальности — подданные Российской империи — начали появляться в Казахстане еще во времена присоединения его к России. Среди них — военные, врачи, аптекари, учителя, юристы, чиновники различного ранга и т. д. Посещали Казахстан также известные ученые-немцы. Так, в 1734 г. здесь побывал в составе научной экспедиции историк, археограф, член Петербургской Академии наук Гергард Фридрихович Миллер. Во время путешествия он обследовал и описал архивы более 20 городов и крепостей, собрал обширные данные по географии, археологии и этнографии, по экономике земель Северного Казахстана, которые вошли в его двухтомный труд «История Сибири». В составе этой же экспедиции был и другой известный ученый — академик Петербургской Академии наук, натуралист и исследователь Иоганн Георгиевич Гмелин (1709—1755 гг.). Гмелин оставил описание ряда крепостей на левом берегу Иртыша. Результаты экспедиции были обобщены в книге «Путешествие по Сибири».
 
Занимался научными описаниями земель Казахстана Петр Симон Паллас — естествоиспытатель и путешественник, член Петербургской Академии наук с 1767 г. Описание пространств нынешней Павлодарской области и всей Прииртышской полосы вошло в его научный труд «Путешествие по разным провинциям Российской империи». Большой труд о музыке казахов Сырдарьинской губернии оставил после себя А. Эйхгорн, живший в 1970—80-х гг. в Ташкенте. Нельзя не вспомнить еще одного ученого-немца, побывавшего в Казахстане. Это —
 
В.В. Радлов (1837—1918 гг.), ученый-востоковед и тюрколог. Радлов в 1860—1870 гг. осуществил описание «Сибирских древностей» в казахской степи и на Алтае.
 
Прибывали в Казахстан люди немецкой национальности и в качестве ссыльных. Среди них находились, например, известный народоволец, друг Абая Кунанбаева — Е. П. Михаэлис, революционно настроенный офицер М. Ю. Ашенбреннер, сосланный в Туркестан за отказ участвовать в подавлении польского восстания в 1863 г., народоволец И. Гейер. Ссыльными были также А. Л. Блек, хорошо известный среди деятелей революционного движения тогдашней России, В. Юргенс — подмастерье столяра из Ревеля, сосланный «за распространение преступных суждений, заключающих в себе выражения сочувствия действиям социально-революционной партии и отрицание существующего строя» на три года в Семипалатинскую область.
 
Долгое время главным лесничим, лесным ревизором Семиреченской области работал Эдуард Оттович Баум (1850—1921 гг.). Он многое сделал для озеленения Семиречья и города Верного (ныне Алма-Ата).
 
Значительное количество немцев появляется в Казахстане в конце XIX — начале XX вв. Они переселялись из старых колоний Поволжья и Украины на свободные земли. Это было в основном связано с принятием 10 июля 1881 г. Временных правил о переселении крестьян, а 13 июля 1889 г. закона «О добровольном переселении сельских обывателей и мещан на казенные земли». Переселенцы на некоторое время освобождались от уплаты казенных сборов и арендных платежей. Давалась отсрочка в отбывании воинской повинности. С 1893 г. переселенцы стали получать путевые пособия, им оказывалась врачебная и продовольственная помощь и оплачивалась треть стоимости проезда в вагонах четвертого класса. 29 июня 1894 г. Министерство внутренних дел окончательно легализовало переселение в Казахстан и Среднюю Азию. Эти указания по времени совпали с сильным неурожаем и голодом 1891— 1892 гг., охватившим многие центральные губернии России и особенно Поволжья; началась массовая миграция разорившихся немецких крестьян в Сибирь, Степной край, Туркестан, Северный Кавказ, а также эмиграция в Северную и Южную Америку.
 
По данным первой Всероссийской переписи населения в Казахстане в 1897 г. проживало свыше 2600 немцев. Они составляли 0,06% населения региона. Основная масса их была расселена на территории Акмолинской (около 1500 человек) и Сырдарьинской (более 760 человек) областей. И там, и здесь они жили компактно, главным образом в сельской местности. Основная масса немцев занималась земледелием и работала в обрабатывающей промышленности. Более половины из них были грамотными, многие владели русским и другими языками. Именно в конце XIX века появляются существующие и поныне немецкие селения — Константиновское, основанное в 1892 г. в Сырдарьинской области (ныне с. Тоболино Сарыагачского района Чимкентской области), Рождественское (1895 г.) и Романовское (1896 г.) в Акмолинской области, Келлеровка (1898 г.) в Кокчетавском уезде Акмолинской области (ныне — райцентр в Кокчетав|ской области), Переменовское! (1898 г.) в Семипалатинской области и другие. Немцы жили и в селах со смешанным населением. Так, например, в селе Конкринском Акмолинской области (основано в 1898 г.) кроме немцев жили русские и латышские крестьяне.
 
