Главная   »   История Казахского народа. М. Тынышпаев   »   ПРОИСХОЖДЕНИЕ КИРГИЗ-КАЗАКОВ И ИСТОРИЯ ОБРАЗОВАНИЯ КАЗАКСКОГО ХАНСТВА
загрузка...


 ПРОИСХОЖДЕНИЕ КИРГИЗ-КАЗАКОВ И ИСТОРИЯ ОБРАЗОВАНИЯ КАЗАКСКОГО ХАНСТВА

 

 

1. Происхождение киргиз-казаков
 
Рассматривая вопрос о происхождении киргиз-казаков, многие авторы останавливают внимание на значении слова «казак», думая найти в нем объяснение или хоть намек на происхождение народа. Между тем, все возможные толкования помимо разных несуразностей только запутывают вопрос. Например, Крафт в предисловии к «Степному Положению», приводит легенду, что некий батыр Калча-Кадыр был спасен от смерти, от жажды «каз-ак» или белой гусыней, которая оказалась доброй пери и вышла затем за него замуж. Потомство от бывшей белой гусыни «каз-ак» стало называться «казак».
 
Автор, поверивший такому филологическому объяснению, допустил грубую ошибку с точки зрения постановки слов в тюркских наречиях, в которых прилагательное всегда предшествует имени существительному: белая гусыня будет «ак-каз», а не «каз-ак», а потому потомство должно было называться «акказом», а не «казаком».
 
Оставляя подобные толкования ввиду их несостоятельности и бесполезности для дела без рассмотрения, остановлюсь только на одной легенде и только потому, что она нигде не записана и ввиду того, что она очень нравится самим киргизам.
 
Легенда говорит о том, что некие воины постоянно воевали с неверными с единственною целью обратить их в мусульманство, а потому воины назывались «газихак», т. е. правдивые или верные воители за веру. Потомки их стали называться «гази-хак», или сокращенно «газак» или «казак». Уверяют даже, что в мусульманских источниках говорится об этих «гази-хаках» и что они были действительно предками «казаков». В известных нам исторических трудах мы этого не нашли (Абулгазы Богадур-хан, Шейбани-наме, Бабр-наме), и о них ничего не говорится в выдержках Вельяминова-Зернова из «Та-рихи-Рашиди», «Абдулла-наме», «Хабиб-ессиер» и т. д. Но скрытая цель легенды вполне ясна и понятна. Построение слов опять неверно: «гази»— имя существительное, «хак»— прилагательное; стало быть, верный воитель за веру будет «хак-газ», и потомство должно называться «хак-казом» или «какказом». В третьих, из истории мы знаем, что предки наших казаков за веру не воевали, и особым усердием к религии не отличались. Наоборот, Хондемир, описывая события 1580 годов, «казаков» все время называет «безбожным племенем», каковым до последнего времени считали их с одной стороны татары, с другой — оседлое население Туркестана.
 
По вопросу о происхождении киргиз-казаков существует два мнения: 1) Вамбери считает их за прямых потомков древних косогов или казаков, о которьх упоминает Константин Порфирородный и персидский поэт Фирдоуси; ко он не устанавливает генетической связи между казаками Константина и Фирдоуси и казаками 15 века; 2) почти все остальные авторы считают, что казаки появились на историческую сцену только в половине 15 века и отвергают мнение Вамбери на том простом основании, что между двумя «казаками» нет никакой связи; Чулошников, дословно повторяя доводы своих предшественников, желая придать своим словам особую авторитетность, заявляет, что «всякие попытки искать самостоятельное существование казанской народности ранее 15 века заранее обречены на неудачу»…, «если казаки 10—11 веков вошли в состав позднейшего казанского народа, то во всяком случае совершенно случайно». Как будет видно из дальнейшего, мы не можем удовлетвориться слишком схематически — простым выводом Вамбери, с одной стороны, или согласиться с недостаточно обоснованными мнениями остальных авторов. Категорическое заявление Чулошникова не основано на каких-либо новых научных данных, так как оно не является исчерпывающим результатом самостоятельных исследований трактуемого вопроса.
 
Попытаемся сделать хронологическую сводку сведений о «казаках».
 
Карамзин, основываясь на русских летописях, утверждает, что Святослав в 968 году где-то к северу от р. Кубани разбил «косогов». Писатель 10 века, византийский император Константин Порфирородный, местность на востоке от Таматарахи (Тмутаракань), бассейн р. Кубани называет «Казахией». Г. Эверс полагает, что арабский писатель Ма’суди (умерший в 956 году) именно эту страну называл «Кашеком», купцы коей посещали Трапезунд; и что народ «кашек», упоминаемый и другим арабским писателем Ибн-аль Варди, не что иное как «косоги» или «казахи». Левшин утверждает, что знаменитый персидский поэт Фирдоуси, живший около 1020 года, в своей поэме Рустем упоминает о «казаках и казакских ханах». Русский князь Мстислав Владимирович в 1022 году покорил Тмутараканскому княжеству «косогов», которые еще в 1065 году платили ему дань; Карамзин к этому добавляет, что убитый Мстиславом в единоборстве богатырь Редега был косожский князь». По Никоновской летописи, монголы при первом нашествии в 1223 году пришли со стороны Кавказских гор, пройдя через землю «касахов», разбили кыпчаков и южно-русских князей на р. Калке и ушли на восток. При грозном удельном хане Ногае, в 1282 году монгольский баскак Курского княжества призвал черкес из Беш-тау (район Пятигорска), поселил их вблизи г. Рыльска в слободе Ахматовке, причем эти черкесы называли себя «казаками. Однако через несколько лет эти пришельцы, будучи изгнаны Курским князем Олегом, ушли на Днепр, на. правом берегу которого построили осторожек Черкасск, ныне г. Черкасы. Арабский писатель Абуль-феда, умерший в 1320 году, Меотийское или Азовское Море называет «Озек» или «Азак». Известный арабский историк Ибн-Батута, посланный мамелюкским (египетским) султаном к Узбек-хану, жившему в районе Беш-тау (упоминаются Пятигорские горячие ключи), в 1334 году проезжал через город «Азак», бывший, по-видимому, на берегу Азовского Моря и принадлежавший; «Азовскому Эмиру».
 
Аль-Омари (умерший в 1348 г.) и Ибн Халдун (умер в 1406году) упоминают о народе «Азак», мусуль: манская транскрипция. О правителе народа «Азак» говорит писатель Аль-Муххиби, жив-
 
ший тоже в конце 14 века. Знаменитый историк Ибн-Арабшах, живший долгое время в Хорезме, Золотой Орде, Крыму и умерший в 1450 году в Каире, описывая поражение Тохтамыша в 1395 году при р. Терек утверждает, что войска Тимура, грабя золотоордынские владения, дошли на западе до «Азака». Кротков уомещает г. Азак на р. Дон.
 
Эверс, Карамзин, Семенов-Тяньшанский утверждают, что черкесов их соседи, осетины, до сих пор называют «казаками». В «генеалогии киргиз-казакских родов» мы проследили, что тюркские роды «черкеш» (или черкес) и «берш» одновременно встречались на Алтае (в тех же местах упоминалось географическое наименование «алчыд» и племя «ачин», сильно напоминающие «алчын», ныне объединяющее казанские подроды «черкеш» «берш» т. д.), в южно-русских степях и даже в Египте. В южной России мы видели и другие географические названия, совершенно сходные с названиями подродов киргизского рода «алчын»; в то же время мы подчеркнули, что наименований, напоминающих роды Старшей или Средней Орды в тех местах нет. Далее известно, что восточнее г. Орла на р. Неруч одна гора в 13 веке называлась «Казанской» (о русских казаках тогда не было и помину). Вблизи этих гор, в ямах, по русским преданиям, обитал легендарный Кудеяр, который как показывает самое слово, во всяком случае не был русским. Приблизительно в те же века (13—14) село Ильинка около г. Хотынца западнее г. Орла по Брянской ж. д. называлось «Касогово». В Бендерском уезде в 40 верстах восточнее г. Кагула (что на левом берегу р. Прута) находится село «Казаклия».
 
Мы знаем из истории, что до прихода монголов из тюркских народностей ближе других к древней Руси жили (в нынешних Полтавской, Харьковской, Екатеринославской и других губерниях) западные печенеги торки, берендеи; значит, местности с названиями подродов киргизского рода алчын, Казанская гора, Касогово, Казаклия была жилищами западных печенегов, торков, берендеев и других мелких тюркских родов, известных у русских под общим именем половцев. Карамзин приводит летописное сведение, что «торки, берендеи назывались черкесами и казаки тоже».
 