Массовое переселение немцев в Казахстан из старых колоний относится ко времени столыпинской реформы — 1906—1910 гг. Именно в 1907 м в последующие годы возникает ряд немецких селений в Павлодарском уезде. Это села Константиновка (ныне известный на всю страну колхоз «30 лет Казахской ССР»), Ольгино, Наташино, Борисовка и другие. Только в северо-восточном Казахстане до революции было основано более 100 немецких селений.
 
Определенные сведения о селениях Рождественском, Романовском дают материалы, собранные экспедицией по исследованию степных областей в 1901 г. «Когда первые 10 семей прибыли 14 июля на участок, он был только еще намечен, при них и обмежевался. Под влиянием нелепых слухов о том, что тут пособия дают до 300 руб. и что для переселенцев здесь даже дома готовы, из Самарской и Саратовской губерний двигались сюда все новые и новые семьи немцев… Летом 1896 г. здесь водворено было сразу около 200 душ обоего пола, т. е. семей до 40, немцев-колонистов, собравшихся из разных мест Самарской и Саратовской губерний в Омске. Все они рассчитывали устроиться в немецких поселках близ города, а когда это оказалось невозможным, согласились ехать в Акмолинский уезд»,— отмечается в материалах экспедиции. Жителей на момент исследования в Рождественском проживало 496, в Романовском — 712, в их распоряжении было 3965 десятин земли на 247 надельных душ и 6345 десятин на 393 надельных души соответственно. Уже в то время закладывались основы добрососедских отношений между переселенцами и местным населением. «Своего покоса у переселенцев села Рождественского так мало, что без арендованной они и прожить не могут. В 1899 г. на 869 копен своего покоса приходилось 1664 копны взятого с арендованной площади сена… Покупают и готовое сено у киргиз по 20— 25 копеек за копну (в 1900 — 50 копеек, 1901 —50— 60 копеек). Если весной корма очень плохи, то скот заходит и на киргизскую землю, киргизы этому не мешают. А если бы киргизы «строги были, то плохо было бы», говорят немцы: пришлось бы пахотную землю дальше от поселка подвинуть»,— писали в материалах исследователи Степных областей после обследования Акмолинского уезда.
 
Немцы-переселенцы с трудом, но прочно обживались на новых местах. Они постепенно приспосабливались к суровому климату казахских степей. К началу первой мировой войны многие немецкие села достигли определенного благосостояния, специализировались на зерновом хозяйстве, улучшенном животноводстве и переработке сельхозпродукции. Так, например, в 1915 г. в селе Романовском Акмолинской области на одно хозяйство в среднем приходилось почти 5 лошадей, 5 коров и телок, 14 овец. Здесь функционировало маслодельное заведение, перерабатывающее 4000 пудов молока. В селении Рождественском работала крупная паровая мукомольня, намолотившая 204 тыс. пудов зерна на сумму 18 540 руб.
 
Так же, как трудящиеся всех других национальностей нашей страны, немцы принимали участие в февральских и октябрьских событиях 1917 г., в установлении Советской власти на территории Казахстана. Немало немцев воевало в составе Конной армии Буденного, они отстаивали завоевания Октября и в составе Чапаевской дивизии и т. д. На территории Атбасарского уезда Акмолинской губернии в годы гражданской войны вспыхнуло пламя партизанской борьбы против ненавистного колчаковского режима — Мариновское восстание. В нем принимали участие вместе с русскими, казахами, украинцами и немцы из селения Карамышевки.
 
Немцы вместе с другими народами, проживающими на территории Казахстана, пережили тяжелое голодное время 1921 —1922 гг. По переписи населения 1920 г. в Казахстане проживало свыше 62 тыс. немцев, а в 1926 г. их насчитывалось лишь 51 тыс. человек.
 
В конце 20-х годов, во время коллективизации, проходившей, как известно, с грубыми нарушениями социалистической законности, небольшая часть немцев Казахстана решила эмигрировать в США, Канаду и латиноамериканские государства. 21 ноября 1929 г. секретариат Казкрайкома ВКП(б) принял постановление о работе среди немецкого населения республики, в котором указывалось на необходимость изучения настроений трудящихся немцев, разработки мероприятий по развертыванию массовой политико-просветительной работы в немецких колониях:расширению изб-читален, красных
 
угольков, распространению подписки на периодические издания и массовую политическую литературу на немецком языке и т. д. Было принято решение в двухнедельный срок разработать мероприятия по созданию национальных районов в Акмолинском округе. Наркомат просвещения должен был предусмотреть мероприятия по улучшению культурного обслуживания немецкого населения, в том числе расширение сети немецких национальных школ 1-й и 2-й ступени, развитие сети пунктов ликбеза и подбор кадров преподавателей-немцев, знающих немецкий язык. В результате выполнения этого решения на территории Акмолинской области был создан немецкий национальный район. В 30-х гг. осуществляли работу на территории Казахстана 40 национальных немецких сельсоветов. Учителей для немецких школ готовил Петропавловский педтехникум (немецкое отделение).
 