Хотя точный смысл вполне ясен, мы же ввиду только что изложенных обстоятельств думаем, что летописец допустил небольшую ошибку и потому читаем так: «берендеи и торки назывались казаками и черкесы тоже». Русскому летописцу, незнакомому с родовыми делениями кочевников, трудно разбираться в таких тонкостях, почему он мог понять и написать не так точно, как ему передавали, или просто он мог неточно выразить свою мысль. Большие неточности и в иной раз явные несуразности по родовым делениям допускают в настоящее время авторы более культурные и осведомленные, чем малограмотный летописец. Во всяком случае, невозможно допустить, чтобы все указанные наименования «казак» происходили только от одних «черкесов» и что их сородичи «берши» и другие, жившие со времен переселения из Алтая вместе с черкесами, были совершенно не причастны.
 
В дальнейшем слово «казак» уже не ограничивается низовьями р. Кубани, Дова и южною Россиею: в 1356 году незадолго до возвышения Тимура «казаки» напали на Мавераннахр. Допустить, что нападение было сделано черкесами или другими племенами, жившими еще севернее, невозможно, ввиду чрезвычайной дальности и географических условий (Кавказские горы, Каспийское Море и т. д.). Надо полагать поэтому, что «казаки, напавшие на Мавераннахр», жили восточнее низовьев Волги. Это предположение вполне оправдывается указанием Чокана Валиханова, что Тимур во время первого своего похода (в 1391 году) убил детей «Алаша», под детьми «Алаша», как увидим дальше, разумеются «казаки». Нам известно, что в 1391 году Тохтамыш был разбит на левой стороне Волги; значит, дети «Алаша» или казаки жили в низовьях р. Волги. В то же время, около 1395 года Ибн-Арабшах упоминает об «Азаке», примерно, на восточном берегу Азовского моря. Через полвека после этого, в 1456. году «казаки» во главе с Джаныбеком и Гиреем, сыновьями Золотоордынского хана, Барака, поссорившись с Абулхаиром шайбакским (шейбанидским), ушли к чагатаиду Иса-Букхану, который отвел им район нынешних Хантауских гор (что лежиг на границе уездов Пишкекского, Алматинского и Каркаралинского). Очевидно, эти «казаки» вышли не от черкесов, проживавших севернее Кавказских гор, а от тех, кто в 1356 году нападал на Мавераннахр и которых в 1391 году разорил Тимур.
 
Все авторы о «казаках» с этого времени (с половины 15 века) и начинают историю киргиз — казаков; при этом происходит нечто странное; едва появившиеся в середине 15 века, казаки уже через одно поколение сразу вырастают до 1 миллиона (1523 г.), то через 14 лет после этого «на свете не остается ни одного казака», то еще через 20 лет вдруг опять они достигают такой численности, что одновременно угрожают калмыкам, чагатаидам, шейбанидам, ногаям и сибирским шейбанидам. Эти внезапные превращения окончательно запутывают многих авторов, которые вместо того, чтоб подвергнуть эти темные места более подробному исследованию, выдумывают сложнейшие теории (например: Красовский, Крафт, и их же переписывает Чулошников). Оставляя рассмотрение этого важного вопроса до дальнейшего, перейдем сейчас к одной из главнейших их ошибок, что только живших и действовавших с 1456 года в нынешних киргизских степях кочевников монопольно назвали «казаками» и что будто бы в других местах таковых в это время и позднее не было.
 
Обратимся к историческим и географическим данным. В Елизаветопольской губернии, в верховьях р. Куры в настоящее время проживает племя «Казак» и уезд, населенный ими, называется «казакским». Язык у них чисто тюркский. В 50—60 верстах севернее уездного города «Казах» (или Акстафы) протекает р. Алазан. В «Генеалогии киргизских родов» мы упоминали о племени Ализон или Алазон, обитавшем во времен Геродота (5 в. до Р. X.) в низовьях Днепра; путем сопоставлений мы склонны были отождествить Алазон С киргизским родов Алчын, коренные подроды которого черкеш и берш назывались «казаками». Выше было упомянуто также, что нынешних черкес их соседи называют также «казаками». Теперь в Закавказье, в районе жительства елизаветпольских «казаков» мы опять встречаем географическое название Алазан. Такое поразительное совпадение кажется нам не случайным, и еще более убеждает, что Алазон не что иное, как Алчын. В таком случае надо полагать, что алчын (черкеш, берш и другие подроды) пришли из Алтая до времен Геродота, т. е. до 5 века до Р. X.
 
В 1397 и 1410 годах часть крымских татар переселилась в Литву (предки литовских татар); татары, которые несли почтовую службу при королях, назывались «казаками» (русских казаков еще не было).
 
В 1474 году (когда на востоке жили джаныбекские «казаки») крымский хан Менгли — Гирей прислал своему союзнику Ивану III грамоту, в которой говорится: «мне твоей земли не воевать, ни моим уланам, ни князьям, ни «казакам». В 1501 году И. Мамонов пишет Менгли-Гирею «послал бы своих «казаков» воевать».
 
В 1523 году И. Морозов говорил Султану турецкому: «Твои казаки азовские наших имают в поле, да водят в Азов, да продают».
 
В 1471 году в походе на Новогород участвовал касимовский царевич Данияр со своими «казаками».
 
В 1481 году в начале января на последнего Золотоор-динского хана Ахмеда напали шибанский хан Ибак с 1000 «казаками» и ногайские мурзы Муса и Ямбрчы (правнуки Едыгея) с 15.000 «казаками» и убили его.
 
В 1499 году в сентябре «татарове», ордынские «казаки» и азовские под Козельск пришли, взяли село Олешню… придоша азовские «казаки».
 
Ё 1508 году казанский царь Аблуллатиф дает грамоту великому князю Василию, обещая не пускать воевать своих «казаков».
 
Далее о казанских и крымских «казаках» упоминается в 1531, 1532, 1534, 1535, 1536, 1538, 1551, 1577, 1587 годы. Вельяминов-Зернов утверждает, что в те времена (15—16 века) «простые татары казанские, крымские и прочие обыкновенно звались казаками и сами они называли себя казаками» (л. 1 стр. 74).
 
Князь Жаровой — Зесекин, посланный в 1598 г. к персидскому шаху Аббасу, сообщая о ногайских делах, пишет, что «Сибирский царь Кучум казаковал в поле».
 
Известный историк Фишер пишет, что «Кучум-хан Муртазин из Шибанхана их Казачей Орды, был степной казак между Яиком и Сыртом».
 
Небольсин приводит выдержку из Есиповской Летописи: «прииде же степью из Казачей Орды царь Кучум». А сам Кучум в 1570 году писал через князя Ро-мадановского: «нынеча у меня война с Казацким царем и если одолеет меня казацкий царь, сядет на Сибири».
 
Из приведенных справок ясно видно, что одновременно с существованием Казанского ханства под владычеством дома Джаныбека все народы бывшей Золотой Орды от Крыма и Кавказа до Сибири назывались «казаками».
 
Не менее интересные сведения о «казаках» можно почерпнуть из истории Туркестана и Моголистана (Се-миречья и Кашгара).
 
Выше уже упоминали об уходе от Абулхаира «казаков» с Джаныбеком и Гиреем во главе. Казалось бы, что ушедшие это «казаки», а оставшиеся с потомками Абулхаира—«узбеки»; так обычно и понимают авторы, пищущие об «узбеках» и «казаках».
 
Между тем, автор «Шейбани-наме» Мухамед Салих завоевателей Туркестана называет то «казаками то», «узбеками», отдавая даже предпочтение первому термину, особенно, когда перечисляет отдельные роды; так при взятии Самарканда (1499) войско Мухамеда-Шей-бани он называет «казанским»; при взятии в 1503 г. столицы Ферганы Ахсу (на правой стороне р. Сыр-Дарьи возле Намангана) шейбанидское войско в 10.000 человек считает состоящим из «казаков».
 
Академик Бартольд в своем труде «Улугбек и его время» говорит, что отделившиеся от Абулхаира «казаки» разделились в свою очередь на две части — одни ушли в Моголистан, другие напали на Астрабад; последнее событие со слов Абдразаха Самарканди, писавшего свою историю в 1468—1471 годах, и на которого ссылается акад. Бартольд, произошло при Шахрухе-Мирзе, умершем, как известно, в 1446 году, т. е., нападение «казаков» на Астрабад произошло не менее, как за 10 лет до ухода джаныбековских «казаков»; таким образом, на Астрабад нападали не джаныбековские «казаки», не их часть, а другие; вероятно, это были потомки тех, которые в 1356 году производили набег на Туркестан. Абулгазы-Богадурхан, описывая междоусобные распри претендентов на Хорезмский престол (1563 г.), называет группу приверженцев некоего Гази-султана «казаками».
 