Граждане немецкой национальности активно участвовали в строительстве важнейших народнохозяйственных объектов первых пятилеток. Так, в строительстве Турксиба принимали участие посланцы Автономной Республики немцев Поволжья. Немало немцев принимало участие в строительстве Караганды, работало в шахтах. Строители и рабочие Караганды писали в ЦК партии в 1935 г.: «… на пустыре рожден город. Огромный район строительства угольного бассейна покрыт шахтами, предприятиями, поселками… Мы все вместе: казахи, русские, украинцы, евреи, татары, немцы и другие— общей семьей строим социалистическую Караганду».
 
Накануне Великой Отечественной войны многие колхозы, населенные немцами, отличались высокими производственными успехами. Так, например, целый ряд немецких колхозов Кустанайской области — колхоз имени Карла Маркса Мендыгаринского района (председатель Ольденбургер К. А.), колхоз «Нойес Лебен» Кустанайского района (председатель Маер Д. П.), колхоз имени Ф. Энгельса Кустанайского района (председатель Витман Ф. X.) и другие — были в 1939 г. передовыми хозяйствами и являлись кандидатами в участники Всесоюзной сельскохозяйственной выставки от Кустанайской области.
 
Значительная прибавка немецкого населения в Казахстане была осуществлена осенью 1941 г. По предварительным подсчетам в Казахстан было выселено 350— 400 тыс. лиц немецкой национальности. Очень трудным периодом были для советских немцев 1941—1955 гг., много пережили они за это время. С 1941 по 1955 г. большинство советских немцев имело статус спецпересе-ленцев, было ограничено в гражданских правах; они не имели права без специального разрешения покидать место высылки (немцев поселили преимущественно в сельской местности), самовольная отлучка далее пяти километров считалась побегом; должны были раз в две недели (позже — один раз в месяц) отмечаться в комендатуре и т.д. Выпавшие на их долю испытания облегчались разве что добрым участием и помощью соседей и односельчан — русских, казахов, представителей других национальностей, не утративших человечности вопреки тяготам войны и естественному предубеждению против всего немецкого. Было немало случаев, когда местные жители принимали в свои семьи оставшихся без родителей немецких детей.
 
Советские немцы трудились не только на предприятиях Соликамска, Краснотурьинска, Нижнего Тагила, Свердловска, Челябинска, Новокузнецка, но и на предприятиях Балхаша, Текели, Караганды и т.д. Так, на шахтах Караганды, по данным на январь 1943 г., из 37 544 рабочих немцев было 3309, или 8,8%.
 
Так же, как представители других национальностей, советские немцы в годы войны самоотверженно трудились, отдавая последнее в фонд обороны. Например, в Павлодарском областном архиве хранятся документы, рассказывающие, что колхозники колхоза «Роте Фане» (ныне с. Розовка) в сентябре 1941 г. обязались выделить в фонд обороны дополнительно: картофеля—100 центнеров, капусты —10, помидоров —5, огурцов —3, шерсти — 1; каждый член сельхозартели должен был дополнительно сдать по 3 литра молока с каждой коровы, отчислять до конца войны ежемесячно 2 трудодня, сдать полностью имеющиеся на руках облигации всех займов и т. д. Все эти обязательства были выполнены. Кроме того, колхозники собирали металлолом, теплые вещи для бойцов и командиров Красной Армии, перечисляли заработки на строительство танковых колонн, эскадрилий и т. д.
 
Победа над фашистской Германией не принесла долгожданного облегчения советским немцам. Они по-прежнему оставались спецпереселенцами. 26 ноября 1943 г. был издан очередной «бериевский» указ, по которому переселение немцев и некоторых других народов объявлялось «вечным». Лишь в декабре 1955 г. Президиум Верховного Совета СССР принял, наконец, решение о снятии с учета немцев-спецпереселенцев и освобождении их из-под административного надзора, но при этом оговаривалось, что они не имеют права возвращаться в родные места, откуда были высланы. И только в августе 1964 г. советские немцы получили реабилитацию. С них были сняты все огульные обвинения (разрешение возвращаться в родные места было дано только в 1972 г.).
 