Последний шейбанид на Бухарском престоле Абдулмумнн был убит в 1598 году своими приближенными, во главе которых был один из знатнейших эмиров его— «казак» Абдул-васи-бий; очевидно, это не посторонний «казак» из группы Джаныбека, а подданный шейбанидов.
 
Описывая два заговора на жизнь своего отца Араб-Мухамеда (1604—1606 годы), составленные в первый раз найманом Софы-Мирзой, во второй раз уйгуром Саш-мурзой, Абдулгазы обоих их называет «казаками», между тем, главную часть населения Хорезма в это время составляли как раз найманы и уйгуры; большая часть найманов покинула Хорезм только в 1625 году и присоединилась в группе «казаков» Джаныбека… В то же время любопытные сведения о самих «джаныбекских казаках» дает известный историк Мухамед-Хайдар из рода дулат, ныне состоящего в составе Старшей Орды. Описывая взаимоотношения между Касым-ханом и его наследниками с одной стороны и Моголистанским ханом Сеидом с другой, народ джаныбековцев он все время называет «узбеками» и изредка «узбек-казаками». Последний термин (с прибавкой «казак») он употребляет лишь для отличия от узбеков шейбанидских (стр. 220).
 
Особенно интересны в этом отношении слова мачехи Таирхана Казанского, Султан-Нигар-Ханымы, родной тетки Сеидхана, женщины умной и отлично понимавшей окружавшую тогда обстановку. Она сказала Таирхану: «Я состарилась, не могу оставаться в «Узбекистане»; прошу тебя, отвези меня к племяннику моему Сеидхану, чтобы остаток дней я могла прожить спокойно в городе; у тебя, в «Узбекистане», из-за мангытов дела не ладятся. Из приведенного ясно, что в те времена (15, 16 и начало 17 веков), жители Туркестана и Моголистана не делали никакого различия между понятиями «узбек» и «казак», каковые термины одинаково относились как к группе шейбанидской, так и джанибекской.
 
Теперь обратимся к народным преданиям. По вопросу о. происхождении «казаков» Левшин приводит 7 преданий; причем по двум преданиям «казаки» происходят от ногаев, по третьему — от сибирских татар (тоже ногаев), по четвертому — из Крыма, по пятому — из Туркестана, по шестому — из Евфрата и в седьмом местность не указана. Отбрасывая последние 3 предания (последнее — за неуказанием места происхождения, предпоследнее — ввиду явной фантастичности и тенденциозности, а третье с конца ввиду более позднего происхождения), получим 4 предания, вполне согласных между собой и указывающих на тот несомненный факт, что предки киргиз (всей Младшей Орды и половины Средней) когда-то жили на территории Золотой Орды. Эти предания также согласуются с тем, что было уже изложено по вопросу о распространении термина «казак» на протяжении от Крыма и Кавказа до Сибири и от Казани до Туркестана. «Довольно странно и замечательно,— говорит Чокан Валиханов,— что почти все кочевые народы средне-азиатских степей все древнее приписывают ногаям» и многие почитают их своими предками; так говорят каракалпаки и каракиргизы».
 
Все предания киргиз Младшей Орды связаны с именами Золотоордынских ханов и ногайских мурз. О Тох-тамыше в памяти народной сохранились слова «бздын эль Тохтамыслы джамандаганын-да коймайды, корсе бас урп, тонкай ганын-да коймайды» (наш народ не перестает заочно ругать Тохтамыша, а как увидит его, знает только, что усердно кланяется), Киргизский поэт Мурат Монкин, умерший в 1906 году, в песнях «Уч-Кыян», «Каз-Туган», «Аттен бір кафы дуние», «Карасай и Казы» воспевает исключительно потомков ногайского мурзы Едыге-бия: Мусу, Ямбрчы, Сейдака, Шах Мамая, Орака, Смаила, легендарного батыра Естерек-улы эр Таргына и т. д.
 
Киргизские предания указывают даже время, когда один и тот же народ разделился на «ногаев и казаков»— это было при Ормамбет-бие (потомке Едыге) в самом конце 16 века. Всего лет 30—40 назад знаменитые киргизские акыны пели под аккомпанемент домбры старую песню о том моменте, когда был убит Ормамбет-бий и
 
100.000ногаев разделились (на две части). Известно также, что предок многих таминцев Младшей Орды Чора Нарыков погиб от руки Казанского хана Сафа-Ги-рея в 1546 году, а два брата его Ислам и Аликей в 1552 году защищали Казань при взятии ее русскими.
 
Того же Чору Нарыкова казанские татары считают своим национальным героем. Ер-Кокче, упоминаемый в Никоновской Летописи, считается предком многих поколений уаков Средней Орды. В «Генеалогии киргизских родов» мы указывали на географические места с именами подродов Младшей Орды в южной и юго-восточной России, а также и на наличность отдельных казанских подродов в составе казанских, крымских татар, ногаев и башкир; относительно кыпчаков и аргынов (оба из Средней Орды) известно также, что представители их до последнего времени в Крыму и Казани играли господствующую роль.
 
Небольсин свидетельствует, что уран (боевой клич) мангыта, составлявшегоядро ногайского улуса —
 
«Алаш», т. е. тот же уран, что и общекиргизский. В «Генеалогии» мы приводили тамги, общие для одних и тех же подродов как кргиз, так и ногаев, и башкир.
 
Припомним, что в конце 16 века на р. Кубань ушел со своими приверженцами Ахмед-Гирей, сын Хак-Назар-хана Казанского, и что около 1740 года хан Младшей Орды Абулхаир просил русское правительство разрешить переселиться ему со всей Ордой на р. Кубань; значит, эта местность также была связана какими-то преданиями или старинными воспоминаниями «казаков». После этого вполне понятны заявления крымцев, что киргизы «украли» у них их богатырей как Едыге, Коб-ланды, Чора и других. Такое же «основание» имеют претендовать на них татары казанские, сибирские, ногаи, башкиры, некоторые народности Северного Кавказа, так как об Едыге и Козы-Корпеш существуют, приблизительно, одинакового содержания легенды у киргиз, ногаев, каракалпаков, крымских, казанских, сибирских татар, на Северном Кавказе и даже на Алтае.
 
На основании изложенного выше не трудно сделать общее заключение.
 
Оставляя из предосторожности вопросы о тождестве «Алазонов» Геродота (5 в. до Р. X.), «Азосі» (или Азо-ки) Плиния (в Р. X.) с «алчыном» и «казаком», несмотря на возможность такого сближения, можно считать бесспорной генетическую связь между «косогами» Святослава и Мстислава и Константина с Фирдоуси — с «казаками» 15 века.
 
Народ «казак» (алчын) первоначально обитал в местностях к северу от Черного и Азовского морей и Кавказских гор. Не позднее 14 века «казаки» распространяются на низовья Волги и Урала (как будет видно из дальнейшего, это передвижение совершилось около 1300 года). В 15 веке имя «казак» употребляется в отношении кочевников Сибири и Туркестана; в последнем оно сохранилось почти до 18 века (конраты в Туркестане). В 15, 16 веках, одновременно с существованием под владычеством дома Джаныбека Казанского ханства, народы бывшей Золотой Орды почти, на всем ее протяжении носили имя «казак». Для большей полноты считаем необходимым остановиться на терминах «татар», «узбек», «ногай», «казак».
 
Татарами (по-китайски та-та) называлась группа монголов, известных под именем Су-монгол («водяные монголы»), подразделявшиеся на роды мангыт, унгут (или белые мангыты) и чурчени (чур-чут). От последних произошла главная масса ойратов или калмыков, которых киргизы называют также и чурчутами.
 
В числе 4.000 чистых монголов, данных Чингис-ханом Улусу Джочи, были мангыты и немного унгутов; мангыты участвовали во всех походах Батыя на Россию и Европу. Из всех племенных названий монголов особенно врезалось в память европейцев слово «татар», которые они переделали в «тартар». Отсюда и пошла по Европе легенда, что страшные монголы с их плоскими лицами, узкими глазами и т. д. на самом деле выходцы из Тартара, т. е. подземного царства. Это название удержалось в Европе до 17 века, а русские называли более правильно-татарами. Из всех наименований, под которым были известны народы Золотой Орды, слово «татар» у самих золотоординцев было самое непопулярное. От него отказывались и до сих пор отказываются казанцы, крымцы, кавказцы и другие, а русские и европейцы называли татарами все народы Улуса Джочи и даже Чагатая; проф. Вамбери называл татарами даже туркестанцев. Также без всякого основания русские называли татарами алтайских тюрков, не имевших понятия о слове татар (сагайцы и черневые).
 
Ссылаясь на текст Абулгазы-Богадурхана, Вамбери говорит, что по имени хана Узбека, обратившего свой народ в Ислам, народ этот стал называть себя «узбек».
 