В Указе Президиума Верховного Совета СССР «О внесении изменений в Указ Президиума Верховного Совета СССР от 28 августа 1941 года «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья» отмечается, что «в отношении больших групп немцев — советских граждан были выдвинуты обвинения в активной помощи и пособничестве немецко-фашистским захватчикам. Жизнь показала, что эти огульные обвинения были неосновательными и явились проявлением произвола в условиях культа личности Сталина. В действительности в годы Великой Отечественной войны подавляющее большинство немецкого населения вместе со всем советским народом своим трудом способствовало победе Советского Союза над фашистской Германией, а в после военные годы активно участвует в коммунистическом строительстве»
 
Граждане немецкой национальности принимали самое деятельное участие в освоении целины. Многие из них за добросовестный труд получили высокие награды. Одному из первых в Казахстане в послевоенный период звание Героя Социалистического Труда было присвоено председателю колхоза «Путь Сталина» (ныне совхоз «Октябрь» Целиноградской области) Фридриху Христиановичу Вильгельму. За умелое руководство хозяйством и достигнутые успехи звания Героя Социалистического Труда удостоились председатель колхоза «30 лет Казахской ССР» Павлодарской области, лауреат Государственной премии СССР, кандидат сельскохозяйственных наук Яков Геринг, директор совхоза «Красноярский» Целиноградской области Давид Бурбах, директор совхоза «Карагандинский» Северо-Казахстанской области Иосиф Миллер и другие. Звезды героев увенчали также трудовые достижения комбайнера колхоза имени Калинина Кокчетавской области Эдуарда Тракселя, горняка из Карагандинской области Р. Литтмана, бригадира экскаваторщиков из Экибастуза Анатолия Витта, доярки из Кустанайской области Екатерины Деккер. Десятки тысяч немцев, проживающих в Казахстане, награждены орденами и медалями за самоотверженный труд. В Верховном Совете Казахской ССР ныне 10 депутатов немецкой национальности. Один из них — директор Целиноградского производственного птицеводческого объединения, Герой Социалистического Труда Иван Шарф —член Президиума Верховного Совета Казахской ССР.
 
Хорошими руководителями зарекомендовали себя делегаты XIX Всесоюзной партийной конференции директор совхоза «Советский» Северо-Казахстанской области Оскар Паль, директор овощеводческого совхоза «Окжет-пес» Кокчетавской области Адольф Грасс. Большим авторитетом в республике и области пользуется первый секретарь Целиноградского обкома партии Андрей Браун. Среди делегатов XXVII съезда КПСС, одобрившего курс на перестройку, было десять коммунистов немецкой национальности, в том числе механизатор Наталья Геллерт, которую февральский (1988 г.) Пленум ЦК КПСС перевел из кандидатов в члены ЦК КПСС.
 
Советские немцы, проживающие в Казахстане, вносят определенный вклад в развитие науки и культуры республики. С 1966 г. в Казахстане выходит республиканская газета «Фройндшафт», в Темиртау Карагандинской области в 1980 г. был открыт немецкий драматический театр, издательство «Казахстан» публикует произведения советских писателей, пишущих на немецком -языке, учебники и учебные пособия для школ.
 
Перепись 1979 г. свидетельствует, что в Казахстане проживало тогда более 900 тыс. граждан немецкой национальности, или 6,1% населения республики. Они составляли 46,5% всего немецкого населения СССР. Цифры позволяют судить, что наблюдается стабильный рост населения немецкой национальности. Основная масса немецкого населения по-прежнему проживает в сельской местности и занимается сельскохозяйственным трудом (495 716 человек), но в последнее время можно наблюдать и значительный их приток в города, в особенности молодежи. Наибольшая доля городского населения (85%) в 1979 г. была достигнута в Карагандинской области.
 
По данным переписи населения 1979 г. можно проследить, что свыше 580 тыс. лиц немецкой национальности считают немецкий язык своим родным языком, более 318 тыс. родным считают—русский, 422 человека— казахский, 1011—язык других народов СССР. С 1970 по 1979 годы в республике заметно возрастание доли немцев, назвавших родным языком язык другой рациональности, как правило, русский. Хотя следует заметить, что в пределах РСФСР этот процесс идет значительно быстрее, чем среди немецкого населения Казахстана. 58,2% немцев Казахстана свободно владеют русским языком, 0,46%—казахским и 0,17%—другими языками.
 
Более чем двухсотлетняя история проживания немцев в пределах СССР, в том числе и в Казахстане, богата событиями. В ней было всякое. За годы Советской власти в жизни немцев, как и всех народов нашей страны, испытавших акты несправедливости во время культа личности и застоя, произошли коренные преобразования. Они повсеместно участвуют в процессе перестройки, вносят значительный вклад в социально-культурное развитие страны и республики. Отмечая наличие процесса потери ими своего родного языка, надо в то же время отметить, что немцы всюду в целом стойко сохраняют свое этническое самосознание. Повышению активности немцев в строительстве новой жизни во многом, несомненно, способствовали бы возвращение им автономии, очередные шаги к установлению фактического равноправия со всеми народами в области языка и культуры.
 
КИМ Г.,
кандидат исторических наук
 
 
<< К содержанию                                                                                Следующая страница >>