Прежде всего нужно заметить, что Вамбери это место из «Тарихи чеджре-и-турк» перевел неверно — там буквально сказано: «после этого народ Джочи стали называть народом Узбека». Лен-Пуль-Стэнли говорит, что племена, бывшие в уделе Шейбани (Шайбака), по имени Узбек-хана стали называться «узбеками». Вопреки заявлению Вамбери, народ Золотой Орды, как видно из текста Абулгазы, сам себя «узбеками» не называл. Еще более странны слова Лен-Пуля, что «узбеками» назван не весь золотоординский народ, и даже не собственный юрт (удел) Узбека, происходившего от Батыя, а юрт брата Батыя, Шайбака. Если, наоборот, племена, подвластные шейбанидам, назывались «узбеками», почему это имя не удержалось у других, например, ногаев и сибирских татар, которые были подчинены им. -
 
Вопреки заявлению Вамбери, нужно сказать, что народу название дается обычно соседями. Так было и в данном случае: туркестанцы, отличавшиеся вообще особым рвением к религии, считали Узбека, первого мусульманина из фамилии Чингис-хана, величайшим из ханов и стали называть ближайших свох соседей, юрт Шайбака по его имени «узбеками», употребляя последний термин со словами «дешт кыпчак» и «казак». Поэтому туркестанцы и чагатаиды называли полчища Мухамеда-Шейбани и джаныбековцев одинаково и «узбеками», и «казаками». Термин «узбек» за завоевателями Туркестана укрепился лишь через несколько десятков лет по переселении их в Туркестан.
 
До прихода монголов у тюрок, вошедших впоследствии в удел Джочи, по-видимому, не было общего объединяющего имени, кроме слова «тюрок»: в то время, как западные определенно назывались «казаками», восточные носили родовые имена — кыпчак, канлы и т. д.
 
После Батыя, никто кажется, для восточной Европы и России не был так грозен, как удельный хан Ногай; он долгое время распоряжался даже троном Золотой Орды; слава его, как воинственного и сильного хана, распространилась среди соседних народов. Поэтому естественно, что его улус стали называть по его имени «ногаи» иди «ногайлы». По смерти Ногая (1306 г.), большая часть его народа была насильственно переселена Тохта-ханом в низовья р. Волги. Мы полагаем, что именно в это время туда перенесено имя «казак». Из того, что по переселении этих «казаков» имя «ногаев» стало распространяться и на прежних жителей района низовьев р. Волги и далее на восток, надо полагать, что переселенцы на новом месте стали играть в политической жизни первую роль; отсюда и слово «ногай» стало употребляться больше в смысле территориально-политическом и преимущественно, чем слово «казак». Интересно, что «казаки» не знают слово «татар», и всех без исключения татар называют одним именем — ногай (Казань, Астрахань, Сибирь, Крым и т. д.). По словарю Будагова, «казак» джагатайское слово, обозначающее: разбойник, бродяга, вольный; Левшин, ссылаясь на Бабур Мурзу, говорит, что казаклык— бродяжничество, казакламак — бродяжничать и казак — бродяга. Есть и другие определения значения слова «казак».
 
Между тем, по джагатайски разбойник — каракчи, басмач, бродяга — кангыган, вольный — бош, еркин; когда хотят сказать по джагатайски «разбойник», никогда это понятие не выражают словом «казак». Слово «казак-ламак» у Бабура мы не нашли, а «казаклык» у Бабура употреблено в смысле «казак», как народ. Киргизы, узбеки и другие родственные народы окончание «лык» к имени народа прибавляют для обозначения характера, склонности и других качеств, специфических у этого народа и обычно понимаемых в дурном смысле; так слово «орусдык» обозначает бессердечность, грубое обращение по отношению к инородцам и т. д., приписываемые исключительно характеру русского; сартдык или сартчлык —склонность к мелкой наживе, торгашество у сарта; казаклык или казакчлык— непостоянство, инттрига, простота и прочие качества у киргиза.
 
Поэтому ясно, что киргизы названы казаками не потому, что они были разбойники, бродяги, вольны и т. д.; и комментаторы просто введены в заблуждение кем-то.
 
Искать значение слова «казак» также бесполезно, как и попытка найти значения слов — русский, араб, француз, англичанин и т. д.
 
 
 
<< К содержанию                                                                                Следующая страница >>